заказать расчет бассейна в Ставрополе. . Все подробности купить детские перчатки оптом у нас.
Главная   »   Прошлое Казахстана в исторических..   »   ПЕРВАЯ НАРОДНАЯ ПЕРЕПИСЬ В КИРГИЗСКОЙ СТЕПИ


 ПЕРВАЯ НАРОДНАЯ ПЕРЕПИСЬ В КИРГИЗСКОЙ СТЕПИ

 

 

При определении народонаселения в какой-либо местности России, в которой жители ведут жизнь оседлую, народная перепись, или лучше сказать определение числа жителей на данном пространстве, не встречает особых затруднений...
 
Совсем не то встречается в Киргизской степи, как показал настоящий опыт народной переписи. Тут прежде всего является вопрос, как определить количество народонаселения какой-либо местности, когда в одно время года в ней, на протяжении сотен верст, не найдешь ни одной живой души, между тем как в другое время года народонаселения становится сравнительно довольно густо. В Николаевском уезде, например, зимой одно число жителей, весною другое, а летом в нем кочуют киргизы, живущие за линией Тургайского, Казалинского и Перовского уездов, и в это время число жителей в нем равняется населению почти целой области, тогда как Тургайский и другие уезды остаются почти без народонаселения.
 
Если б даже какая-нибудь неестественная сила могла совершит народное перечисление в один день, по всей географической территории Николаевского уезда, то все-таки мы получили бы данные, которые для будущего ни к чему бы не послужили, вследствие того, что киргизы ежедневно прикочевывают и откочевывают и потому постоянно переходя через границу данной местности, меняют ее населенность. Хотя обыкновенно одно и то же число ки| биток и те же роды перекочевывают каждогодно по известному, однажды принятому направлению или через ту же местность; но это не безусловно верно; бывают постоянно примеры, что физические, климатические, политические, торговые, семейные и другие условия, также в особенности урожай трав и переменчивое местонахождение воды, заставляет киргиз не только менять направление своего кочевания, но и совсем оставаться на одном месте или переходить на совершенно новые, на которых они прежде никогда не бывали.
 
Последнее часто случается, вследствие того, что обычай знатных и состоятельных киргиз вступать посредством брака в родственные связи с влиятельными лицами отдельных родов, дает им в случае надобности возможность без особенного расстройства хозяйства и без притеснений от встречаемых по пути киргиз переходить к своим сильным родственникам. Чтобы одновременно народная перепись к чему-нибудь послужила, нужно ее произвести одновременно во всей Средней Азии, потому что киргизы кочуют не только в наших владениях, но и в чужих как напр., в Хиве, Бухаре, Коканде, откуда на лето приходят в наши степи.
 
Известно, что киргизы занимают каждый год почти одни и те же зимовочные места, и поэтому казалось бы удобнее, легче и вернее всего произвести народную перепись именно зимой; но это только так кажется на первый взгляд. Далее мы увидим, что существуют целые аулы, у которых нет зимовок. Можно положительно сказать, что более 1/3 кибиток не имеют постоянных зимовок и останавливаются, смотря по урожаю трав, суровости зимы, количеству снега и многим другим причинам, на тех местах, где, укрывшись от буранов, снегов и всяких невзгод, они легче могут сохранить себя и на тебеневках прокормить свой скот. Так как условия, необходимые для зимования ежегодно меняются, то понятно, что меняются и места, на которых киргизы зимуют в кибитках. Всякому бывшему в степи вероятно известно, что места, которые зимой или летом кипели многолюдством, в другой год представляют собой картину полной мертвенности.
 
… До сих пор всегда представлялось, что народная перепись в степи, как в местности заселенной диким и при том магометанским народом — дело невозможное. Перечисление числа душ в какой-нибудь кибитке, как противное обычаям и законам веры киргизов, должно было, по общему убеждению, возбудить фанатизм и чуть ли не целый бунт в народе, и потому народная перепись считалась вопросом, возбуждение которого было немыслимо и бесполезно, а приведение его в исполнение не только опасным для спокойствия в степи, но и грозившим плохим результатом для тех лиц, которые, взяв на себя исполнение этого дела, должны были нести всю ответственность за последствия всякой неудачи или недоразумения. Понятно почему, при таком сложившемся мнении, до сих пор не находилось лиц, желающих взять на себя риск и почин народной переписи. При большом знакомстве с киргизами однако приходим к убеждению, что хотя религия, обычаи и проч. действительно служат большим препятствием ко многим нововведениям, но что все-таки с некоторым умением и зная, с какой стороны к нему приступить, всякое дело может быть проведено. В настоящем случае народной переписи приходилось собирать киргиз массами от мала до великого, целые аулы, в кучи и перечислять их поголовно, и киргизы не только не сопротивлялись и не бунтовали, а с охотой помогали делу...
 
Несмотря на предварительные переговоры со всеми влиятельными киргизами по делу о народной переписи, оно нисколько не подвигалось вперед; пересчитать души считалось не только противно обычаю, но и противно законам Магомета и бога. Никакие убеждения, никакие подарки не могли их понудить к доставлению требуемых сведений, и влиятельные бии положительно объявили, что народ будет сопротивляться сбору. К счастью султан Сейдалин 2-й, влиянию и просвещенному содействию которого во многом обязан успех настоящего дела, нашел средство уговорить киргиз. Он рассказал им сказку про царя Соломона следующего содержания: „Царь этот спросил однажды из любопытства летевшую птицу, сколько мужчин и женщин в его царстве?
 
На это птица ответила: баб в твоем царстве гораздо больше чем мужчин, так как многие из твоих храбрых воинов те же бабы.— Хотя в этом ответе много остроумия,— продолжал султан Сейдалин,— но в нем мало пользы для науки; вероятно вы не согласитесь, что между вами больше баб, чем доблестных правоверных, и чтобы в этом удостовериться, надо вас пересчитать; эти сведения у вас требуют не ради любопытства, как то требовал царь Соломон, а для пользы науки, содействовать которой старались все древние самые правоверные ханы и калифы, и содействовать которой должны почитать за счастье и радость мы все, обыкновенные смертные..."
 
После этих слов их же султана киргизы не только не сопротивлялись, но, разнося эту сказку по всей степи, помогали переписи с полною ревностью и старанием. Влиятельные лица стали гордиться тем, что они некоторым образом, как то им было нарочно внушено, ученые и помогают развитию науки, тем более, что в этом деле они перестали видеть какие-нибудь виды правительства.
 
Николаевский уезд заключается между Челябинским, Верхне-Уральским и Орским уездами Оренбургской губернии на северо-западе, Иргизским и Тургайским уездами Тургайской области на юге и Сибирскою Киргизской степью на востоке. Большая часть киргиз, числящихся в этом уезде, зимуют на его территории, а три волости в пограничных уездах Оренбургской губернии на казачьих землях; летом же они обыкновенно перекочевывают в степь и оставляют только работников, а сами иногда заезжают для заготовления сена и других необходимых припасов для зимы. Живущие в степи кочуют летом от мест своих зимовок при нормальном ходе вещей в расстоянии от 20—60 верст, не более.
 
В это время года много киргиз других уездов приходят за тысячи верст и помещаются около воды, между постоянно живущими киргизами, при чем располагаются так, чтоб не травить зимовок, посевов, покосных и тебеневочных мест и не стеснять постоянно живущих. Последнее впрочем часто не соблюдается, в особенности при откочевании, отчего происходят неприятные столкновения и великие побоища; слабейшая сторона отступает, разбитая, с поломанным и разрушенным имуществом, разграбленным скотом и сожженными посевами, лесами и травами. Особенно крутого нрава и непризнающие никаких прав и властей, киргизы Туркестанские, которые остаются всегда победителями, чем не мало приносят вреда, убытков и страданий Николаевским киргизам.
 
Николаевский уезд разделяется на девять волостей:
 
1.Миндыгаринская волость, почва земли на 3/4 солонцеватая, на 1/4 песчаная, кое-где чернозем. Реки: Тобол и Абуган. Главных дорог две — обе из ст. Звериноголовской; одна на соленые озера Ибелей и Ургач, а другая в боры Атан и Наурузум и далее на р. Тургай.
 
2. Ара-Карагайская волость, почва частью песчаная, но
 
большею частью глинистая. Реки: Тобол и Уй. Дороги: а) из ст. Усть-Уйской на озера Ургач и Ибелей, через Аманскую волость и б) из г. Троицка через брод Тобола, Урзабай-Уткуль, вглубь степи.
 
3. Сарайская волость расположена на казачьей земле, удобна к хлебопашеству. Реки: Уй и Тогузак. Озера: Сарай, Мангдай, Сасыкуль, Кучукпай, Тлец и Сарыкуль. Две караванные дороги: Верненская и Михайловская, по которым идут караваны в Азию, везут соль и гонят скот на меновой двор в г. Троицке.
 
4. Чубарская волость находится на войсковой земле, почва черноземная. Реки: 5 Аятов и 5 Тургузаков, но на них поселены казаки. Киргизы, зимуя между русскими, сообщаются по казачьим дорогам.
 
5. Дамбарская волость, почва большею частью черноземная, частью солонцеватая и красно-глинистая. Реки: Тобол, Джиагуар, Аят и Жилаган. Озера: Ибелей или Ебелей и много малых горьких и пресных озер, большею частью безрыбных. Дороги: а) караванная в Среднюю Азию, б) от озера Кара в Иргизский уезд, в) дороги, идущие из Константиновского отряда и г. Троицка на озера Ибелей и Урачи.
 
6. 1-я Аман-Карагайская волость, почва отчасти солонцевато-глинистая, песчаная и черноземная. Реки: Убигиль, Шили и Теректа, 21 озеро. Дорога проходит от Тобола через боры Казан-Басы и Аман, а другая идет в Миндыгаринскую волость.
 
7. 2-ая Аман-Карагайская волость, почва частью черноземная, солонцеватая и глинистая. Река Абуган. Рыбные озера: Мокрое, Чебаркуль, Тала и Сухое. Дорога идет на озера Ибелей и Ургач и проходит на Тургай.
 
8. Джигитаринская волость, почва частью глинистая, песчаная, каменистая и солонцеватая. Реки: Тобол, Ус-Ка-расу, Барсуат, Карауй, Куман, Акилар, Карубутак, Караганда и Ярма. Много колодцев и малых озер или прудов от стаявшего снега. Дороги: из г. Орска на Тургай, из г. Троицка в Бухару и с линии на озеро Ургач.
 
9. Суундукская волость, расположена на казачьей земле, почва песчано-глино-черноземная. Реки: Урал, Ки-зильчилик, Гумбейка, Зиндейка и Суундук. Дороги войсковые.
 
Все народонаселение состоит из родов и отделений, которые разделяются по волостям следующим образом.
 
В Миндыгаринской волости: Кирийский род с 4 отделениями: Балта, Кучебе, Матакай и Токымбет; в них 11 по-дотделений: Джарик, Карасары, Бейгужа, Кулчу-
 
кай-Кожас, Альмамбет-Байда-Улет, Кенжебай, Костан, Кулмуин, Кунур, Бузау и Айбас. Из султанов в этой волости кочует незначительная отрасль из поколения хана Средней Орды Аблая.
 
В Ара-Карагайской волости: Кипчакский род с 4 отделениями: Узун, Кульденен, Карабалык и Торай-Гыр, в которых 1 б подотделений: Алтыбас, Кучук, Куттук и Джарбасы (известные под общим наименованием Култам-галы), Курлеут, Джултай, Берди, Тнибек, Акбура, Науча (последние 4 известны еще под общим именем Таскар), Алатай, Кыжик, Чандаяк, Карагуйлы и из рода Джаппас подотделения Кермень и Достияр. Султаны из отрасли двух поколений ханов: Абулхаира и Каипа.
 
В Сарайской волости: Кипчакский род с 2 отделениями: Кульденен и Карабалык, в них 7 подотделений: Кы-жык, Булгачи, Арык, Уста, Куккуз, Алимбет и джаппасцы в незначительном числе.
 
В Чубарской волости: Кипчакский род с 3 отделениями: Карабалык, Танабуга и Кульденен, в них 9 подъотде-лений: Уста, Токбериш, Алимбет, Джамантай, Абызкушек, Куба, Казыбай и из рода Джаппас отделение Джилгильды.
 
В Дамбарской волости: Кипчакский род с 3 отделениями: Карабалык, Танабуга и Кильденен, в них 17 подотделений: Карагыз, Джуке, Токбериш, Кыдырбай, Карсак, Балуан, Казыбай, Куба, Кунур, Карта, Чандаяк и самое незначительное число из отделения Уста. Из рода Джаппас отделения: Джилгильды, Чалтак, Кыякы, Унгут и Достияр. Из них последние 5 отделений, кроме первого, все в самом незначительном числе. Затем султанов здесь только 5 кибиток.
 
В 1-й Аман-Карагайской волости: Аргынский род с 2 отделениями: Югары-Чикты и Тюмень-Чикты, в них 12 подотделений: Томай, Тунмуюн, Бакай, Джузей, Утемис, Будене, Алимбеть в самом незначительном числе, Баибеть, Татая, Кулукай-Утей и понемногу из рода Кипчак и Кирей. В этой волости около 20 кибиток султана из поколения Худайменде.
 
Во 2-й Аман-Карагайской волости: Аргинский род с 2 отделениями: Югары-Чикты и Тюмень-Чикты, а в них следующие 9 подотделений: Крыкмултук, Тунмуюн, Будене, Ожан, Таз, Утен, Кулукай и самое незначительное число из родов Кипчак и Кирей.
 
В Джигитаринской волости: Джагалбайлинский род с 5 отделениями: Урмантай, Манатау, Аккужа, Куттумбет и незначительное число кибиток из рода Телеу.
 
В Суундукской волости, наконец, Джагалбайлинский род с 5 отделениями: Аккужа, Бузбет, Сыракты, Манатау и Урмантай. Затем небольшое число султанов из поколения Абульхаир.
 
Перепись, произведенная в Николаевском уезде, дала следующие результаты:
 
 
Так как Сарайская, Чубарская и Суундукская волости лежат на войсковой земле, то выйдет так называемых прилинейных кибиток 622 1, степных 11298.
 
Некоторое число из степных кибиток для заработков живут постоянно за линией, но числятся в степных волостях: таких кибиток приблизительно 60.
 
 
В Тургайской области 56.797 кибиток жителей 289.930 душ. В Уральской области 61.767 киб., жителей 315.454. А во всей степи Оренбургского ведомства 605.384.
 
Кроме того в Букеевской Орде — 40.000 киб., жителей 203.800.
 
Султанского звания в уезде 234 муж. и 225 женщин. А всего 459 душ. Лиц духовного звания 89 душ.
 
Число лиц. знающих татарскую грамоту
 
 
 
Есть целые аулы, расположенные на казачьей земле, которые говорят по-русски; чем дальше в глубь степи, тем меньше знающих русский язык, что совершенно понятно и что ясно видно из приведенных цифр.
 
 
Число зимовочных групп
 
В зимовочной группе бывает от 2—8 зимовок, редко больше, они представляют зимой как бы маленькие хуторки, расположенные всегда близ рек, озер или в лесу.
 
Следовательно, на одну зимовку приходится около 60 душ и 12 кибиток. Есть целые аулы (3-и Сарайской волости) без зимовок, вообще более 1/3 не имеют зимовок.
 
Число служащих: начальник уезда 1, помощников 2, письмоводителей 2, переводчик 1, судья 1, переводчик 1, волостных 9, кандидатов 9, аульных старшин 51, кандидатов 51 — итого —128. Писарей в уездном правлении 4 и при волостных правлениях 9, а всего 141. Пятидесятников 350, десятников 1751.
 
Главные болезни между киргизами суть: лихорадка, всякая простуда, горячка, корь, оспа, самые разнообразные накожные сыпи, колотье, ревматизм, чахотка, понос, венера и затем ушибы, вывихи и переломы членов, от постоянных драк и невероятных побоищ. Киргизы, живущие близ русских поселений, все более и более привыкают обращаться к русским врачам за пособием, многие зажиточные киргизы имеют у себя медикаменты, купленные в городах, которые раздают при случае заболевшим.
 
В большинстве же случаев киргизы при болезнях употребляют народные средства: от поноса пьют ак-малту, т. е. курт (курт — сыр), разваренное в воде; от насморка, простуды и вообще от многих других болезней пьют кумыс, который имеет по их мнению невероятное целебное свойство; от лихорадки пускают на голову больного кровь живой щуки или вдруг сильно испугают его мертвой змеей, живой рыбой или чем-либо другим; при горячке бьют больного свежими легкими барана или козла, или мажут тело бараньей печенью, при чем стараются произвести испарину; против простуды делают что-то в роде ванны: под больного кладут горячую воду, налитую в брюшину барана, отчего больной приходит в испарину.
 
Сибирскую язву лечат раскаленным железом или разрезав язву, засыпают толченым купоросом.
 
Между киргизами в сильной степени развиты всякие венерические болезни. По их понятиям, они происходят у женщин от частой верховой езды и переходят на мужчин. В этих случаях лечат травами, смешивая их с кумысом или настаивая на воде: последнее считается грехом и преступлением; кроме того употребляют сулему, отчего часто случается отравление. От ревматизма (болезнь частая и упорная у киргиз) лечение производится так: зарезывают скотину и в снятую шкуру укладывают больного, который иногда лежит так целый день; если это не помогает — приглашают муллу, который употребляет свои молитвенные обряды, заговаривает воду, которою опрыскивает больного, или же плюет и выгоняет нечистый дух. Вместо муллы, как при этой, так и при многих болезнях, иногда приглашают бахсу (чернокнижника), который прорезывает больные части ножем и потом начинает играть на кабузе (2-х и 3-х струнная балалайка) и делая разные телодвижения, приходит в исступление, вызывает нечистых духов и делает над собой разные операции ножем или кинжалом на груди, до тех пор, пока не получит приличный подарок. Подобные бахсы в последнее время стали выводиться, и при распространении благотворного русского влияния киргизы заметно цивилизуются.
 
От оспы, от которой больше всего киргизы умирают, лечение не предпринимается: больного бросают на произвол судьбы, оставляют одного в кибитке, кладут рядом с ним воду и пищу и затем дальнейшее зависит от воли всемогущего Аллаха. Оспопрививание развивается в малой степени; для того же, чтоб оно развивалось, необходимо уездному врачу объезжать и жить постоянно между киргизами в разных аулах, а не в городе между русскими, как это делается теперь. Киргизам неудобно возить своих детей и они не привыкли ездить за оспопрививанием в город, за сотни верст, между тем они сознают пользу оспопрививания и с радостью обращаются к врачу, когда он между ними. Нечего и говорить, какую огромную пользу мог бы принести врач, если бы он постоянно жил между киргизами.
 
Падежи на скот преимущественно случаются летом; признаки болезни животного следующие: течение слез из глаз, слюны изо рта, понос и кашель; средств к излечению никаких не принимают, остерегают только скот от водопоя.
 
Рогатый скот гибнет от коросана (чумы); верблюды — от болезни так называемой котба, сана-котба, парши и шо-луди. Первые случаются, по наблюдению киргиз, от питья нечистой воды, простоявшей в жаркое время на солнце, а вторые от ужаления слепней. Кроме того, верблюды, когда насекомые их слишком беспокоят, бьют себя ногами в живот, отчего часто гибнут.
 
Лошади падают от сапа и джамандату (моровой язвы), от зимней худобы, молодой травы, от шатуна, называемого на месте — дильбау.
 
Бараны — от оспы, одышки, чозгоеда, сапа, тупалата (кружение), от которого распухают сердце, легкие и горло сжимается, и парши. Коза — от алокпы (чахотки).
 
 
Киргизы все без исключения занимаются скотоводством; в этом состоит почти все их богатство. Затем хлебопашество, сильнее развитое у прилинейных киргиз, которые гораздо беднее киргиз степных. Хлебопашество близ зимовок быстро развивается, но чем дальше вглубь степи, тем оно меньше развито. Многие киргизы занимаются торговлей скотом, добыванием соли на озерах Ибелей и Ургуч, перевозкой товаров в Азию, разведением лошадей, которых продают на линии, воровством, рыболовством и ремеслами. Домашними работами и хозяйством занимаются и женщины.
 
Доходную статью в Миндыгаринской и 2-й Аманской волостях составляет отдача в кортому рыбных озер, в 1 -й волости от 800 до 1 ООО р. в год. Киргизы, живущие за линией, нанимают землю у казаков и занимаются хлебопашеством.
 
 
 
 
 
<< К содержанию                                                                       Следующая страница >>