http://stellagi-polki.ru/ архивные автоматизированные стеллажи.
Главная   »   История Казахстана. С. Асфендиаров   »   ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ ПЕРИОДА ЗАВОЕВАНИЯ


 ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ ПЕРИОДА ЗАВОЕВАНИЯ

Описанные восстания являются первоначальными формами освободительного движения казахских масс — борьбы против царизма, против завоевателей, против колониального грабежа. Однако борьба против инонациональных поработителей сплетается с борьбой против той части феодалов, которая переходит на сторону победителей, против «белой кости»— ханов, султанов и их приспешников. Несомненно, эта борьба велась и до российского завоевания. Царизм усилил классовые противоречия в степи, воспроизвел их на более расширенной базе, а именно на базе колониального грабежа и эксплуатации, создавая себе опору в лице привилегированного военного казачьего населения и переселенческого кулачества, раздувая национальный антагонизм, ставя русское население на положение великодержавной нации, а казахов им положение бесправных людей, жизнь и имущество которых предоставлены в распоряжение завоевателей. С другой стороны, давая «подачку» казахским господствующим классам, сперва ханам и султанам, затем аксакалам, баям и биям, покупал их услуги. Поэтому характер казахского освободительного движения периода завоевания Казахстана царизмом носит характер стихийного крестьянского восстания против колониального грабежа, организованного русскими помещиками и купцами, против феодального гнета. При существовавшем соотношении борющихся классовых сил, в силу господства феодальных отношений, во главе движения масс становились различные группы феодалов, отдельные вожди, среди которых были выдающиеся люди, как Кенесары, Сырым, Махамбет Утемисов, Исатай и другие. Однако такого рода стихийные колониальные восстания в описываемую эпоху не могли быть доведены до своих конечных целей.

«Мы, большевики, всегда интересовались такими историческими личностями, как Болотников, Разин, Пугачев и др. Мы видели в выступлении таких людей отражение стихийного возмущения угнетенных классов, стихийного восстания крестьянства против феодального гнета. Для нас всегда представляло интерес изучение истории первых попыток подобных восстаний крестьянства. Но, конечно, какую-нибудь аналогию с большевиками проводить нельзя. Отдельные крестьянские восстания даже в том случае, если они не являются такими разбойными и неорганизованными, как у Степана Разина, ни к чему серьезному не могут привести. Крестьянские восстания могут приводить к успеху только в том случае, если они сочетаются с рабочими восстаниями, и если рабочие руководят крестьянскими восстаниями. Только комбинированное восстание во главе с рабочим классом может привести к цели. Кроме того, говоря о Разине и Пугачеве, никогда не надо забывать, что они были царистами; они выступали против помещиков, но за «хорошего царя». Ведь таков был их лозунг. Как видите, аналогия с большевиками никак не подходит» (И. В. Сталин: Беседа с немецким писателем Эмилем Людвигом, 13 декабря 1931 г.). Аналогично и вожди казахских восстаний пытаются вступать в сделку с ханами, с русскими властями (Исатай, отчасти Сырым-батыр). Кенесары, деятельность которого носит более ярко выраженный характер непримиримой борьбы против царизма, стремился стать ханом и в отношении казахских родов проявлял в достаточной степени свою феодальную сущность. Ограбление и бармта не подчинявшихся ему родов производились им неоднократно (ограбление рода Джаппас, нападение на киргизов и т. д.).
 
В результате этих восстаний, хотя они и были подавлены царизмом, власть феодальной аристократии была ликвидирована. Такие формы движения, как казахские восстания конца XVIII и до середины XIX столетия, мы встречаем в целом ряде колониальных стран: восстания в Индии в середине прошлого столетия, восстания малайцев, знаменитое суданское восстание арабов против англичан под предводительством Махли в 80-х годах и т. д. Во всех этих восстаниях мы наблюдаем ту же картину стихийных крестьянских движений против европейского капитализма и местной феодальной аристократии, переходящей на сторону завоевателей.
 
В наше время подобные восстания мы наблюдаем в той группе отсталых колониальных стран, которые И. В. Сталин определяет как «страны вроде Марокко, не имеющие или почти не имеющие своего пролетариата и в промышленном отношении совершенно неразвитые». Но эти восстания происходят в совершенно иной обстановке — в эпоху пролетарских революций.
 
«После империалистической войны взаимные отношения народов, вся мировая система государств определяется борьбой небольшой группы импералистических наций с советским движением и советскими государствами, во главе которых стоит Советская Россия. Если мы это упустим из виду, то не сможем поставить правильно ни одного национального и колониального вопроса, хотя бы речь шла о самом отдаленном уголке мира» (Ленин). Эти же движения становятся все менее и менее изолированными, как писал В. И. Ленин, «уже теперь втягиваются в революционную борьбу, в международную революцию».
 
Поэтому более резко отмечается сплетение антиимпериалистической борьбы с борьбой против феодально-родовой верхушки. Народные массы в своей революционной борьбе все более и более отходят от феодально-родовых вождей, и все больше возникает шансов на сращивание этих движений с революционным движением пролетариата передовых стран, руководимых коммунистическими партиями.
 
Правда, империалисты используют отсталость общестенных отношений, невежество и некультурность феодально-родовых вождей в таких отсталых странах для того, чтобы создавать реакционное движение против национально-революционного. В условиях империализма феодально-родовая верхушка превращается в придаток жеплуататорского аппарата мировой империалистической буржуазии, служит ее классовым целям. Английская контрразведка в этом отношении развивает чрезвычайную энергию. Достаточно указать на «подвиги» известного полковника Лоуренса, организовавшего контрреволюционные выступления Баче-Сакао в Афганистане, курдские восстания в Турции, восстание бахтиаров в Иране и др.
 
Однако практика национально-революционных движений в отсталых колониях указывает на то, что не всегда угнетенные массы будут слепым орудием в руках британского империализма. Движение среди арабских и сирийских племен, которое в 1928—1929 гг. было спровоцировано англичанами для подавления революционного движения рабочих и крестьян Палестины, обратило свое оружие против английских империалистов, против родовых шейхов и феодалов. Намечается союз кочевых бедуинов, оседлых феллахов (земледельцев) и рабочих под руководством коммунистической партии против английского империализма и его социальной опоры.
 
В. И. Ленин, исходя из верного анализа движущих сил и перспектив национально-революционных движений в колониях, так определил наши задачи в колониях:
 
«Вполне понятно, что крестьяне, находящиеся в полуфеодальной зависимости, отлично могут усвоить идею советской организации и осуществить ее на деле. Ясно также, что угнетенные массы, эксплуатируемые не только купеческим капиталом, но и феодалами и государством на феодальной основе, могут применить это оружие, этот вид организации и в своих условиях. Идея советской организации проста и может быть применима не только к пролетарским, но и к крестьянским феодальным и полуфеодальным отношениям... Крестьянские советы, советы эксплуатируемых, являются средством, пригодным не только для капиталистических стран, но и для стран с докапиталистическими отношениями... Безусловным долгом коммунистической партии и тех элементов, которые примыкают к ней, является пропаганда идеи крестьянских советов, советов трудящихся всюду и везде — и в отсталых странах, и в колониях».
 
Такова должна быть, по нашему мнению, характеристика казахских восстаний периода завоеваний. С точки зрения казахских буржуазных националистов эти восстания являются «общенародным» и всеказахским движением против царизма. Кенесары, Сырым, Исатай и другие —«общенародные» герои, ставившие себе целью объединение всех казахов, образование независимого казахского государства. Это— точка зрения национального шовинизма.
 
Другую точку зрения представляет серия работ А. Ф. Рязанова. Он довольно подробно разработал материалы Казахского Центроархива, особенно дела пограничной комиссии, сделав однако совершенно неверные выводы. По его концепции восстания периода завоевания были восстаниями за независимость народных масс во главе с народными вождями. Эта народническая точка зрения, неверно трактующая движение, силы и перспективы казахских восстаний и роль классов в них, тем самым встает на рельсы буржуазной идеологии.