Главная   »   Прошлое Казахстана в исторических..   »   ВНУТРЕННЯЯ ИЛИ БУКЕЕВСКАЯ ОРДА


 ВНУТРЕННЯЯ ИЛИ БУКЕЕВСКАЯ ОРДА

 

 

… Внутренняя или Букеевская Орда образовалась из Малой Зауральской; поэтому следует обратиться к истории последней, чтобы объяснить, отчего часть ее, отделившись, покинула родные степи и перешла в места новые, мало известные.
 
Из описаний видно, как Малая Киргиз-Казачья Орда в половине XVIII столетия, несмотря на все попечения правительства, жила раздорами, которые при слабом управлении избранного народом и утвержденного в 1798 году хана Айчувака, дошли до крайней степени. Кончилось тем что киргизы, изнуренные постоянными смутами и непрестанною борьбою партий, в числе которых партия Сары-ма-Батыря, нередко действовавшая открыто против правительства, вынуждала справедливые преследования,— оставила Айвачука с небольшою частью приверженцев и, разделившись на части, разбрелись искать спокойствия и приволья: одни ушли внутрь степи, другие присоединились к Средней Орде, иные откочевали к устью Сыра, а некоторые заняли перешеек отделяющий Каспийское море от Аральского. В это время председательствовавший в Ханском Совете от Баулинского поколения, сын хана Нурали, внук Абул-Хаира, а по нем потомок в прямой линии хана Узяка, древнейшего родоначальника киргиз-казачьих ханов, султан Букей2 вернее других понял, что совершенное спокойствие можно снискать только под непосредственным покровом русского правительства, удалясь, если возможно, от мест, служивших театром бесконечных раздоров.
 
Степь между Волгою и Уралом, приволья которой киргизам были частью знакомы по каждогодным зимовкам на ней, представляла наилучший приют, тем более, что она, с переходом в 1771 году калмыков, прежде занимавших ее, на правый берег Волги, оставалась никем постоянно не занятою; временно только переходили на нее некоторые калмыцкие улусы и кундровские татары Астраханской губернии на летнее кочевье. Султан Букей решил перекочевать сюда. Сношения его с бывшим тогда атаманом Астраханского казачьего войска Поповым, во время зимовок по Каспийскому прибрежью, подкрепили и развили эту мысль в нем. Убедив советами и довод ами султана Ши-гая и Сарыма-Батыря, лиц, сильных влиянием на киргизов, Букей вместе с ними стал склонять народ к согласию на перекочевку и в 1801 г. письмом бывшему главным начальником Грузии и Астраханской губ. генерал-лейтенанту Кноррингу 2-му выразил свое намерение, прося исходатайствовать ему с киргизами, которых десять тысяч кибиток, высочайшее дозволение постоянно кочевать на степи между реками Волгою и Уралом,— завесть в лесных местах селения для зимнего проживания и назначить к нему сто человек казаков Астраханского войска, для при-обучения киргизов к русским обычаям.
 
Кнорринг, от 13 февраля 1801 г., входил со всеподданьнейшим донесением к императору Павлу I, представляя на высочайшее его благоусмотрение подлинное письмо султана Букея Нурали-ханова. Указом 11 марта того же года император Павел I повелел перепустить киргизов на просимые земли, изобразив так: „Председательствующего в Ханском Совете Киргиз-Кайсакской Малой Орда! Букея Султана, сына Нуралиханова принимаю к себе охотно, дозволяя кочевать там, где пожелает и в знак моего благоволения назначаю ему медаль золотую, которую носить на шее, на черной ленте".
 
Исполнение возложено было на атамана Астраханского казачьего войска Попова, а от него командирован есаул Скворцов, который и перевел киргизов осенью того же года.
 
С Букей-султаном перешли содействующие ему лица: султан Шигай и Сарым Батырь, а киргизов пять тысяч кибиток Байулинского, Алимулинского и Семиродского поколений. Вскоре после прибыло еще 1.265 кибиток.
 
… Султан-Букей понял, как должно возвыситься его значение, когда он успеет перевести на правый берег Урала более или менее киргизов, и, отделяясь таким образом от Малой Орды, будет особо управляющим лицом, почти с ханскою властью, тогда как за Уралом он был только член Ханского Совета. Но одного влияния Букея оказывалось мало, хотя многие и уважали его ум и знаменитое для киргизов происхождение. Потребовались резкий пример, сильная воля. То и другое представлял в себе Сарым-Батырь — лицо замечательное в событиях Малой орды второй половины XVIII столетия. Одаренный от природы непомерными физическими силами, обширным умом, сильной волей, отважный, предприимчивый, хитрый и честолюбивый, он был, так сказать, народным кумиром. Ордынцы видели в нем свою славу, потому, что самым простым своим происхождением Сарым принадлежал им.
 
Пользуясь таким сильным влиянием, Батырь увлекал покорную себе толпу в дерзкие и нередко противоречащие одно другому предприятия. Так, до прибытия для управления Оренбургским краем барона Игельстрома, он открыто действовал против правительства и напал даже, вскоре после приезда барона, на Таналыкскую крепость вооруженною рукою; но когда Игельстром нашел нужным привлечь его к себе для нравственного влияния на киргизов, имея ввиду привесть в исполнение мысль о прекращении в Малой орде ханского достоинства, и успел в этом, лаская честолюбие Сарыма, — то он много содействовал преобразованиям, сделанным в этой орде в 1737 г., когда бывший хан Нурали содержался в Уфе, а в Орде учреждались особые расправы. В одну из них Батырь был назначен второстепенным членом. Но как только, за смертью хана Нурали, правительство избрало и утвердило в 1791 году ханом султана Эрали, чем разрушились честолюбивые планы Сарыма, он начал вновь открыто злодействовать, успевая и тут увлекать своих приверженцев. Непрестанные грабежи и нападения его вынудили наконец послать в Орду сильный отряд уральских казаков, который в зиму на 1798 г. нанес киргизам жестокий удар. С этого времени Батырь утих и, одобряя мысль султана Букея, вероятно из честолюбивых же видов, стал содействовать ему в склонении киргизов к перекочевке. Его-то желание и речь имели сильнейший успех. Таким образом две воли увлекли за собой до 30 тысяч народа с их жильем, имуществом и скотоводством в новую привольную сторону и доставили им, сами не понимая того, истинные средства к скорейшему развитию нравственного состояния и благосостояния.
 
После счастливого начала переходы мало по малу продолжались, и к 1803 году во Внутренней орде считалось уже до 7500 кибиток; но в этом году 5000 кибиток ушли обратно. Причиною было неосмотрительное распоряжение астраханского губернатора графа Завалишина, который послал к Букею роту солдат вместо просимой сотни казаков и требовал ведомостей о числе народа, чем, возбудив опасения в киргизах, вынудил их предпринять бегство. Ушедшие скоро возвратились, и с этого времени, до 1828 г., киргизы, превлекаемые родственными связями и близкими отношениями к своим однородцам, перешедним на внутреннюю сторону, их покойным, привольным житьем, тогда как баранта и драки терзали еще Малую Орду,— постоянно перекочевали с дозволения правительства на земли, дарованные султану Букею.
 
Управление переходившими лежало на султане Букее, который в 1812 г. утвержден в ханском достоинстве. В 1815 г. он умер. После него, за малолетством детей, этою Ордою управлял султан Шигай, брат Букея, в виде опекуна над малолетними наследниками его. Это продолжалось до 1824г., когда сын Букея Джангер, был возведен в ханское достоинство. При нем хотя были побеги киргизов за Урал в 1827 и в 1828 годах, но, как видно из дел Оренбургского начальства, беглецы или добровольно, или волею правительства были возвращены.
 
В 1828 г., по показавшемуся недостатку удобных земель для перекочевывающих, высочайше утвержденным положением Азиатского Комитета дальнейший перепуск киргизов на внутреннюю сторону воспрещен.
 
Так образовалась Букеевская или Внутренняя Орда, приняв первое свое наименование от султана Букея, а второе — от положения своего внутри губернии империи.
 
… Земли, отданные киргизам Букеевской Орды в пределах Саратовской губернии, изобилуют растительностью; но северо-западная часть занимаемой ими степи не может похвалиться удобствами; на ней весьма часты соленые грязи и мелкие соленые озера, обросшие кругом бурьянником. Эти места, может быть, весьма полезны по минеральному своему значению, но для ордынцев не приносят еще ничего, кроме бурьянника на топливо, и небольшого количества соли, которою они пользуются для собственного употребления, с разрешения правительства.
 
По переходе сюда, киргизы держались первоначально приморских низменностей, берегов Камыш-Самарских озер, речек Узеней и тех песчаных холмов, о которых я упомянул выше. Потом, при назначении в западной части этой степи мест для кочевья калмыков Астраханской губернии, высочайше утвержденным положением господ министров определено: „Кочевать киргизам, начиная от р. Узеня до горы Богдо, не касаясь тут мест, вновь назначенных калмыкам, и от этой горы через гору Чепчачи до моря, а зимовать по черневым Камышевым низменностям, которые найдены будут свободными". Впоследствии, когда народонаселение и скотоводство умножились переходами киргизов из-за Урала и естественными законами природы, ощутился недостаток в поземельных угодьях, почему высочайше утвержденным мнением Азиатского Комитета предоставлена киргизам Букеевской орды, впредь до востребования, Уральская степь в Черноярском уезде Астраханской губернии и высочайше утвержденным положением комитета господ министров отдано им же, впредь до востребования, степное пространство в Царицинском и Новоузенском уездах Саратовской губернии, от границ Астраханской речки Торгун, и отступя от Элтонского со-левозного тракта на 19, а от озера на 15 верст, до р. Малого Узеня.
 
Киргизы, бродя с места на место, не зная определи-тельно границ данных им земель, захватывали время от времени чужие участки и в ту же пору оставляя свои, которыми воспользовались, как никем не занятыми, другие. Это возродило поземельные тяжбы киргизов с казахами Уральского войска, владельцами дач по Каспийскому прибережью, с калмыками Астраханской губернии и с переселенцами луговой стороны р. Волги. В том состоит главное препятствие с точностью ограничить Внутреннюю Орду; но по изложенным постановлениям и действительным владениям киргизов границы Букеевской Орды составляют: Новоузенский уезд Самарской губернии и Царевский уезд Астраханской губернии, земли калмыков и кундуровских татар Астраханской губернии, дачи графа Безбородко и князя Юсупова по Каспийскому прибережью, часть самого прибережья и земли казаков Уральского войска.
 
А. Евреинов. Внутренняя или Букеевская киргиз-казачья Орда / „Современник". 1851 г. № 10, окртябрь.
 
 
 
<< К содержанию                                                              Следующая страница >>