Продать или купить набор в роддом gdeboy.ru.


 § 4. БОРЬБА ЗА ДЕМОКРАТИЧЕСКУЮ КУЛЬТУРУ

 

 

В период революции 1905—1907 гг. и особенно после ее поражения, когда происходило наступление реакции в области идеологии, обострилась борьба двух культур — передовой, демократической культуры и реакционной культуры господствующих классов.
 
Носителями демократической культуры в Средней Азии и Казахстане были выдающиеся просветители, акыны и писатели. В учебнике истории СССР говорится о творчестве казахского народного поэта (акына) Джамбула Джабаева (1846— 1945). Великий акын, устно импровизируя поэтические произведения в сопровождении национального струнного инструмента домбры, всю свою жизнь посвятил защите прав трудового народа, борьбе против феодальной знати. Великий акын, не доживший всего несколько месяцев до своего столетия, неустанно, с домброй в руках, слагал песни о свободе и счастье своего народа. С полным основанием акын говорил о себе: «Джамбул — это Имя простое мое, народ — настоящее имя мое».
 
Старейшина белорусской литературы Янка Купала называл Джамбула «сизокрылым столетним орлом, певцом лучезарной Советской земли», Михаил Шолохов восхищался «эпическими, мужественными в своей простоте песнями Джамбула». В мае 1938 г., в день 75-летия акына, французский писатель Ромен Роллан обратился к юбиляру: «От сердца Западных Альп к сердцу степей Казахстана братский привет Джамбулу — певцу своего казахского народа и нового человечества».
 
В ранних дореволюционных песнях «Пастух коней», «Доля бедняка» Джамбул говорит о горькой доле бедноты, бичует угнетателей народа — баев, манапов, мулл. В сложных условиях общественной жизни акын мудро предвидел историческую обусловленность и неизбежность казахско-русской дружбы. Еще в 1881 г. он пел:
 
Русский с казахом дружен теперь, 
Локоть к локтю идет он с ним... 
 
Активно выступал в эти годы за демократическую культуру виднейший писатель, драматург, композитор и педагог Узбекистана Хамза Хаким-заде (псевдоним — Ниязи) (1889— 1929). В газете «Хуррият» («Свобода») Хамза помещает статью с призывом бороться против жестокой эксплуатации народа, за справедливый общественный строй. В литературном этюде «Новое счастье», в стихотворениях «Наука», «Хвала» и других он выступает как подлинный борец против самодержавия, зовет к борьбе за свободу и счастье народа. В произведениях «Милли роман», «Янги Соодат» («Национальный роман», «Новая жизнь») Хамза решительно выступает в защиту эмансипации женщин Востока. В образе девушки Хидиче писатель впервые показал узбечку, ставшую на путь просвещения, занимающуюся самообразованием.
 
После Февральской революции Хамза становится редактором журнала «Кенгаш» («Совет») и пишет стихотворение под одноименным названием, где выражает свои прогрессивные политические взгляды, свое стремление к формированию революционно-демократического направления в узбекской литературе.
 
Под влиянием демократического просветительства складывались и идейные взгляды замечательного таджикского ученого и писателя Садрид-дина Айни (1878—1954). Еще будучи студентом бухарского медресе в 1890 г. Садриддин Айни, по его собственным словам, «изучал труды Ибн-Сины (Авиценны.— А. И.), но более всего увлекался таджикской поэзией Саади, Хафиза, Джа-ми, Навои, Камола Ходжанди, Бедиля, искусством и наукой стихосложения — арузум».
 
Юноша широко общался с простым народом, с тружениками-вольнодумцами, которые, как выражался писатель, «чхали» на всех эмиров, вези-ров, баев и мулл. О творчестве Айни современники писали: «… цепь стихотворных строк его газелей может быть названа буквально райским источником». Под влиянием ученого-энциклопедиста и поэта Ахмада Дониша, близкого к кругу Добролюбова и Некрасова, сподвижника востоковеда П. И. Пашино, Айни становится в ряды прогрессивных просветителей, борцов за счастье народа, в ряды тех, «кто, как отверженный Айни, готовы жизнь отдать» за дело угнетенного народа.
 
Таджикский ученый и писатель Сад-риддин Айни.
 
 
Видный туркменский поэт Дурды Клыч (1886—1950), как и другие передовые поэты и писатели Средней Азии, боролся за свободу и независимость своего народа. В произведениях «Гарыплар» («Бедняки»), «Байлар» («Богачи») поэт восстает против социальной несправедливости, выступает против баев, беков и мусульманского духовенства.
 
В условиях Киргизии демократическое направление в литературе возглавляли упомянутые выше акыны Токтогул Сатылганов и Тоголок Молдо (Байымбет Абдрахманов).
 
Токтогул Сатылганов (1864—1933) — выдающийся киргизский народный акын, революционный демократ, основоположник киргизской советской литературы. Двенадцатилетним подростком он вместе с отцом батрачил у местных баев и мана-пов. Рано познав условия рабского труда и быта, Токтогул в своих песнях начал смело разоблачать алчность, жестокость, несправедливость царских чиновников и местных эксплуататоров. В сатирическом произведении «Пять кабанов» (1895) Токтогул резко высмеял эксплуататоров народа, чем вызвал бешеную злобу баев и манапов. Андижанское восстание 1898 г. послужило поводом для классовых врагов акына сфабриковать ложный донос, в котором обвинили его в участии в этом восстании. Акын был приговорен к смертной казни через повешение, впоследствии замененной ссылкой на каторжные работы в Сибирь сроком на 7 лет. Прощальные песни акына («Прощай, мой народ», «Прощай, моя мать») исполнены проникновенного чувства веры в победу и свободу угнетенного киргизского народа. Общение в Сибири с русскими революционерами, каторжниками-побратимами Харитоном и Семеном расширило политический кругозор и углубило революционно-демократические убеждения акына.
 
Токтогул является признанным акыном-профессионалом. Он был настолько популярен среди трудящихся, особенно бедноты, что его с любовью называли «эл-булбул» («народный соловей»). В произведениях «Ростовщик Чакырбай», «Ростовщик Мурабек», «Насият» («Наставление») акын-сатирик беспощадно бичевал алчность, угодничество местных царских чиновников, торговцев и баев. Акын был убежденным интернационалистом, верил в светлое будущее своего народа. В известной «Песне, сложенной на казахской земле» он вспоминает своего русского друга — Семена, который отбывал каторгу вместе с ним. «При прощании мой друг Семен сказал: «Справедливая эпоха наступит, надежда народа сбудется. Сеть кровопийц разорвется. Белый царь, наконец, с трона свалится». По мысли акына, только человек труда создает ценности для истории, поэтому Токтогул настойчиво советует юношеству трудиться упорно, беззаветно во имя народа, «не увлекаясь мелкой добычей». Добрым отеческим призывом звучат слова акына: «Безделье жалкое забудь, трудом начни по жизни путь, лишь в созидательном труде для человека — жизни путь».
 
Традиции Токтогула продолжал Тоголок Молдо (наст, имя и фамилия Байымбет Абдрахманов) (1860—1942) — первый киргизский акын-письменник, поэт-просветитель, один из родоначальников киргизской литературы. Общественно-политические и педагогические взгляды Тоголока Молдо сложились под влиянием выдающихся акынов-демократов, просветителей Востока, прежде всего Токтогула Сатылганова. Токтогул искренне радовался поэтическому дарованию своего ученика и с любовью назвал младшего поэтического собрата «киргизским соловьем». Произведения Тоголока Молдо создавались в близких народу формах устной поэзии: это были кошоки (причитания), арманы (песни-жалобы), насняты (назидательные песни). В условиях почти поголовной неграмотности киргизского населения они фактически выполняли функции первых народных учебников.
 
Тоголок Молдо с полным основанием считается основоположником басенного жанра в киргизской литературе. Многие его басни: «Волк и лиса», «Корова и теленок», «Цапля и лиса», «Осел и соловей» и др. написаны под влиянием произведений великого русского баснописца Крылова. В басне «Жалоба верблюда» автор аллегорически рисует образ трудового народа, который изнывает под гнетом царизма, баев и манапов.
 
Акын бичует и высмеивает эксплуататоров народа («Девяносто вопросов», «Старик и старуха»), поднимает свой голос протеста против феодально-родовых пережитков по отношению к женщине. В произведениях «Жалоба девушки, выданной замуж за старика», «Девушка-беглянка» и в поэме «Жакши-катын» («Хорошая женщина», 1896 ) он показывает бесправное положение женщины в обществе и вместе с тем ратует за равноправную дружную семью, где благодаря искренней любви может «гореть огонь счастья». Выходец из трудовой семьи, акын неуклонно проповедовал идеи трудового воспитания. В стихотворении «Свобода» он утверждает: «Труд любить и лень позабыть — вот что значит свободным быть».
 
В творчестве Тоголока Молдо важное место занимают идеи дружбы народов, чувство любви и благодарности великому русскому народу. В поэме «Девяносто вопросов» он пишет: «Мы знали, что русский народ — великий народ, знали, что он добр и справедлив. Вот почему говорю я: «Да здравствует великий русский народ!».
 
Искусство народов Туркестана в конце XIX— начале XX в., несмотря на антинародную политику царизма, продолжало развиваться. В устном народном творчестве народа по-прежнему преобладали песни, поэмы, выражавшие вековые мечты народа о свободе, счастье и труде. В Узбекистане широко бытовал памятник народного творчества — эпос «Алпамыш». Выступления народных острословов-комиков (кызыкчи), кукольные представления (кулукучирчок), театры марионеток (чодырхоял) были непременным проявлением народной самодеятельности. В Таджикистане действовали кукольный театр и театр масхарабазов, труппы которых обычно состояли из 5—6 музыкантов, танцоров, акробатов, жонглеров. Они выступали среди масс, изображая различные стороны общественной жизни. В 1910 г. любительский кружок в Ходженте поставил на сцене комедию А. Н. Островского «На бойком месте», а в Ташкенте любители театра показали пьесы М. Горького «Мещане» и «На дне». Среди народа были хорошо известны и любимые произведения народных поэтов Фахрй Румони, Кудрата Бадахшони, Юсуфа Вафо, смело выступавших против невежества, взяточничества, коварства, свойственных баям, манапам, духовенству.
 
В Туркмении широко были распространены эпические поэмы «Кероглы» и «Шахсемен и Гариб», сказки, поговорки, пословицы, выражавшие народные мысли и чаяния о труде и свободе. Народ с любовью относился к творчеству поэтов-просветителей XVIII—XIX вв. Махтумкули, Кемине, Зелили, Молланепеса. В Казахстане особенно популярны были в народе героико-эпические поэмы «Кобланды-батыр», «Ал-памыс», лирическая поэма «Кыз-жибек» и др.
 
Киргизские сказители Сагымбай Орозбеков и, позднее, Саякбай Каралаев (1894—1971) продолжали распространять среди народа сказания о героических подвигах легендарного Манаса. Повсюду можно было услышать трудовые песни «Бекбекей», «Шырылдан»; бытовала народная сказка «Койлубай»; народный комик-сатирик Куйручук метко высмеивал жадность и лицемерие баев и мусульманского духовенства.
 
В прикладном искусстве народов Туркестана широко были представлены кожаные изделия, ворсовое ткачество, предметы конного снаряжения (особенно у киргизов и казахов), художественная обработка серебра и других цветных металлов, резьба и роспись по дереву и по ганчу (алебастру) (особенно у узбеков, туркмен и таджиков). Под влиянием русского и украинского населения женщины начали заниматься вышиванием на полотенцах, носовых платках и т. д.
 
Музыкальное искусство народов Средней Азии в конце XIX— начале XX в. получило дальнейшее развитие. В 70— 80-х гг. XIX в. здесь возникли кружки любителей музыкального искусства, начались первые нотные записи музыки среднеазиатских народов. И. И. Зарубин, И. И. Рачинский,
 
А. М. Самойлович и другие в 1908—1914 гг. собирали коллекции музыкальных инструментов народов Средней Азии, которые ныне хранятся в музее Института этнографии АН СССР в Ленинграде. Позднее А. В. Затаевич записал более 2300 киргизско-казахских мелодий, изданных им в двух частях. М. Горький по этому поводу писал: «Вот передо мной сборник «1000 казахско-киргизских песен» — они положены на ноты, оригинальнейшие их мелодии — богатый материал для Моцартов, Бетховенов, Шопенов, Мусоргских и Григов будущего. Как отмечают исследователи, исключительно богатым и разнообразным инструментарием обладали узбеки и таджики, издавна принадлежавшие к оседлому земледельческому населению Средней Азии.
 
Болат Сарыбаев со старинным казахским смычковым инструментом кыл-кобыз, который он возрождает к жизни
 
Фольклорные экспедиции Института Искусствоведения им. Хамзы под руководством Ф. М. Короматова установили широкое распространение в Узбекистане дойры и дутара, на которых исполнялись различные народные песни.
 
В начале XX в. вместе с русской культурой усиливается проникновение в Туркестан русской музыкальной культуры. В программах концертов все чаще звучат фрагменты из опер и балетов П. И. Чайковского, М. И. Глинки и других русских композиторов.
 
Вокруг развития национальной музыки шла острая идеологическая борьба. Журнал религиозно-клерикального направления «Ислах», отвечая на вопрос читателей: «Греховна ли музыка?», писал: «Всякая музыка, пение, на каком бы инструменте и языке ни исполнялись, является греховным делом. Присутствовать в местах, где исполняется музыка и песня, мусульманину тоже греховно». Против подобных религиозноклерикальных взглядов решительно боролся один из первых узбекских театральных критиков Ашурали Захарий. Защищая интересы музыкальной жизни народа, он писал о том, что «музыка оживляет душу, вдохновляет человека и дает ему эстетическое наслаждение», поэтому неверно мнение о ее греховности.
 
Зародышем сценического искусства у народов Средней Азии и Казахстана были импровизированные концерты на ярмарках, народных сходах, где выступали вышедшие из народа акыны, певцы, музыканты. В развитии театрального искусства большую роль сыграла деятельность Хамзы Хаким-заде Ниязи. В 1915 г. он создает любительскую театральную труппу и ставит свое первое драматическое произведение «Отравленная жизнь», комедию Н. В. Гоголя «Женитьба» и другие пьесы.
 
Периодическая печать в Туркестанском крае в конце XIX и в период революционного подъема в начале XX в. начинает играть важную роль в общественной жизни. В 1870 г. в Ташкенте стали выходить «Туркестанские ведомости» со специальными приложениями на узбекском и казахском языках (на основе арабской графики). С 1883 г. эти приложения выпускались в виде небольшого самостоятельного периодического издания «Туркестанская краевая газета» (в Ташкенте); здесь печатались некоторые сведения об общественной, экономической и культурной жизни края. В Ташкенте к моменту нового революционного подъема в России издавались: частная газета «Туркестанский курьер», еженедельный журнал «Туркестанское сельское хозяйство», иллюстрированный двухнедельный журнал «Туркестанский земледелец», «Известия ташкентской городской думы» и др. В Закаспийской области (Туркмения) выходили газета «Асхабад» и «Вестник среднеазиатской железной дороги», в Семиреченской области (Киргизия, Казахстан) издавались газеты «Семиреченские областные ведомости», «Семиреченский сельскохозяйственный листок», «Се-миреченская жизнь», мелиоративный журнал «Семиречье» и др. В 1907 г. в Троицке (Казахстан) начинают издаваться газета на казахском языке «Казах газети» и журнал «Айкап». С 1911 г. во Внутренней (Букеевской) орде выходит в свет газета «Казахстан».
 
Хотя все эти газеты и журналы находились под неослабным контролем царской цензуры, все же трудящиеся края получали некоторые скудные сведения об общественной жизни, о новостях науки, культуры и просвещения.
 
Библиотеки и другие культурно-просветительные учреждения, при всей своей немногочисленности и ограниченности фондов, все же играли определенную роль в распространении культуры среди местного населения. В 1870 г. по инициативе русских ученых и в результате поступления книжных подарков из научных учреждений Москвы и Петербурга в Ташкенте была создана Туркестанская публичная библиотека (ныне Государственная библиотека им. Навои). В 1880 г. на современной территории Киргизии имелась одна уездная библиотека в городе Токмаке. В мае 1902 г. в Пржевальске открывается народная читальня. По частной инициативе библиотека была открыта и в Иссык-Ате; ее книжный фонд насчитывал около 2000 томов. Аналогичную картину можно было наблюдать и в других уголках Туркестанского края. На территории Туркмении, например, в этот период появились первые научные учреждения: Закаспийский музей, Ашхабадское сельскохозяйственное поле по изучению урожайности хлопка. Была основана общественная библиотека в Ашхабаде. Начали выходить первые местные газеты — «Асхабадский вестник объявлений» и «Закаспийское обозрение».
 
Все эти новые очаги просвещения, науки и культуры возникли благодаря бескорыстной помощи русской прогрессивной интеллигенции, при активном участии демократически настроенных представителей местной национальной интеллигенции.
<< К содержанию

Следующая страница >>