Актуальная информация фото машин на нашем сайте.
Главная   »   История Акмолы. Ж.Касымбаев. Н. Агубаев   »   Глава II. АКМОЛА В НАЧАЛЕ СВОЕГО СТАНОВЛЕНИЯ


 Глава II.


АКМОЛА В НАЧАЛЕ СВОЕГО СТАНОВЛЕНИЯ
 
 
 
1. РАЗВИТИЕ ТОРГОВЛИ, ПРОМЫСЛОВ И КУСТАРНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
 
 
Уже первые жители селения при Акмолинском окружном приказе сразу начали завязывать торговые отношения с кочевниками окрестных волостей в виде мены товара на товар. Мерилом при оценке товаров в меновой торговле являлся годовалый баран — сек. Все товары как местного происхождения, так и привозные оценивались в “секах”. Г.Колмогоров, собиравший в 40-х годах XIX века материалы о промышленности и торговле в казахской степи Сибирского ведомства, пришел к выводу, что, не понимая точного назначения денег, казахи тем не менее, под влиянием непреложного закона мены, пришли к определению всех ценностей годовалыми баранами, которые и применяются у них за единицу, как у русских серебряный рубль. Приводимая ниже таблица, составленная по данным Г.Колмогорова и официального обзора ярмарок Акмолинской области конца XIX века, дает определенное представление о средних ценах в меновой торговле того времени.
 
 
Наименование товара Цена в “секах”
1 2
Двухгодовалый баран (кунан) 1,5

Трехгодовалый баран (донен)

2
 Двухгодовалый теленок  
Лошадь, бык, верблюд  
Ловчая птица: беркут, сокол свыше 100
Кожа конская 1
Кожа крупного рогатого скота 2
10 овчин 1,5
10 мерлушек 1,25
1 пуд сала 2
1 пуд овечьей шерсти 1,5
30 фунтов (12,3 кг) верблюжьей шерсти 1
1 фунт чая (410 г) 1
5 фунтов сахара 3
Годовалый теленок (таинша)   2


 
1 2
1 пуд орехов 1
1 пуд урюка, изюма, кишмиша 1-1,5
1 пуд риса 1-1,5
1 аршин (0,71 м) нанки или миткаля (х/б ткани) 0,33
5 аршин ситца самого низкого сорта 1
5 аршин плиса (х/б бархат) 2
Большой котел (казан) 5
Бритва 1
   

 

Меновая торговля была основой первых торговых отношений российских купцов с казахами-кочевниками и проводилась в широких масштабах до учреждения официальных ярмарок, а в отдаленных от торговых центров местностях сохранялась вплоть до начала XX века. Посредниками при меновой торговле были сибирские татары, хорошо знавшие язык, быт и нравы казахов. Затем в меновую торговлю включились предприимчивые российские крестьяне и казаки.
 
Развитию меновой стационарной торговли и возникновению ярмарок в Акмолинском селении способствовали некоторые меры Российского правительства, предпринятые с целью развития внешней торговли. В 1831 году были отменены по Сибирской линии пошлины с привозимого из внешних округов скотоводческого сырья. Это позволило предприимчивому населению окружных приказов, в том числе и Акмолинского, выменивать на местах скотоводческое сырье на фабрично-заводские изделия и с большой выгодой перепродавать его за наличные деньги на линии.
 
Освобождение от пошлины этой категории товаров повлияло на появление среди кочевого населения прослойки так называемых “алып-сатаров”, т.е. скупщиков-продавцов, выменивавших в отдаленных волостях округа очень дешево сырье и выгодно перепродававших его на ярмарках и базарах в станицах и городах Сибирской пограничной линии. Беспошлинный вывоз сырья из внешних округов привлек внимание купцов и торговцев различных городов России. По данным статистического отчета Акмолинского окружного приказа, в нем постоянно в течение года находились приказчики петропавловских купцов, продававшие российские товары на многие тысячи рублей.
 
Одним из первых в 1841 году при Акмолинском укреплении открыл тортовлю крестьянин Вязниковского уезда Владимирской губернии Г.Москалев. Он торговал российским и азиатским товаром, красным и мелочным, однако дела у него шли неудачно и оборот был небольшой. В 1846 году открыл торговлю екатеринославский купец Н.Ушаков, который торговал в основном железными и медными изделиями, красным и мелочным товаром. В начале дела у Ушакова шли успешно, торговый оборот достигал 50 тыс. рублей в год, но в дальнейшем он увлекся кредитными операциями в степи, не смог получить оплату за розданный товар и разорился.
 
В 1834 году Российское правительство предоставило бухарским и ташкентским купцам, проживавшим в Западной Сибири, право торговли азиатским товаром без оплаты гильдейских пошлин на границе и в городах, а с 1845 года всем приезжающим азиатским купцам разрешено было торговать своими товарами без специальных свидетельств.
 
Все это стимулировало развитие торговли на караванных путях, в том числе между Петропавловском и городами Средней Азии. Уже во второй половине XVIII века крепость Святого Петра утвердилась в качестве одного из крупнейших центров русско-азиатской торговли. Несколько караванных маршрутов из городов Средней Азии сходились у Караоткеля, брода на реке Ишим, близ которого обосновался Акмолинский окружной приказ. Караоткель как место оживленной торговли был известен с давних пор. Значение его в хозяйственной жизни кочевников и для караванной торговли было настолько велико, что до начала 50-х годов прошлого века Акмолинское селение среди кочевников-скотоводов и в “мусульманско-торговом мире” было известно “единственно под именем Кара-уткуль”. С открытием Акмолинского приказа отрядными начальниками стали проводиться так называемые карантинные досмотры караванов и регистрироваться их прохождение. Так появились первые статистические сведения о караванной торговле через Караоткель. По сведениям Акмолинского окружного приказа в 1837 году, например, через Караоткель из городов Средней Азии в Петропавловск проследовало несколько караванов: в июне—из Бухары на 308 верблюдах и из Ташкента на 1600 верблюдах; в сентябре — из Ташкента на 54 верблюдах; в ноябре — из Ташкента на 405 верблюдах; в декабре — из Ташкента прошло три каравана соответственно на 180,400, 225 верблюдах.
 
В августе и декабре из Петропавловска в Ташкент проследовало два каравана на 750 и 800 верблюдах. Эти данные отражают положение дел в неблагоприятный период — в степи шли военные действия против повстанцев Кенесары Касымова, осложнявшие движение караванов.
 
По данным Н.Балкашина, в 1839 году в разгар военных действий торговые обороты г. Петропавловска, главнейшую часть которых составляла караванная торговля, упали с 7 до 2 млн. рублей ассигнациями.
 
По сведениям А.К.Гейнса, существенное содействие и покровительство караванной торговле в 40-х годах оказывал старший султан Акмолинского внешнего округа Ибрагим Джаикпаев. Для обеспечения безопасности караванов многие из них Джаикпаев сопровождал лично с собственным конвоем.
 
В 1835 году был разрешен беспошлинный ввоз во внешние округа хлеба в зерне и земледельческих орудий труда. Это в определенной мере стимулировало развитие хлебопашества среди кочевников и жителей окрестных приказов, а также способствовало появлению более дешевой хлебной продукции. Караваны стали делать кратковременные остановки при Акмолинском приказе с целью отдыха, пополнения запасов воды, продовольствия и постепенно начали вести меновую торговлю с кочевниками близлежащих аулов и жителями Акмолинского поселения.
 
Администрация Западной Сибири с целью организации торговых пунктов и учреждения постоянных ярмарок в своем предписании от 5 ноября 1842 года в виде опыта предлагала учредить при Акмолинском и Каркаралинском приказах ежегодные, с 15 мая, двухнедельные ярмарки, так как “с этого времени наиболь-ше проходят здесь караваны” и местные жители активно сбывают баранов скупщикам, прибывающим с линии. Окружным приказам предлагалось подготовить казахов к съездам на ярмарки, объяснив им всю пользу данных учреждений, и в дальнейшем, если торговля и мена будут значительны, продолжить опыт. Но в то время осуществить этот замысел не удалось.
 
В начале 40-х годов прошлого века население окружного приказа состояло почти полностью из представителей военного сословия, солдат и офицеров передислоцированного сюда 2-го Сибирского линейного батальона, военнослужащих различных инженерных, артиллерийских и других команд, сибирских казаков, присылаемых сюда в заграничную командировку на два года, чиновников гражданских ведомств, окружной администрации. Все население приказа, за некоторым исключением, было временным. Преобладание в структуре населения военного сословия и временный характер его пребывания не способствовали развитию промыслов и кустарной промышленности. Тем не менее в приказе уже в 1840 году действовала мукомольная мельница и было добыто для собственного потребления 250 пудов соли.
 
Кочевое население близлежащих волостей округа занималось в незначительных объемах рыбным промыслом на реках Ишим и Нура, озерах Сарыоба и Талдыколь для собственных нужд и продажи жителям Акмолинского селения. Шука, язь, окунь и налим сбывались ими по цене три рубля за пуд. В Акмолинский округ с целью рыбного промысла приезжали казаки и крестьяне с Сибирской линии. В течение 1840 года, например, ими было добыто и увезено на линию для продажи около 600 пудов рыбы. С 1845 года в рыбный промысел активно включились казаки Акмолинской станицы. Рыбу отлавливали как для собственного потребления, так и для продажи в сушеном виде.
 
Среди кочевого населения округа существенное развитие получило звероводство. Этим промыслом занимались даже богатые и знатные казахи ради своего удовольствия. Недаром хорошая ловчая птица оценивалась гораздо выше лошади, коровы и верблюда вместе взятых (см. таблицу цен в меновой торговле). Зверьков отлавливали как для собственного потребления (пошив и отделка элементов одежды), так и для обмена на другие товары. В этот период, не зная истинной рыночной стоимости шкур зверей, кочевники на местах выменивали их у посредни-ков-скупщиков на товар по ценам, эквивалентным от 10 коп. до 3 рублей серебром за шкуру, хотя часто попадались, особенно зимой, великолепные экземпляры лисиц, шкуры которых реально стоили до 20 рублей серебром. Эти же скупщики на ярмарке в Ирбите продавали шкуры волков и лисиц в среднем по цене от 3 до 6 рублей за шкуру.
 
Немалые выгоды кочевникам Акмолинского округа приносил извозный промысел. При падеже верблюдов в проходящих караванах купцы нанимали других в волостях по пути следования. Наем одного верблюда для перевозки груза на расстояние в 500—600 верст оценивался нередко до 15 секов, что соответствовало примерно 1 рублю серебром с пуда — цена высокая и выгодная. Владельцы верблюдов брали оплату натурой, т.е. различными товарами: тканями, сухофруктами и т.д., правда, по ценам значительно завышенным, в результате чего недополучали за свой труд.
 
Кочевое население округа, особенно его беднейшие слои, кроме основного своего занятия скотоводством искало и другие дополнительные средства существования. По наблюдениям того же Г.Колмогорова, в 40-х годах портняжное, сапожное, шорное, слесарное и столярное ремесла, “по общей части грубоватые в отделке”, были развиты среди беднейших мужчин — казахов, не имевших достаточного количества скота.
 
В каждой волости были свои мастера — зергеры, изготовлявшие кольца, серьги, браслеты и другие различные женские украшения, а также серебряные бляхи и насечку на пояса, сбрую, седла. Оплачивалась в основном стоимость материалов (серебра, золота), а за труд оплата была небольшая. Более дорогие украшения из серебра, золота с драгоценными камнями, а также ножи, кинжалы, плети и пояса, украшенные золотом и драгоценными камнями, приобретались в обмен на скот и сырье в проходящих караванах из Бухары, Коканда и Ташкента.
 
Все остальное, необходимое в домашнем быту кочевников, изготовляли женщины: валяли кошмы, ткали ковры (сырмаки, текеметы, алаша); выделывали овчины и мерлушки для пошива шуб, козлиные шкуры для пошива шаровар; шкуры жеребят на ергаки (вид халатов шерстью наружу), армячины, тюбетейки, зимние высокие шапки на меху; отделывали одежду вышивкой, шелковыми и хлопчатобумажными тканями. Для продажи в России и среднеазиатских ханствах ими изготовлялись немалые партии кошм, армяков, козлиных шаровар и ковров.
 
Стрижка баранов, посев, полив и уборка урожая пшеницы и ячменя, сенокошение, заготовка топлива, заготовление кизяка, стирка белья и всякие другие работы охотно выполнялись во всех аулах беднейшими казахами за умеренную плату скотом и вещами. Эти и подобные услуги оплачивались в секах. Например: пошив платья или чапана из материала заказчика — 1—2 сека: шуб на лисьем меху из материала заказчика — 2—4 сека; обуви — 0,25—1 сек. Наем работника, обычно на хозяйских харчах, а иногда с одеждой и обувью, обходился от 20 до 50 секов.
 
Основные работодатели и заказчики — зажиточные аульча-не не обижали ремесленников и батраков, платили исправно, не обманывали. Бывали, конечно, и исключения, когда богатые и скупые баи, наделенные какой-либо властью или голосом во внутренних делах, желали, чтобы на них работали даром, а потому платили очень мало.
 
В центре округа, в Акмолинском селении, ремеслами почти никто не занимался, так как спрос на эти изделия был невелик, а продукция местных ремесленников была невысокого качества, но дорогой в связи с высокой стоимостью материалов. Подавляющее большинство населения, а именно — военнослужащие носили обмундирование, получаемое бесплатно от государственной казны, и практически никакой другой одежды и обуви не покупали. Казаки, если и надевали иногда вне службы партикулярное (гражданское) платье, то изготовляли его сами. Это были простейшего покроя и отделки халаты, шубы и прочее. Администрация окружного приказа, начиная от заседателей до толмачей (переводчиков) включительно, имела право проезда на почтовых экипажах с провозкой багажа до 16 пудов. Все необходимое они приобретали в приграничных городах, на базарах, причем более высокого качества и значительно дешевле, чем у местных производителей.
 
Некоторые казаки Акмолинской станицы, жители солдатской слободы, занимались кузнечным, сапожным и портняжным ремеслом, но практически только для своих нужд, а не на продажу. Попытки предложить эти услуги зажиточным кочевникам окрестных волостей не увенчивались успехом, так как те предпочитали иметь дело со своими мастерами, которые за свой труд и брали меньше, а качество их изделий не уступало казачьим и солдатским.
 
В сороковые годы Акмола привлекала кочевников в большей степени как рынок привозных товаров. Основные наплывы кочевников приходились на время прихода караванов из Средней Азии и товарных обозов из разных городов Сибири. Здесь завязывалась обширная, в основном меновая, торговля, которая год от года увеличивалась. В Акмолинском селении сложились благоприятные условия для российских и среднеазиатских купцов в сбыте своих товаров и найме извозчиков и перевозочных средств. Сюда держали путь все караваны, курсировавшие между Петропавловском и городами Средней Азии. Количество их доходило до 10—12 в год.
 
В Акмолинском селении начали обосновываться оптовые торговцы, открывавшие свои лавки и строившие склады. Здесь производилась перегрузка купеческих кладей, прибывших из Петропавловска на телегах, на верблюдов и наоборот: развью-чивание караванов, прибывших из городов Средней Азии, и перегрузка товаров на телеги для следования в Петропавловск.
 
Во время прихода караванов не только в гостином дворе и на базарной площади, но и во многих других местах шла быстрая передача товаров как в розницу, так и оптом из одних рук в другие, формировались обозы для доставки товаров по месту назначения. Скот и сырье отправлялись в г. Петропавловск, азиатские товары частично оставлялись для распродажи на местах, а частично — доставлялись в кочевые волости.