Свадебные прически и макияж от свадебных салонов самары.


 1.5.3. Институциональная часть системы

В любой стране она обычно включает в себя: патентное ведомство, ведомство по авторским правам, патентные фонды (библиотеки), патентных поверенных, организации коллективного управления авторскими правами, а также органы общей правоохранительной компетенции — прокуратуру, полицию, таможенные органы, суды, третейские суды.
 
Нетрудно заметить, что самую значительную часть данного перечня по числу и распространенности составляют органы общей компетенции, призванные защищать любые права и свободы.
 
Прокуратура и полиция обычно имеет дело с фактами нарушения прав на эти объекты.
 
В зависимости от тяжести правонарушения возможно применение административного или уголовного наказания. Прокуратура и полиция в первую очередь реагируют на заявления правообладателей о нарушении их прав и применяют санкции, установленные в законодательстве РК.
 
Таможенные органы также, как и другие государственные органы общей компетенции, призваны охранять исключительные права на объекты интеллектуальной собственности,
 
В соответствии с разделом 4 “Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности” (ТРИПС) таможенные органы стран-членов ВТО должны осуществлять меры по задержанию товаров, содержащих в себе нарушения прав интеллектуальной собственности (контрафактных товаров).
 
Такая роль таможенных органов в охране интеллектуальной собственности привычна для стран Запада. Сведения о ее эффективности часто появляются в печати. Так, в 1996 г, Таможенное управление США осуществило 2237 конфискаций при нарушении прав на интеллектуальную собственность общей стоимостью 46 781 089 долларов.

 

В нашей республике, как мы полагаем, работа таможенных органов в этой области только начинается. Организация таможенного контроля над импортом (экспортом) контрафактных товаров должна строиться с учетом соглашения ТРИПС, лучшего международного опыта и рекомендаций международных организаций, в частности Всемирной Таможенной Организации.
 
16 июля 1999 г. в Закон “О таможенном деле в Республике Казахстан” от 20 июля 1995 г. внесены 5 новых статей, с 218-1 по 218-5, содержащих нормы о порядке ввоза в Республику Казахстан и вывоза с ее территории товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности. Естественно, что еще очень мало опыта такой работы, позволяющего сделать какие-либо обобщения.
 
При разработке нормативных правовых актов должны быть учтены следующие общие требования, содержащиеся в разделе 1 части III соглашения ТРИПС:
 
а) процедуры по контролю за импортом (экспортом) контрафактной продукции не должны создавать барьер для законной торговли и обеспечивать защиту от злоупотребления ими со стороны владельцев прав;
 
б) такие процедуры должны быть равными для всех и справедливыми;
 
в) они не должны быть излишне сложными и дорогостоящими и приводить к необоснованному удлинению сроков или неправомерным задержкам товаров на границе.
 
С учетом требований ТРИПС Казпатентом разработан проект “Концепции программы контроля над импортом контрафактной продукции” и направлен в Таможенный комитет Министерства государственных доходов РК. Предлагается схема таможенного контроля над перемещением товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности.
 
Суд является важнейшим звеном патентной системы в любой стране. Избранная в Казахстане патентная система, использующая презумпцию правомерности действий заявителя на обладание предварительным патентом, требует высокой квалификации судей, рассматривающих сложные патентные споры.
 
Профессионального патентного суда в Казахстане, впрочем как и в России, нет. В рамках СНГ в настоящее время специализированный патентный суд создан только в Беларуси.
 
Рассмотрение сложных, специфических и дорогостоящих споров в области прав на изобретение в обычном гражданском суде порой тянется годами.
 
Законы об отдельных объектах промышленной собственности перечисляют категории споров, подлежащих рассмотрению только в судебном порядке. Так, в соответствии со ст. 33 Патентного закона РК подлежат рассмотрению в судебном порядке следующие споры: об авторстве на объект промышленной собственности; о правомерности выдачи охранного документа; об установлении патентообладателя; о выдаче принудительной лицензии; о нарушении исключительного права на использование охраняемого объекта промышленной собственности и других имущественных прав патентобладате-ля; о заключении и исполнении лицензионных договоров на использование охраняемого объекта промышленной собственности; о праве преждепользования и послепользования; о выплате вознаграждения автору работодателем в соответствии с п. 4 ст. 10 Закона; о выплате компенсаций, предусмотренных Патентным законом; другие споры, связанные с охраной прав, вытекающих из охранного документа.
 
В соответствии со ст. 42 Закона о товарных знаках РК подлежат рассмотрению в судебном порядке следующие споры: о правомерности выдачи свидетельства на товарный знак или право пользования наименованием места происхождения товара; о нарушении исключительного права владельца товарного знака или права пользования наименованием места происхождения товара; о заключении и исполнении лицензионных договоров на использование товарного знака; другие споры, связанные с охраной прав, вытекающих из свидетельства.
 
В Законе об охране селекционных достижений (ст.23) также предусматривается категория споров, рассматриваемых только судами. Это споры, связанные с нарушением законодательства о патентах, выданных на сорта и породы, в частности: об авторстве на сорт, породу; об установлении патентообладателя; о нарушении исключительного права на использование и других имущественных прав патентообладателя; о заключении и исполнении лицензионных договоров на использование селекционного достижения; о выплате компенсаций, предусмотренных настоящим Законом; о выплате вознаграждения автору в соответствии с договором; о выдаче патента; о выдаче принудительной лицензии; другие споры, связанные с охраной прав, вытекающих из патента.
 
По нашему мнению, из вышеприведенных норм новейшего патентного законодательства видны по крайней мере три категории споров.
 
Первую из них составляют споры, вытекающие из договоров на использование объектов промышленной собственности;
 
вторую — споры по поводу неиспользования в течение определенного времени объекта промышленной собственности, о праве преждепользования и послепользования, о порядке пользования наименованием места происхождения товара;
 
третью — споры по поводу нарушений исключительных прав патентообладателей и владельцев регистраций товарных знаков.
 
При этом, на наш взгляд, вторая и третья категории споров вытекают не из договоров, а из недоговорных обязательств, так как трудно предположить наличие договорных отношений в случае одностороннего неисполнения обязанности или при нарушении прав патентовладельцев.
 
Приведенный нами обзор категорий и видов споров по поводу объектов промышленной собственности показывает, насколько “тонкая” правовая материя является их предметом. Многие споры на первый взгляд кажутся даже не правовыми, а сугубо техническими. Содержание документов по спорам в области химии состоит в основном из формул и специальных терминов. Представьте теперь сложность задачи среднестатистического судьи, не обладающего знаниями в области техники, вынести решение по такого рода спорам.
 
В ходе судебного разбирательства необходимо, по нашему мнению, установление следующих обстоятельств:
 
а) правомерность выдачи и действительность охранного документа, а именно: надлежащий ли орган выдал его, не истекли ли сроки действия, уплачены ли годовые пошлины и пр.;
 
б) уяснить суть изобретения или иного объекта и степень его новизны по сравнению с аналогом или противопоставляемым истцом решением путем изучения описания изобретения, его формул и чертежей;
 
в) выяснить объем правового притязания и испрашиваемой охраны;
 
г) установить, было ли нарушение патентных прав, в чем оно выразилось и установить, подпадает ли предполагаемое нарушение в очерченный патентом объем охраны;
 
д) оценить доводы со стороны предполагаемого нарушителя, который обычно пытается доказать недействительность выданного патента, чтобы укрепить мысль, что права по недействительному патенту не охраняются и никакого нарушения поэтому не было.
 
В спорах, касающихся нарушений товарных знаков и промышленных образцов, встречный иск обычно сводится к требованию исключить из реестров товарных знаков и промышленных образцов спорные объекты по мотиву ошибочности регистрации и неучета в ходе ее осуществления законных обстоятельств, препятствовавших таким регистрациям;
 
е) принять решение о вынесении судебного постановления по применению к предполагаемому нарушителю еще до судебного разбирательства оперативных мер по немедленному пресечению нарушения.
 
В западном праве, в частности, праве Великобритании, такие односторонние судебные постановления носят название “предписание Антона Пиллера”. Они дают право войти в помещение, где производится нарушающая патент или товарный знак (контрафактная) продукция, произвести осмотр и изъять свидетельства.
 
Сходные правомочия, и даже более жесткие санкции, предусмотрены ст. ст. 48, 49 Закона об авторском праве и смежных правах РК. В целях немедленного, оперативного прекращения нарушения авторских прав еще до рассмотрения дела судья может вынести определение ответчику прекратить все действия с предполагаемыми контрафактными экземплярами. Судья может также вынести решение о наложении ареста и даже конфисковать незаконные экземпляры и оборудование для его изготовления.
 
Таким образом, уже приведенный обзор вопросов показывает, что патентные споры являются сложными для рассмотрения вследствие их технического содержания. Спорящие стороны оказываются вовлеченными в длительное рассмотрение, требующее тщательной подготовки материалов к заседаниям.
 
Как правило, до суда доходят в основном дела с равными шансами для обеих спорящих сторон. Это ведет к необходимости изыскания все новых и новых дополнительных аргументов. Все эти обстоятельства делают такие споры очень дорогостоящими. Именно поэтому по данным мировой статистики только 10% дел в действительности доходит до судебного разбирательства, остальные разрешаются в процессе досудебного урегулирования.
 
Отмеченные особенности и сложность дел по спорам в области промышленного права позволяют сомневаться в способности общих судов эффективно рассматривать такие споры. Причины сомнений здесь во многом носят объективный характер - большая загруженность судов, их слабая материально-техническая оснащенность, длительность рассмотрения рассматриваемых нами споров. Одной из причин является то, что авторское и патентное право плохо освоено нашими юристами, которые по этой причине избегают браться за ведение подобных дел.
 
Техническое содержание споров в данной области наводит на мысль, что необходимы специализированные патентные суды, где существо спора должны рассматривать не юристы, а специалисты в определенных отраслях техники.
 
Таков главный принцип работы патентных судов Германии, в которых патентный спор рассматривает коллегия из трех судей, причем двое из них должны быть инженерами или иными отраслевыми специалистами, а только один - юристом. При этом юрист не имеет права участвовать в рассмотрении технических вопросов спора, а выражает позицию только по процессуальным моментам разбирательства. Созданию такого суда в Казахстане препятствует пока малое количество споров в данной области, делающее неэкономичным содержание за государственный счет штата таких судов.
 
Выходом из положения могло бы быть, по нашему мнению, широкое внедрение в данную область системы альтернативного урегулирования споров, в частности — третейских судов. Являясь по сути своей арбитрированием, третейское разбирательство является разновидностью примирительной процедуры, при которой стрроны должны договориться о передаче своего спора арбитру, третейскому судье.
 
Преимуществами третейского разбирательства являются: скорость, с которой выносится решение;
 
сравнительно невысокая плата за разбирательство; меньший формализм рассмотрения по сравнению с судебным разбирательством;
 
возможность выбора арбитров и иных нейтральных для сторон лиц с техническими познаниями;
 
практически полная гарантированность от предвзятости судьи или его продажности;
 
конфиденциальность ставших известными в ходе рассмотрения фактов в силу малочисленности имевших отношение к рассмотрению лиц;
 
Это традиционные преимущества третейского способа урегулирования споров, и они, по нашему мнению, с успехом могут применяться в области права интеллектуальной собственности.
 
Необходимость внедрения третейского рассмотрения патентных споров понимается не только в Казахстане.
 
Правовые основания для этого указаны, например, в российском патентном законодательстве. Так, ст. 31 Патентного закона РФ предусматривает возможность рассмотрения конфликтных ситуаций как в арбитражном и гражданском судах, так и в третейском патентном суде. Ст. 33 аналогичного закона РК начинается со слов “подлежат рассмотрению в судебном порядке". Мы полагаем, что третейское рассмотрение охватывается выражением “в судебном порядке”.
 
В России уже создано значительное число постоянно действующих третейских судов при различных ассоциациях, концернах, объединениях предпринимателей, биржах, банковских и торговых домах. Успешно действуют третейские Суды Союза юристов, АОЗТ "Межбанковский финансовый дом", фирмы “Атомюрсервис”, концерна “Ростекстиль” и другие. Немало споров рассматривается и в специализированных ТС.
 
В последние годы в судебной структуре ряда европейских стран и международных организаций прочное место заняли третейские суды.
 
Объясняется это тем, что между патентообладателями и их конкурентами возникает немало конфликтов. Так, возражения по поводу выдачи патентов рассматриваются в ЕПВ, а споры относительно нарушения прав и действительности охранных документов - в национальных судах. Правда, не в любом суде, как в России, а в определенном министерством юстиции одном из кантональных (Швейцария) иди земельных судов (Германия). Но и при таком оптимальном раскладе дела по правам на изобретательство рассматриваются длительное время и стоят очень дорого.
 
Решение о создании Арбитражного (Третейского) центра при ВОИС было принято 23 сентября 1993 г. Генеральной ассамблеей ВОИС. Центр оказывает услуги по решению спорных вопросов в области интеллектуальной собственности, возникающих между частными сторонами: индивидуальными лицами и предприятиями. Свою деятельность Центр начал осуществлять с 1 июля 1994 г.
 
Третейская комиссия создана и при Патентном ведомстве Германии, Комиссия рассматривает споры, касающиеся служебных изобретений и выплаты за них вознаграждения. В случае возникновения спора о служебном изобретении (свыше 80% отечественных заявок на патенты подают предприятия) в отношении прав и обязанностей спор рассматривается в компетентном гражданском суде. Но иску в суд предшествует разбирательство спора в третейской комиссии при патентном ведомстве, созданной в соответствии с параграфом 29 Закона о служебных изобретениях.
 
В России имеется исторический опыт применения третейского производства в данной области. Так, первый законодательный акт России об изобретательстве — Манифест “О привилегиях” (1812 г.), разработанный графом Михаилом Сперанским, - содержал раздел “Порядок третейского судебного разбирательства изобретательских споров в Совете министров внутренних дел”.
 
Положение о привилегиях (1833 г.) содержало раздел “О судебном разбирательстве” и предписывало проводить рассмотрение споров по привилегиям Мануфактурным советом, его отделениями в Москве, в мануфактурных комитетах, а там, где таковые отсутствовали, — в коммерческих или уездных судах по месту нарушения привилегии.
 
Дело рассматривалось в форме третейского суда с участием равного числа представителей от каждой стороны. Третейский суд устанавливал обоснованность или необоснованность жалобы, меру взыскания за понесенные убытки и пеню и выносил решение о том, как поступить с опечатанными (арестованными) машинами, вещами и изделиями.
 
Итак, по российскому законодательству третейские патентные суды (наряду с арбитражными судами и судами общей юрисдикций) правомочны рассматривать любые правовые и экономические споры, но в отличие от тех более демократичны, специализированы и независимы в принятии решений.
 
Положительным в российском опыте является то, что в третейские патентные суды, кроме юристов, могут входить патентоведы, экономисты, финансисты, ученые, специалисты различных отраслей знаний. Данное обстоятельство существенно влияет на объективность и оперативность в принятии судебных решений, так как в большинстве случаев привлеченные к рассмотрению спора специалисты могут непосредственно давать квалифицированную оценку материалам дела, действиям сторон без назначения экспертиз и направления документов для получения заключения разных организаций.
 
Как следует из предыдущего обзора, все государственные органы должны в пределах своей компетенции способствовать достижению реальной защищенности прав интеллектуальной собственности.
 
Однако в первую очередь эти права защищаются двумя специализированными структурами: уполномоченным государственным органом специальной компетенции и специализированной организацией Комитетом по правам интеллектуальной собственности Министерства юстиции РК (далее — Комитет) и Казахстанским институтом патентной экспертизы Комитета по правам интеллектуальной собственности Министерства юстиции Республики Казахстан (далее — КИПЭ), являющимися основой патентной системы.
 
Указанный Комитет непосредственно занимается вопросами авторского права, заменив собой ведомство по авторским правам, называвшееся Комитетом по авторским правам Министерства юстиции РК.
 
Одновременно, разделяя компетенцию с указанным институтом в части патентной экспертизы, Комитет является Патентным ведомством Республики Казахстан (Казпатентом), называвшимся до 29 марта 2001 г. в нашей стране “Республиканское государственное предприятие по патентам и товарным знакам Министерства юстиции РК (РГП Казпатент)”.
 
Таким образом, Комитет возглавляет систему охраны соответствующих объектов права интеллектуальной собственности, представляет в свою очередь согласованно действующую совокупность государственных органов, иных организаций и даже физических лиц.
 
Вопросы функционирования данной системы являются более интересными для науки управления или административно-правовой науки.
 
Полагаем достаточным для данной работы рассмотреть те аспекты функционирования данных систем, которые непосредственно влияют на возникновение и использование гражданских прав и обязанностей.
 
Остановимся вначале на системе охраны авторских прав.
 
Комитет по правам интеллектуальной собственности Министерства юстиции РК, положение о котором утверждено постановлением Правительства РК №411 от 29 марта 2001 г. [133], осуществляет государственную политику в области авторского и смежных прав, регистрирует авторские права в официальных реестрах, принимает необходимые меры по обеспечению соблюдения авторских прав казахстанских и иностранных граждан при использовании произведений науки, литературы и искусства, исполнений, постановок и фонограмм.
 
В советское время такой организации в Казахстане не было. Некоторые действия по охране авторских прав, вмененные ныне в обязанность Комитета, выполняло Всесоюзное агентство по авторским правам (ВААП), находившееся в Москве.
 
Наиболее интересной с цивилистической точки зрения, мы полагаем, является осуществляемая Комитетом деятельность по регистрации произведений. Она основана на ст. 9 Закона об авторском праве и смежных правах, в соответствии с которой “обладателю авторского права или какого-либо исключительного правомочия на произведение для свидетельства об авторстве на обнародованное или необнародованное произведение, о факте и дате опубликования произведения или о договорах, затрагивающих права автора на произведение, в любое время в течение срока охраны авторского права может его зарегистрировать в официальных реестрах”. Во исполнение данной статьи утверждены “Правила государственной регистрации прав на произведения, охраняемые авторским правом и смежными правами” [134].
 
Регистрация авторских прав является не обязательной процедурой, а факультативной, осуществляемой по желанию правообладателя, ведь по ч. 1 ст. 9 Закона об авторском праве РК “авторское право на произведение науки, литературы и искусства возникает в силу факта его создания. Для возникновения и осуществления авторского права не Требуется регистрации произведения, иного специального оформления произведения или соблюдения каких-либо формальностей”.
 
В последнее время участились случаи, когда обжалуются официальные регистрации товарных знаков, обычно представляющих собой этикетки на различных товарах, по мотиву нарушения при этом авторских прав лиц, обычно художников, разработавших такие этикетки. В подтверждение своих требований предъявляются свидетельства о регистрации авторских прав.
 
Следует отметить, что предъявление таких требований есть следствие путаницы в понимании регистрации авторского права и товарного знака. С момента выдачи свидетельства на товарный знак прекращают действие все авторские права на изображения, используемые в товарном знаке, так как изображение выполняет уже совершенно другие функции, не являющиеся эстетическими или художественными.
 
Товарный знак есть уже не произведение, а средство индивидуализации товаров разных участников гражданского оборота. Нельзя говорить об авторстве на товарный знак, а можно утверждать только об авторстве на эскиз, макет, проект товарного знака.
 
 Соответственно, свидетельство о регистрации объекта авторского права, выдаваемое без проверки подлинности авторства представленного кем-либо в КоАП материала, не является документом исключительного права, каковым является свидетельство о регистрации товарного знака.
 
В случае судебного рассмотрения свидетельство о регистрации объекта авторского права будет иметь такую же силу, как и любое другое доказательство устного или письменного характера.
 
На тех или иных особенностях деятельности Патентного ведомства (Казпатента) мы еще не раз будем останавливаться, пока лишь отметим основные, характеризующие его как важнейшую часть патентной системы.
 
Патентная система Республики Казахстан была создана в июне 1992 г. и состоит из Казпатента, ныне включающего в себя, как мы отметили выше, Комитет и КИПЭ, из патентной библиотеки, патентных поверенных и патентных подразделений различных юридических лиц.
 
При этом на Казпатент в соответствии с Положением от 29 марта 2001 г. возлагаются функции обеспечения государственной монополии в области объектов промышленной собственности — изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, товарных знаков, наименований мест происхождения товаров, а также селекционных достижений.
 
Эта организация принимает к рассмотрению заявки на объекты промышленной собственности, проводит по ним экспертизу, выдает охранные документы, публикует в официальном бюллетене сведения о таких объектах и осуществляет иные возложенные на нее функции патентного ведомства ( ст. 4 Патентного закона РК, ст. 3 Закона о товарных знаках, ст. 3 Закона об охране селекционных достижений РК ).
 
Как видно из приведенного, Казпатент выполняет административные, экспертные и информационно-аналитические функции.
 
Им осуществляется определенная процедура оформления прав, завершающаяся выдачей охранных документов от имени государства на все виды объектов промышленной собственности, а также выполняется информационная деятельность, выражающаяся в издании бюллетеней и другой печатной продукции, оказании услуг информационно-аналитического характера.
 
Среда критиков прежнего статуса Казпатента (в форме РГП) бытовало мнение о нежелательности такого смешения функций и необходимости отделения чисто государственных функций от иных.
 
Сравнение организации деятельности патентных ведомств разных стран показывает, что наиболее эффективно, быстро и экономично по отношению к заявителям, прибыльно с точки зрения государственных интересов (малое количество работников, большие отчисления в госбюджет, отсутствие потребности в финансировании из госбюджета) может работать только ведомство, которое единолично выполняет все три указанных функции.
 
К тому же практика показывает, что достичь пресловутой “чистоты идеи”, когда выполнение любой государственной функции осуществляется только государственными органами либо бюджетными организациями, невозможно.
 
Возьмем, к примеру, институт частных нотариусов, выполняющих нотариальные действия от имени государства, или же различные акционерные общества со смешанным государственно-частным капиталом, осуществляющие государственно-властные функции в нефтяном секторе экономики.
 
По сравнению с ними статус Казпатента как Республиканского государственного предприятия, имущество которого полностью принадлежит государству, выглядит более приемлемым для выполнения государственных функций.
 
К тому же, как мы установили выше, вся сфера охраны прав интеллектуальной собственности является сферой частных интересов, удовлетворение которых должно оплачиваться из частных же источников, но никак не из государственного бюджета. Следовательно, и с финансовой точки зрения нахождение Казпатента на самообеспечении за счет оплаты его действий вполне логично. На таких условиях функционируют большое количество патентных ведомств развитых стран.
 
Вместе с тем частный вопрос о статусе и финансовых основаниях деятельности Казпатента наводит на мысль о полноте содержащегося в ч.1 ст. 34. ГК РК деления юридических лиц по целям их деятельности только на два вида — коммерческие и некоммерческие и последующего деления некоммерческих организаций на обозначенные в ч. 3 данной статьи разновидности.
 
На наш взгляд, в ст. 34 ГК РК необходимо внести новую часть, разделяющую все юридические лица по признаку публичного или частного характера выполняемых функций.
 
Мы полагаем, что может существовать некоммерческая организация, государственное учреждение или учреждение, выполняющее государственные функции, финансируемое за счет доходов от собственной деятельности. При этом целью деятельности таких лиц является не извлечение прибыли, а выполнение отдельных государственных регистрационных и исполнительных функций, за исключением контрольных и надзорных.
 
Их можно было бы назвать учреждениями публичной власти. Группу учреждений публичной власти могли бы составить, кроме Казпатента, организации в сферах стандартизации и метрологии, нотариата, различных видов экспертизы и др. Насколько нам известно из бесед со специалистами, такого рода учреждения предусмотрены Гражданским кодексом Грузии.
 
Важнейшей особенностью как прежнего, так и нынешнего Казпатента является наличие в его структуре подразделений по рассмотрению апелляций на различные решения других его подразделений.
 
Имеется своя процедура обжалования отказов в регистрации и положительных решений о предоставлении регистраций товарных знаков и права пользования наименованиями мест происхождения товаров по Закону о товарных знаках (ст. ст. 12, 23, 39).
 
В результате таких обжалований рождаются споры, которые подлежат рассмотрению Казпатентом, а именно — Апелляционным советом Казпатента в порядке досудебного регулирования спорных отношений.
 
Патентная система Казахстана не является в данном случае исключением, в большинстве систем интеллектуальной собственности обычно существует определенная форма внутренней апелляции на решения эксперта в отношении патента или товарного знака. Апелляционные палаты существуют, например, в Европейском патентном ведомстве и ведомствах США по патентам и товарным знакам.
 
Хотя при ведомстве Великобритании отсутствует возможность формальной внутренней апелляции, спор между заявителем и экспертом решается старшим сотрудником ведомства.
 
В ряде стран руководитель ведомства имеет право вызывать свидетелей, принимать присягу, требовать представление документов и пр. Такие функции называются "квазисудебными", потому что в целом патентное ведомство не есть орган правосудия, а является административным органом.
 
Причиной существования процедуры возражения является то, что даже при очень строгой системе экспертизы государство не может гарантировать юридическую действительность прав, так как всегда существует вероятность того, что какое-либо предшествующее право (например, более ранний патент) было упущено или описание изобретения неправильно понято.
 
Патентная система Казахстана, закрепляя предварительные патенты по формальным признакам, не является очень строгой, и в принципе возможна ситуация выдачи охранного документа на уже известный объект промышленной собственности. Владелец прав на него должен иметь возможность на определенной стадии подать возражение. Можно это сделать и в суде, но в интересах сторон процедура возражения должна быть простой, быстрой и недорогой, реализуемой на как можно более раннем этапе периода существования и охраны права.
 
Апелляционный совет Казпатента так же имеет право запрашивать доказательства в обоснование позиций участников спора, обращаться в соответствующие инстанции за справками, заслушивать участников спора и пр. Налицо основания для применения слова “квазисудебное” и в отношении данного подразделения Казпатента.
 
По ст. 32 Патентного закона и ст. 41 Закона о товарных знаках Апелляционный совет является специализированным структурным подразделением Казпатента, соответственно утверждающего Положение о нем и Правила рассмотрения возражений в данном совете. Решение Апелляционного совета может быть обжаловано в суде лицом, подавшим возражение, или патентообладателем в течение шести месяцев с даты получения им решения.
 
Обжалование решения Апелляционного совета возможно, по нашему мнению, только в суде, но не в третейском суде, так как ответчиком в данном случае всегда выступает Казпатент как государственный орган и обжалуются его решения. Данный спор нельзя отнести к имущественным, хотя отдаленные материальные интересы сторон при желании можно разглядеть.
 
Патентная библиотека является важнейшим звеном патентной системы, поскольку творческая деятельность изобретателей и иных субъектов творчества невозможна без доступа к информационным ресурсам. Для проведения патентной экспертизы также необходим учет проделанного человечеством в определенной области знаний, к которой относится тот или иной объект промышленной собственности.
 
Наличие в стране патентной библиотеки является непременным условием для ее участия в Парижской конвенции. Так, ст. 12 данной Конвенции устанавливает, что “каждая страна Союза обязуется создать специальную службу по делам промышленной собственности и центральное хранилище для ознакомления общественности с патентами на изобретения, полезными моделями, промышленными образцами и товарными знаками” [135].
 
Функции патентной библиотеки в нашей стране выполняет Республиканская научно-техническая библиотека (РНТБ), являющаяся многоотраслевой библиотекой, методическим и библиографическим центром со специализацией в области техники и смежных с нею наук [136].
 
В составе РНТБ с 1965 г. действует Республиканский патентный фонд (РПФ), непосредственно выполняющий функции такого “центрального хранилища” патентов. В РПФ в настоящее время накоплено свыше 41 миллиона экземпляров документов из 50 стран мира и трех международных региональных патентных организаций [137].
 
Патентные подразделения организаций и предприятий также входят в патентную систему, являясь корпоративными заявителями и патентовладельцами. По подсчетам Казпатента соотношение количества заявителей на получение охранных документов по изобретениям, полезным моделям и промышленным образцам среди физических и юридических лиц примерно одинаково. Естественна поэтому забота Казпатента о сохранении существующих и создании новых патентных подразделений различных организаций и предприятий, независимо от формы их собственности.
 
Основы организации и деятельности патентного подразделения какого-либо юридического лица определены в “Примерном положении о патентном подразделении предприятия, учреждения, организации, объединения Республики Казахстан” от 17 января 1994 г., призванном помочь проведению эффективной инновационной и коммерческой политики каждой организации [138].
 
Всем хозяйствующим субъектам рекомендуется иметь самостоятельные структурные патентные подразделения, поднять их роль до статуса основных подразделений, поскольку будущее самих предприятий и организаций виделось тогда только во внедрении в производство новейших достижений науки и техники. Таким оно видится и сегодня, однако Примерное положение так и осталось простой рекомендацией, поскольку за прошедшие годы уменьшилось как количество самих хозяйствующих субъектов того времени, так и патентных подразделений в действующих.
 
В период относительного подъема экономики возрастает спрос на новые научно-технические разработки и вновь возникает задача создания на каждом предприятии и организации экономических, правовых и организационных условий для развития изобретательского творчества и использования объектов промышленной собственности в хозяйственной деятельности.
 
Анализ практики деятельности имеющихся патентных подразделений показывает, что при условии работы в них опытных патентоведов, создании надлежащих условий труда затраты на их содержание многократно окупаются прибылью от реализации прав на патенты и товарные знаки, лицензионных соглашений, взысканных штрафов с нарушителей прав интеллектуальной собственности, выгодным приобретением современного оборудования по советам патентоведов.
 
Важнейшую часть системы составляют негосударственные организации и физические лица, призванные помочь заявителям в получении охранных документов или регистраций, а патентообладателям и авторам произведений — эффективно и реально осуществлять принадлежащие им права.
 
В сфере авторских прав действует Республиканское общественное объединение “Казахстанское авторское общество” (далее — КазАО) [124], предметом деятельности которого является охрана имущественных прав авторов на произведения литературы и искусства, а также осуществление и обеспечение их авторских прав на территорий Республики Казахстан и за рубежом.
 
Основными же целями КазАО являются управление имущественными правами авторов произведений на коллективной основе в случаях, когда их практическое осуществление в индивидуальном порядке затруднительно; содействие авторам в передаче прав на использование произведений; представительство интересов авторов в государственных органах и иных организациях.
 
В сфере промышленной собственности, или, иначе говоря, в системе Казпатента, действуют не только юридические, но и физические лица, специальным образом подготовленные для такой деятельности патентные поверенные, то есть специалисты, аттестованные Казпатентом и уполномоченные им представлять интересы прежде всего иностранных заявителей перед ведомством.
 
Патентный поверенный может работать единолично или же объединяться с другими такими же специалистами в частные конторы и бюро патентных поверенных. На сегодня в Казахстане работают 38 патентных поверенных. Кроме основной задачи представительствовать за иностранного гражданина при оформлении прав (подавать заявки, вести переписку, подавать жалобы и пр.) перед Казпатентом, клиенты поручают им также совершение действий по охране своих прав в Казахстане, в том числе и путем обращения в суд, правоохранительные и таможенные органы.