КОРНИ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЙ ДРУЖБЫ — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека

Главная   »   История Казахстана:белые пятна   »   КОРНИ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЙ ДРУЖБЫ



 КОРНИ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЙ ДРУЖБЫ

 

 

Образование «белых пятен» в освещении героического прошлого нашего народа, в частности его интернационалистических связей и традиций, было обусловлено отклонениями от ленинских принципов пролетарского интернационализма в теории и практической деятельности, допущенными в период культа личности, а затем в «застойный» период. На наш взгляд, извращения и ошибки, наносившие явный ущерб воспитанию чувства интернационализма у советских людей, касались целого комплекса вопросов. На освещение истории интернационализма отрицательно повлияли массовые репрессии, в период культа личности И. В. Сталина они привели к физическому и моральному уничтожению многих интернационалистов-революционеров, в том числе и тех иностранных интернационалистов, деятельность которых была высоко оценена В. И. Лениным и КПСС.

 
Долгое время неправомерно замалчивалось то, как с первых дней Великой Октябрьской социалистической революции трудящиеся нашей страны укрепляли свою классовую солидарность с международным пролетариатом и со всеми колониальными народами мира. Советский опыт начавшихся революционных преобразований общества сразу же привлек внимание всех угнетенных: он, как луч света во мраке, показал путь к социальному и национальному освобождению от пут империализма. Родина Октября стала для них символом, надеждой и оплотом в антиимпериалистической борьбе, общим отечеством, защита которого от интервенции международного империализма стала ярким примером проявления интернационализма на деле.
 
Руку помощи Советской республике протянули прежде всего те граждане Германии, Австро-Венгрии, Румынии и Турции которые к 1917 г. находились в России в качестве военнопленных, а также рабочие-иммигранты из Китая, Персии и других стран.
 
По нашим данным, только в Казахстане располагалось не менее 100 тысяч иностранных граждан более 20 национальностей: они жили в концентрационных лагерях близ железнодорожных станций, во многих уездных городах. Под непосредственным влиянием идей Великого Октября среди пятимиллионной массы зарубежных трудящихся началось интернационалистическое движение в поддержку и защиту Советской власти. Во главе этого движения стояли В. И. Ленин, большевистская партия. До десяти иностранных коммунистических групп вошли в состав РКП (б) в качестве ее национальных секций. По словам В. И. Ленина, они заложили основу III Интернационала, который был учрежден в марте 1919 г. в Москве. Первые коммунистические организации многих зарубежных стран возникли в Советской России, в том числе и в Казахстане, задолго до формирования коммунистических партий этих стран. Так, коммунистическая организация Туркестанской АССР, куда до 1920 г. входили Сырдарьинская и Семиреченская области Казахстана, состояла из трех частей: Крайкома РКП (б), Мусульманского бюро и Крайкома Коммунистической партии иностранных рабочих и крестьян. В последней состояло на учете от 1500 до 3000 и более коммунистов-иностранцев. В Казахстане началась революционная деятельность основателей зарубежных компартий: турка Мустафы Субхи, югослава Иосипа Броз-Тито и других видных зарубежных коммунистов.
 
Воины-интернационалисты, которых в рядах Рабоче-Крестьянской Красной Армии служило не менее 300 тыс. человек, вписали немало ярких страниц в историю гражданской войны в СССР. Высокую оценку заслугам интернационалистов дал В. И. Ленин, говоря, что они осуществляли «союз революционеров различных наций, о чем мечтали лучшие люди, и «интернациональное братство народов».
 
К сожалению, в годы господства культа личности Сталина карающий меч необоснованных репрессий навис прежде всего над активными участниками гражданской войны, в том числе над иностранными интернационалистами. Их участие в защите Советской власти замалчивалось. Закрытой и забытой страницей истории оказалась деятельность Центральной Федерации иностранных групп при ЦК РКП(б). Руководитель Федерации венгерский коммунист, активный участник гражданской войны Бела Кун также стал жертвой сталинских репрессий.
 
Изучение подлинной истории Великой Октябрьской социалистической революции, ее международного характера и предпосылок международной пролетарской солидарности не соответствовало сталинским установкам разоблачения «врагов народа» среди всех иностранцев в России. Тем самым был нанесен огромный урон идеям пролетарского интернационализма, делу укрепления интернациональных связей.
 
Историческая правда до поры до времени была прикрыта в советской историографии в силу неизученности проблемы и веры в обоснованность версии о существовании в нашей среде «врагов народа». Только решения XX съезда КПСС открыли возможность вернуть нашему поколению дорогие нам имена, восстановить ленинскую концепцию Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войны, подняли авторитет КПСС как поборника дела международной пролетарской солидарности.
 
Воссоздание объективной истории советского общества, заполнение «белых пятен» усиливает воспитательный потенциал исторической науки, но это не может произойти без преодоления извращений, догматизма и стереотипов во взглядах на Прошлое, которые укоренились за долгие годы господства идеологии культа личности.
 
Начавшаяся после XX съезда КПСС попытка преодоления последствий культа личности в советской исторической науке в застойный период остановилась на уровне полуправды, что дезориентировало исследователей и помешало перейти к гласности и торжеству полной правды в оценке многих событий и деятелей. Правда, начиная со второй половины 50-х г. казахстанская историография начинает пополняться новыми источниками и трудами, которые в целом касались проблемы интернациональных, революционных связей трудящихся Казахстана после Октябрьской социалистической революции. В этих публикациях показаны подвиги иностранных интернационалистов, деятельность их партийных организаций, совместная борьба местных и зарубежных трудящихся в защите Советской власти.
 
Стало известно, что многие зарубежные участники гражданской войны выполняли важные боевые задания, отличались революционной сознательностью и боеспособностью. На начало 1920 г. в Туркестанской АССР (включая и Казахстан) насчитывалось около 4 тыс. красноармейцев-интернационалистов. Но были сформированы на местах роты, батальоны и полки, также мелкие отряды, которые не всегда учитывались центральными органами военного ведомства. Так, в 1918— 1919 гг. на Актюбинском фронте воевали два интернациональных полка, на территории Уральской области действовали один кавалерийский и один пехотный полки, организованные героем гражданской войны в Казахстане венгерским коммунистом Лайошем Виннерманом. После героической гибели Виннермана его полки вошли в состав дивизии В. И. Чапаева. Летом 1919 г. в тяжелых боях на Актюбинском фронте погибли до тысячи интернационалистов. Позже разъезд № 56 Западно-Ка-захстансКой железной дороги (между ст. Эмба и Джу-рун) в их честь был назван местным населением именем Красных Мадьяр.
 
Иностранные интернационалисты вступали в отряды Красной гвардии и Красной Армии повсюду: в Оренбурге, Актюбинске, Казалинске, Кзыл-Орде, Семипалатинске и других городах Казахстана. Они служили в отрядах А. Джангильдина, А. Иманова; венгерская рота несла охрану командующего Туркестанским фронтом М. В. Фрунзе.
 
В 20-х — середине 30-х гг. были опубликованы отдельные воспоминания и первые книги об интернационалистах. В 1932 г. по инициативе Максима Горького, поддержанной ЦК ВКП(б), издается проспект 16-томной Истории гражданской войны, один том которой предполагалось посвятить участию иностранных интернационалистов в гражданской войне в СССР. Но к концу 30-х годов эта работа была свернута, многие издания и рукописи запрещены, а их авторы подверглись репрессиям. Соответственно прекратился доступ к архивным источникам.
 
Общеизвестен совершенный в годы гражданской войны подвиг интернационального отряда Тургайского облисполкома, во главе которого стоял чрезвычайный комиссар Степного края Алиби Токжанович Джангильдин. Отряд из Москвы через Астрахань, Каспийское море, Форт-Александровский (ныне Форт-Шевченко), Бузачи, преодолев тысячекилометровый путь по безводным степям Мангыстауского полуострова, доставил до ст. Челкар большое количество оружия войскам Актю-бинского фронта. Эта дерзкая экспедиция состоялась успешно благодаря единодушию и сплоченности ее участников — казахов, немцев, русских, югославов, татар, венгров, поляков, чехословаков. В экстремальных условиях, не зная языка друг друга, эти люди выстояли, ибо их объединяли светлые идеалы, непоколебимое стремление выполнить боевое задание Советского правительства,
 
B. И. Ленина. Значительный вклад в успех отряда внесли коммунисты казах А. Джангильдин, немец Г. М. Шмидт, югослав Ф. Кумбатович. Геройски вели себя во время выполнения ответственной операции хорват Владимир Иванович Шпрайцер, ставший помощником А. Джангильдина, все члены Сербской коммуны; активную поддержку экспедиции во время похода оказывало местное казахское население полуострова Мангыстау.
 
В связи с этим особо следует назвать также имя председателя Мангышлакского уездного ревкома Тобанияза Альниязова, его заместителя Садыка Джубаева, позже комиссара казахской бригады, командира взвода казахских джигитов Тулесина Алиева, героя гражданской войны, впоследствии ставшего командиром Казахского кавалерийского полка в г. Алма-Ате.
 
Значение экспедиции А. Джангильдина было настолько очевидным, что о ней упоминалось в литературе даже в период культа личности. На школьных исторических картах маршрут экспедиции очерчивался красными штрихами, но… начиная с г. Царицына (позже Сталинград, ныне Волгоград). В этом был особый смысл —  возвеличение роли И. В. Сталина, который летом 1918 г. руководил, как член РВС Южного фронта, обороной г. Царицына. На этом основании возникла культовская версия о «сталинском транспорте оружия» (Т. Шоинбаев). Между тем, изучение источников дает основание для вывода, что И. В. Сталин, наоборот, предложил
 
A. Джангильдину сдать деньги, оружие и всем отрядом встать в ряды защитников Царицына. Сохранилась телеграмма А. Джангильдина, в которой он просил Я. М. Свердлова вмешаться в решение вопроса об экспедиции в Тургайскую область. Я. М. Свердлов обещал сообщить о результатах через военное ведомство. Действительно, после этого последовал приказ члена Реввоенсовета Республики С. Аралова об отправлении через Астрахань отряда Джангильдина. И 13 августа 1918 г. экспедиционный отряд с грузом, сдав 66 млн рублей в Царицынский банк, выезжает из г. Царицына. Вот почему впоследствии этот город считался началом маршрута «сталинского» транспорта.
 
Этим самым в угоду И. В. Сталину умалялась роль
 
B. И. Ленина и Я. М. Свердлова в осуществлении важного мероприятия. Во имя этого сфальсифицировали суть переговоров между В. И. Лениным и И. В. Сталиным, состоявшихся 24 июля 1918 г. В этих переговорах
 
В.И. Ленин просил прислать хлеб в Центр и справлялся о положении в Туркестане. Последняя фраза И. В, Сталина была следующего содержания: «Позавчера (т. е. 22 июля.— А. Т.) ночью в Туркестан послано все, что можно было послать». Впервые исследователь С. Ти-мошков (позже был репрессирован) на основе этой фразы поспешно заключил, что здесь речь шла об экспедиции А. Джангильдина, Однако для такого утверждения нет основания. Во-первых, не совпадают даты продвижения отряда, который только 28 июля 1918 г. собрался в полном составе на ст. Анисовка и по железной дороге по левой стороне Волги прибыл в г. Астрахань 1 августа, минуя Царицын. Во-вторых, из-за вмешательства И. В. Сталина вопрос об экспедиции окончательно был решен 13 августа 1918 г. С целью угодить И. В. Сталину была преувеличена роль обороны Царицына: в 30-х годах был «создан» Царицынский фронт во главе с И. В. Сталиным, хотя фактически Царицын в годы гражданской войны был лишь участком Южного фронта. Решающую роль В. И. Ленина в организации экспедиции подтверждают несколько его телеграмм и установленный факт встречи с ним А. Джангильдина, когда в принципе была поддержана идея записки председателя Тургайского облисполкома о создании на основе решений II Тургайского областного съезда Советов частей Красной Армии из местных сил. Надо отметить также телеграмму В. И. Ленина в Ташкент от 17 июля 1918 г., т. е. когда экспедиционный отряд еще не выехал из Москвы: «Принимаем все возможные меры, чтобы помочь вам. Посылаем полк». При повторной телеграмме в этот адрес от 23 августа В. И. Ленин уже пишет: «О военной помощи не знаем, где она. Думаем, что задержана под Царицыном». Действительно, отряд А. Джангильдина задержался в Царицыне, затем в г. Астрахани в связи с необходимостью подавления контрреволюционного мятежа 15 августа и наведения порядка в городе. Только 22 августа ночью на шхунах «Аббасия» и «Мехди» отряд вышел в Каспийское море и 23 августа прибыл в Форт-Александровский.
 
Экспедиция А. Джангильдина выполняла триединую задачу. В инструкции А. Джангильдина отряду было прямо указано на эти задачи: снабжать Актюбинский (Оренбургский) фронт оружием и боеприпасами; влиться отряду в качестве боевых сил в состав фронта, оказать помощь в формировании местных частей Красной Армии. 11 ноября 1918 г. отряд прибыл на фронт, выполнил все эти задачи. В частности, А. Джангильдин помог оружием и денежными средствами И. Ф. Киселеву,
 
А.Иманову, интернационалисту М. Лехнеру, Жеребять-еву при создании ими боевых отрядов. В созданных комиссаром Тургайского уездного исполкома А. Имано-вым конном отряде Красной Армии и на курсах командиров и пулеметчиков служили более десяти интернационалистов из отряда А. Джангильдина. С. Эрас, Ф. Кумбатович и Ф. Сайц впоследствии активно участвовали в революционном движении в Югославии.
 
За личные подвиги в период гражданской войны члены экспедиционного отряда Тургайского облисполкома Т. Алиев и югослав Франьо Сайц и его командир
 
А.Джангильдин были награждены орденами и медалями. Однако дальнейшая судьба многих интернационалистов была трагичной. В. И. Шпрайцер, Т. М. Одич,
 
С.Магдич подверглись необоснованным репрессиям. Как и многие интернационалисты-участники борьбы за Советскую власть, они не были приняты на Родине буржуазными правительствами, в связи с чем остались жить и работать в Казахстане. Признанием их заслуг перед республикой была организация в 1987 г. Обществом охраны памятников истории и культуры Казахской ССР и ЦК ЛКСМ Казахстана научной экспедиции, которая прошла по маршруту интернационального отряда
 
А.Джангильдина. В ней участвовали сын В. И. Шпрай-цера Владимир Владимирович, ныне заслуженный строитель Молдавской ССР, и представительница Украины педагог Л. Борисова, ученые, писатели, журналисты. В г. Форт-Шевченко, в школах, совхозе им. А. Джангильдина Мангышлакского района, через которые прошел отряд А. Т. Джангильдина, открыты музей, установлены обелиски, бюсты в память о подвигах бойцов интернационального отряда и его командира.
 
Интернациональные связи трудящихся Казахстана, как и всех советских республик, не прекращались и после гражданской войны, в условиях сложного, еще никем не изведанного процесса социалистического строительства. В. И. Ленин постоянно подчеркивал, что окруженная капиталистической системой, единственная страна социализма не перестает «своей хозяйственной политикой» оказывать революционизирующее влияние на зарубежных трудящихся. В то же время В. И. Ленин говорил, что строительство социализма в СССР нуждается не только в политической поддержке, но и в конкретной научно-технической и производственной помощи международного пролетариата. Так, В. И. Ленин в трудные дни неурожая и страшного голода 1921 г. обратился за помощью к международному пролетариату. И солидарность, как и предполагал В. И. Ленин, проявили огромные массы рабочих и крестьян, даже не разделяющих коммунистические взгляды. Они инстинктом угнетенного класса понимали необходимость помощи Советской России «на деле», понимали, «что всякая победа международной буржуазии над Советской Россией означала бы величайшую победу всемирной реакции над рабочим классом вообще. Так, рабочие, фермеры, служащие Америки жертвовали деньги и продукты. Правда, прием их, транспортировка и доставка осуществлялись Американской Администрацией Помощи (АРА), председателем которой был министр торговли США Г. Гувер.
 
В.И. Ленин разоблачал двуличие руководителей АРА и Совета Лиги наций, решительно пресекая ультимативные требования АРА. В тоже время он дал объективную оценку помощи Америки: «Но, во всяком случае, это все-таки есть помощь, которая, несомненно, свое дело в облегчении отчаянной нужды и отчаянного голода сделает».
 
В пределах Казахстана действовали такие зарубежные организации, как Межрабпом, АРА, Общество друзей (квакеров), Католическая миссия, Красный Крест, еврейская организация «Джойнт», религиозная организация меннонитов, частично «Миссия Нансена» (норвежского ученого). Но главную роль в оказании помощи Стране Советов после гражданской войны и в дальнейшем сыграли классовые организации международного пролетариата:КИМ(Коммунистическийинтернационал молодежи), Профсоюзный интернационал, «Международная рабочая помощь» во главе с Кларой Цеткин в г. Берлине, МОПР (Международная организация помощи борцам революции) и другие.
 
География друзей, оказавших помощь непосредственно Казахстану, весьма обширная. В феврале 1922 г. трудящиеся Норвегии прислали 10 495 пудов рыбы, 11— 20 июня от трудящихся Персии поступило 6 тыс. пудов пшеницы, в 1921 — 1922 гг. трудовому крестьянству республики было доставлено из разных стран 1 592 267 пудов семенного зерна и т. д. В призыве норвежских профсоюзов к рабочим говорилось, что «русские рабочие борются и страдают за нас, и наш долг, несмотря на безработицу, поделиться последними крохами, чтобы спасти наших братьев». Не это ли свидетельство классовой солидарности пролетариата?! Для зарубежных рабочих организовывались так называемые «голодные выставки», которые монтировались из фотографии Кир-РОСТа, художественных плакатов и ярко иллюстрировали картину голода наглядно и в цифрах. На выставках экспонировались образцы суррогатов, употребляемых голодным населением Казахстана. Такие выставки были представлены также делегатам IX Всероссийкого съезда Советов в Москве и его иностранным гостям в декабре 1921 г. Как явствует из отчета Главполитпросвета КАССР, две выставки были отправлены в США и Германию.
 
По данным IV Конгресса Коминтерна, Советское правительство выделило голодающим 165 млн пудов хлеба, а Межрабпом и другие организации—33 млн пудов.
 
В период борьбы с голодом и его последствиями (1921 —1923 гг.) особо ярко проявилась интернациональная солидарность трудящихся мира с Советским Союзом. Эта солидарность укреплялась в дальнейшем новыми формами поддержки строительства социализма в СССР.
 
Желание непосредственно участвовать в социалистическом строительстве в СССР привело к широкому стремлению трудящихся зарубежных стран иммигрировать в нашу страну. Однако в силу определенных обстоятельств Советское правительство не смогло принять всех желающих. Для регулирования промышленной и сельскохозяйственной иммиграции в 1922 г. была создана Постоянная Комиссия при СТО РСФСР по иммиграции и эмиграции (позже комиссия при Совете Труда и Обороны СССР). Она действовала до января 1927 г., по далеко неполным данным, за время своей работы комиссия СТО получила 429 040 организованных и индивидуальных заявлений. Всего разрешение на въезд получили 10 676 человек. В. И. Ленин высоко оценил помощь зарубежных рабочих отсталому сельскому хозяйству Советской России.
 
В Казахстане инициаторами создания ряда сельскохозяйственных коммун выступали бывшие военнопленные-интернационалисты. Так, югославы Г. Барабаш,
 
В.И. Шпрайцер, Ф. Кумбатович, Н. Павлович и другие-летом 1918 г. организовали «Сербскую коммуну», в которую вошло 20 человек. С помощью командующего IV армией Южных Советских республик В. И. Киквидзе они приобрели имущество на 60 тыс. руб. и вступили в экспедиционный отряд А. Джангильдина, чтобы обосноваться в Тургайской области. Чехословацкий интернационалист Р. П. Маречек возглавил работу по созданию коммун в Семиречье, затем в Чехословакии (г. Жилин) организовал промысловую артель «Интергельпо» («Взаимопомощь»), которая в 1924 г. со своей техникой прибыла в г. Фрунзе. В 1921 г. иммигрантские коммуны «Восходящее солнце Сибири» и «Восток» существовали в Семипалатинской области. Интересна история крупной коммуны «Ульфельд» под г. Кзыл-Ордой. Ее создало объединение бывших участников и жертв первой мировой войны — австрийские рабочие в г. Вене в конце 1924 — начале 1925 г. В коммуне было 500 человек пяти национальностей. Ее организаторы Карл Уль и Кречмар в качестве военнопленных побывали в Казахстане. Название коммуны «Ульфельд» («Фельд» по-немецки «поле») говорит о личной заслуге Карла Уля в создании рабочего коллектива нового типа. Как обычно, буржуазные правительства препятствовали въезду коммун в СССР: «Коммунаров запугивали антисоветскими небылицами и прямыми угрозами. Наконец, К. Уля австрийские власти даже посадили за решетку. Коммунисты прибегли к демонстрации. Рабочие выходили на улицы Вены с тракторами и сельхозмашинами, которыми хотели помочь Советской стране. Демонстрация была достаточно внушительной, и К. Уля власти вынуждены были выпустить на свободу. По словам Уля, горячее участие в судьбе коммуны принял французский писатель Анри Барбюс. Благодаря его содействию австрийское правительство ускорило рассмотрение вопроса о пропуске коммунаров в СССР. Приезд коммуны в Казахстан поддержал швейцарский коммунист, соратник В. И. Ленина Фриц Платтен, который был докладчиком от Меж-рабпома при обсуждении данного вопроса на комиссии СТО 14 декабря 1925 г. Члены коммуны «Ульфельд», во главе которых стояла партийная организация из 42 коммунистов, проделали значительную работу по укреплению связей с местным населением. Помимо крупных хозяйственных успехов, коммуна пропагандировала свой опыт и знания, ее посетили сотни крестьян всей округи. Коммунары организовали курсы по изучению казахского и русского языков, открыли школу, в которой учились вместе дети коммунаров и казахские ребята соседних аулов. И после роспуска коммуны в 1927 г. все ее члены остались жить и работать в Казахстане (в Кзыл-Орде, Петропавловске и др. городах). Они, в частности, создали артель «Солидарность» во главе с коммунистом Альфредом Гофлингером и австро-казахскую артель «Красная керамика».
 
Таковы лишь некоторые аспекты интернациональной солидарности зарубежных трудящихся с нашей стран'ой, в частности с Казахской республикой.
 
Другая сторона вопроса — это моральная и материальная поддержка трудящимися СССР классовой борьбы зарубежного пролетариата. Мопровцы Казахстана собирали денежные средства в пользу революционеров, томившихся в буржуазных тюрьмах, шефствовали над ними и их семьями, переписывались с ними, поддерживая их боевой дух… Помощь казахстанцев поступала к бастовавшим зарубежным рабочим. Значительной она была участникам сентябрьского восстания в Болгарии 1923 г., пострадавшим от землетрясения трудящимся Японии. Более 3 млрд руб. было собрано рабочими, крестьянами, школьниками в помощь республиканской Испании в 1936 г. В 20-х —30-х годах казахстанцы нередко принимали зарубежные рабочие делегации; знакомили их с жизнью республики. Она стала вторым родным домом для десятков и сотен политических иммигрантов, спасавшихся от жестоких репрессий фашистских режимов, буржуазных правительств.
 
Мы коснулись лишь основных направлений и некоторых форм весьма широких и последовательных интернациональных, революционных связей трудящихся СССР и зарубежных стран. Эти связи осуществлялись целой сетью классовых организаций под общим руководством Коммунистического Интернационала. К сожалению, культ личности Сталина, его диктат, ошибочные политические установки и жестокие репрессии нанесли прямой урон Коминтерну и примыкающим к нему международным организациям и коммунистическим партиям, сковывали их деятельность по укреплению международной пролетарской солидарности, затрудняли борьбу против фашизма за создание широкого народного фронта в зарубежных странах, откололи социал-демократов от коммунистов. Подверглись репрессиям десятки и сотни по-литиммигрантов и в Казахстане. Характерна в этом отношении судьба верного интернационалиста из Австрии Павла Кунте (Бруннер), бывшего заведующего организационным отделом Профинтерна. Бывший рабочий, затем доктор исторических наук, профессор Кунте иммигрировал в СССР в 1922 г. Он и его жена — оба члены КПА со дня ее основания, также были членами ВКП(б). Кунте внес большой вклад в подготовку научно-педагогических кадров, работал в Комвузе и КазПИ в Алма-Ате. Но в 1938 г., несмотря на общественное признание, он и его жена необоснованно были исключены из партии и высланы в Новороссийский район Актюбинской области.
 
ПЛОТНИКОВ И. Ф.
доктор исторических наук, профессор
 
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>