Главная   »   Прошлое Казахстана в исторических..   »   ЭКОНОМИКА КАЗАХСТАНА


 ЭКОНОМИКА КАЗАХСТАНА

 

 

Промышленность Киргизской степи, не смотря на бдительные заботы начальства, до сих пор не приняла еще направления сообразного с источниками страны. Однако ж со времени учреждения в степи внешних окружных приказов, жители ее с успехом занимаются земледелием, которое быстро распространяется между инородцами, прочие же источники лишь только начинают обнаруживаться.
 
… Киргизы Большой Орды с давнего времени занимаются земледелием, но, по неимению сведений, нельзя с точностью определить как количество пахотной земли, так равно и посева.
 
… Скотоводство, составляя главную промышленность и торговлю киргизов, есть единственное средство безбедного пропитания, а вместе с тем и причина кочевой жизни. Многочисленные стада их состоят: из верблюдов, лошадей, рогатого скота, овец и козлов, числом которых определяется богатство каждого семейства. По неимению другой значительной собственности киргизы необходимо должны придавать большую важность скотоводству и действительно: чувства почтения и уважения их к султанам, почетным биям и старшинам основываются на имении в большем количестве скота; бедные же, не смотря на знатность своего происхождения, не имеют у них никакого различия от простых киргизов. Стада зажиточных из них иногда простираются до 7000 лошадей, 500 верблюдов, 400 рогатого скота и до 3000 баранов и козлов.
 
Размножению их весьма благоприятствуют привольные луга, обильные травою, также места с хорошими подножными кормами. Чтобы доставить корм скоту, киргизы соображаясь с временем года, переменяют свои кочевья и потому живут в подвижных шатрах, состоящих из тонких кольев, плотно обшитых войлоками, которые летом защищают их от жару, и зимой от холоду.
 
Внутренняя торговля киргизов состоит в мене скота, собственных их изделий и сырых кож на русские мануфактурные произведения, разные товары и на необходимые в их быту вещи. Торги киргизов с русскими, производящиеся в самой степи и в местах пограничной Сибирской казачьей линии, известны под названием сато-вок, на которые русские привозят: муку, табак, разные чугунные и железные вещи, шелковые и бумажные товары и юфтовые кожи.
 
Внешняя торговля киргизов, так же как и внутренняя, весьма незначительная; киргизы участвуют на всех ярмарках, производящихся в разное время во всех пограничных городах Тобольской и Томской губерний, преимущественно в Омске и Кургане, куда они приводят с собой исключительно лошадей и стараются сбыть их за деньги, а некоторые бывают даже на Ирбитской и Тюменской ярмарках, куда они также гоняют стада.
 
Торговые сношения киргизов с соседственными Азиатскими владениями также состоят в мене скота на произведения последних, состоящие преимущественно из шелковых товаров и ковров, которые иногда сбывают русским.
 
Ценности же товаров, по неимению сведений, определить невозможно, однако ж приблизительно можно сказать, что лучшие лшади обходятся от 10 до 25 руб. сер.; рогатый скот от 4 до 7 руб. сер,, бараны не превышают
 
1 руб. сер., кошмы и другие шерстяные изделия киргизов, также покупаютс по ценам весьма умеренным, так что кв. арш. кошмы обходится в 15 коп. сер., а кусок армячины, от 20 до 30 арш. длиной и до 7 вер. шириной, от 1
 
до 2 руб. сер., тогда как в Тобольской и Томской губерниях скот и изделия их сбываются двойной ценой.
 
„Военно-статистическое обозрение киргизской степи Зап. Сиб." 1852 г. с. 3—-4—53.
 
… Киргизы содержат разных пород животных в огромном количестве, что не дозволяет и помышлять о помещении их на зиму в какие-либо строения; для этого, впрочем, нехватило бы и рабочих рук, да к тому же нет в степи и строительного материала. Чтобы защищать скот хотя немного от сильных морозов и буранов, киргизы выбирают для зимовок места посреди песчаных бугров и в лощинах, или заходят в глубь камышей, или, если есть возможность, в кусты и леса. Заготовить на зиму сена для всего скота, считающегося иногда у одного владетеля тысячами голов, нет никакой возможности, так как притом трава растет в большей части степи так редко и скудно, что решительно косить нечего, почему киргизы имеют обычай пускать скот зимою на пастбища (тебеневка).
 
Понятно, что при таком корме скот быстро худеет и изнуряется, а случись гололедица — скот погибает тысячами от голода и стужи. Чтобы показать, в какой степени бывают иногда гибельны зимы для киргизских стад приведем несколько фактов. В 1850 году, во время двухдневного бурана, погибло: верблюдов 4.731, лошадей 17.739, рогатого скота 12.110 и мелкого скота 257.425 шт., а всего до 300.000 голов; а в 1856 году от гололедицы и буранов, по официальным сведениям, погибло: верблюдов 33.497, лошадей 179.405, рогатого скота 63.005, баранов и коз 710.563, а всего 986.465 голов, т. е., полагая голову по одному только рублю серебром, потеря доходит до миллиона рублей. Между тем, все количество скота в степи приблизительно можно определить следующими числами: овец 5.000.000 штук, лошадей 400.000, верблюдов 340.000, рогатого скота 100.000, всего
 
5.840.000или на душу по 75 штук. Таким образом, в 1896 году погибла пятая часть всего киргизского скота. Вот почему нельзя не сочувствовать тому обстоятельству, что киргизы в последнее время стали косить сено и камыш на зиму. Польза от сенокошения слишком очевидна и киргизы с каждым годом занимаются этим делом в больших размерах, так что в настоящее время из-за права косить на известном месте сено часто возникают ссоры и драки. Это усовершенствование в их быте произошло столько же от большой прочности, вследствие прекращения беспорядков, сколько от примера, поданного русскими поселенцами и гарнизонами.
 
Хлебопашество не составляет уже повсеместного занятия степных жителей. Эта отрасль хозяйства, стояла на первом плане во всех других странах, здесь мало развита, вследствие особенных свойств почвы и климатических условий. Так, хлебопашеством без орошения земли можно заниматься только в северной части степи, в местах близких к линии — по берегам притоков Урала, по Ори и Тоболу, особенно около лесов. Количество вспаханной этим способом земли можно принять в настоящее время
 
15.000десятин и средний урожай до 1.000.000 пуд. хлеба; из этого количества более 300.000 приходится на просо, почти столько же на пшеницу, а остальная часть состоит приблизительно из ячменя и овса поровну. Поселяне и гарнизоны укреплений также занимаются хлебопашеством, хотя не везде успешно.
 
Хлебопашество с орошением свойственно больше южной части степи и встречается по среднему течению Эмбы, по Иргизу, по низовьям Тургая и особенно на реке Сыре, где оно получило уже некоторую степь развития. Вообще поля орошаются или естественным путем, т. е. засеваются поемные места (бывшие под водой и высохшие весной вследствие убыли воды), или искусственным наводнение и поливкою. Этот последний способ употребляется исключительно киргизами. Посредством орошения, за исключением реки Сыра, киргизы засевают всего около 3.000 десятин, но на Сыре ими засевается до 56.000 десятин. По количеству и важности в экономии народа первое место занимает просо (тары).
 
Этому хлебу киргизы дают решительное преимущество перед всеми другими, во-первых, потому, что на малом пространстве он дает самый обильный урожай (сам-75); во-вторых, просо не только можно, но и должно поливать во время самого роста, тогда как другие хлеба портятся когда их по принятому способу киргизов затопляют водою, между тем если во время сухого лета не поливать пашню, то, разумеется, хлеб или совсем пропадет, или созреет плохо. Второе место, по значительности посевов, занимает ячмень (арпа), так как им могут питаться и люди и скот. Особенно в последнее время усилились посевы ячменя на реке Сыре, вследствие поставки его для лошадей в русские укрепления.
 
Что касается до развития хлебопашества у наших поселян на реке Сыре, то его нельзя назвать успешным, чему, конечно, главная причина — незнакомство со свойствами почвы и способом обработки. К тому же, слабое развитие хлебопашества между нашими поселянами есть отчасти следствие положения русского человека посреди народа, стоящего на гораздо низшей степени развития, нежели киргизы. Весьма понятно, что человек в такой обстановке не займется самым тяжелым и неверным промыслом, каково земледелие в степи. Для пропитания себя, сравнительно большее промышленное его развитие дает ему тысячу средств прожить трудом более легким и дающим гораздо большие барыши, хотя бы, например, мелкой торговлей, извозничеством, рыболовством и скотоводством. Если же наши поселяне занимались и занимаются хлебопашеством, то это отчасти вследствие обязательства, взятого на себя при поселении, и отчасти по привычке жить на своем хлебе.
 
Вообще для развития этой отрасли промышленности надобно более надеяться на киргизов, чем на наших колонистов. Спокойствие в степи и возможность выгодного сбыта скорее всего будет способствовать земледельческому труду. В этом отношении заготовление хотя части провианта и фуража на месте, покупкою у сыр-дарвинских киргизов, может быть очень выгодно для развития земледелия. „Можно почти утвердительно сказать,— говорит г. Мейер,— что в скором времени гарнизоны сыр-дарьинских укреплений будут с легкостью продовольствоваться местными хлебными произведениями", а это, в свою очередь, будет способствовать благосостоянию обитателей степи, заставит их приняться с большею энергиею за развитие разных выгодных производств, заставит их доложить спокойствием в степи, так как с этим сопряжены прямые их интересы. Этот-то путь (т. е. развитие материального богатства) и есть единственный, обусловливающий собой возможность цивилизации этого полудикого народа.
 
Развитие других отраслей земледелия еще ограниченнее. Луговодство, и то в весьма малых размерах, существует только на реке Сыре, где, вследствие значительного скопления лошадей временно торгующих в фортах азиатских купцов, киргизы сеют хивинскую люцерну. Растение это дает весьма обильные укосы и, при надлежащей поливке, может быть скошено до четырех раз в лето, так что десятина люцерны дает в год до 600 пуд. сухого сена. Главная же масса сена, для прокормления скота гарнизонов и местных жителей, собирается с естественных лугов и состоит на половину из молодого камыша.
 
Огородничество в быту киргизов играет довольно значительную роль: они разводят арбузы, дыни, лук и другие (овощи, для сбыта русским. В наших укреплениях, особенно на Сыре, огородничество получило большее развитие, вследствие удобства полива и хороших качеств грунта. Вообще все части гарнизона заготовляют овощи и весьма достаточном количестве.
 
… Звериные промыслы также мало распространены между степными жителями. Сюда можно отнести ловлю сайгаков, сурков, лисиц, корсаков и хорьков. Большая часть шкур выменивается киргизами в проходящих караванах на разные товары. Можно положить, что во всей степи ежегодно добывается пушного зверя на 20.000 руб., но понятно, что этого рода промыслы, в силу истребления более дорогих и ценных пород, необходимо должны год от году упадать.
 
Рыболовство занимает довольно видное место между степными промыслами, как по степени его распространения, так и по количеству добычи рыбы, которая в некоторых местностях как в низовьях рек Сыра и Эмбы, а также по берегам Каспийского и Аральского морей, составляет для бедного народа почти единственное средство пропитания; независимо от этого, русскими промышленниками и некоторыми поселянами около укреплений добывается весьма значительное количество рыбы на прод ажу.
 
Из горных промыслов наиболее развито в степи добывание соли, которой ежегодно добывается более миллиона пудов. Разработка других минеральных богатств, как-то добыча нефти, меди, очень ограничена, и притом местность в этом отношении мало еще исследована.
 
Промышленности обрабатывающей в степи почти не существует, что доказывает малое экономическое развитие ее обитателей. Торговля же в степи, особенно транзитная, уже успела приобрести некоторое значение. Внутри степи торговля имеет еще чисто-меновой характер, т. е. деньги не играют здесь никакой роли; мерою же для определения ценности известного товара служит трехлетний баран, т. е. такое животное, которое по возрасту своему вступило в период совершенного развития, и цена которого от дальнейшего корма увеличивается. Меновая торговля производится в весьма обширных размерах внутри степи повсеместно разъезжающими там мелкими купцами и их приказчиками. Первое место во внутренней торговле занимает базар форта № 1-й (по-киргизски— Казалы). Значением своим он обязан частью большому проходу чрез него караванов, так как перевозка товаров привлекает сюда киргизов с верблюдами, частью же своему положению на низовьях реки Сыра, куда стекается значительное число киргизов для зимовки.
 
Второе место в этом отношении занимает форт Перовский, в котором, впрочем, караванная торговля не играет важной роли, так как он лежит в стороне от главного караванного пути. Судить о быстром развитии торговли в этих двух пунктах степи можно уже из того факта, что, например, в 1856 году было лавок: в форте № 1-й — 25, в форте Перовский— 35, а в 1863 году в первом было 175, во втором 142 лавки, принадлежащие русским, хивинским, бухарским и коканским купцам. Русские купцы в этих фортах торгуют частию товарами, привезенными из Оренбурга, как-то сахаром, мукой пшеничной, винами, ситцами, сукнами, табаком, чугунами и железными изделиями; частию же перепродают товары азиатские, приобретенные от проходящих караванов. Все эти предметы русские купцы стараются выменивать на произведения киргизов: хлеб, баранов, кожи, сало и мягкую рухлядь. Азиатские купцы, наиболее бухарцы, привозят сюда: мату (белую бумажную ткань), бешметы, тюбетейки (ермолки), кушаки, обувь, кожаные шаровары, бухарскую кисею, парчу, канаус, платки шелковые, одеяла, шали, ковры, меха и другие произведения. Что касается до цен на разные товары, то они весьма изменчивы.
 
Цифры вывоза товаров из степи чрез Оренбургскую линию свидетельствуют о весьма быстром развитии наших торговых сношений с киргизами: так, в 1853 году весь вывоз простирался на сумму 967.863 р. с., а в 1862 году ценность вывезенных товаров доходила до 2.535.823 р. сер. Особенно увеличивается вывоз овец, рогатого скота, мерлушек, кож выделанных и сырых и даже пшеницы. Взамен того степные жители получают от нас: хлеб, табак, чай, посуду, бумажные изделия и другие мелкие товары.
 
Чтобы охарактеризовать вполне промышленную деятельность киргизов, скажем несколько слов о степных промыслах. Извозничество составляет любимый промысел киргизов. Перевозкою товаров они занимаются почти исключительно на верблюдах, отдавая их в наем азиатским и русским купцам, а частью занимаются доставлением провианта и других принадлежностей в наши укрепления. Соляной промысел дает киргизам также доход. Наконец, киргизы с давнего времени нанимаются для услуги у линейных жителей, и размер увеличения этого способа заработков весьма заметен. Вообще видно, что, по мере водворения порядка в степи и прочности имущества, этот народ начинает все более и более изыскивать способы к приобретению и не считает предосудительным служить людям иной веры.
 
 К разряду домашних промыслов принадлежат рукоделия женщин, и первое место в ряду их занимает выделка кошем войлоков, общее число которых должно быть очень значительно; затем женщины ткут шерстяные ткани: армянину и паласы; товар этот встречается в торговле и вывозится в ханства. Выделка кож доставляет также некоторые заработки жителям.
 
„Военный Сборник", № 3, март, 1866 г., с. 12—19
 
 
<< К содержанию                                                              Следующая страница >>