Отзывы о диваны для кафе и ресторанов mebel-pokupay.ru. . Ремонт сони уфа: сервисные центры sony сони в уфа service.gestore.ru.
Главная   »   Изучение развития культуры народов средней Азии и Казахстана в курсе истории СССР. А.З.Измайлов   »   § 3. РЕВОЛЮЦИЯ 1905—1907 гг. ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ СРЕДИ УЧАЩИХСЯ И УЧИТЕЛЕЙ


 § 3. РЕВОЛЮЦИЯ 1905—1907 гг. ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ СРЕДИ УЧАЩИХСЯ И УЧИТЕЛЕЙ

 

 

Революция 1905 г., как известно, привела в движение все классы общества. По словам В. И. Ленина, русская революция вызвала подъем освободительной борьбы во всей Азии, а могучее восстание 1905 г. оставило глубокие следы, и его влияние было неискоренимо.
 
Под руководством Ташкентской группы РСДРП 12 января 1905 г. был проведен политический митинг протеста трудящихся против царизма с требованием свержения самодержавия. В январе — феврале бастовали рабочие Самарканда, железнодорожники Ташкента. В мае начались волнения воинских частей под Ташкентом. По всему Туркестанскому краю с 15 по 27 октября проходили политические стачки, в которых приняли участие трудящиеся местных национальностей; они выступили под лозунгом «Долой самодержавие!», требовали повышения заработной платы, сокращения рабочего дня. Под непосредственным влиянием революции 1905—1907 гг. народные волнения происходили в Кулябском, Каратегин-ском бекствах Таджикистана; бастовали рабочие хлопкоочистительных заводов Новой Бухары; революционные прокламации выпускали солдаты Западного Памира. Летом 1905 г. во многих городах Туркменистана проходили политические митинги и демонстрации против царского самодержавия. Бастовали ремесленники Ашхабада, команды пароходов аму-дарьинской флотилии. Кульминационным пунктом народных волнений стала демонстрация трудящихся 4 июля 1905 г. в связи с похоронами учителя Л. Стабровского, замученного царскими прислужниками в ашхабадской тюрьме.
 
В Казахстане в октябре 1905 г. проходили политические стачки железнодорожников в Актюбинске, Уральске, Оренбурге, Арыси. В демонстрации рабочих в Каркаралинске в ноябре 1905 г. приняли участие казахские крестьяне, которые выступали под лозунгом «Долой крестьянских начальников!». Русско-киргизским союзом, направлявшим восстание рабочих Учгенского рудника, руководили русский рабочий П. Топор-нин и казах А. Байчигиров. Активное участие в народном революционном движении принимали представители казахской демократической интеллигенции И. Кубеев, М. Сералин и другие.
 
В политических стачках против царизма в Киргизии первыми выступили шахтеры рудников Кызыл-Кия и Сулюкта. 6 августа 1905 г. под руководством местных социал-демократов многолюдный митинг состоялся в Пишпеке. Трудящиеся требовали свободы слова, собраний, сходок, созыва Учредительного собрания. Активное участие в революционной борьбе рабочих принимал киргиз Табалды ЗКукеев (псевдоним — Пудовкин). Участвуя в октябрьской демонстрации 1905 г. в Ташкенте, он активно выступил против самодержавия и оказал вооруженное сопротивление властям. За свою революционную деятельность ЗКукеев многие годы томился в царских тюрьмах; был освобожден лишь после Февральской буржуазно-демократической революции. Организатором выступления крестьян против баев и манапов в Пржевальском уезде был другой киргиз — Джеенчоро Арчынбаев, убитый манапа-ми за свои смелые выступления.
 
Под влиянием революционного движения рабочих Туркестана развернулись массовые выступления учащихся, требовавших демократизации школьного режима. Выступлениями учащихся руководили возникшие в 1902 г. в Средней Азии первые социал-демократические организации. Под руководством Ташкентской группы РСДРП были подготовлены и распространены листовки «К родителям» и «Учащимся». Было принято решение об учреждении «Союза родителей» с отделениями во всех городах Туркестанского края. Этот союз поставил задачу мобилизовать общественное мнение на борьбу за демократизацию школьной системы.
 
Под влиянием нарастающего рабочего движения против политики царизма в 1903—1905 гг. усилились студенческие волнения. Вначале они ограничивались в основном требованиями академического характера — такими, как право собраний и объединения в студенческие организации, ликвидация внешкольного надзора, право не носить установленную форму и т. д. В. И. Ленин и редакция газеты «Искра» горячо поддерживали студенческое движение. Задача состояла в том, чтобы студенческое академическое движение превратить в политическое и влить его в общее русло рабочего освободительного движения против царизма. Имея в виду прежде всего именно эти задачи, В. И. Ленин в статье «Начало демонстраций» (1901) писал, что студенты «должны выступать на борьбу не за академическую (студенческую) только свободу, а за свободу всего народа, за политическую свободу».
 
Министерство просвещения и учебная администрация Туркестанского края опасалась любого проявления общественной деятельности трудящихся: им запрещали участвовать в землячествах, организовывать библиотеки, пользоваться периодической литературой, чествовать великих писателей. Вот некоторые документы, красноречиво свидетельствующие об этом.
 
21 января 1887 г. министерство просвещения потребовало от попечителя Туркестанского учебного округа взять у студентов и слушателей подписку о непринятии ими участия ни в каких сообществах и землячествах, а также предупредило, что в случае обнаружения участия этих лиц в каком-либо обществе они будут немедленно уволены из учебного заведения. 15 июня 1896 г. реакционный министр народного просвещения И. Делянов в специальном документе обратил внимание родителей и учащихся на вред, который может принести учащимся чтение таких журналов, как «Русская мысль», «Вестник Европы», «Северный вестник» и «Наблюдатель». А ведь это были легальные, отнюдь не революционные издания! Такими требованиями, однако, невозможно было остановить нарастающее общественно-демократическое движение среди учащихся. При обыске у гимназистов ташкентской гимназии жандармы, например, нашли три экземпляра книги «Былое и думы» Герцена, две книги по истории Великой французской революции, брошюру «Германская революция», учебник по философии, два нелегальных номера газет «Знамя и воля» и «Народная армия».
 
Большое влияние на рост политического самосознания учащихся оказывали сочинения революционных демократов Н. Г. Чернышевского и Н. А. Добролюбова. Поэтому министерство просвещения особенно опасалось студенческого демократического движения в дни, когда отмечались знаменательные даты, связанные с жизнью и деятельностью великих революционных демократов и других прогрессивных русских писателей. Однако учащаяся молодежь продолжала участвовать в подобных чествованиях и в последующие годы, особенно в годы нового подъема революционного движения в России. В событиях такого рода Ленин видел признаки того, что студенческие организации начинали понимать «бессмысленность мечтаний» об академической свободе и все больше убеждались в необходимости борьбы за свободу всего народа, за политическую свободу.
 
Известный своей особо реакционной политикой министр просвещения А. Шварц в письме к главному инспектору училищ Туркестанского края от 14 июля 1908 г. писал: «По случаю имеющегося исполниться 80-летия со дня рождения великого писателя земли русской графа Л. Н. Толстого, со стороны учебных начальств возможно возбуждение ходатайств перед министерством народного просвещения о принятии участия в чествовании этого события… Некоторые элементы общества не упустят удобного случая использовать это юбилейное торжество в своих партийных целях. В силу чего и во избежание возможных конфликтов и недоразумений долгом считаю просить Вас все могущие поступать к Вам ходатайства по этому предмету отклонять».
 
Учебное ведомство Туркестанского края принимало все меры к тому, чтобы учащиеся не могли чествовать великого русского писателя. Более того, постарались воспрепятствовать и выражению скорби учащейся молодежи в связи со смертью гениального художника-обличителя. 8 ноября 1910 г. мир узнал о кончине Л. Н. Толстого. В тот же день, в 10 часов вечера, учащиеся ташкентской гимназии решили отправить вдове писателя телеграмму следующего содержания: «Станция Засека, графине Толстой. Учащиеся ташкентской гимназии присоединяются всей душой к общей скорби по поводу кончины дорогого незабвенного Льва Николаевича». Но страх царских администраторов перед именем Л. Н. Толстого был, очевидно, столь велик, что по указанию туркестанского генерал-губернатора отправка этой телеграммы была задержана.
 
В период революции 1905—1907 гг. в учебных заведениях Туркестанского края, как и во всей России, продолжались массовые выступления учащихся с требованиями демократизации школьного режима. Черносотенная газета «Окраина России» с тревогой писала: «В Туркестане образовались и действуют открыто революционные органы, поднимается и туземное население: киргизы, сарты, туркмены и пр. Среди киргизов уже исповедуются социал-демократические идеи». 18 октября 1905 г. в ташкентской мужской гимназии состоялась общеученическая сходка, на которой было решено прекратить занятия, чтобы этим путем выказать сочувствие освободительному движению, прибегнувшему как к одному из средств достижения своих целей к всеобщей стачке.
 
Целый ряд волнений среди учащихся имел место в гимназии города Верный. Здесь учащиеся выпускали подпольный журнал под названием «Школьная жизнь», где призывали к борьбе против реакционного режима в учебных заведениях. В феврале 1907 г. за распространение революционных листовок был арестован ученик гимназии М. Мацупин. От имени «Партии вольных голосов в г. Верном» распространялись революционные прокламации. Как упоминалось выше, учеником этой гимназии был М. В. Фрунзе. По его собственным словам, он «первое знакомство с революционными идеями получил еще в гимназии».
 
Царизм не переставал преследовать общественно-демократическое движение учащихся. 4 ноября 1913 г. был арестован ученик VII класса Ташкентского реального училища Всеволод Черневский за организацию нелегального рукописного ученического журнала «Три звездочки». При обыске у него нашли незаконченное воззвание «Учащаяся молодежь!», отдельные заметки, выписку о необходимости введения бесплатного обучения и ослабления внутреннего режима, о праве читать книги Добролюбова, Герцена и Чернышевского. За это он был исключен из реального училища и сослан в Сибирь.
 
Однако уже ничем нельзя было остановить растущее движение среди учащихся. В октябре — декабре 1905 г. проходила забастовка учащихся семипалатинской мужской гимназии, которые требовали удалить из гимназии реакционно настроенных учителей, прекратить вмешательство в их личную жизнь, разрешить свободу действий литературных кружков, посещение библиотек и театров. Администрация гимназии была вынуждена удовлетворить требования учащихся.
 
Нередко во главе движения учащихся стояли демократически настроенные народные учителя. Упоминавшийся ранее учитель ашхабадской гимназии JI. П. Стабровский и его жена К. П. Стабровская непосредственно руководили ученическим кружком, распространяли антиправительственную политическую литературу. За свою связь с революционными организациями Баку и Тбилиси, за нелегальную работу среди учащихся не только Ашхабада, но и Верного, Коканда и других городов Туркестана JI. П. Стабровский в 1905 г. был арестован и замучен царскими жандармами в ашхабадской тюрьме. Похороны этого замечательного педагога вылились в грандиозную политическую демонстрацию, в которой приняли участие широкие массы учащихся. Все участники похорон стали на колени и поклялись быть верными памяти своего учителя. Один из присутствующих предложил: «Почтим память этой жертвы открытием памятника». И тут же начался сбор денег на памятник Стабровскому.
 
 В революционном движении в Кустанае (Казахстан) под влиянием большевиков принимали участие учителя 3. Толстых, М. Панков, С. Кубеев. В ходе организованного ими митинга свыше 150 учащихся несли флаги и плакаты с надписями: «Долой тиранов!», «Да здравствует свобода!», «8-часовой рабочий день» и др.
 
В Киргизии организаторами «Общества трезвости» были революционно настроенные учитель И. М. Глебов и фельдшер И. А. Якушев. В 1905 г. они выступали активными участниками литературных кружков, распространяли революционную литературу.
 
Общественно-демократическое движение учащихся поддерживали также туркменские педагоги, такие, как учитель Мухамедкули Атабаев, учительница Артык-Гюль и др. В 1913 г. царские полицейские, обыскав квартиру учителя М. Атабаева, обнаружили принадлежавшую ему тетрадь с переписанными в нее известными революционными песнями «Варшавянка», «Марсельеза», «Дубинушка», «Красное знамя» и ряд писем демократического содержания.
 
Отношение к народному учителю в дореволюционной Киргизии особенно ярко характеризует случай, имевший место в Пржевальском высшем училище 26 февраля 1907 г. Священник пржевальской церкви О. Овсянкин, он же преподаватель законоучения училища, 26 февраля по случаю болезни не явился на занятия. Его уроки во II классе было поручено заменить учителю Арсению Бреусову. Атеистически настроенный Бреусов, рискуя своим положением, решил сказать детям правду о религии и религиозных предрассудках. Учитель советовал детям не изучать закон божий, не ставить свечей в церкви и денег на храм не давать. «Лучше,— сказал он,— купите на эти деньги себе тетрадь или просто проешьте». Учитель объяснил учащимся, что ни страшного суда, ни загробной жизни никакой не будет и бояться этого нечего; все это люди выдумали. Бреусов высмеял церковную легенду о Христе-спасителе, сказав, что он никаких чудес не творил, что все это обман. «Бога никто не видел, а поэтому не можем знать, есть ли он или нет».
 
Главный инспектор училищ Туркестанского края квалифицировал эту беседу А. Бреусова с учениками как «доходящее до крайних пределов дерзкое посягательство на исконные устои Русского государства». Через сенатора К. К. Палена, ревизовавшего тогда работу учебных заведений Туркестанского края, о поступке учителя из Пржевальска было доложено царскому министру юстиции. Бреусов был тогда отдан под суд. Началась разнузданная травля. Только учитывая малолетство учеников, которым учитель дал свой «кощунственный урок», суд решил ограничиться пожизненным отстранением Бреусова от педагогической работы.
 
Царские администраторы держали учителей Туркестанского края вдали от политического просвещения, стремились изолировать их от учительства центральных районов России и других стран.
 
Тем не менее даже в далекий Казахстан проникали революционно-демократические идеи. А. И. Сембаев пишет: «Передовые же представители казахской демократической интеллигенции — Спандиар Кубеев и другие — распространяли революционные идеи, призывали казахский народ к борьбе за прогресс и культуру, за политическую свободу, организуя борьбу на два фронта — как против колониальной политики царизма, так и против казахских баев, феодалов и биев». Под влиянием революционного движения развивалась и крепла народная, демократическая культура, в ней зрели социалистические элементы. Демократическая интеллигенция отдавала свой талант на службу народу и революции.
<< К содержанию

Следующая страница >>