2.3. ПРОМЫШЛЕННЫЕ ОБРАЗЦЫ. 2.3.1. Понятие и критерии патентоспособности — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека

Главная   »   Гражданско-правовая охрана объектов промышленной собственности в Республике Казахстан. Т. Каудыров   »   2.3. ПРОМЫШЛЕННЫЕ ОБРАЗЦЫ. 2.3.1. Понятие и критерии патентоспособности


 2.3. ПРОМЫШЛЕННЫЕ ОБРАЗЦЫ.


 2.3.1. Понятие и критерии патентоспособности
Понятие промышленного образца дано в п. 1 ст. 8 Патентного закона: “художественно-конструкторское решение, определяющее внешний вид изделия". Данное законодательное определение не в полной мере передает все особенности объекта. Не будет лишним, как мы полагаем, обратиться к иным источникам, отражающим отдельные аспекты промышленных образцов.
 
В Типовом законе пр промышленным образцам для развивающихся стран, рекомендованном ВОИС, содержится определение: "Любая композиция линий или цветов или любая объемная форма, в том числе в сочетании с линиями и цветами, считается промышленным образцом при условии, что подобная композиция или форма придают специфический вид продукту промышленности... и могут служить образцами этого продукта ” [308].
 
По Патентному закону Литвы промышленный образец — это внешний вид изделия, создаваемый за счет линий, очертаний, цветов, форм и или материалов производственным способом или вручную [309; 310].
 
Закон Латвийской Республики об охране промышленных образцов от 4 мая 1993 г. относит к таким объектам “созданный в результате художественного проектирования (художественного конструирования) внешний вид изделия”. Промышленные образцы могут быть объемными (модели), плоскими (рисунки) и комбинированными [311].
 
В Законе о промышленных образцах Индии данный объект определяется как “особенность формы, конфигурации, структуры или орнамента, приданная любому изделию промышленным путем или ручными, механическими или химическими средствами отдельно либо в сочетании, о которой в готовом изделии можно судить визуально” [312].
 
К промышленному образцу относится та часть художественно-конструкторского решения, которая визуально проявляется во внешнем виде изделия, выражает орнаментальный (декоративный) аспект изделия, связанный с его назначением (функцией) [313].
 
Российские исследователи промышленных образцов А. А. Шестимиров и А. А. Минаев отмечают, что промышленный образец как вид промышленной собственности введен отечественными нормативными актами. В зарубежном патентном законодательстве этот вид промышленной собственности определяется как “дизайн" [314].
 
На просторах СНГ в настоящее время дизайн понимается как вид деятельности, представляющей собой реальную форму эффективного переноса научно-технических достижений в сферу жизнедеятельности человека [315].
 
Термин “промышленные образцы” и соответствующий объект советского гражданского оборота были знакомы советскому законодательству еще с 1924 г., было принято несколько постановлений советского правительства, утвердивших положения о промышленных образцах. В целом в обществе предъявлялись высокие эстетические требования к качеству потребительских товаров [316; 317].
 
По мнению ВОИС, правовая охрана промышленных образцов как средство поощрения творческой деятельности, развития индустриализации, капиталовложений и добросовестной торговли способствует повышению благосостояния и комфорта, приданию большей красоты и гармонии человеческой жизни.
 
Проблема надежности правовой охраны промышленных образцов тесно связана с Двойственностью их природы, а именно — с наличием в них художественных и конструкторских начал.
 
А Д. Корчагин и В. Ю Джермакян отмечают разное соотношение художественных и конструкторских начал в разных объектах, относящихся тем не менее к промышленным образцам. Например, в кузнечных и штамповочных прессах, автоматических линиях “художественно-творческое начало... уступает техническим характеристикам и чисто конструкторским решениям” [318].
 
Они же предлагают в зависимости от характера композиционного решения объектов правовой охраны, воплощенных в промышленных образцах, разделить их на следующие виды решений:
 
обладающих сложной композицией;
 
обладающих моноблочной композицией или построенных на соотношении элементарных геометрических объемов;
 
имеющих плоскостную композицию.
 
Конкретных предметов, относящихся к промышленным образцам, из выявленных групп более чем достаточно — все новые ткани, их рисунки и расцветки; все новые фасоны одежды, обуви, головных уборов; новые предметы быта во всем их функциональном разнообразии; внешний вид средств транспорта, средств производства, инструментов, приборов и т. д. и т. п. Хотя не все они законным образом регистрируются и охраняются, тем не менее от этого они не перестают быть промышленными образцами.
 
Юридический характер объекта охраны определяется исходя из того, что:
 
промышленный образец существует и возникает до правовой охраны. Например, объект охраняемый авторским правом или законодательством о товарных знаках;
 
промышленный образец выполнен промышленным способом.
 
Аналогичное понимание закреплено в патентных законах всех стран СНГ [319].
 
Однако такого единодушия нет в законодательстве стран Европы. В частности, законодательство стран ЕС по-разному трактуют понятие объекта охраны, рассматривая его либо как творческую идею, либо как конкретное изделие, в котором эта идея воплощена. Первое из названных представлений нашло отражение в законодательстве Франции и Германии, второе — в законодательстве остальных европейских стран, прежде всего Великобритании и стран Бенилюкса.
 
Практическим следствием этого является различие в понимании условий охраноспособности и объема охраны промышленных образцов. Так, согласно закону Бенилюкса считается, что внешнее воплощение не является порочащим новизну, если назначение предшествующе го образца полностью отличается от назначения объекта, на который испрашивается охрана. По закону же Германии вопрос Назначения объекта не имеет самостоятельного смысла, если только он не связан непосредственным образом с предполагаемым объемом знаний специалистов, участвующих в рассмотрении [320].
 
Уже в самом определении промышленного образца, кроме моментов, способствующих пониманию сути данного объекта, содержатся и черты, отличающие его от других объектов интеллектуальной собственности. Мы полагаем, что представляет интерес как определение сходств, так и проведение различий этого объекта по крайней Мере от таких разновидностей сходных объектов, какими являются изобретения, полезные модели, товарные знаки и объекты авторского права.
 
Сходством с изобретением является то, что промышленный образец, как и изобретение, охраняет некое абстрактное (в данном случае — художественно-конструкторское) решение, а не сам материальный объект как таковой, не изделия культурно-бытового или хозяйственного назначения, а решения конструкторских задач, воплощенных “художественно-образными” средствами [321], создающими внешний вид.
 
Отличием данного объекта от изобретения является то, что промышленный образец — это не техническое решение задачи, а решение внешнего вида изделия. Создать одежду как средство защиты тела человечество уже сумело.
 
Так, само слово “решение” в данном определении предполагает наличие определенной задачи. Например, дизайнер швейной фабрики получает задание перед началом сезона продаж изготовить модель костюма, максимально учитывающую как направление моды, так и технологические возможности своего предприятия. Промышленным образцом в данном, случае будут не наброски или лекала одежды, а воплощенный в материал и конкретную форму образец готового костюма;
 
Далее, ткань и фурнитура данного костюма могут быть не новыми, а внешний вид, наоборот, должен представлять собой нечто новое и оригинальное. В нормативных источниках нет определения понятия “внешний вид”. Надо полагать, что сюда относятся как одна, так и несколько характеристик изделия — фасон одежды в целом; решения его отдельных частей (рукавов, лацканов и пр.); решения элементов отдельных частей и пр.
 
Внешний вид изделия должен быть результатом решения художественно-конструкторского характера. В данном запросе косвенно закреплено требование творческого характера промышленного образца, причем недостаточно только художественного или только конструкторского характера. Примером первого может служить изменение только цвета изделия, а примером второго — только размера. Художественный и конструкторские элементы должны быть в сочетании и взаимно дополнять друг друга.
 
Различаются изобретение и промышленный образец также по набору требований охраноспособности. Из известных критериев патентоспособности изобретения для промышленного образца характерны только новизна и промышленная применимость, однако добавляется присущий только для данного объекта критерий оригинальности.
 
По моменту соотношения художественных и конструкторских элементов уместно сравнить промышленный образец и полезную модель. Оба объекта являются результатом творческого решения технической задачи, требующего определенного закрепления.
 
Отличие от полезной модели проводится по характеру решения задачи: промышленный образец - с помощью художественных и конструкторских средств, полезная модель — посредством конструктивного выполнения средств производства и предметов потребления, а также их составных частей.
 
Уже из законодательного понимания промышленного образца явствует его схожесть с товарным знаком. В частности, сходство можно провести по особенностям пространственного решения обеих объектов. Как промышленные образцы, так и товарные знаки могут быть изобразительными и объемными, в частности, трехмерными. Промышленный образец, как и товарный знак, может служить выявлению отличия товаров одного производителя от однородных товаров другого. В качестве примера, иллюстрирующего данное сходство, обычно приводят оригинальный флакон от духов.
 
Сходство этих объектов еще более усиливается в связи с тем, что Закон о товарных знаках РК не запрещает охрану объекта одновременно и в качестве промышленного образца, и в качестве товарного знака. То есть приведенный выше в качестве примера флакон от духов может охраняться как промышленный образец и как трехмерный товарный знак.
 
В качестве различия стоит отметить, что указанные объекты выполняют разные функции, имеют разную процедуру оформления, не совпадающие предельные сроки действия прав и обязанностей правообладателей и их объем [322]. Более того, Закон вообще не различает фигуры автора товарного знака, между тем автор промышленного образца определен и наделен соответствующими правами.
 
Значительные трудности испытывает практика при различении промышленных образцов и объектов авторского права, называемых произведениями декоративно-прикладного искусства (ДПИ). Произведения ДПИ в ст. 2 Закона об авторском праве РК понимаются как двухмерное или трехмерное произведение искусства, перенесенное на предметы практического пользования, включая произведение художественного промысла или произведение, изготовленное промышленным способом.
 
Полагаем необходимым проиллюстрировать сказанное, в частности, по поводу практических трудностей, конкретным примером.
 
Гражданка А., художник дизайнер Алматинского з-да керамических изделий обратилась в суд с иском о взыскании причитающегося ей вознаграждения за разработку керамических изделий, выпускаемых и реализуемых заводом. Завод отказал ей в выплате вознаграждения, утверждая, что эти изделия являются не изделиями ДПИ, а промышленными образцами, на которые ни автор, ни завод не оформили предварительного патента или патента, а следовательно, нормы о ДПИ в данном случае неприменимы. Спор рассматривался разными судебными инстанциями, последней из которых была судебная коллегия Верховного суда. Она признала спорную разработку предметом ДПИ именно по признаку отсутствия на нее охранного документа в качестве промышленного образца и отправила дело на новое рассмотрения в суд первой инстанции. Какого-либо анализа сущностных признаков объекта судом проведено не было, да и вряд ли этот анализ даже в случае его проведения помог бы провести четкое разграничение между объектами.
 
Оба объекта в полной мере отвечают критериям новизны, оригинальности и промышленной применимости. Отличие промышленного образца от ДПИ только в том, что установление и закрепление критериев охраноспособности для признания разработки промышленным образцом необходимо провести в патентном ведомстве и закрепить одним из разновидностей охранного документа.
 
Аналогичные трудности возникают и перед развитыми странами Запада. Выбор формы охраны дизайна — авторским правом или промышленными правами — должен быть как можно яснее определен в законодательстве. Главным становится вопрос: должны ли две эти формы быть совмещенными (кумулятивными), комбинированными или взаимоисключающими (сепаратистскими)? В зависимости от его решения в Европе различаются три типа систем [323].
 
Кумулятивная правовая система характерна для законодательства Франции, включающего в институт правовой охраны промышленных образцов оба типа охраны на основе принципа единства искусства без разграничения его на высокое и промышленное. При этом характерна неопределенность прав автора и патентообладателя.
 
В Италии принята сепаратистская система, исключающая любое наложение закона об авторском праве на законодательство о промышленных образцах. Выбор режима основывается на следующем критерии: если художественное содержание можно отделить от промышленного продукта, то решение подпадает под действие авторского права.
 
Наиболее объективный критерий существовал в законодательстве Великобритании до 1968 г., согласно которому из охраны по авторскому праву исключался любой образец, зарегистрированный и воспроизведенный в количестве, превышающем 50 копий.
 
В сепаратистской системе авторское право применяется только для чисто художественных образцов, не имеющих промышленной или коммерческой цели.
 
Примером комбинированных систем могут служить законодательства Бенилюкса, Швейцарии, Испании, Скандинавских стран, допускающие частичное наложение авторского права на право промышленного образца согласно критериям, основанным на большей или меньшей оригинальности.
 
Полагаем, что и законодательство Казахстана о промышленных образцах можно отнести к кумулятивной системе, когда художественно-конструкторское решение автоматически, с момента придания ему объективной формы, охраняется как объект авторского права. Одновременно, по желанию автора или иного правообладателя, его же можно охранять и как промышленный образец.
 
Должен отметить, что данная конструкция не создает большой правовой определенности и приводит к спорам, подобным тому, который мы привели выше. Необходимо внести изменения и дополнения в Закон РК об авторском праве, четко отличающие объекты авторского права от объектов промышленной собственности именно по критерию утилитарного или эстетического назначения результата творческой деятельности.
 
На основании вышеизложенного сравнения пограничных правовых явлений, разновидностей интеллектуальной собственности можно сделать следующие выводы относительно сути промышленного образца:
 
промышленный образец содержит указание на конкретные средства и пути реализации творческого замысла дизайнера;
 
задача, решаемая с помощью промышленного образца, состоит в определении внешнего вида изделия; 
 
решение внешнего вида изделия должно иметь художественно-конструкторские элементы, которые обязаны гармонировать и взаимно дополнять друг друга.
 
Не признаются патентоспособными промышленными образцами решения:
 
обусловленные исключительно технической функцией изделия (например, болты, гайки, виты, простой инструмент);
 
объектов архитектуры (кроме малых архитектурных форм), промышленных, гидротехнических и других стационарных сооружений. По ст. 7 Закона об авторском праве РК произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового хозяйства являются объектами авторского права. Под малыми архитектурными формами, охраняемыми как промышленные образцы, понимаются решения, касающиеся внешнего оформления различных киосков, вставок между зданиями, палаток, остановок транспорта и пр.;
 
печатной продукции как таковой. Эго означает по сути дела, что не охраняется внешний вид книжной страницы, но конфигурация конкретного типографского шрифта охраняется. Традиционная печатная продукция — газеты, журналы, буклеты, проспекты, афиши, плакаты — охраняется авторским правом;
 
объектов неустойчивой формы из жидких, газообразных, сыпучих или им подобных веществ. Это происходит по двум причинам, из которых первая — невозможность фиксации и последующего воспроизводства формы, которая и есть по сути дела промышленный образец. Вторая причина — невозможность коммерческой реализации изделий с достигнутой формой. Полагаем, что, кроме перечисленных веществ, не охраняются объекты из льда, в частности, ледяные городки, ставшие такими популярными в северных странах в зимние месяцы. Причина этому как раз в неустойчивости материала изделий, невозможности их идентификации в течение длительного времени;
 
изделий, противоречащих общественным интересам, принципам гуманности и морали. Под ними обычно понимаются изделия порнографической индустрии, орудия для казни и пыток и пр. Например, патентное ведомство Великобритании отказало в регистрации в качестве промышленного образца игрушки в виде стилизованной фигурки шотландского горца с открытыми элементами, имитирующими мужские гениталии. Все критерии патентоспособности были при этом налицо, но отказ был мотивирован соображениями морали [324].
 
По ст. 8 Закона о товарных знаках РК промышленному образцу предоставляется правовая охрана, если он является новым, оригинальным и промышленно применимым.
 
Триада критериев охраноспособности, принятых в Патентном законе нашей страны, а также всех стран СНГ, в основном созвучна аналогичным требованиям развитых стран.
 
В США это новизна, оригинальность, декоративность; в Японии — наличие художественных черт, новизна, оригинальность, возможность воспроизведения промышленным путем, единство образца; в Великобритании — новизна, промышленная применимость; во Франции - новизна (включая оригинальность), наличие художественных достоинств, внешний вид (эффект); в Италии — новизна (совпадающая с оригинальностью), художественные достоинства, применимость в промышленном изделии; в Латвии — новизна, визуальная привлекательность и использование в промышленности и ремесленничестве [325; 326; 327; 328; 329; 330].
 
Критерии новизны и промышленной применимости изобретений, полезных моделей и промышленных образцов по содержанию во многом аналогичны и были, как мы полагаем, достаточно полно освещены при изучении изобретения. Вряд ли есть необходимость повторного подробного изложения. Мы полагаем, будет достаточным остановиться на особенностях действия данных критериев по отношению к промышленным образцам, а также достаточно хорошо осветить содержание критерия оригинальности как наиболее специфического для данных объектов.