Главная   »   История Казахстана:белые пятна   »   ПАРТИЯ «УШ-ЖУЗ» И ЕЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В ПЕРИОД УСТАНОВЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В КАЗАХСТАНЕ




 ПАРТИЯ «УШ-ЖУЗ» И ЕЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В ПЕРИОД УСТАНОВЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В КАЗАХСТАНЕ

 

 

Октябрьская социалистическая революция освободила народы национальных окраин России от социального и национального гнета. С ее победой осуществлялись не только глубокие социалистические преобразования, но и одновременно решались общедемократические задачи. Возникшие в ходе революции различные политические организации трудящихся в силу отсталости социально-экономической и культурной жизни края (господство патриархально-феодальных отношений, кочевого хозяйства, сплошная неграмотность населения), недостаточно выраженной классовой дифференциации народа не везде сразу восприняли идеи научного социализма. Вместе с тем усиление социального гнета, тяжелое материальное положение толкали их на союз с рабочим классом в борьбе против старого строя, против контрреволюции. В различных районах Казахстана создавались и действовали белоказачьи отряды. Казахские баи-феодалы на победу Октября ответили образованием своего правительства «Алаш-Орда», координировав свои действия с русской белогвардейской контрреволюцией.

 
На волне национально-освободительного движения, которое резко усиливалось особенно после свержения самодержавия, шло ускоренное формирование как революционно-демократических, так и буржуазных организаций в крае. Последователи буржуазно-националистического течения группировались вокруг известного члена ЦК Российской буржуазно-демократической партии — кадета Алихана Букейханова и организовались в партию «Алаш». Некоторые из левых революционно-демократических течений организовали свою особую партию под названием «Киргизская социалистическая партия «Уш-жуз».
 
Встает вопрос — как могли возникнуть две казахские национальные партии, имеющие различные классовые концепции. Чтобы ответить на него, необходимо рассмотреть возникновение, политические позиции, социальный состав партий.
 
   «Алаш» как партия была объявлена в июле 1917 г., а организационно-подготовительная работа по ее созданию началась еще в период первой русской революции ("1905—1907 гг.). В конце 1905 г. в г. Уральске состоялся так называемый «демократический» съезд представителей пяти областей края по созданию «Казахской конституционно-демократической партии», на базе которой позже возникла партия «Алаш». С этой целью в следующем 1906 г. был проведен «съезд» в г. Семипалатинске, в работе которого приняли участие 150 человек. Участники этих съездов полностью одобрили и приняли программу партии «Народной свободы» (российских кадетов).
 
Эта молодая организация казахской национальной буржуазии выдвигала такие требования, как: издание закона, объявляющего казахскую землю собственностью казахов, закона об открытии школ, медресе и университета для казахских детей; ограничение процесса переселения из внутренней России в казахский степной край;' предоставление беднякам права свободы и равенства.
 
Политический лидер будущей партии «Алаш» А. Бу-кейханов и его сторонники М. Тынышпав, А. Сейдалин, Б. Сыртанов, писатель-поэт Шакарим Кудайбердиев поддержали программу российских кадетов и открыто заявили, что будущая казахская конституционно-демократическая партия, подобная русской партии «Народная свобода», будет находиться на позициях западной ориентации и противостоять в оппозиции самодержавному строю. По некоторым объективным причинам в то время не удалось окончательно создать такую национально-политическую партию, поэтому А. Букейханов и его сторонники продолжали активную работу по формированию казахской буржуазно-демократической партии.
 
Начиная с 1913 года, А. Букейханову удалось привлечь на свою сторону широкий круг работников интеллектуального труда, в том числе известного среди всего казахского народа просветителя, ученого лингвиста-тюрколога, талантливого переводчика русской поэзии
 
А.Байтурсынова, талантливого поэта, прозаика, публициста, гражданина, патриота своего народа Миржакипа Дулатова, которые издавали и редактировали общенациональную газету «Казах». В это течение влилась более подготовленная основная часть казахской национальной интеллигенции, и среди них — выдающийся казахский поэт Магжан Жумабаев; один из основоположников казахского романа, известный лингвист, поэт-переводчик Жусупбек Аймаутов и др. Здесь объективно следует отметить, что многие деятели и члены будущей партии «Алаш» и ее печатный орган «Казах» первоначально сыграли прогрессивную роль в национально-освободительном движении. Так, на страницах газеты «Казах» и других печатных органов публикуется немало статей и других работ по вопросам просвещения, литературы, культурного наследия народа, призывающих его к свету знаний и духовному совершенству… Авторы выступили со стихами политической направленности, публицистическими материалами на самые животрепещущие темы из жизни тогдашнего Казахстана: призыв газеты «Казах» под названием «Оян, казак!» («Пробудись, казах!») и сборник стихов М. Дулатова под этим названием (1909 г.) были проникнуты одной общей идеей и подчинены единому замыслу — пробудить сознание народа, внушить широким массам мысль о необходимости приобщения к материальным и духовным ценностям человечества. В данном сборнике стихов и статьях газеты «Казах» акцентировалось внимание читателя на возрастающих антиколониальных настроениях казахского народа. А. Байтурсынов и М. Дулатов постоянно находятся на позициях активной борьбы с администрацией царизма, за политическое равноправие наций.
 
А. Букейханов, открыто осуждая и разоблачая колониальную политику царизма в национальных окраинах, указывал: чего может ожидать небольшой, отставший от прогресса казахский народ от русской монархии, которая с недоверием и пренебрежением относится даже к своему русскому крестьянину, который ее кормит. Этим самым он подчеркивает свое презрение к самодержавию. Лидеры национального движения вызывали политическое недоверие у царской охранки, заключались в тюрьму, находились под постоянным наблюдением полиции.
 
Однако, с развитием революционного движения в стране буржуазно-националистическое движение делает резкий поворот вправо. Так, после Февральской революции 1917 г., свержения царского самодержавия и установления буржуазно-демократической власти политическая группа национальной буржуазии, объединенная вокруг газеты «Казах» и идущая за кадетом А. Бу-кейхановым, проводит соглашательскую политику и защищает интересы феодально-байской верхушки казахского ©бщества, активизирует свою деятельность по организационному оформлению политической группировки партии «Алаш».
 
О реальном существовании подобной партии было объявлено на ее I съезде, который состоялся в г. Оренбурге в конце июля 1917 г. А проект программы партии «Алаш» был опубликован на страницах газеты «Казах» 21 ноября 1917 г. Затем 5—13 декабря 1917 г. в г. Оренбурге был созван так называемый «общекиргизский» II съезд, образовавший правительство «Алаш-Орды» во главе с А. Букейхановым и провозгласивший автономию Казахстана. С целью охраны буржуазного порядка на территории казахской автономии было решено создать вооруженные силы («милицию») численностью в 25 тыс. человек и военный совет. А затем состоялась кровавая расправа над коммунистаии и сторонниками Советской власти.
 
Правительство «Алаш-Орды» действовало в союзе со всеми силами, враждебными советскому правительству. Оно установило связь с контрреволюционным Юго-Восточным Союзом, с атаманом Дутовым, объявившим войну против Советской власти, а также с белогвардейским правительством «Сибирь» и министрами Колчаковского правительства. В начале 1918 г. в Коканде образовалась так называемая «Кокандская автономия», в состав которой наряду с узбекскими буржуазными националистами вошли алашордынцы М. Тынышпаев, М. Чокаев; последний избирался председателем ее правительства. По замыслу его организаторов контрреволюционная кокандская автономия свою власть должна была распространить на территорию Туркестанского края, в том числе на территорию южных и юго-восточных районов Казахстана.
 
Лидера партии «Алаш», председателя правительства «Алаш-Орды» А. Букейханова хорошо знала не только общественность Казахстана, он был известной фигурой и среди русской интеллигенции, особенно русской буржуазии. Он являлся членом ЦК русской буржуазнодемократической партии (Кадеты). Будучи депутатом II Государственной Думы, А. Букейханов неизменно примыкал там к кадетской фракции. После победы Февральской революции он назначен членом Туркестанского Комитета Временного правительства, комиссаром Временного правительства Тургайской области Казахстана. Он не признавал победы Октябрьской социалистической революции и созидательной деятельности молодой Советской власти. И поэтому в осуществлении своих целей возлагал большие надежды на белогвардейцев и другие контрреволюционные силы. Он безуспешно использовал в достижении своих целей национальный флаг, национальные символы, в плену которых оказались многие представители интеллектуальных слоев казахского общества. 
 
«Объективности ради следует отметить, что шедшая за А. Букейхановым большая часть видной национальной интеллигенции, в частности А. Байтурсынов, М. Дулатов, М. Жумабаев, Ж. Аймаутов и другие, как и многие представители русской интеллигенции, первоначально не поняли сути Великой Октябрьской социалистической революции. Но вскоре сама жизнь развеяла туман ошибочных представлений. Забегая вперед, можно сказать, что в марте 1919 г. группа алашордынцев во главе с А. Байтурсыновым решительно переходит на сторону советской власти, серьезно ослабив позицию «Алаш-Орды».
 
В Центральном партийном архиве в Москве нам встретился интересный документ, поддерживающий утверждения о параллельном, одновременном формировании в крае буржуазно-националистических и революционно-демократических организаций. Так, один из активных участников установления Советской власти в Западном Казахстане, агитатор-организатор Отдела работы в деревне ЦК РКП(б) и политсотрудник Кирревкома Серикпали Джакупов и политработник Кирвоенкома Нургали Утегенов в докладной Областному организационному бюро Киркрая ЦК РКП (б) писали: «… среди киргиз, в особенности киргизской интеллигенции, имеются двоякого рода политические течения: одно из них чисто националистическое, со смесью шовинизма, а другое — интернационалистическое, в чисто коммунистическом духе. Оба эти течения существуют с давних времен. Последователи идеи национализма сгруппировались при керенщине вокруг известного кадета Алихана Букейханова, организовались в партию «Алаш», образовали алаш-ордынское правительство.
 
Некоторые из левых течений организовали тоже особую партию под названием «Уш-жуз», а некоторые не имели возможности соорганизоваться в виде разбросанности киргизского населения, принимали участие в борьбе, вступая в РСДРП(б)...
 
При Советской власти главари упомянутой Алашской партии открыто перешли на сторону казачьей белогвардейской банды, обманывая население, что будто бы киргизам дает автономию белогвардейское правительство, отнюдь не советское.
 
 Левое течение было противоположного мнения, оно в Советской власти нашло себе защитника и при первой возможности перешло на сторону Советской власти.
 
Борьба между ними, начиная с 1918 г., усиливалась
 
и была ожесточенной...»
 
В ответ на создание казахской феодально-байской верхушкой, буржуазной интеллигенцией своей политической партии «Алаш» и правительства «Алаш-Орды», как сообщалось в органе Омского Совета рабочих и солдатских депутатов «Революционная мысль», в крае родилась новая «Казахская социалистическая партия «Уш-жуз», был избран Центральный Комитет, в состав которого вошли: председатель—Мукан Айтпенов; товарищ председателя — Кульбай Тогусов, секретарь ЦК — Искак Кабеков; казначей Абдрахман Клычбаев. Газета сообщала также о местонахождении ЦК — в Омске. В том же номере был помещен список кандидатов в Учредительное собрание от Казахской партии «Уш-жуз» в количестве 13 человек, утвержденных ЦК партии. Партия имела своей печатный орган — газету «Уш-жуз», которая начала издаваться в г. Петропавловске в декабре 1917 г.
 
По своему социальному составу партия «Уш-жуз» была преимущественно мелкобуржуазной, революционно-демократической организацией; ее возникновению способствовало усиление социального и идейного размежевания среди казахской интеллигенции и близких к ней политически активных мелкобуржуазных слоев населения края. Словом, она объединяла часть революционно-настроенной интеллигенции — учителей, учащихся, фельдшеров, служащих учреждений, а также мелких скотоводов, крестьян-земледельцев, кустарей, представителей рабочих. К ней временно примкнули и некоторые представители феодально-байской верхушки.
 
В партийных документах не приводятся данные о численности членов партии. Однако, судя по тому, что в адрес партии поступили многочисленные телеграммы из различных городов Казахстана и Средней Азии с приветствиями и заверениями в ее поддержке, численный состав ее мог быть для того времени значительным.
 
В этой партии, как указывает В. К. Григорьев, «по нашим подсчетам, состояло на начало апреля 1918 г. около тысячи человек». Эти данные близки к реальности, так как архивные данные подтверждают, что только в г. Омске членов этой партии было более 450 человек, в Петропавловске примерно —200.
 
Сравнивая социальный состав партии «Алаш» и «Уш-жуз», известный казахский революционер и писатель С. Сейфуллин писал, что Алаш-Орду составляли сливки байской верхушки, сынки высокопоставленных чиновников, получившие воспитание в царских гимназиях, потомственные мирзы. А в «Уш-жузе» собрались омские городские жители, мастеровые, ямщики, пастухи, в основном городская неграмотная беднота. Оказались среди них известный борец Хаджимукан, бывший ранее пастухом, и рабочие Петропавловска.
 
Сложность политической обстановки в стране непосредственно после победы Октябрьской революции, образование Советского государства, в исполнительных и законодательных органах которого некоторое время участвовали «левые» эсеры и представители других мелкобуржуазных групп, недостаточная политическая зрелость масс оказали отрицательное влияние на ушжузовцев при выработке ими программных требований. Они ясно не представляли целей и задач социалистической революции, проведенной под руководством большевиков. Программные тезисы казахской социалистической партии, опубликованные в газете «Уш-жуз», были расплывчатыми, в них мало общего с программой большевистской партии. Но они содержали ряд пунктов, которые отражали требования трудящихся. Партия «Уш-жуз» выступила за немедленное прекращение империалистической войны, заключение мира между воюющими странами без аннексий и контрибуций. Она осудила контрреволюционную «автономию» алашордынцев и взамен нее предлагала Казахстанско-Среднеазиатскую автономию в составе России, т. е. Туркестанскую Федерацию. Кроме того, в составе России допускалась возможность включения тюркско-татарской автономии, т. е. единой автономии вообще тюркоязычных народов России. Партия «Уш-жуз» требовала наделения казахских крестьян землей, говорила о необходимости перехода к оседлому образу жизни. Она считала своей обязанностью заступиться в меру сил за слабых, помогать сиротам, обездоленным и по возможности не допускать в дальнейшем «съедания бедных бессердечными хищниками». В вопросе судоустройства и судопроизводства партия «Уш-жуз» выдвинула требование создать свод законов на основе обычного права (патриархально-феодальных правовых обычаев) и шариата, отбросив при этом жесткие пункты Корана, предписывающие меры наказания в виде обрезания пальцев, ушей, носа за различные проступки, и оставив в силе его положения, касающиеся брака, семьи, наследства и т. д. Ушжузовцы поставили перед собой программную задачу создания земских учреждений в казахских аулах, которые, по их замыслу, способствовали бы открытию школ, распространению среди населения знаний, оказывали помощь бедным хозяйствам кредитами, инвентарем, семенами. Они заявили о необходимости сотрудничества с органами Советской власти представителей мелкой буржуазии и о том, что они примыкают к «левым» эсерам.
 
В программе партии «Уш-жуз» и в выступлениях ее руководителей по различным вопросам ясно проявилась их политическая незрелость, шаткость их идейных позиций, что свойственно и современным мелкобуржуазным революционерам и революционным демократам.
 
Противопоставляя себя алашордынцам, К. Тогусов и его сторонники в газете «Революционная мысль» выступали от имени молодой казахской демократии, а иногда и от имени казахских пролетариев. В постановлении заседания ЦК партии «Уш-жуз», состоявшегося в январе того же 1918 г., поддерживая программу большевиков и «левых» эсеров, совместно боровшихся в то время на платформах Советской власти, ушжузовцы заявляют о своей готовности бороться против белогвардейской и алашордынской контрреволюции «совместно с русской революционной демократией». Поскольку большевики и «левые» эсеры тогда выступали вместе, ушжузовцы не видят между ними существенной разницы и объединяют их общим понятием «русская революционная демократия». Под казахской демократией К. Тогусов подразумевал все массы народа, т. е. рабочих, полупролетариев, мелких собственников казахской степи. Ему, как крестьянскому идеологу отсталой национальной окраины России, был чужд строгий классовый подход к различным слоям населения даже в период великих революционных потрясений. С одной стороны, он не отделял пролетарские и полупролетарские массы от мелких собственников, а с другой — все богатые и зажиточные элементы он называл казахской буржуазией. При этом он не понимал разницы между феодалами степи и богачами города.
 
В своей статье «Казахская жизнь» в газете «Революционная мысль» К. Тогусов объявляет себя защитником казахской бедноты от кучки богатых и в то же время берет под защиту мусульман вообще, мусульманина-казаха в частности. В ушжузовском понятии «угнетенные массы» ставится знак равенства между классовым гнетом трудящихся и религиозной дискриминацией единоверцев. Если исходить из этого, то среди единоверцев, в данном случае мусульман, ушжузовцы не способны выделить бедных и богатых, эксплуатируемых и эксплуататоров.
 
Правда, в оценке этих рассуждений мы не вправе строго подходить к партии «Уш-жуз» и ставить ее по ту сторону баррикад. В первых официальных документах Советского правительства нередко употребляется термин «мусульмане» в общей форме в отношении угнетенных народов Востока. В частности, в Обращении Совета Народных Комиссаров «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» от 20 ноября 1917 г. Советам, руководимым большевиками, предписывалось охранять права мусульманских народов «всей мощью революции и ее органов, Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов».
 
Стремление партии «Уш-жуз» связать идеи «мусульманского братства», «единение тюрко-татарских детей» с развивающимся революционным процессом на восточных окраинах страны после победы Октября можно объяснить особенностями психологии мусульманских крестьянских масс, тем, что народы отсталых национальных окраин не могли сразу освободиться от пут средневековых религиозных представлений. Кроме того, в Казахстане и Средней Азии накануне Октября было мало большевистских организаций, подавляющее большинство казахского народа было неграмотным, а образованные в основном были из среды имущих классов, влияние буржуазных националистов и мулл на трудящиеся массы было еше сильным. Все это отразилось на содержании идейно-политической деятельности партии «Уш-жуз».
 
Непоследовательность, расплывчатость программы партии «Уш-жуз» была обусловлена еще и тем, что ее руководство в первый период состояло из буржуазных и полупролетарских элементов. Председателем партии сначала был избран М. А.Айтпенов, стоящий ближе к буржуазно-националистической позиции. Поэтому партии «Уш-жуз» в то время (ноябрь—декабрь 1917 г.) были свойственны резкие колебания, путанные и противоречивые решения, отдельные срывы, носившие панисламистский и националистический характер, отражавшие настроение оказавшихся в партии различных социальных групп, или, как пишет Григорьев В. К.,—«проявления мелкобуржуазного характера партии, действовавшей в условиях отсталой национальной окраины.
 
Буржуазные элементы в партии, особенно в ее ЦК, были против принятия решений, направленных на закрепление завоеваний революции, укрепление Советской власти, они старались отстранить революционно-настроенных деятелей от руководства партией. Так началась борьба между революционно-демократическими силами, возглавляемыми К. Тогусовым, Ш. Альжановым, и соглашательскими буржуазными элементами — сторонниками М. Айтпенова. Первый этап этой борьбы закончился освобождением М. Айтпенова от поста председателя партии, его арестом, передачей дела революционному трибуналу и избранием председателем ЦК К. Тогусова. С этого момента политическая ориентация ЦК партии «Уш-жуз» изменилась. Здесь следует подчеркнуть гибкую, целеустремленную политику большевиков по отношению к той части мелкобуржуазной демократии, которая перешла в лагерь революции и выразила готовность участвовать в социалистическом переустройстве общества. Такая политика исходила из ленинской установки, определившей тактическую линию большевистской партии относительно непролетарских трудящихся масс. «В решительный момент,—писал В. И. Ленин,— в момент завоевания власти и создания Советской республики, большевизм оказался единым, он привлек к себе все лучшее из близких ему течений социалистической мысли, он объединил вокруг себя весь авангард пролетариата и гигантское большинство трудящихся». Эта политика большевиков имела исключительно важное значение в позитивном изменении внутри партии «Уш-жуз».
 
По архивным данным, в начале января 1918 г. состоялось расширенное заседание ЦК партии «Уш-жуз», где по докладу К. Тогусова «О текущем моменте» принимается важное решение. По количеству присутствующих (200 чел.) и по значимости принятых решений это заседание равно пленуму или конференции.
 
А в решении ЦК партии подчеркивается, что при создавшейся в стране политической обстановке, когда внутренние и внешние враги революции, объединившись, развязали войну против Советской власти, ушжузовцы решительно осуждают эти действия контрреволюционных сил и заявляют о своей твердой решимости выступить на стороне революционного народа. Они признают, что вследствие наступления германских империалистов и «разного рода контрреволюционных генералов, дворян, священников и других буржуазных классов», над революционной Россией нависла серьезная опасность. В связи с этим ЦК партии «Уш-жуз» объявляет о желании казахской демократии быть в такой критический момент «рядом с русской революционной демократией на страже и окончательно подавить контрреволюционные наступления врагов народа.
 
В этом документе ушжузовцы разоблачают действия алашордынцев, которые продолжали хозяйничать в казахском областном комитете Акмолинской области, созданном еще при Временном правительстве, и использовали его в контрреволюционных целях. ЦК партии «Уш-жуз» принимает решение о ликвидации этого комитета как орудия контрреволюции и посылает группу членов ЦК Ш. Альжанова, Е. Токпаева, К. Мусина, А. Клычбаева и др. для создания там своего органа власти. Этим членам ЦК вменяется в обязанность «работать рука об руку с русской революционной демократией в лице демократических Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и их исполнительных органов, созданных в результате Октябрьской революции».
 
Необходимо так же указать на еще один важный момент, свидетельствующий о повороте партии «Уш-жуз» влево. Речь идет об опубликованной в газете «Революционная мысль» резолюции экстренного заседания ЦК казахской социалистической партии «Уш-жуз», в которой одобрялось Обращение СНК РСФСР «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» (20 ноября 1917 г.). ЦК партии «Уш-жуз», выступая от имени трудящихся крестьян, казахской бедноты, заявлял о полной поддержке Обращения, так как видел, что оно направлено на защиту интересов трудового народа. «Кто следил,—говорится в; резолюции ЦК партии Уш-жуз»,— за политическими чаяниями мусульман России, тот может увидеть ясно, что в вышеприведенных цитатах Обращения Совета Народных Комиссаров нашли себе яркое стремление чаяния мусульман. Ведь до сих пор никогда ни русская, ни европейская власть не говорили с нами таким языком. Ведь до сих пор никакие общественные группы Европы не смотрели на мусульман такими глазами».
 
Значение этой резолюции «Уш-жуз» состоит в том, что она распространила правду о политике Советской власти в отношении угнетенных народов Востока. Ведь в то время алашордынцы всячески обливали грязью этот документ и «доказывали»: «большевики собираются растоптать вероисповедания мусульман, выгонять их на пески и пустыни». В противовес им ушжузовцы заявляли, что только благодаря заботе большевистской партии и советской власти трудящиеся мусульмане освободились от колониального ига, от угрозы империализма, «чего мы, мусульмане, не видели ни у правительства Львова, ни у правительства Керенского».
 
ЦК партии «Уш-жуз» выражает полное доверие Советской власти, готовность совместно работать в местных Советах и с этой целью посылает в них своих представителей. При этом следует отметить, что большевики Казахстана в борьбе за победу Советской власти шли на временные соглашения с поддержавшими власть Советов мелкобуржуазными партиями, группами, в том числе с партией «Уш-жуз». В основу сотрудничества легло Письмо ЦК РСДРП (б) от 7(20) ноября 1917 г. в котором говорится о согласии большевиков разделить власть с меньшинством Советов при условии лояльного, честного обязательства этого меньшинства подчиняться большинству и проводить программу, одобренную Всероссийским Вторым съездом Советов. Согласно данной установке большевиков ЦК партии «Уш-жуз» в своем решении записал: «Объявить Совету Народных Комиссаров в центре и Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов на местах полное доверие и делегированных членов (партии) оставить в Советах, огласив настоящее постановление на страницах «Революционной мысли».
 
Первые декреты Советской власти — о мире, земле хлебе — были горячо поддержаны ЦК партии «Уш-жуз», о чем свидетельствует приветственная телеграмма руководства этой партии от 12 марта 1918 г. IV Чрезвычайному Всероссийскому съезду Советов, на котором был ратифицирован Брестский мир.
 
В телеграмме сказано: «Центральный Комитет социалистической Казахской партии «Уш-жуз» и Казахский областком именем восьмимиллионной казахской демократии приветствует Всероссийский съезд, шлет горячие пожелания плодотворной работы. Перед съездом стоит огромная задача решить вопрос о мире. Казахская демократия глубоко и твердо верит, что съезд сумеет решить этот вопрос согласно желаниям и интересам демократии и закрепит за собой завоевания социальной Октябрьской революции».
 
Телеграмма ЦК партии «Уш-жуз», оглашенная на съезде, произвела большое впечатление на его участников.
 
Как уже отмечалось, партия «Уш-жуз» с самого начала выступила против планов казахских националистов отторгнуть Казахстан от революционной России путем создания так называемой «Алашской автономии».
 
С первых дней Октябрьской революции буржуазные националисты вместе с другими контрреволюционными силами открыто встали на путь борьбы с Советской властью. Они, как было сказано выше, объявили в Туркестане «Кокандскую автономию» наряду с «Алашской автономией» в Казахстане. Выдавая эти «автономии» за волеизъявление местного населения, националистические элементы добивались их признания со стороны Советского государства. Ушжузовцы разоблачали эти политические махинации врагов революции и предпринимали активные действия для срыва коварных планов буржуазных националистов. В апреле 1918 г. они обращались к председателю Совета Народных Комиссаров РСФСР
 
В.И. Ленину, раскрывая истинные цели националистов и необходимость их политической изоляции.
 
В телеграмме па имя председателя Совета Народных Комиссаров В. И. Ленина от 21 апреля 1918 г. К. Тогусов сообщает: «В Западной Сибири и Степном крае наряду с Казахской социалистической партией «Уш-жуз», стоящей на платформе Советской власти и идущей рука об руку с ней, существует другая —буржуазная партия «Алаш», во главе которой стоит известный кадет А. Букейханов и другие. До сведения моего, председателя партии «Уш-жуз», дошло, что А. Букейханов имел с вами разговор по прямому проводу об автономии казахов. Довожу до сведения, что партия «Алаш» разогнана, члены ее арестованы, А. Букейханов, один из видных активных участников выступления Дутова, разыскивается». Далее К. Тогусов пишет, что, по имеющимся газетным сведениям, видный член партии «Алаш» X. Габбасов, прибывший в Москву, имел с
 
В.И. Лениным свидание. Он просит сделать распоряжение об аресте Габбасова и выслать в Омск, как уличенного в контрреволюционном выступлении и подлежащего преданию суду революционного трибунала.
 
Излагая свои взгляды по вопросам политического устройства страны, ушжузовцы раскрывали социальную сущность и подчеркивали нереальность так называемой алашской автономии. Видный представитель партии «Уш-жуз» Н. Кульжанов в этой связи указывал, во-первых, на совершенную утопичность образования в данный момент алашского государства, отторгнутого от России, так как его территория не определена, а казахи живут в различных районах Средней Азии и русских губерниях, во-вторых, на то, что вместе с казахами в степи живет немало русского населения. Без его согласия провозгласить самостоятельное государство казахов было бы чревато опасными последствиями. И, в-третьих, при сплошной неграмотности населения, отсутствии необходимых кадров интеллигенции и специалистов, без поддержки русского народа в Казахстане невозможно осуществить функцию суверенного государства.
 
Отвергая алашордынский план отторжения Казахстана от революционной России, партия «Уш-жуз», как говорилось выше, предложила создание федерации Средней Азии и Казахстана в составе Советской России, призвала «казахскую демократию идти нога в ногу с русской революционной демократией и беспощадно бороться с буржуазией.
 
Новое государственное образование, по мнению уш-жузовцев, должно опираться на тесный союз с русским" пролетариатом и трудовым крестьянством. «Поскольку революция впервые в истории передала власть в руки трудящихся масс,— писал К. Тогусов,— то к этой революции должен присоединиться казахский народ. Теперь наступил момент образования федерации. Для этого мы должны действовать совместно с русскими рабочими, солдатами и крестьянами и использовать их надежную защиту.
 
Нельзя не согласиться с мнением академика АН КазССР Зиманова С. 3., считающего, что «с самого начала для «Уш-жуза» была характерна социалистическая ориентация, что «Уш-жуз» без всяких оговорок принял ленинскую установку самоопределения народов».
 
Ушжузовцы строили планы развития Казахстана по пути прогресс.а на перспективу. «Казахи-киргизы,— писал Н. Кульжанов,— кругом бедны и по части образования, науки… Только вчера они освободились от двухсотлетнего ига Царской России». Поэтому он призвал казахов «приобщиться к жизни культурного народа, учиться у них науке, искусству», имея в виду русский народ.
 
Ушжузовцы занимали довольно реалистическую позицию в решении вопроса о дружбе народов, в частности о дружбе казахского народа с русским трудящимся населением.
 
В первые, особенно трудные месяцы после победы Октябрьской революции, русские великодержавные шовинисты и буржуазные националисты всячески старались натравить один народ на другой. В это время газета «Уш-жуз» опубликовала передовую статью «Сак-тан («Берегись»), в которой указывалось на общность интересов русских и казахских трудящихся масс и утверждалось, что «рядовые русские-казахи, живущие рядом с нами как добрые соседи в течение многих веков и ставшие нам родными и близкими, надеемся, не последуют бесстыдным советам провокаторов». Статья разоблачила попытку врагов народа «поссорить» русского с казахом и призывала: «подвергавшиеся в течение нескольких столетий угнетению трудящихся в поте лица русские-казаки, надеемся, подадут руку помощи казахскому народу, который, так же как и они только что освободился от рабства, и скажут» провокаторам, казачьим атаманам «нечистым»: «Руки прочь, злобный враг!» Такого понимания мы не ожидаем от генералов и знати казачества. Этого мы ожидаем от тех казаков-русских, которые угнетались, как мы...»
 
Отсюда, бесспорно, видно, что классовая позиция ушжузовцев была ясной, они защищали идею классовой солидарности между трудящимися народами, разоблачая попытку классовых врагов «поссорить» русских с казахами и призывая последних не верить противона-родным действиям враждебных элементов, стремившихся ослабить единство трудовых народов. Эта позиция ушжузовцев, естественно, была не по душе алашордынцам.
 
Алашордынцы на страницах своих газет «Казах» и «Сары-Арка» обрушились с бранью на большевиков и ушжузовцев. В лице ушжузовцев они видели распространителей «большевистской заразы» в казахских аулах. «По божьей воле,— пишет газета «Казах» в статье «Большевики из казахов»,— большевистская зараза настолько распространилась, что даже среди казахов Омской области… появились настоящие последователи большевизма. Когда на голову казахского народа обрушились тяжелые испытания, когда он старается найти пути спасения от разгрома большевиков, у себя в стране появились враги народа — большевики… в Омске партия «Уш-жуз» поддержала большевиков, снюхалась с большевиками и посадила двух своих представителей в Комиссариате. Если казахские большевики сразу же не прекратят преступную поддержку русских большевиков, тогда, признав казахских большевиков врагами партии «Алаш», выгоним из среды казахского народа».
 
Отвечая на нападки буржуазных националистов, К. Тогусов в своей статье «Ответ газете «Казах» (открытое письмо, опубликованное в газете «Революционная мысль») разоблачает их как преданных слуг богачей, «Алаш» он называет «партией кучки богатых, жирных, интеллигентных, реакционных людей». «Теперь эта партия,— пишет К. Тогусов,— чтобы в корне подавить молодую казахскую демократию… старается всеми темными и грязными силами дискредитировать в глазах русского общества партию «Уш-жуз», единственнную опору казахской революционной демократии».
 
Решительно отметая клевету алашординцев, разоблачая их, лидер ушжузовцев выражает свою непримиримость к защитникам старого строя. Он называет их «жалкими трусами, старыми могильщиками казахского народа, а путь, избранный ими, «лживым и позорным». Он заканчивает статью словами: «Прочь, вон с пути казахского пролетариата! Вы хотите опять схватить своими «жирными» руками за горло казахскую демократию, но этого не будет потому, что она просыпается и имеет в своем распоряжении «боевой штаб» в лице Центрального комитета социалистической Казахской партии «Уш-жуз». Вы можете подойти к молодой казахской демократии, перешагнув мой труп и трупы моих товарищей. Я призываю вас на открытый бой, идите в честную рукопашную схватку».
 
Итак, важнейшие документы партии «Уш-жуз» и публичные выступления членов ЦК в печати свидетельствуют о том, что в условиях ожесточенной классовой борьбы ушжузовцы стояли на стороне трудящихся масс, выступали против баев и феодалов и их агентуры — алашордынцев. Эти факты свидетельствуют о крупных переменах в партии «Уш-жуз», существенном повороте влево в ее идейно-политической ориентации. Если в ноябре 1917 г., в момент образования партии, ее руководители писали, что примыкают только к «левым» эсерам, то позже они выражают свою полную поддержку Советской власти и готовность идти вместе с ней до конца, они объявляют о необходимости совместной борьбы против сил контрреволюции. С конца декабря 1917 г. по февраль 1918 г. члены партии «Уш-жуз» в своих выступлениях подчеркивали, что партия является союзницей не эсеров вообще, а «левых» эсеров и большевиков. При этом они недвумысленно заявляли: «Программа большевиков и «левых» эсеров и это наш идеал».
 
«Лидер партии К. Тогусов как революционер-демократ понял, что лучшее казахского народа неотделимо от торжества Советской власти, а левоэсеровская ориентация была следствием его мелкобуржуазной ограниченности».
 
Казахская социалистическая партия «Уш-жуз», ее ПК не ограничивались устными заявлениями, принятием решения о своих политических позициях, о решительной поддержке Советской власти в борьбе против контрреволюционных сил, они предпринимали практические действия в духе этих заявлений, решений. Решительный переход ушжузовцев на сторону Советской власти наметился с первых же дней победы Октбрьской революции. Известно, что представители партии «Уш-жуз», принявшие участие в работе III съезда Западно-Сибирского Краевого Совета рабочих, солдатских депутатов, состоявшегося 2—10 декабря 1917 г., голосовали за его решение, признавшее единственную власть — Советскую — в центре и на местах.
 
Позже, 26 февраля 1918 г. на заседании Президиума Краевого Исполнительного Совета К. Тогусов доложйл, что Казахский областной исполнительный Комитет (должен) слиться с Исполнительным Комитетом крестьянских, рабочих и солдатских депутатов и работать совместно во всех административных и хозяйственных организациях.
 
Президиум Краевого Исполнительного Совета в основном поддерживал данное предложение и принял решение следующего содержания: «До того времени, пока будет созван казахский съезд, ему (Казахскому Комитету.—Д. Е.) представляются 4 места в Исполнительном Комитете, и ушжузовцы могут посылать своих представителей в любой отдел Совета народного хозяйства для работы в той или другой отрасли народного хозяйства, что слияние с казахами является искренним желанием Исполнительного Комитета Краевого Совдепа и Президиум приветствует их, как представителей казахской бедноты».
 
Партия «Уш-жуз», руководившая Казахским областным Комитетом Акмолинской области после изгнания оттуда алашордынцев, работала в тесном контакте с Омским Советом рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, посылала туда своих представителей для участия в деятельности его различных органов. Сам руководитель партии «Уш-жуз» К. Тогусов был избран членом Омского областного Комиссариата, Комиссаром Государственных имуществ по Акмолинской и Семипалатинской областям. Позже К. Тогусов утверждается Комиссаром юстиции Западно-Сибирского Краевого Совета.
 
Исках Кабеков вошел в состав Петропавловского городского и уездного Советов, Он вместе с членами партии «Уш-жуз» С. Туленгутовым (родной брат К. Тогу-сова), М. Усурбаевым, Ж. Исмагамбетовым, Ж. Исмухамедовым были включены в состав хозяйственного, земельного отделов и продовольственного комитета Петропавловского Совета.
 
Вместе с верными товарищами по борьбе Г. Идрисовым и К. СутЮшевым Исках Кабеков руководил отделом Петропавловского Совдепа по работе среди мусульманского населения и становится комиссаром красногвардейского отряда, организованного из казахских и татарских рабочих. И. Кабеков входит в состав Революционного трибунала, его Особой следственной комиссии и показывает образцы боевой работы под руководством большевиков в борьбе против контрреволюции.
 
Ермухамед Токпаев — один из активных организаторов в создании партии «Уш-жуз», член ее ЦК. С первых дней поддержал Советскую власть; в 1917—1918 гг. был членом следственной комиссии Ревтрибунала Омского областного Совета, активно боролся против врагов Советской власти.
 
Ушжузовцы разогнали созданные алашордынцами областные и городские органы власти и начали создавать свои. Свою деятельность согласовывали с советскими органами, вели непримиримую борьбу против белогвардейцев и казахских националистов. Например, газета «Уш-жуз» на казахском и русском языках сообщала: «Постановление ЦК социалистической партии «Уш-жуз» под председательством К. Тогусова: Акмолинский областной казахский исполнительный комитет, как орган контрреволюции, низложен, члены арестованы, временно до созыва областного казахского демократического съезда, делегированы в областной казахский исполнительный комитет следующие члены Центрального комитета «Уш-жуз» (далее 11 фамилий). Председателем Акмолинского исполнительного комитета был назначен ближайший соратник К. Тогусова — Шаймерден Альжанов.
 
ЦК партии «Уш-жуз» своим постановлением считает необходимым «довести до сведения всех Советов и Исполнительных комитетов о низложении казахского -областного комитета, как органа контрреволюции». Поддерживая постановления ЦК «Уш-жуз», Исполнительный Комитет Петропавловского Совета крестьянских, рабочих и солдатских депутатов принял решение о ликвидации дела казахского уездного комитета и передаче делопроизводства и средств уездному Совнархозу.
 
А 15 марта 1918 г. Петропавловский Совдеп принимает решение «об отпуске ЦК партии «Уш-жуз» ...5 тыс. руб. и выдать (их) по мере надобности».
 
Другой пример. В целях материального обеспечения намечаемого выступления контрреволюции против Советов на 5 мая 1918 г. в г. Семипалатинске алашордынцы созвали так называемый казахский областной съезд. Для выяснения направления и целей этого сборища большевики через Совдеп посылают на него своих представителей: К. Шугаева, П. Салова, М. Трусова, Н. Кульжанова. Алашордынцы старались всячески оклеветать большевиков, Советскую власть. Областной казахский съезд «как съезд буржуев, был разогнан большевиками… В разгоне съезда главную роль сыграл Нургали Кульжанов»,— так признались сами организаторы съезда и руководители Восточного отделения «Алаш-Орды» X. Габбасов, Р. Марсеков.
 
Собирая вокруг себя крестьян, дехкан, кустарей и поддерживая советскую власть, ушжузовцы вели борьбу с баями, феодалами и буржуазными националистами. «Разоблачение «Алаш» и самозванного алашордын-ского «правительства» помогло казахским массам разобраться в контрреволюционной сущности «Алаш-Орды», отойти от нее». Для подтверждения можно привести несколько примеров.
 
Определяя свою социальную базу, ЦК партии «Уш-жуз» дважды (в апреле 1918 г.) обратился с воззванием «Ко всему трудящемуся киргизскому (казахскому) населению», в котором говорилось о задачах ушжузовцев в защите интересов трудящихся, о возможных путях выхода из тяжелого продовольственного положения. Оно призывало трудящихся отбросить партийные и иные споры, энергично взяться за восстановление экономики, всеми силами и средствами увеличивать площадь посевов. Воззвание закончилось призывами: «Да здравствуют Советы рабочих, крестьянских и казачьих депутатов! Да здравствуют Советы киргизских (казахских) депутатов!»
 
Съезд бедняков Зайсанского уезда в телеграмме на имя К. Тогусова от 22 апреля 1918 г. пишет о «признании Советской власти» и просит направить пропаган-дистов-организаторов партии «Уш-жуз» для организации казахской демократии против «Алашорды».
 
14 марта 1918 г. представители трудящихся пяти уездов Семипалатинской области обратились со специальным посланием в Исполком областного Совета и ЦК партии «Уш-жуз» об упразднении как уездны, так и волостных казахских комитетов и судов, в состав которых входят прежние буржуазные элементы старого режима, а «вместо них выбрать новые учреждения по закону большевиков».
 
Казахские трудящиеся Омской области в своем письме от 4 марта 1918 г. в Следственную Комиссию Омского ревтрибунала, подписанном 162 казахами, горячо поддержали ушжузовцев, призывавших население бороться с враждебными действиями алашордынцев против Советской власти, не собирать денежных сборов в пользу «Алаш-Орды», не давать джигитов и лошадей алашордынским войскам. «После (подобного) объявления Е. Токпаевым,— говорится в письме,— мы, граждане, единогласно постановили, во-первых, не делать денежных сборов, во-вторых, не образовывать никакой народной милиции против Совета народных Комиссаров».
 
Молодежная организация «Брлик» (в Омске), хотя официально стояла вне партии, но фактически выступила (в последние годы) проводницей идей партии «Алаш». В январе 1918 с. бедняцкая часть молодежи, находящаяся под влиянием партии «Уш-жуз», отделилась от «Брлик» и организовала «Демократический Совет» во главе с С. А. Досовым, Т. Арыстанбековым, Ж. Садвакасовым и другими. Председатель первого организационного собрания Абилкаир Досов предоставил слово для доклада К. Тогусову, который, обращаясь к собравшимся, сказал:«Молодежь, ваш ново-
 
образуемый комитет не только будет комитетом вспомоществования, но и комитетом, защищающим интересы всей мировой демократии, а потому дайте ему название «Демократический Совет учащихся», который должен опираться на какую-нибудь из демократических партий, например, на «Уш-жуз».
 
Факт оказания помощи здоровым революционно-демократическим элементам «Брлик» в оформлении в самостоятельную организацию «Демократический Совет учащихся» подтверждает свидетельства о том, что партия «Уш-жуз» пользовалась среди казахской молодежи определенным авторитетом, вопреки оголтелым нападкам алашордынцев.
 
Но партия «Уш-жуз» просуществовала недолго, всего полгода. Это объясняется рядом причин. Из-за организационной разобщенности, идейной неустойчивости многих членов партии «Уш-жуз» не смогла распространить широкое влияние среди трудящихся южных и западных районов Казахстана. Вследствие отсутствия твердой дисциплины в партии она не смогла сохранить единство своих рядов и существовать как единая политическая организация в обстановке гражданской войны и иностранной интервенции. По социальному составу партия «Уш-жуз» была неоднородной, в ней оказалось немало враждебных пролетариату буржуазных элементов, которые вели подрывную работу внутри партии. Неустойчивые элементы, вступившие в партию «Уш-жуз» в период триумфального шествия Советской власти по всей стране, начали выходить из нее, когда перевес сил в Сибири оказался на стороне контрреволюции, когда кулаки подняли мятежи.
 
Правые элементы исподволь сколачивают силы, чтобы расправиться с председателем партии «Уш-жуз» и комиссаром юстиции Западно-Сибирского краевого Совета К. Тогусовым и его товарищами. В результате подрывных действий, проводимых внутри партии «Уш-жуз», и клеветнических доносов проалашордынских элементов вне партии и их сторонников, осевших в Омском Совете, К. Тогусов и его ближайшие товарищи по партии были арестованы. Против К. Тогусова были выдвинуты обвинения в различных служебных злоупотреблениях, выразившихся в незаконном сборе с богатых элементов в пользу партии.
 
По признанию даже самого Президиума Западно-Сибирского Комитета Советов от 11 мая 1918 г., эти обвинения «не получили в значительной мере подтверждения» в ходе следствия. Поэтому Президиум принял решение на очередном заседании заслушать объяснения лиц, поднявших дело К. Тогусова.
 
Похоже, что контрреволюция имела своих агентов в советских органах Сибири. Чувствуя, что вскоре власть перейдет в их руки, они не стеснялись в выражениях, приписывая К. Тогусову в качестве одного из пунктов обвинения и «контрреволюционные» деяния против партии «Алаш» вместо того, чтобы сказать о его революционной борьбе против «Алаш-Орды». Попытки низовых организаций «Уш-жуз» оградить своих руководителей от ложных обвинений и освободить их из-под ареста не привели к успеху. Западно-Сибирский Совет не успел вновь разобраться в деле К. Тогусова: вскоре власть была захвачена контрреволюцией, которая, объявив К. Тогусова «советским деятелем», в марте 1919 г. умертвила его и других руководителей партии «Уш-жуз» в Омской, Петропавловской и Александровской каторжных тюрьмах.
 
Аресты руководителей партии «Уш-жуз», а вслед за этим временная победа контрреволюции привели к распаду этой партии. Партия «Уш-жуз» просуществовала в период, наполненный ожесточенными классовыми боями, смертельными схватками между новым и старым миром. Это в известной степени значительно затрудняло консолидацию сил молодой партии. Сам характер действий партии и ее эволюция в сторону революции, Советской власти свидетельствовали о том, что при благоприятных условиях она могла бы перейти на позиции большевизма и влиться «в большевистскую партию».
 
Сильные большевистские организации Северо-Восточного Казахстана и Западной Сибири (в Омске, Петропавловске и др. городах) живо интересовались деятельностью партии «Уш-жуз» и ЦК, оказывали на них плодотворное влияние. При.этом особо следует отметить, что большевики помогли левому крылу партии «Уш-жуз» порвать связь с буржуазно-националистическими элементами и содействовать эволюции в сторону большевизма. Сближение К. Тогусова, Ш. Альжанова, И. Кабекова, Н. Кульжанова с социализмом, марксизмом-ленинизмом было бы исторически неизбежно, если бы этому не помешала их преждевременная гибель от рук ярых врагов социализма и Советской власти.
 
Учитывая искренность отношений левой интернационалистической группы «Уш-жуз» к Советской власти и ее непримиримую борьбу с врагами советского строя, большевики Казахстана приняли в свои ряды многих видных ее сознательных членов. Так, К. Дусекеев, А. До-сов, К. Мусин и другие вступили в большевистскую партию. Члены правления молодежной организации «Демократический Совет учащихся», находящейся под влиянием партии «Уш-жуз»,— Таутан Арыстанбеков, Жанайдар Садвакасов, Сарсен Аманжолов, Хамза Жусипбеков, Абилкаир Досов (лидер данной молодежной организации, он же член партии «Уш-жуз») и другие — также были приняты в ряды Коммунистической партии. Все они практически, на деле доказали свою верность советскому строю, социализму и марксизму-ленинизму.
 
Приняв в свои ряды бывших ушжузовцев и членов молодежной организации «Демократический Совет учащихся», большевики Казахстана помогли им преодолеть остатки прежней мелкобуржуазной идеологии и создали все условия для их активного участия в строительстве социализма в нашей стране.
 
— Например, А. И. Досов вступает в ряды Компартии большевиков в 1919 г. Он активный участник гражданской войны и установления Советской власти в северных областях Казахстана; был ответственным работником ЦК ВКП(б); в 1933 г. ЦК ВКП(б) направляет его в Казахстан для укрепления республиканской партийной организации и оказания практической помощи местным организациям в исправлении допущенных ошибок в проведении коллективизации сельского хозяйства и правильном решении задач социалистической реконструкции народного хозяйства. Он несколько раз избирался председателем губисполкома, первым секретарем обкомов партии ряда областей Казахстана.
 
Ж. Садвакасов в 1920 г. вступил в ряды Коммунистической партии. Впоследствии он стал видным партийным и государственным деятелем Казахской республики. В 1937 г. на I съезде Компартии (большевиков) Казахстана он избирался членом ЦК КП(б) Казахстана, а на первом организационном пленуме — членом бюро ЦК, был делегатом XVII съезда ВКП(б). Вся сознательная жизнь Жанайдара Садвакасова — жизнь большевика-коммуниста-интернационалиста. Товарищи Абилкаир Досов, Жанайдар Садвакасов стали жертвами периода массовых сталинских репрессий в 1937— 1938 гг.
 
Таковы некоторые факты, связанные с историей возникновения партии «Уш-жуз» и тенденциями ее развития. Идейный руководитель партии К. Тогусов, его верные товарищи как смелые обличители царизма, баев, феодалов, невежества, темноты дореволюционного Казахстана, как борцы за Советскую власть, против контрреволюции, как граждане-патриоты погибли в неравной борьбе от рук врагов Советской власти. Их имена заслуживают внимания и уважения и должны занять свое достойное место в истории общественно-политической мысли и освободительного движения Казахстана.
 
Изображая образы ушжузовцев, образовавших единый фронт с большевиками против сил контрреволюции, известные революционеры, активные участники установления Советской власти в Казахстане Алиби Джангиль-дин, Сабир Шарипов, Сакен Сейфуллин четко выражали свои политические симпатии к «Казахской социалистической партии «Уш-жуз» и ее лидерам.
 
Так, А. Джангильдин в своем воспоминании сообщил, что центру стало известно о существовании в Крае партии «Уш-жуз», что центральное правительство особо интересовалось деятельностью К. Тогусова, который является организатором партии «Уш-жуз», в противовес партии «Алаш», что центральное правительство поручило ему связаться с К. Тогусовым и узнать: «Если эта партия действительно идет в противовес «Алаш-Орде», если она действительно более близка к нам, то следует перетянуть ее на нашу сторону».
 
Сабир Шарипов в своем письме в ЦК РКП (б) подчеркивал имена наиболее известных революционеров в Северном и Восточном Казахстане, в том числе руководителей партии «Уш-жуз» К. Тогусова, Ш. Альжанова, И. Кабекова, А. Досова. «Вот эти левые революционеры,— пишет С. Шарипов,— были первыми борцами с первых же дней возникновения Советов рабочих и солдатских депутатов, вошли в состав их и вели беспощадную борьбу с алашордынцами».
 
Сакен Сейфуллин, как участник и очевидец революционной борьбы этого периода, рассказывал: «В 1917— 1918 гг., в решающие исторические дни они (ушжузовцы) выступили на стороне красных, поддерживали революцию». Далее он пишет: «Из казахов в Атбасаре к большевикам присоединился Майкотов; в Кокчетаве поднял знамя Советов и активно участвовал в революционной борьбе Сабир Шарипов; в Петропавловске — Исках Кабеков, Шаймерден Альжанов; в Омске действовал Кольбай (Тогусов) и рабочие Угар Жаныбеков, Зикирья Мукеев, Мухаметкали Татимов, а также учащиеся Жанайдар (Садвакасов), Хамза (Жусипбеков), Абулькаир (Досов) и Таутан (Арыстанбеков)».
 
Но в связи с тем, что партия «Уш-жуз» не была марксистской, а ее лидер К. Тогусов не был коммунистом, некоторые исследователи в своих трудах, как правило, ограничивались лишь краткими попутными замечаниями о деятельности партии «Уш-жуз», рассматривая ее как разновидность буржуазно-националистической партии. Этой партии до сих пор не посвящено ни одной солидной научной работы, ее деятельности не дано объективной оценки, в связи с чем этот отрезок в истории Казахстана является по сути дела настоящим «белым пятном».
 
На наш взгляд, нельзя оценивать деятельность ушжузовцев односторонне, ориентируясь только на то, что многие ее члены были из мелкобуржуазного класса, не сразу приняли идеи социалистической революции и не сразу пришли к марксизму-ленинизму. Определяя свою позицию по этому вопросу, академик АН КазССР М. Козыбаев отметил, что некоторые авторы считают «Уш-жуз» мелкобуржуазной националистической партией. По нашему мнению, этот образ партии соответствует тому времени, когда она только создавалась. А в ходе же развития революции претерпевают изменения ее взгляды, действия, тактика. В самом решающем повороте «Уш-жуз» смело и активно поддержала большевиков, решительно выступив против алашордынцев… Можно не скрывать тот факт, что многие деятели данной партии из рядов революционных демократов влились в партию большевиков. К сожалению, прямолинейный подход отдельных историков, обществоведов Казахстана нанес серьезный ущерб исторической науке республики, правильному пониманию ряда реальных исторических явлений, фактов. Осуждая подобные поступки некоторых «исследдователей», В. И. Ленин указывал: «В области явлений общественных нет приема более распространенного и болле несостоятельного, как выхватывание отдельных фактиков, игра в примеры… Необходимо брать не отдельные факты, а всю совокупность относящихся к рассматриваемому вопросу фактов, без единого исключения, ибо иначе неизбежно возникнет подозрение… в том, что факты выбраны или подобраны произвольно, что вместо объективной связи и взаимозависимости исторических явлений в их целом преподносится «субъективная» стряпня для оправдания, может быть, грязного дела. Это ведь бывает… чаще, чем кажется».
 
История возникновения и деятельность «Казахской социалистической партии «Уш-жуз» нуждаются в дальнейшем объективном изучении на основе всей совокупности архивных источников, новых партийных документов, относящихся к этому вопросу, без единого исключения. Изучая историю партии «Уш-жуз» и ее участие в идейно-политической борьбе за победу советского строя в Казахстане, мы изучаем одну из важных сторон гибкой тактики большевистской партии по привлечению на сторону пролетариата революционно-демократической части мелкой буржуазии как резерва социалистической революции.
 
ТАКЕНОВ А. С.,
доктор исторических наук
 
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>