1.6. СПОСОБЫ ОХРАНЫ ПРАВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека



 1.6. СПОСОБЫ ОХРАНЫ ПРАВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Вся система охраны интеллектуальной собственности сводится к авторско-правовому, патентно-правовому и смешанному способам, характеризуемым разной степенью формализации и участия государства в установлении и закреплении прав на соответствующие объекты интеллектуальной собственности.
 
При этом мы полагаем, что даже эти три категории поддаются классификации и их можно подразделить универсальный и специальные способы охраны различных объемов. При этом универсальным способом является, несомненно, авторско-правовой способ охраны объектов интеллектуальной собственности.

 

А) Авторско-правовой способ.
 
 Основной “единицей” или, говоря языком Закона об авторском праве и смежных правах, объектом авторского права является произведение. Как правильно отмечается в литературе [140], законодательство Казахстана и России не содержит легального определения произведения, указывая что авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства, являющиеся результатом творческой деятельности и выраженные в объективной форме. При этом не имеет значения по отношению к созданному произведению его назначение, достоинство, способ выражения, факт обнародования или необнародования.
 
Следует отметить, что объективно выраженные результаты творческой деятельности могут по своему содержанию относиться не только к литературе и искусству, гуманитарным наукам, но и к самым разным направлениям технической науки, то есть к технике.
 
В принципе, в виде произведения (доклада, рассказа, повести и др.) можно изложить суть любых изобретений. Отмечается, что писатели прошлых веков, кстати, не только фантасты, довольно точно предсказали в литературных произведениях технические достижения наших дней (электричество, телефон, автомобиль, подводную лодку и пр.). Литературные по своей форме произведения К.Э. Циолковского содержат в себе принципиальные положения сегодняшней космонавтики.
 
Авторско-правовой метод охраны при этом состоит в том, что охраняется не суть, а форма произведения. В законодательном плане суть этого метода выражается в том, что “авторское право не распространяется на собственно идеи, концепции, принципы, методы, системы, процессы, открытия, факты” (ст. 6 Закона об авторском праве РК). Конечно, есть определенные сомнения в том, можно ли охранять собственно форму. Вряд ли можно совершенно четко отделить форму от содержания произведения. Произведение скорее всего есть единство формы и содержания. При охране формы (язык, стиль изложения и др.), конечно же, охраняется и сюжет и иные элементы содержания произведения.
 
Мы присоединяемся к тем, кто отмечает универсальный характер авторско-правового метода, однако вносим свои акценты в его понимание.
 
Полагаем, что авторско-правовой метод охраны не сводится только к охране формы произведения, а проявляется и в отказе в предоставлении исключительных прав какому-либо, включая автора, лицу на содержание любого объекта-результата творческой деятельности в целом или на важнейшие элементы такого содержания.
 
В целом же, по нашему мнению, авторско-правовой метод позволяет охранять как форму, так и связанные с ней элементы содержания любого объекта-результата интеллектуальной творческой деятельности. Но такая охрана не дает исключительных имущественных прав, вытекающих из содержания объекта.
 
Таким образом, по нашему мнению, универсальный авторско-правовой метод охраны распространяется на любые результаты творческой деятельности и не распространяется на другую группу объектов, представленных в классификаций ст. 961 ГК РК — средства индивидуализации участников гражданского оборота, работ или услуг. Это и понятно, так как объекты последней группы появляются не в результате их создания, а вследствие регистрации представленных обозначений патентным ведомством. По сути дела до выдачи свидетельства о регистрации товарного знака или знака обслуживания представленные обозначения являются только эскизами товарного знака — типичными объектами авторского права.
 
Б) Патентный способ и системы патентования.
 
18 июня 1992 г. Указом Президента РК было создано Национальное патентное ведомство РК, и этим положено начало процесса внедрения на территории нашей страны патентной охраны объектов промышленной собственности — изобретений, полезных моделей и промышленных образцов.
 
Нельзя сказать, что патент как документ, удостоверяющий права на изобретения, не был известен в советское время. Так, п. 2 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях, утвержденных постановлением правительства бывшего СССР 21 августа 1973 г. [141], устанавливал, что “права на ... изобретения охраняются государством и ... удостоверяются авторскими свидетельствами или патентами”.
 
Однако возможность получения патента была не общим правилом, а исключением из него. Так, в соответствии с пп. 24, 25 указанного Положения патент не выдавался на изобретения, если оно было создано в связи с работой автора на государственном, кооперативном, общественном предприятии, в организации или учреждении по их заданию, или даже если автору была оказана помощь такими организациями. На совместное с иностранными лицами изобретение патент советскому гражданину выдавался в порядке исключения, а права и льготы при этом у него были как у обладателя авторского свидетельства.
 
Была своеобразная “дискриминация” патентной защиты и по видам объектов. Из политических соображений, желая создать комфортные условия отстающим от западных технологий отраслям промышленности, п. 25 указанного Положения устанавливал, что только авторским свидетельством (не патентом) удостоверялись вещества, полученные химическим путем; лечебные вещества, способы профилактики, диагностики или лечения заболеваний людей или животных [142].
 
Наиболее желанным для социалистической системы хозяйствования охранным документом на изобретения и промышленные образцы было авторское свидетельство, констатирующее “признание предложения изобретением, приоритет изобретения, авторство на изобретение, исключительное право государства на изобретение” [143].
 
По пункту 27 указанного Положения использование изобретений, защищенных авторскими свидетельствами осуществлялось советскими государственными организациями, предприятиями и учреждениями, исходя из интересов государства и собственных интересов, без специального на то разрешения. Частный интерес автора сводился к незначительным выплатам при создании и использовании изобретения, несоизмеримыми с выгодами, полученными от реализации изобретений внутри страны или продажи их за ее рубежами.
 
Термин “патент” достаточно много говорит современному юристу. Он произволен от латинского “patere”, что переводится как “ быть открытым, доступным взору публики”. Документ, имеющий печать на лицевой стороне, назывался “открытая грамота”, от латинского выражения “literae patentes”.
 
Содержание этого документа можно было прочесть, не повредив при этом самой печати. К слову, и патенты Республики Казахстан имеют печать на лицевой стороне, и содержание патента можно прочитать, не повредив печати.
 
Вместе с тем, как это ни парадоксально, именно в настоящее время в нашей стране очень часто приходится разъяснять значение этого слова. Происходит терминологическая путаница прежде всего по причине заимствования слова “патент” для обозначения отношений иных, чем по поводу объектов промышленной собственности. В частности, законодательство вводит понятие патента как документа, разрешающего осуществление индивидуальной предпринимательской деятельности при условии оплаты определенной суммы налога.
 
Патент имеет множество законодательных и литературных определений, на которых мы остановимся ниже. Попытаемся свести важнейшие, по нашему мнению, особенности этого документа в одно определение:
 
патентом называется выдаваемый в соответствии с нормами законодательства уполномоченным государственным органом патентовладельцу охранный документ, удостоверяющий его исключительное право на использование запатентованного технического решения на территории данной страны по собственному усмотрению в течение определенного времени, а также приоритет технического решения и авторство его создавших лиц.
 
В литературе за неполных два столетия существования патентной формы охраны результатов технического творчества появилось множество суждений об экономической и правовой роли патентов.
 
Так, патент расценивают как документ о пожаловании и договор. Права, основанные на патенте, называют пожалованными от государства правами. Но подобные отношения всегда взаимны, и. патентовладелец в свою очередь должен чем-то жертвовать для государства. В ответ на пожалование патентовладелец раскрывает государству и обществу изобретение, которое могло надолго остаться неизвестным. Эта взаимность позволяет толковать патент как договор, условия которого изложены не в самом охранном документе, а в патентном законодательстве.
 
Довольно распространено понимание патента как монополии и объекта интеллектуальной собственности. Патентовладелец обладает исключительным правом на использование своего изобретения, и в этом заключается монопольный характер его прав и схожесть их с правами собственника вещи. Использование кем-либо этого объекта без ведома управомоченного лица будет правонарушением. Следует отметить, что патентная монополия не является такой широкой, как, например, монополизм единственного производителя электроэнергии на определенной территории.
 
По сути дела патентовладелец монополизирует то, что ранее не принадлежало и даже не было известно обществу. Монопольные права патентовладельца стимулируют творчество и изобретение новых товаров, и поэтому можно сказать, что патентная монополия является единственно допустимой и желанной для рыночной экономики.
 
Указанные особенности патента обуславливают особую, очень детализированную в законе процедуру оформления патентных прав. Целью патентования является раскрытие изобретения до такой степени, чтобы специалист в соответствующей области, прочитав содержание патента, мог бы осуществить содержащееся в нем техническое решение.
 
Суть изобретения специально доводится до всех желающих путем публикации содержания патента либо патентной заявки. Вот эта открытость и отличает патентную форму охраны от сохранения технического решения в режиме “ноу-хау”, когда вся охрана изобретения и возможность использования сводится к сохранению его в строгой тайне.
 
Патентование и режим "ноу-хау" являются противоположными по своей сути способами охраны изобретательских прав. Только изобретатель решает, каким из этих способов ему воспользоваться для эффективного использования технического решения и охраны своих интересов. Это в свою очередь означает, что у граждан и организаций нет обязанности, а есть только право запатентовать свои технические достижения.
 
Отмеченные особенности патента как особого документа обуславливают наличие специфических аспектов патентной охраны в целом: ограниченный круг защищаемых объектов; особая процедура возникновения патентных прав; закрепление за патентообладателем комплекса прав, в том числе исключительного права на использование объекта; временный и территориальный характер действия исключительного права (охранного документа); возможность законного ограничения исключительных прав.
 
Отметим сразу, что основные аспекты патентной формы охраны объектов промышленной собственности в полной мере присутствуют в законодательстве нашей стране. Вместе с тем патентная система Казахстана во многом оригинальна, и необходимо остановиться на некоторых аспектах более подробной
 
В частности, Патентной системе Казахстана присущи следующие признаки:
 
1. Ограниченный круг защищаемых объектов.
 
Бытует мнение, что патентом можно защитить любые идеи, достижения науки и техники, удачные организационные решения бизнеса и т.д. Оно ошибочно, так как патент выдается на строго определенный круг объектов.
 
Патентный закон Республики Казахстан от 24 июня 1992 г. в первой же статье определяет исчерпывающий перечень таких объектов - изобретения, полезные модели и промышленные образцы. Для краткости их называют объектами промышленной собственности, Статьи 5—7 этого Закона конкретизируют понятия данных объектов.
 
С принятием 13 июля 1999 г. Закона об охране селекционных достижений круг объектов, охраняемых патентом, пополнился. Статья 3 данного Закона устанавливает, что право на селекционное достижение охраняется законодательством Республики Казахстан и подтверждается патентом.
 
29 июня 2001 г. был принят Закон РК “О правовой охране топологий интегральных микросхем”, ст. 10 которого предусматривает выдачу правообладателю охранного документа под названием “Свидетельство о регистрации топологии”. Статья 6 данного документа предполагает наделение правообладателя исключительным правом на топологию.
 
Таким образом, в Казахстане, как и во многих других странах, складывается ситуация, когда на определенный объект выдается документ, предоставляющий, так же как и патент, исключительное право, но патентом не называемый.
 
В настоящее время можно назвать три объекта, права на которые удостоверяются такими свидетельствами о регистрации: это — товарный знак, наименование места происхождения товара и топология интегральной микросхемы.
 
Мы склонны относить их к объектам патентной системы Республики Казахстан.
 
2. Особая процедура возникновения патентных прав.
 
Выявленные нами объекты патентования представляют собой технические или художественно-технические решения разной сложности, но все же, в отличие от уникальных, единичных по своей оригинальности объектов авторского права, они в принципе повторимы.
 
К примеру, тысячи физиков решают проблему управления термоядерной реакцией; тысячи медиков, химиков, биологов во всем мире работают над изобретением эффективных способов лечения рака и СПИДА. Вполне возможно одновременное изобретение несколькими учеными независимо друг от друга одного и того же способа лечения или лекарственного вещества. Такая особенность изобретательских отношений заставляет искать пути эффективного фиксирования принадлежности прав на конкретное изобретение строго определенному лицу. Вот почему патентная процедура или патентование объекта промышленной собственности довольно длительная, трудоемкая, а по оценке многих — бюрократическая процедура:
 
Схематически процедуру патентования можно представить следующим образом: подача заявки в патентное ведомство — формальная экспертиза в отделе приема заявок — экспертиза в отделе изобретений и полезных моделей — решение о выдаче охранного документа — публикация сведений о выдаваемом патенте — выдача охранного документа на руки патентообладателю.
 
Продолжительность процедуры напрямую зависит от принятой в той или иной стране системы патентования, стремящейся в конечном итоге к выдаче надежного, достоверного охранного документа, как принято выражаться — “сильного патента”. Вопрос о выборе системы патентования из числа существовавших тогда в мире решался нашей страной с самых первых дней обретения государственной независимости.
 
Все известные национальные системы, по нашему мнению, можно классифицировать по двум основаниям — по субъектам, имеющим право быть патентовладельцами, и по процедуре патентной экспертизы.
 
По первому основанию можно выделить авторскую и заявительскую системы.
 
По авторской системе патентовладельцем может быть только автор изобретения или его правопреемник, причем имя автора должно быть обязательно указано в заявочных материалах, за исключением случаев, когда он сам специально Просит не указывать имени автора. Такая система принята, например, в США.
 
При заявительской системе патентовладельцем может быть любой первый заявитель — автор, его правопреемник или лицо, совершенно к ним не имеющее отношение ( вышестоящий начальник; лицо, присвоившее авторство, и пр.). Традиционно все страны Европы, да и абсолютного большинства стран остального мира имеют заявительскую систему. Не стал исключением и Казахстан, тем более, что СССР также имел заявительскую систему.
 
По второму основанию можно выделить явочную, проверочную и промежуточную системы патентования. В 1992 г. было нелегко для Республики Казахстан определиться, какую систему экспертизы ей выбрать.
 
Явочная система ( Франция, Греция, Италия, Швейцария и др.) предполагает выдачу патента любому заявителю при выполнении им формальных требований к оформлению заявки, без проверки изобретения на новизну и изобретательский уровень. Общество быстро узнает о техническом новшестве, патент быстро выдается и, соответственно, быстро внедряется.
 
Однако патент при этом выдается фактически на риск и под ответственность заявителя, а центральным звеном патентной системы становится суд как орган подачи апелляции противниками выдачи того или иного патента. Эта система не подходила Казахстану в силу живости определенных традиций бывшего СССР, имевшего более строгую систему, а также в силу неготовности судов по рассмотрению возможного большого числа сложных по своей сути патентных споров.
 
В бывшем СССР существовала проверочная система патентования, по которой каждая без исключения поданная заявка исследовалась на новизну, изобретательский уровень и промышленную применимость. Разновидность проверочной системы — с отложенной или отсроченной экспертизой — применяется сейчас в Российской Федерации. Эта система позволяет получить надежный патент, и наиболее экономически развитые страны — Германия, Великобритания, США, Швеция, Голландия и др. - применяют ее длительное время.
 
Республика Казахстан не могла внедрить проверочную систему или ее модификацию по причине отсутствия необходимого для этого экспертного патентного фонда, т.е. соответствующим образом классифицированного и полного (без пробелов) массива патентов, иной патентной и не патентной информации всех или большинства стран мира. Этот фонд после распада СССР остался в России.
 
Вследствие этого пришлось придумывать свою, оригинальную систему патентования, закрепленную в ныне действующем Патентном законе Республики Казахстан. Она по своей сути смешанная, включающая в себя элементы двух основных систем.
 
Избранная система патентования характеризуется как регистрационно-проверочная, с выдачей по изобретениям и промышленным образцам двух охранных документов — предварительного патента сроком на 5 лет и патента сроком, соответственно указанным объектам, на 20 и 10 лет. По полезным моделям выдается патент сроком на пять лет ( ст. 5 Патентного закона РК).
 
Избранная нашей страной патентная система с выдачей двух охранных документов также называется в специальной литературе явочно-проверочной системой, так как для получения первого охранного документа заявителю необходимо явиться в ведомство и выполнить минимум формальностей. Проверочной — потому что экспертиза возможна позже.
 
Разновидности такой системы приняты во многих странах мира — Швейцарии (кроме патентов на изделия текстильной и часовой промышленности), Франции, Голландии, ряде стран СНГ и др. Она хороша тем, что позволяет быстро получить полноценный (с точки зрения объема исключительного права) охранный документ и внедрить новшество в производство, удовлетворить спрос рынка на определенные товары, избежать расходов по дорогостоящей экспертизе.
 
Важно учитывать и то, что в наш динамичный век изобретения устаревают довольно быстро и 5—8 лет бывает вполне достаточно для получения искомых материальных выгод. К тому же у авторов и иных лиц появляется определенная альтернатива поведения. Если изобретение серьезное и есть экономический интерес охранять его длительное время, то есть смысл ходатайствовать о получении долговременного патента.
 
После распада СССР новые страны, бывшие союзные республики, были вынуждены внедрить такие системы, так как весь информационный массив, необходимый для проведения патентных поисков, остался в России, которая не пожелала делиться им с другими странами.
 
Но время показало, что по своей сути эта система прогрессивна и удобна для заявителей.
 
Эта система очень экономична для небогатых заявителей нашей страны и демократична, так как лишена неудобств рутинного делопроизводства, характерного для патентных систем с обязательной полной экспертизой.
 
Соответственно количеству выдаваемых охранных документов строится процедура экспертизы заявки на получение охраны объекта. Их тоже две — формальная экспертиза и экспертиза по существу. Предварительный патент выдается после проведения формальной экспертизы, а патент — после экспертизы заявки по существу.
 
В ходе проведения формальной экспертизы заявки (пп. 1—7 ст. 22 Патентного закона РК) проверяется наличие необходимых документов, соблюдение основных требований к ним и рассматривается вопрос о том, относится ли заявленное предложение к объектам, которым предоставляется правовая охрана.
 
Если заявка прошла формальную экспертизу с положительным результатом, то выдается предварительный патент и одновременно с этим в официальном бюллетене патентного ведомства публикуются сведения о заявке. Этим самым все заинтересованные лица извещаются о появлении монополии на данное техническое решение, и им дается возможность в течение восьми месяцев после публикации знакомиться с материалами заявки.
 
Таким образом, формальная экспертиза полностью соответствует своему названию и не преследует цели проверки критериев патентоспособности изобретения или промышленного образца. В ходе ее проведения проверяется только соблюдение формальных требований в виде набора документов. Соответственно и выдаваемый на ее основе патент отражает степень тщательности проверки представленных сведений.
 
Предварительный патент на изобретение, патент на полезную модель и предварительный патент на промышленный образец выдаются на риск и под ответственность заявителя, и в любой момент их действия могут быть оспорены в суде на предмет их действительности. Это правило неявно выражено в отношении изобретения и промышленного образца, но очень четко и даже чрезмерно жестко — в отношении полезной модели.
 
Часть 1 ст. 23 Патентного закона от 21 июня 1992 г. устанавливала, что патент на полезную модель “выдается без гарантии действительности”. Вряд ли такое выражение допустимо в отношении официального документа, выдававшегося уполномоченным государственным органом.
 
В новом Патентном законе закреплено правило о выдаче патента на полезную модель и предварительных патентов на изобретение и промышленный образец “на риск и под ответственность заявителя”.
 
По ходатайству заявителя или третьих лиц, подаваемому в течение трех лет со дня подачи заявки или пяти лет со дня подачи заявки в случае продления срока действия предварительного патента, патентное ведомство проводит экспертизу заявки по существу (пп.7—13 ст. 22 Патентного закона), в ходе которой главным образом проверяется наличие у заявленного решения критериев патентоспособности изобретения или промышленного образца.
 
Для корректировки представлений заявителя о своем изобретении, возможно претерпевших изменения со времени выдачи ему предварительного патента, испрашивается измененная формула изобретения.
 
Если все критерии патентоспособности налицо, то результатом экспертизы по существу будет решение о выдаче патента с формулой изобретения, предложенной заявителем. Если критерии не соблюдены, например, нет новизны, так как выяснилось, что где-то в мире уже было такое изобретение, то выносится решение об отказе в выдаче патента.
 
Процедура патентования, несмотря на кажущуюся сложность и бюрократичность, имеет и такие положительные элементы, как постоянный диалог между патентным экспертом и заявителем по поводу устранения недостатков заявки, возможность обжалования как заявителями, так и третьими лицами практически любых юридически значимых действий Патентного ведомства.
 
Для быстрого, досудебного разбора специфичных, трудных для понимания неспециалиста патентных споров в структуре Патентного ведомства существует такое подразделение, как Апелляционный совет, состоящий из специалистов-юристов и инженеров, не участвовавших в первичном рассмотрении заявки, решение по которой обжалуется.
 
По ст. 32 Патентного закона Положение об Апелляционном совете, а также Правила подачи и рассмотрения возражений в Апелляционном совете должны утверждаться уполномоченным органом.
 
При несогласии с решением Апелляционного совета заявитель может обратиться в суд.
 
Со дня внедрения описанной системы патентования прошло достаточно времени, что позволяет сделать выводы о ее удачности или неудачности. Об ее эффективности свидетельствуют такие цифры: всего с 5 августа 1992 по 1 января 2001 г. подано 15654 заявки на изобретения и полезные модели, по 11000 из них, или 70%, испрошена выдача предварительного патента. Из 9780 внесенных в Государственный реестр, т.е. выданных охранных документов на изобретения, 6601, или 67%, составляют предварительные патенты.
 
Для Казахстана как страны с переходной экономикой и сложной социально-экономической обстановкой эти цифры отрадны. В значительной степени на заявительскую активность влияет привлекательность (быстрота, дешевизна, надежность) избранной системы патентования.
 
3. Закрепление за патентообладателем комплекса прав, в том числе исключительного права на использование объекта.
 
Таким образом, финалом сложного процесса патентования является выдача указанному в заявке лицу уполномоченной на это Правительством Республики Казахстан организацией (патентным ведомством) охранного документа (патента или предварительного патента) и внесение сведений об этом документе и его обладателе в Государственный реестр объектов промышленной собственности нашей страны.
 
Но то, что является финалом для административного процесса, а именно таковым является процедура в патентном ведомстве, есть начало жизни предварительного патента или патента как разновидности имущества (ст. 115 ГК РК). В свою очередь, очевидно, что не сам патент как “открытая грамота”, несколько сброшюрованных листов бумаги с печатью, представляет собой материальную ценность и объект гражданско-правовых отношений, а права, которые предоставляются этим документом.
 
4. Временный и территориальный характер охраны.
 
Заслуживают внимания проблемные в теоретическом плане и часто вызывающие практические затруднения вопросы о пределах действия и объеме патентных прав. Этому посвящен ряд статей ГК РК, Патентного закона, а также иных законодательных источников Республики Казахстан.
 
Действие предварительных патентов и патентов, выданных уполномоченным органом Республики Казахстан, ограничено территорией нашей страны. В свою очередь, национальные патенты других государств не действуют на нашей территории.
 
Что касается патентов, выданных международными организациями и действующих на нашем рынке, то их насчитывается только один вид.
 
Наряду с патентами Казахстана в настоящее время на территорию нашей страны распространяют свое действие только евразийские патенты, поскольку, как мы отмечали выше, Республика Казахстан является участницей Евразийской патентной конвенции.
 
Если иностранные лица хотят защитить свои изобретения и другие объекты на нашей территории, они должны подать заявку с выполнением всех требований патентного законодательства Казахстана и получить ее охранные документы.
 
Патентная монополия ограничена также и во времени, Статья 1000 ГК РК устанавливает эти сроки. Началом течения срока действия патента и охраны объекта является дата подачи заявки, а реальные действия по защите прав могут быть осуществлены после выдачи патента.
 
Истечение сроков патента означает, что исключительное право его обладателя прекращается и любые лица могут по своему усмотрению использовать его изобретение без выплаты вознаграждения. Однако личные неимущественные права продолжают при этом действовать без ограничения срока.
 
5. Возможность законного ограничения исключительных прав и наложение обязанностей на патентовладельца.
 
Отправной точкой для правильного понимания этих вопросов является положение о том, что в рыночной экономике права, предоставляемые патентом, есть вид монополии правообладателя.
 
Исключительность патентных прав, их абсолютный характер являются правовым основанием для существования монополии. Наиболее полно это выражено в ст. ст. 992, 993 ГК РК. Вместе с тем патентная монополия есть разрешенная и более того — желательная для рыночной экономики монополия. Без установления такой монополии, как это доказано опытом социалистического хозяйствования, невозможно достичь заинтересованности авторов в создании новых изобретений; промышленников — в их внедрении, а в целом систему хозяйствования — в обновлении технологий и выборе интенсивного, а не экстенсивного пути развития.
 
В пользу высказанного свидетельствует и действующее антимонопольное законодательство. Так, ст. 3 Закона РК от 11 июня 1991 г. "О развитии конкуренции и ограничении монополистической деятельности “устанавливает, что его нормы не распространяются на права, вытекающие из законодательства “об изобретениях, промышленных образцах, товарных знаках, знаках обслуживания и авторских правах, за исключением тех случаев, когда соответствующие права умышленно используются их обладателями в целях ограничения конкуренции”.
 
Вместе с тем неограниченная монополия на эти объекты может привести к сдерживанию отдельными лицами — правообладателями прогресса на определенных, в основном новых направлениях развития науки и техники. Чтобы не допустить этого, ст. ст. 998—1002 ГК РК установлены пределы осуществления патентных прав, а также меры, стимулирующие добровольный отказ правообладателей от принадлежащей им монополии.
 
Патентообладатель может в любое время действия патента объявить о предоставлении им любому лицу права использования изобретения или иного объекта (ст. 1002 ГК РК, п.5 ст. 14 Патентного закона РК). Это действие называется открытой лицензией и, по сути дела, является своеобразной открытой офертой заключить сделку. Пожелавший воспользоваться открытой лицензией обязан заключить с патентообладателем договор о платежах.
 
Важно помнить, что заявление об открытой лицензии является безотзывным. Патентообладатель не может отказать кому-либо, либо вообще отказаться от такого заявления (например, найдя сразу после публикации конкретного выгодного лицензиара ). Введение такого правомочия и корреспондирующих ему обязанностей свидетельствует о стремлении законодателя смягчить реалии патентной монополии.
 
В патентных отношениях возможно параллельное существование наряду с исключительными правами патентообладателя и прав третьих лиц на охраняемое решение. Это предусмотренное в ст. 1004 ГК РК и ст. 13 Патентного закона РК право преждепользования.
 
Его суть ясна из текста указанных статей и не требует особых разъяснений. Отметим только, что непременным условием для преждепользования являются использование объекта третьим лицом до даты приоритета и факт создания этим лицом объекта независимо от автора.
 
Законодатель стремится здесь к достижению компромисса интересов и предоставляет третьему лицу право дальнейшего использования объекта, но без расширения сложившегося объема использования.
 
Одной из основных обязанностей патентовладельца является обязанность использовать техническое решение. В целях полного удовлетворения интересов общества государство может установить меры, принуждающие патентовладельца использовать изобретение или иной объект промышленной собственности.
 
Возможность этого установлена в ст. 1005 ГК РК, а конкретные меры указаны в ст. 11 действующего Патентного закона РК.
 
При неиспользовании или недостаточном использовании патентообладателем изобретения или промышленного образца в течение пяти лет с даты публикации сведений о выдаче предварительного патента, а полезной модели — в течение трех лет с даты публикаций сведений о выдаче патента, лицо, желающее и готовое использовать охраняемый объект, в случае отказа патентообладателя от заключения лицензионного договора, может обратиться в суд с ходатайством о предоставлении ему принудительной лицензии.
 
Если патентообладатель не докажет, что неиспользование или недостаточное использование обусловлены уважительными причинами, суд предоставляет указанную лицензию с определением пределов использования, размера, сроков и порядка платежей.
 
6. Смешанные способы.
 
Кроме основных авторско-правового и патентно-правового способов Охраны объектов интеллектуальной собственности существуют смешанные способы, представляющие собой модификацию двух вышеназванных основных способов или комбинацию их отдельных элементов. В классификации ст. 961 ГК РК это касается группы объектов, названных нами нетипичными институтами права интеллектуальной собственности.
 
Нетипичность выражается прежде всего в отличии способа легального закрепления прав на эти объекты от патентного или авторско-правового.
 
Мы склонны систематизировать все нетипичные способы охраны, выстроив их по признаку близости каждого из них к одному из основных способов охраны, оставив, однако, особое место нераскрытой информации, в том числе секретам производства (ноу-хау).
 
К авторско-правовому способу близок режим охраны топологий интегральных микросхем, а к патентно-правовому -аналогичный режим селекционных достижений.
 
В законодательстве и литературе ряда стран по-разному определяют перечень нетипичных институтов.
 
К селекционным достижениям, нераскрытой информации и топологиям интегральных микросхем по ПС РК в Российской Федерации добавляются научные открытия и рационализаторские предложения. Как мы отметили выше, все эти объекты вместе именуются А. П. Сергеевым “нетрадиционными объектами интеллектуальной собственности” [144].
 
Набор правовых средств и методов охраны таких распространенных в советское время объектов, как открытия и рационализаторские предложения, достаточно богат. Он заслуживает изучения и, в отдельных случаях, применения и в наши дни.
 
Очевидно, что по режиму правовой охраны открытия наиболее тяготели к авторскому праву, хотя и имелось много элементов формализованной охраны, присущей патентно-правовой сфере.
 
Рационализаторские предложения охранялись по подобию изобретений, только в меньшем масштабе сферы применения и требований новизны.
 
Подробная характеристика отмеченных смешанных способов не входит в задачи нашего исследования, однако в сравнительном плане многие правовые приемы представляют интерес и, по нашему мнению, удачно подчеркивают характерные особенности интересующих нас объектов.
 
Так, элементы охраны топологий интегральных микросхем сходны с аналогичными элементами охраны авторских прав тем, что, как и произведение, топология должна быть оригинальна (ст. 1013 ГК РК, ст. 4 Закона о топологиях), то есть неповторима, уникальна. В авторском праве (п.4 ст. 971 ГК РК) не охраняются собственно идеи, концепции, принципы, методы, системы, процессы, открытия, факты. Точно так же не распространяется правовая охрана на содержательную часть интегральной микросхемы — идеи, способы, систему, технологию или закодированную информацию, которые могут быть воплощены в топологии.
 
Как и в авторском праве, регистрация топологии не является обязательной, а зависит от желания автора (ст. 1015 ГК РК, ст. 10 Закона о топологиях). При этом появляется такая специфическая для данных объектов особенность, как предельный срок регистрации — 2 года со дня первого использования, не позже которого необходимо произвести регистрацию.
 
В таком случае можно утверждать, что факт регистрации топологии является не актом правонаделения ( исключительное право уже появилось с момента фактического использования топологии), а точкой отсчета действия исключительного права лица, обратившегося за регистрацией.
 
От такого законодательного решения практически в более выгодном положении оказываются те авторы, которые используют свою разработку-топологию чуть менее двух лет без регистрации, а затем обращаются за регистрацией и тем самым продлевают срок охраняемого исключительного права на два года.
 
Как в авторском праве, так и праве на топологию интегральных микросхем используется такое правовое средство, как презумпция. Лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения, считается автором произведения, пока не доказано иное. Топология также считается оригинальной, разработанной в процессе творческой деятельности автора, пока не доказано иное [145].
 
Сходство с патентно-правовой охраной проявляется в том, что, как и объекты патентного права, топологии в принципе повторимы и “появление идентичной оригинальной, независимо созданной другим автором топологии не прерывает и не прекращает течения срока исключительных прав” (ст. 1016 ГК РК). Объединяет их, пусть и в незначительной степени, возможность закрепления прав в документе, выдаваемом управомоченным государственным органом.
 
Как видно из сравнения, регистрационная система охраны для топологий гораздо мягче, чем самая либеральная регистрационная система для объектов промышленной собственности, и эта мягкость достигается введением в нее элементов авторско-правовой охраны.
 
В свою очередь, степень этой мягкости зависит от степени деликатности объекта, необходимости либерального или более жесткого режима. По нашему мнению, для топологий избран именно данный режим по причине длительного срока и высокой технологичности их изготовления, быстрого “старения” топологий ввиду бурного развития электроники, а также необходимости законодательного стимулирования создания столь сложных объектов. Ни авторско-правовой, ни патентноправовой методы в чистом виде не отвечают таким параметрам, а, следовательно, и не применимы для решения данных задач.
 
Заслуживают внимания и смешанные способы охраны прав на селекционное достижение. Они закреплены в Законе Республики Казахстан от 13 июля 1999 г. “Об охране селекционных достижений” и вкратце сводятся к следующему: на селекционное достижение государственной патентной организацией выдается патент на основании экспертизы, проводимой специализированными сельскохозяйственными государственными комиссиями (госкомиссии); после выдачи патента для использования достижения необходимо заключение госкомиссии о допуске к такому использованию.
 
То есть уровень присутствия и контроля государства при оформлении и использовании данных объектов выше, чем по отношению к иным объектам промышленной собственности. Полагаем, что это оправданно, поскольку селекционные достижения представляют собой прежде всего разработки продуктов питания человека.
 
Вместе с тем это же позволяет констатировать отличие от патентного способа охраны, при котором исключительное право и возможность его использования вытекают непосредственно из патента и не требует дополнительного официального подтверждения. То есть наличие патента на новый сорт растения или породу животных само по себе не гарантирует их охраняемости.
 
Видимо, по этой причине в Российской Федерации, в отличие от нашей страны, патентное ведомство не имеет в своем ведении вопросов правовой охраны селекционных достижений. Организация регистрации и правовой охраны данных объектов находится в руках Государственной комиссии РФ по использованию и охране селекционных достижений. В данной области указанный орган играет ту же роль, как и Патентное ведомство РФ в сфере охраны объектов промышленной собственности, то есть проводит государственную политику по данным объектам, принимает заявки, проводит экспертизу, выдает патенты и авторские свидетельства, ведет государственные реестры и др.
 
Картина многообразия форм и методов правовой охраны различных объектов права интеллектуальной собственности не будет полной без анализа действия таких средств в отношении технической, организационной, коммерческой информации, в том числе секретов производства, объединяемых термином нераскрытая информация (ст. ст. 126, 1017 ГК РК).
 
А. П. Сергеев совершенно справедливо полагает, что хотя каждый из этих терминов — “коммерческая тайна”, “секрет производства”, "ноу-хау", “торговые секреты”, “конфиденциальная информация” и пр. — имеет присущий лишь ему оттенок и применяется обычно в достаточно определенной ситуации, все они обозначают, в сущности, одно и то же понятие [146].
 
Выше мы отметили, что средства охраны этих объектов стоят особняком. Эту обособленность мы бы отнесли на счет особых правовых средств, используемых при охране такого рода информации.
 
Если большинство объектов права интеллектуальной собственности охраняется действиями юридического характера, то нераскрытая информация существует и охраняется путем совершения множества фактических действий, приводящих в результате их совершения к определенному юридическому результату — состоянию охраняемости данных объектов. В этом главная особенность данного оригинального метода охраны прав интеллектуальной собственности, который мы склонны назвать “метод охраны в режиме ноу-хау”.
 
Понятие и основные черты данного режима видны из ст. 126 ГК РК, они же легли в основу легального определения проекта Закона РК “О коммерческой тайне”, рассматриваемого в данный момент Парламентом РК.
 
В соответствий с ним служебной или коммерческой тайной является информация, которая имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к которой нет свободного доступа на законном основании и обладатель которой принимает меры к охране ее конфиденциальности.
 
То есть для того, чтобы нераскрытая информация охранялась, необходимо, чтобы она была ценной, то есть могла быть оценена в денежной сумме; она не должна быть известна никому, кроме обладателя или круга лиц, им определенных; никто не должен иметь возможности с информацией свободно ознакомиться (на выставках, из публикаций, демонстраций, просто зайдя в место использования и пр.); владелец предпринимает действия по соблюдению ее тайны.
 
Только при соблюдении перечисленных обстоятельств наступает монополия определенного лица на такую сугубо нематериальную вещь, как информация. Вместе с монополией лица возникает и состояние охраняемости определенной информации в режиме ноу-хау.
 
Этот Набор фактов и действий фактического характера должен быть в наличии весь, в полном наборе, в противном случае охрана не наступает. Мы склонны назвать этот набор Действий и обстоятельств “составом режима ноу-хау”.
 
При наличии состава режима ноу-хау информация не просто охраняется, а получает по сути дела бессрочную охрану. К тому же для наступления охраны не требуется выполнения каких либо формальностей, а именно — регистрации, экспертизы, патентования и пр.
 
Суть ответственности за незаконное использование нераскрытой информации состоит в том, что лицо, без законных оснований получившее или распространившее нераскрытую информацию либо использующее ее, обязано возместить тому, кто правомерно обладает этой информацией, убытки, причиненные ее незаконным использованием.
 
Управомоченное лицо имеет право требовать немедленного прекращения использования информации от нарушителя.
 
7. Меры и средства защиты прав интеллектуальной собственности.
 
Обзор личных неимущественных и имущественных (исключительных) прав на любой объект интеллектуальной собственности показывает, что все они "представляют собой частные права, а вся сфера отношений в области интеллектуальной и промышленной собственности есть подотрасль частного права.
 
Непосредственное присутствие государства в этой сфере минимально и сводится в административном плане к регистрационной и экспертной деятельности Казпатента в сфере объектов промышленной собственности, а также деятельности уполномоченных органов:
 
в области авторских и смежных прав — Комитета по правам интеллектуальной собственности Министерства юстиции Республики Казахстан;
 
в области селекционных достижений — комиссий по испытанию новых сортов растений и пород животных Министерства сельского хозяйства Республики Казахстан.
 
Суд и правоохранительные органы стоят на защите прав на интеллектуальную собственность в той же мере, в какой они осуществляют защиту всех других прав граждан и организаций.
 
Отнесение данных отношений к сфере частного права означает прежде всего то, что инициатива защиты прав на интеллектуальную и промышленную собственность должна исходить в первую очередь от самих правообладателей — патентовладельцев, владельцев регистраций на товарные знаки, пользователей прав на наименования мест происхождения товаров.
 
Более того, основа обеспечения защиты от нарушений патентных прав закладывается в самом начале процесса патентования, когда описание изобретения и его формула составляются изобретателем или его патентным поверенным.
 
Диалог с патентным экспертом может изменить первоначальную формулу, но это происходит лишь с согласия заявителя и, как показывает практика, только усиливает надежность правовой охраны. Обычно эти диалоги проходят сложно, часто заявитель возражает против любых изменений, опасаясь ограничения объема охраны своего изобретения.
 
В конце концов выдается патент, в котором содержится собственная оценка заявителем того, что он запатентовал, а также его правовое притязание на охрану в определенном объеме результата собственного творчества.
 
Гражданско-правовой характер отношений по поводу объектов интеллектуальной собственности предопределил и систему способов защиты исключительных прав: на них распространяются все способы защиты гражданских прав, изложенные в ст. 9 Общей части ГК, а также специальные способы защиты прав, изложенные в п. 1 ст. 970 Особенной части.
 
При нарушении договоров об использовании результатов интеллектуальной творческой деятельности и средств индивидуализации применяются общие правила об ответственности за нарушение обязательств.
 
Таким образом, прослеживается подход законодателя, по которому он выделяет категории недоговорных и договорных прав.
 
Договорные права защищаются нормами обязательственного права. Все недоговорные права на интеллектуальную и промышленную собственность в свою очередь защищаются общими (ст. 9 ГК РК) и специальные способами защиты прав.
 
Способ защиты гражданских прав в третейском суде прямо назван в тексте ст. 9 наряду с обращением за защитой в общие и арбитражные суды. Соответственно, при рассмотрении споров по поводу прав на объекты промышленной собственности они могут применить, в частности, такие проверенные временем методы (пути) защиты гражданских прав, как признание прав; восстановление положения, существовавшего до нарушения права; пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; присуждение к исполнению обязанности в натуре; взыскание убытков, неустойки; признание сделки недействительной; компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношения.
 
Кроме общих гражданско-правовых мер, защита исключительных прав может осуществляться также путем:
 
изъятия материальных объектов, с использованием которых нарушены исключительные права, и материальных объектов, созданных в результате такого нарушениями;
 
обязательной публикации о допущенном нарушении, с включением в нее сведений о том, кому принадлежит нарушенное право; иными способами, предусмотренными законодательными актами.
 
При этом следует отметить, что перечень специальных способов защиты не является исчерпывающим и может быть дополнен нормами иных законодательных актов. В качестве примера такого расширения можно привести правомочия, изложенные в ст. 49 Закона РК от 10 июня 1996 г. “Об авторском праве и смежных правах”. Обладатель авторских прав может потребовать от их нарушителя выплаты компенсации в сумме от двадцати до пятидесяти тысяч минимальных размеров заработной платы, а при нарушении прав авторов программы для ЭВМ или базы данных — в размере от пятисот до пятидесяти тысяч минимальных размеров заработной платы, устанавливаемой законодательством Республики Казахстан. Размер компенсации определяется судом вместо возмещения убытков или взыскания дохода.
 
Заслуживают отдельного рассмотрения вопросы объектов интеллектуальной собственности, создаваемых в связи с исполнением служебных обязанностей или в связи с выполнением служебного задания. Для краткости их называют служебными произведениями, служебными изобретениями и др.
 
Новеллами, изменяющими отраслевое патентное законодательство, являются нормы ст. ст. 996 и 997 ГК РК о служебных изобретениях и порядке выплаты вознаграждения по ним. В отличии от ст. 9 Патентного закона РК от 21 июня 1992 г., устанавливавшей право работодателя на получение, охранного документа на объект, созданный работником в связи с выполнением им служебных обязанностей, только при наличии соглашения между ним и работником, ст. 996 ГК закрепляет безусловное право работодателя на патент. Только договор работодателя и работника о передаче права на получение патента последнему может изменить общее правило.
 
Новый Патентный закон от 16 июля 1999 г., вслед за ПК РК, в п. 2 ст. 10 установил, что “права на охранные документы на служебные изобретения принадлежат работодателю, если иное не предусмотрено в договоре между ним и работником”.
 
На практике довольно часто возникают разногласия между работодателями и авторами служебных изобретений по поводу размера вознаграждения.
 
Казалось бы, в ст. 9 прежнего Патентного закона был закреплен демократичный договорный порядок, предусматривающий, что вознаграждение автору должно быть соразмерно выгоде, полученной работодателем от использования объекта. Однако зачастую эти договоры явно не в пользу работника, либо соглашения о размере вознаграждения не удается достичь. Не спасает положения и возможность передачи спора о размере вознаграждения в суд. Суды в свою очередь обращаются в Патентное ведомство за экспертными рекомендациями о размере вознаграждения по конкретным спорам.
 
Мы полагали, что подобные ситуации будут исключены только при использовании нормы, предложенной нами в ст. 997 ГК: при невозможности соразмерить вклад автора и работодателя в создание служебного объекта промышленной собственности за автором признается право на половину выгоды, которую получил или должен был получить работодатель.
 
Она почти дословно вошла в п.4 ст. 10 действующего Патентного закона РК.
 
Большое внимание в республике уделяется гарантированности и защищенности провозглашенного в Общей части Гражданского кодекса права интеллектуальной собственности.
 
Эта гарантированность обеспечивается и иными, кроме гражданского права, отраслями права, в частности административным и уголовным.
 
Пока отметим, подытоживая предыдущее изложение, что система правовой охраны объектов интеллектуальной собственности в Казахстане в статической ( нормативной и институциональной ) своей части в основном построена и в динамическом, функциональном плане она нацелена на деятельность, позволяющую охватить все юридически значимые действия по любому объекту — от оформления прав до их защиты.
 
Во второй главе данной работы мы постараемся доказать правоту этого нашего утверждения применительно к каждому объекту промышленной собственности.