НАЧАЛО ПУТИ К ИСТИНЕ

27 июня 1991 г. я был уже в Коломне. Доложил обо всём В.Я. Стаднику и с его благословления отправился в г. Подольск - в Центральный Архив Министерства обороны СССР.

 

А 9 июля 1991 года выступил на 4-ой сессии Коломенского Совета народных депутатов. Текст моего выступления на сессии не сохранилось, но сохранился текст моей заметки в Коломенской газете “Известия” от 18 июля 1991 года. Заметка вышла под заглавием: “При выполнении боевого задания”. Вот её содержание:
 
“26 июня 1941 года с аэродрома в Боровском, что под Смоленском, во второй раз с начала войны, всеми оставшимися после первого вылета экипажами, а их с первого вылета 24 июня не вернулось восемь, поднялся на выполнение боевого задания 207-й авиаполк дальних бомбардировщиков. Командиром 4-й эскадрильи был Николай Францевич Гастелло, а 3-ю эскадрилью вёл в бой её командир, уроженец села Андреевское Коломенского района, капитан Александр Спиридонович Маслов.
 
Танки Гота и Гудериана. рассыпавшись в районе поселка Радошковичи и деревни Декшняны от горизонта до горизонта сплошным ковром, рвались к Минску, до которого от Радошковичей всего 40 километров. На этот железный кулак и были нацелены дальние бомбардировщики, вылетевшие на боевое задание вопреки всякой военной логике без прикрытия истребителей, почти полностью уничтоженных фашистами 22 июня. Бездарное руководство (всё самое талантливое было многократно уничтожено), загипнотизированное страхом перед просчитавшимся Сталиным, за ценой не стояло. Но это ни в коем случае не умоляет подвига тех, кто в каждый бой шел, как в последний раз.
 
Из того боя не вернулись два экипажа: весь мир знает об огненном таране, совершенном капитаном Гастелло, на пятидесятилетии подвига которого я присутствовал 26 июня в Радошковичах. Гастелло повезло, если так можно сказать про человека погибшего, но не забытого. Из того боя вернулись экипажи его эскадрильи, которыми командовали старший лейтенант Фёдор Воробьев и младший лейтенант Александр Висковский. С их слов и знаем мы о том, как погиб капитан Гастелло, которому уже 26 июля 1941 года было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно). Никто не рассказал о героической гибели экипажа капитана Маслова, и до 22 ноября 1951 года он считался пропавшим без вести.
 
Что же произошло 10 лет спустя, что заставило героев, считавшихся 10 лет “пропавшими без вести” (так сказано в приказе ГУФКА №0150/пр. от 5..5.42г.) считать “погибшими при выполнении боевого задания” (приказ ГУК СА №01542 от 22.11.51г.)? Мне захотелось это выяснить, и для этого я поехал сначала в Радошковичи, а затем в Подольск в центральный архив МО СССР.
 
В Радошковичах мне показали место, где располагалась артиллерийская позиция немцев, в которую врезался самолёт Маслова (это примерно в пятистах метрах от окраины Радошковичей, где установлен основной памятник экипажу Г астелло, в сторону деревни Декшняны); мне показали место (в поселковом сквере, где установлен знакомый с детства памятник Н. Ф. Гастелло), где после 1951 года покоился прах членов экипажа самолёта А. С. Маслова; мне показали поселковое кладбище с братской могилой, на памятнике которой увековечены имена членов экипажа самолёта капитана Маслова; мне рассказали, что в тот день 26 июня 1941 года, в районе посёлка Радошковичи на головы фашистов, как неотвратимое возмездие, свалились два израненных самолёта, свалились самой смертью своей, доказывая, что наш великий народ победить невозможно.
 
В архиве я с трепетом и болью держал в руках “Именной список безвозвратных потерь начальствующего и рядового состава 42 АД Главного командования за период с 22.6 по 31.12.41 г.”. В этом списке, в разделе, относящимся к 207 авиаполку, не возвратившимися с боевого задания 26.6.41г. значатся: Маслов Александр Спиридонович, капитан, лётчик, командир авиационной эскадрильи, 1907 года рождения, уроженец села Андреевское Коломенского района Московской области; Балашов Владимир Михайлович, лейтенант, стрелок-бомбардир, 1919 года рождения, уроженец города Горький; Бейскбаев Бахтурас, младший сержант, воздушный стрелок-радист, 1920 года рождения, уроженец села Ильинское Ильинского района Алма-Атинской области; Реутов Григорий Васильевич, младший сержант, воздушный стрелок-радист, 1918 года рождения, уроженец села Кулагино Покровского района Чкаловской области.
 
Очень хотелось посмотреть, как же выглядит официальная причина изменения формулировки с “пропавший без вести” на “погибший при выполнении боевого задания”. Нашел приказ ГУК СА №01542 от 22. 11. 51 г. Он мне ничего не прояснил, но дал ниточку в виде “Основания”, которым значилось “Донесение начальника 7-го отдела Управления кадров ВВС СА № 1385622 от 12.10.51г”. Стал искать это донесение и нашел Акт № 34651 от 22. 09. 64 г. об уничтожении этого бесценного документа. Сначала сильно расстроился, а потом решил, что не надо доискиваться до того, кто, где, почему и на что упал. Надо признать, что каждый вылет тяжёлого бомбардировщика на боевое задание без прикрытия истребителей равноценен подвигу Александра Матросова.
 
С этим рассказом и с предложением обратиться к Президенту СССР М. С. Горбачёву с ходатайством о присвоении всем членам экипажа самолёта А. С. Маслова звания Героя Советского Союза (посмертно) я и обратился 9 июля к 4-ой сессии Коломенского Совета народных депутатов. Сессия такое решение приняла. Теперь слово за президентом”
 
Передать решение сессии Горбачеву решили через своего народного депутата СССР - Владимира Яковлевича Стадника. Когда обращение к Президенту было нами подготовлено, решили спуститься этажом ниже (кабинет Стадника располагался на 5 этаже в доме №4 по проспекту Калинина) и показать наши материалы руководству наградного отдела при Президенте СССР. Принял нас зам. начальника отдела. Пожилой, очень симпатичный человек внимательно нас выслушал и очень вежливо нам объяснил, что в документах наших - одни эмоции, а документов, подтверждающих факты, совершенно недостаточно д ля возбуждения столь серьёзного ходатайства.
 
Стало ясно, что нужно снова ехать в Центральный Архив МО СССР и искать там тот самый документ, на основании которого экипаж Маслова из “без вести пропавшего” превратился в “погибшего при выполнении боевого задания”.
 
Вот как я описал дальнейший ход событий в своей заметке “Говорят документы”, опубликованной в коломенских “Известиях” №22 от 15.08.91 г.
 
“9 июля 4-я сессия Коломенского городского Совета народных депутатов приняла решение: “Обратиться к Президенту СССР т. Горбачёву М. С. с ходатайством о присвоении (посмертно) звания Героев Советского Союза членам экипажа самолёта ДБ-3Ф авиаполка 42 авиадивизии дальних бомбардировщиков Главного командования совершившего 26 июня 1941 года на окраине посёлка Радошковичи Молодеченского района Минской области огненный таран”.
 
С самого начала предполагалось, что решение сессии передаст Президенту наш народный депутат СССР Владимир Яковлевич Стадник. Как помощник Стадника стал готовить текст его обращения к Горбачёву и сделал для себя открытие: “А ведь кроме литературных источников, подтверждающих подвиг экипажа А. С. Маслова, у нас ничего нет”.
 
Убедившись по предыдущей поисковой работе в Центральном архиве Министерства обороны СССР, что маловероятно отыскать новые документы, отталкиваясь от самого Маслова, я возобновил поиск, ориентируясь на других членов экипажа.
 
Трудно описать всю гамму чувств, которые охватили меня, когда 5 августа я держал в руках донесение Радошковичского райвоенкома подполковника Котельникова (исх. № 1486 от декабря 1951 года), в котором он писал:
 
“Настоящим сообщаю, что при перезахоронении братских могил погибших воинов Советской Армии в Радошковичском районе обнаружены останки погибшего ст. сержанта Реутова Григория Васильевича...” (Дело №2-349-52. Лист 95).
 
Все точки над “і” расставляет ответ зав. административным отделом ЦК КП(б) Белоруссии Перепелицина на запрос подполковника Котельникова. Вот, что в нём сказано: “По восстановленной надписи на документе, хранившемся в пластмассовом футлярчике, который Вы обнаружили при вскрытии братской,могилы около м. Радошковичи, было установлено, что данный документ принадлежит ст. сержанту Реутову Григорию Васильевичу, рождения 1918 года, уроженец Чкаловской области, Покровского района, дер. Кулагино.
 
Последующей проверкой было установлено, что Реутов Г. В. проходил службу в должности воздушного стрелка-радиста в 42-й авиационной воздушной дивизии, 207 авиавоздушном полку и по данным отдела по учёту потерь Советской Армии значился пропавшим без вести 26 июня 1941 года, о чём данный отдел сообщил Ново-Сергиевскому райвоенкомату Чкаловской области 6 августа 1951 года за № 905146. По этим данным о Г. В. Реутове было так же установлено, что вместе с ним на самолёте были капитан Маслов Алексей Спиридонович (так написано в данном документе -Э.Х.), рождения 1907г., уроженец Московской области, Коломенского района, лейтенант Балашов Владимир Михайлович, рождения 1919 года, уроженец гор. Горького (ул. Краснофлотская, дом 92) и младший сержант Бейскбаев Бахтурас, рождения 1920 года, уроженец Алма-Атинской области, Ильинского района. Все эти товарищи, выполняя 26 июня 1941 года на самолёте ДБ-ЗФ боевое задание командования полка, не вернулись в свой полк и командование полка, не имея никаких сведений о них, посчитало их без вести пропавшими” (“Дело №2-68-58. Листы 491 и 492.).
 
Вот теперь действительно слово за Президентом”.

 

 

загрузка...