26 ИЮНЯ 1991 ГОДА

Прошло 30 лет! Будучи народным депутатом Коломенского городского Совета народных депутатов и на профессиональной основе работая помощником народного депутата СССР по Коломенскому округу, члена Верховного Совета СССР Стадника Владимира Яковлевича, с командировочным удостоверением редакции газеты “ИЗВЕСТИЯ” Коломенского городского Совета на-

А. С. Маслов. 1938 год.

Звание капитан присвоено 17.02.39 г.

 

родных депутатов, я отправился в Радошковичи на празднование 50-летия подвига капитана Н. Ф. Гастелло.
 
Приехав на место подвига, я, прежде всего, попытался найти ту братскую могилу из которой при перезахоронении были извлечены останки членов экипажа капитана Маслова.
 
Такое место мне показали два старика из соседней Радошковичам деревни Декшняны. Назвать себя они отказались, сославшись на запрет КГБ вести разговоры о Маслове. Место было в поле, в 200 метрах от шоссе и примерно в полукилометре от главного памятника экипажу Г астелло, на котором написано, что он установлен на месте совершения огненного тарана!?
 
Тем старикам я задал два вопроса. Прежде всего, я спросил: “Что тогда было на этом месте?” И получил совершенно неожиданный ответ: “Та самая зенитная батарея, огнем которой и были 26 июня 1941 года подбиты два самолёта, и в которую один из них и врезался огненным тараном!”
 
Становилось совершенно ясно, что экипаж капитана А. С. Маслова погиб, совершив огненный таран зенитной батареи, прикрывавшей развилку дорог. Тогда я задал старикам свой второй вопрос “А где же место огненного тарана Гастелло?” Удивившись очень моему вопросу, старики ответили: “Так вот же оно! Мы на нем как раз и стоим!”
 

 

Потом, после торжественного собрания и митинга, посвященных 50-летию легендарного подвига капитана Гастелло, я спросил организаторов этих мероприятий: “А где же братская могила экипажа Гастелло?” Ответ был примерно таким: “Там, у деревни Миговка!?” От просьбы показать мне это место - все дружно уклонились!? Отве-
Учетная карточка капитана А. С. Маслова
 
тить на мой вопрос: “А почему на памятнике экипажу Гастелло, установленном на окраине Радош-ковичей, написано, что он установлен на месте совершения подвига Гастелло, если его могила совсем в другом месте?” - так же никто не смог! ?
 
Становилось совершенно ясно, что огненный таран был один и совершил его экипаж капитана А. С. Маслова!
 
В центре Радошковичей есть сквер, где когда-то, после первого перезахоронения в 1951 году, покоился прах членов экипажа самолёта капитана Маслова Александра Спиридоновича; и где установлен памятник капитану Гастелло!
 
В Радошковичах есть школа имени капитана Гастелло, перед которой установлен памятник капитану Гастелло.
 
На окраине Радошковичей установлен памятник с поэтическим названием “Разорванное сердце Гастелло”.
 
Нет в Радошковичах памятника экипажу капитана Маслова. А после того как кому-то показалось, что сквер в Радошковичах слишком шикарное место для захоронения праха героического экипажа А. С. Маслова, останки героев были потревожены во второй раз и перенесены на общее кладбище! При этом фамилии героического экипажа разместили на разных мемориальных плитах с шестью ошибками в указании их имён, фамилий и воинских звании. Вот когда мне окончательно открылись глаза на партию Ленина, в которой те, кто выступал от её имени, главным образом, самозванные вожди и вождики, полуграмотные идеологи и моралисты думали одно, говорили — другое, а делали - третье!
 
Для того, чтобы сделать окончательные выводы о том, что же на самом деле произошло 26 июня 1941 года в районе Радошковичей требовалось, прежде всего, уточнить, сколько же самолётов было в тот день над Радошковичами? Сейчас я располагаю теми самыми показаниями местных жителей, на которые ссылался райвоенком Радошковичей - подполковник Котельников.
 
Тогда их у меня не было, а потому с этим вопросом я обратился к Бородину Александру Митрофановичу - бывшему инженеру 207-го авиаполка по вооружению, руководившему 26 июня 1941 года подвеской бомб к самолёту Гастелло. Вот его рассказ, записанный мной на диктофон в Радошко-вичах 26 июня 1991 года: “25 июня был дождь. Полетов не было. 26-го весь полк готовился к вылетам по своим заданиям и к перебазированию в Брянск. В этот день был всего один вылет. Улетавшие самолёты на этот аэродром больше не возвращались. В полку оставалось 15 самолётов. Эскадрилью из 9-и самолётов увел майор Марков.
 
Затем улетели Гастелло, Маслов и зам. командира
 
полка. О том, что с кем произошло, никто нам не рассказывал. О том, что Гастелло присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно), узнали в Брянске. Был проведён митинг, на котором замполит дивизии рассказал об этом”.
 
За время моего короткого пребывания в 1991 году в Радошковичах, мне было преподнесено три дорогих подарка: директор музея школы-интерната имени Г астелло, очень милый человек - Михаил Иванович Косяк подарил мне фотографию молодого Маслова, сделанную 25 марта 1932 года. Он же подарил мне книжку “Они защищали Минск”
 
Н. М. Акаловича (Минское издательство “Народная асвета”, 1987), сделав на ней следующую надпись: “На добрую память в день 50-летия героической гибели командира 3-ей эскадрильи 207-го авиаполка капитана А. С. Маслова в районе пос. Радошковичи. Харитонову Э. В.”.
 
А Вячеслав Антонович Лешкович подарил мне собственную книжицу “Камень у дороги” (Минск, “Полымя”, 1988), в которой рассказано о памятниках Героям войны, сделав на ней дарственную надпись “Харитонову Эдуарду Васильевичу, коло-менцу-патриоту. Камни Молодеченской земли, где совершил свой подвиг капитан Маслов А. С. 26.06.1991 г. Через 50 лете того дня Великой Отечественной войны”.
 
Директор Гастелловского музея, в котором нет ничего о Маслове, - дарит фотографию Маслова и книгу с его портретом и небылицами о его гибели. (Ему стыдно, но он ничего не может изменить). Автор книжки о памятниках (среди которых нет памятника Маслову) пишет на ней о Молодеченской земле, на которой “совершил свой подвиг капитан Маслов А. С.”.

 

 

загрузка...