загрузка...


 2.2.3. Промышленная применимость

Следующим из двух критериев патентоспособности полезной модели является промышленная применимость, понимаемая в ст. 7 Патентного закона РК как возможность практического использования.
 
Налицо различие в текстуальном выражении данного критерия по изобретениям и полезным моделям. Вспомним, что по ст. 6 Патентного закона изобретение является промышленно применимым, если оно может быть использовано в промышленности, сельском хозяйстве, здравоохранении и других отраслях деятельности.
 
В то же время нам представляется, что такое различие носит чисто редакционный характер и вызвано соображениями законодательной экономии и текстовой привлекательности принимаемых законов.
 
Конкретизация данного критерия содержится в п. 185 Патентной инструкции. Охраняемая патентом полезная модель считается соответствующей критерию промышленной применимости, если:
 
в заявке, на основании которой выдан патент, указано конкретное назначение полезной модели как средства производства или предмета потребления либо их составных частей или это назначение прямо следует из названия полезной модели или из формулы;
 
при выполнении полезной модели в соответствии с каждым пунктом формулы, отвечающим требованию идентифицирования, действительно реализуется указанное назначение;

 

имеются известные на дату приоритета или описанные в заявке средства и методы, позволяющие осуществить полезную модель в том виде, как она охарактеризована в любом из пунктов формулы.
 
Практическое значение данного признака таково, что если разработчик какого-либо устройства убедился, что оно может быть использовано, может смело начинать процедуры патентования, будучи убежденным в стопроцентной гарантии получения патента, который в течение 5 лет, а при условии продления — 8 лет будет надежно защищать его нисколько не хуже патента на изобретение.
 
Например, казахстанский изобретатель С. получил 15 февраля 1999 г. патент на полезную модель “Овощерезка”. Полезная модель относится к бытовой технике, а именно — к устройствам для резки овощей и фруктов. Техническим результатом является повышение удобства в эксплуатации.
 
В качестве прототипа известна овощерезка по патенту СССР № 1699342, недостатком которой являются низкое качество резки овощей и неудобство пользования.
 
Технический результат казахстанской овощерезки — овощи нарезаются ровной соломкой и не соскальзывают в процессе резки — достигается усовершенствованным расположением чаши для продуктов, наличием особого штыря и ножевой рещетки с режущими элементами [305].
 
Большое значение для скорейшего получения охраны имеет правильное, без ошибок оформление заявочных документов, которые, как мы установили, являются объектом будущей формальной экспертизы.
 
Таким образом, условия получения патента на полезную модель просты, а преимуществ от обладания данным охранным документом довольно много. К сожалению, данные практические выгоды слабо учитываются заявителями Казахстана. Если за все время деятельности Казпатента с 1992 г. подано 15547 заявок на изобретения, то на полезные модели — только 107, из них от национальных заявителей - 99, от иностранных— 8. Для сравнения, в Японии ежегодно регистрируется около 50 ООО, а в Южной Корее — 10—12 тыс. полезных моделей.
 
Российские исследователи, озабоченные низкой динамикой роста числа заявок на патентование полезных моделей, полагают, что это происходит не по причине особенностей, присущих данному виду патентной охраны, а из-за отсутствия четко действующего механизма охраны прав патентообладателей. Разработчики полезных моделей и руководители предприятий считают возможность использования их разработок конкурентами неизбежным злом, с которым трудно бороться. Поэтому у них сложилось безразличное или скептичное отношение к патентованию своей продукции.
 
Практика по использованию полезных моделей в Казахстане только складывается. Нам неизвестны пока судебные дела по аннулированию регистрации патента на полезную модель. Российская практика по данным вопросам тоже на стадии становления, но уже сейчас специалисты с некоторым удивлением констатируют, что явочный характер выдачи свидетельства (а не патента), отсутствие экспертизы по такому сложному критерию, как изобретательский уровень, не принижают, а наоборот — значительно повышают жизнеспособность охранного документа, а следовательно — защищенность прав на полезную модель [306].
 
Свидетельство на полезную модель трудно аннулировать именно по причине отсутствия в ней критерия Изобретательского уровня, который нетрудно оспорить в большинстве случаев. Достаточно одного нового признака, и полезная модель становится "непотопляемой". Потратив один день на проверку новизны полезной модели или заказав информационный поиск в патентном ведомстве или фонде, можно получить свидетельство, гарантированное почти на 100% [307].
 
Насколько эффективно обладатель прав на полезную модель воспользуется изложенными нами выше преимуществами полезной модели зависит от него. Ведь объем прав как на изобретение, так и на полезную модель определяется совокупностью существенных признаков, изложенных в их формулах. При экспертизе изобретений эксперт патентного ведомства может поправить какую-либо ошибку, грозящую умалением объема охраны. При явочной форме выдачи патента на полезную модель в Казахстане и свидетельства в России патентные эксперты не проверяют существо полезной модели, поэтому заявитель должен надеяться только на себя. Совокупность указанных им существенных признаков должна быть оптимальной. Ошибки или небрежности (пропуски слов, лишние слова или неправильно расставленные запятые) их изложения в формуле могут дорого обойтись, так как отдельные признаки станут неработоспособными или невозможными в исполнении и конкурент легко обойдет охранный документ.