Главная   »   Ради здоровья. С. М. Паскевич   »   “НЕ ВАРИ ЯГНЕНКА В МОЛОКЕ МАТЕРИ ЕГО”, ИЛИ ДЛЯ ЧЕГО НУЖНО РАЗДЕЛЬНОЕ ПИТАНИЕ




 “НЕ ВАРИ ЯГНЕНКА В МОЛОКЕ МАТЕРИ ЕГО”, ИЛИ ДЛЯ ЧЕГО НУЖНО РАЗДЕЛЬНОЕ ПИТАНИЕ

Теперь, когда мы достаточно уверенно знаем, что надо есть и что надо пить, естественно перейти к теме не менее важной, но, увы, почти безвестной: как надо есть и как надо пить.

 

Собственно говоря, полемика, если ее можно так назвать, длится уже тысячелетиями. С одной стороны, “что в рот полезло, то и полезно”— так звучит древняя сентенция наших предков. Но с другой — еще в Ветхом завете было сказано: “не вари ягненка в молоке матери его”, или, иными словами, не смешивай в едином блюде столь разные пищевые субстанции, как мясо и молоко. Да и сейчас противостояние не менее очевидно: когорта великих своими практическими достижениями натуропатов утверждает, что питаться надо в максимальном соответствии с теми объективными закономерностями, из которых исходит неустанная кропотливая деятельность нашего желудочно-кишечного тракта. Им противостоит сплоченный как раз отсутствием заметных достижений клан теоретиков, которые знают, что ферментативных отделов в желудочно-кишечном тракте много и они сами исподволь разберутся со всем тем многообразием и путаницей еды, которую мы в желудок вывалим. Так, кандидат медицинских наук М. Гурвич утверждает: “Когда речь заходит о пищеварении, то необходимо принимать во внимание колоссальные резервные возможности пищеварительной системы. Она способна переваривать, причем одновременно, разнообразнейшие продукты, блюда, их всевозможные сочетания. Что касается так называемых неблагоприятных сочетаний, то их вредное воздействие резко преувеличивается некоторыми авторами... Все зависит не от сочетания как таковых, а от количества съеденного и переносимости конкретного продукта конкретным человеком". Далее он продолжает: “Что до теории ’’раздельного питания", то она не имеет под собой серьезного научного обоснования, во всяком случае, ее нельзя распространить на большинство здоровых людей". Любопытно, что ученый в подтверждение своих слов ссылается на некоторые рецепты национальной кухни, в которых смешивается несмешиваемое. Мне уже пришлось высказаться по их поводу: Природой осуществляется жестокая селекция во имя скорейшего сбрасывания в отвал чревоугодников, тех лиц завзято потребительского склада, махровых консерваторов, которые препятствуют эволюции нации в духовном плане.
 
Что же касается здоровых людей, которым, по мнению кандидата медицинских наук М. М. Гурвича, ничто не угрожает, то действительно мы скроены капитально, и на три-четыре безбедных десятилетия нас хватает. Потом нас раздувает или иссушает, появляются болезни, но мы не догадываемся, почему они подняли голову, и по-прежнему считаем прелестью сладкий крем с тестом, вовсю лупим пирожки с мясом, и хозяйка — это плохая хозяйка, если она в изобилии не выставит гостям на стол пельмени. В армии самый цвет нации мы оглушаем “макаронами по-флотски” и таким вот образом движемся дальше и дальше, нарушая естественные законы пищеварения. Посмотрите, приходят морячки либо ученые из дальнего плавания, где их кормят “сбалансированно". И они, молодые еще ребята, обременены уже всеми заболеваниями, какие присущи глубоко пожилому возрасту, и уж, простите, они как мужчины мало к чему пригодны. Но зато — все в соответствии с учением В. Прозоровского, М. Гурвича и с рекомендациями многочисленных институтов питания, где заботятся только о так называемом сбалансированном питании, вычисленном посредством калькулятора, родного братца железного калорифера.
 
А что же людям нужно? А нужно знать законы раздельного питания. Что с чем из продуктов родственно сочетается, а что с чем является физиологическим антагонистом. И по возможности следует питаться именно в соответствии с естественными законами своего собственного организма, которые отражают естественные законы самой природы.
 
В. Иванченко в книге “Секреты вашей бодрости”, Й. Литвина в книге “Три пользы”, доктор медицинских наук, заслуженный изобретатель РСФСР И. Неумывакин и ряд других авторитетов с убеждающей точностью, с опорой на многие современные и предыдущие источники утверждают и дополняют те принципы раздельного питания, которые в наиболее ясной форме были сформулированы Гербертом Шелтоном. Но ведь Г. Шелтон не только формулировал эти принципы, но на их основе осуществлял лечение людей в мощных оздоровительных комплексах. Где подобные у нас?
 
К сожалению, даже книги его у нас до сих пор не переведены, а споры об его учении ведутся лишь на таком уровне: “Г. Шелтон утверждает, что бутерброд, состоящий из булки с колбасой, физиологически вреден!”. Вся аргументация — в восклицательном знаке, который, очевидно, должен стимулировать неприязнь советских людей к зажравшемуся буржую.
 
Самая суть, самый смысл раздельного питания, и по Г. Шелтону, и по его предшественникам, и последователям, заключается в том, чтобы не побуждать органы пищеварительного тракта одновременно выделять и кислотные, и щелочные элементы, ибо в соответствии с законами химии кислота и щелочь при взаимодействии нейтрализуются, взаимоуничтожаются. И поскольку организм за миллионы лет своего существования стал настолько сложной системой, что, как только вы посмотрите на такой-то продукт, у вас уже выделяются именно те ферменты, которые должны его расщеплять, постольку не следует готовить те блюда, которые призывают к действию одновременно и кислоту, и щелочь.
 
Сообразить можно: если у нас в желудке осуществится нейтрализация, то мы в результате получим комок гниющей массы в нем, которая будет лежать там, плохо переваренная, до той поры, пока не будет выработана новая порция желудочной кислоты (а это требует больших энергетических затрат от организма в целом); поворочается, поворочается и поступит уже дальше в плохо подготовленном виде в двенадцатиперстную кишку. Дальше она движется по всем функциональным отделам уже с нарастающими от нормы отклонениями. На выходе это будет ужасающая зловонная масса, ибо по дороге осуществлялось нарушение всех принципов пищеварения, которые только могут быть. Вспомните: “орешки” лося, встреченные вами в лесу, не пахнут, навоз же всеядной свиньи — сколь омерзительно он воняет! Нужны ли дополнительные объяснения?..
 
Все блюда, все виды продуктов мы должны разделить на три основные группы. Первая — это белковые продукты, которые перевариваются преимущественно с применением кислоты. Вторая группа — это углеводы, разные виды сахара и крахмала, которые перевариваются преимущественно щелочами, выделяемыми слюнными железами. Третья группа — это те живые, главным образом растительного происхождения продукты, которые содержат в себе одновременно и питательные вещества, и ферменты для их расщепления.
 
Так, дыня и яблоко — самостоятельные блюда. В сочетании с другими продуктами они могут вызвать брожение в желудке; употребляемые же самостоятельно, они дают прекрасное энергетическое питание, и способствуют активной, целеустремленной, гигиенически необходимой очистке кишечника.
 
Очень просто, без особых сложностей и подробных таблиц, которые тоже существуют, можно представить себе схему сочетания продуктов. В левой колонке мы поместим все белковые продукты. В правой — углеводы. Посередине между ними поместим зелень. Далее все очень наглядно: крайние колонки прекрасно сочетаются со средней, но принципиально не “дружат” между собой. Вот и вся, собственно говоря, премудрость. Дальше начинаются тонкости, которые следует изучать уже на той стадии, когда мы организовали свое питание рационально в основном, когда здоровье наше, резко и наглядно улучшилось.
 
Вот здесь-то я хотел бы поставить большое НО. Дело в том, дорогие читатели, что иногда, время от времени, эту схему необходимо нарушать! То есть, может быть, раз в неделю, может быть, реже, но следует употреблять такое же убийственное питание, каким пользуется подавляющее большинство всех нормальных членов профсоюза. Вплоть до того, что следует позволить себе иногда впасть в маразм и даже употребить макароны с мясом. Для чего это нужно? Для того, чтобы сохранить общий иммунитет организма, его способность вырабатывать антитела в ответ на те яды, токсины, которые мы получаем от смешанного питания. Питаясь раздельно, мы получаем огромный резерв энергии, неожиданный и большой подарок, ибо организм уже не тратит судорожных усилий на выработку дополнительных ферментов, которые требуются для того, чтобы все-таки переварить заброшенные в него несовместимые продукты после того, как первые дозы кислоты и щелочи были взаимно нейтрализованы. Но при этом он отвыкает от борьбы с той гнилостью, которая повсеместно возникает при прохождении через кишечник некондиционной непереработанной пищевой массы. Он детренируется и в известном смысле становится беззащитным перед теми ядами, которые возникнут в его тракте, когда придется ему силой обстоятельств принять угощение в общепите, в гостях или на банкете. Нарушая время от времени правило раздельного питания, вы избежите той опасности, которая погубила марсиан в прекрасном романе Герберта Уэллса “Борьба миров”. Вспомните: инопланетяне без труда, посредством своей великолепной техники и технологии покорили Землю и в результате все погибли от тех микробов, которых они не знали в своей марсианской атмосфере. Подобной стерильности следует избегать, а потому раздельное питание должно быть в основе питания, но не абсолютным.
 
Однажды после того, как мы веселились и пировали на юбилейном банкете у нашего друга-поэта, жена назавтра услыхала возмущенный голос по телефону: “Что же это получается? В своих статьях и лекциях вы исповедуете одно, а живете совсем по-другому! Я сама видела, как Юрий Андреевич ел мясо с картофелем и пил красное вино!..”
 
Жена терпеливо спросила обличительницу: внимательно ли она слушала выступления Юрия Андреевича? Обратила ли внимание на то, что он рекомендует и просит время от времени стерильность принципа нарушать? Что особенно благоприятным моментом для подобных нарушений являются дружественные пиры и праздники, где царит воодушевление и подъем, где в прекрасной эмоциональной обстановке сгорает дотла вся непригодная в общем-то продукция?..
 
Каждый человек может и должен питаться так, как это подобает ему. Он может быть вегетарианцем, может быть сыроедом, может быть всеядным, может быть время от времени то тем, то другим, то третьим. Следует сказать, что истинные вегетарианцы могли бы и не особенно кичиться этим своим качеством, так как (я уже говорил об этом) их организм производит значительное количество органических белков, по природе своей абсолютно адекватных тому мясу, которое они отвергают. Все дело лишь в том, чтобы мы стремились ощущать вкус прежде всего именно солнечной пищи, но так, чтобы, образно выражаясь, в организме нашем не возникали затмения из-за противостояния несовместимых продуктов. Впрочем, и затмения время от времени оказываются полезными.
 
Однако затмения-праздники, слава богу, редки так же, как редки прививки, которые получают наши дети в качестве ослабленной инфекции, чтобы выработать их способность к сопротивлению, и в основе своей нам следует придерживаться все-таки генеральной схемы совместимости или несовместимости продуктов, о которой выше уже сказано.
 
По возможности всегда, даже на пирах, следует, однако, избегать столь распространенного обычая, как приятие сладкого, вкусного питья сразу же после еды. Дело в том, что сладкие жидкости — это самостоятельная еда, которую следует принимать не раньше, чем через час после основной еды, после того, как все основные силы желудка и слюнных желез уже были брошены на прорыв и исполнили все, что от них требовалось. Почему? Да потому, во-первых, что желудочных соков разного типа на переваривание пищи, которая попала в наш желудок, выделилось именно столько и именно в такой концентрации, которая и потребна для ее расщепления, растворения, переваривания. И вот, здравствуйте: этот желудочный сок почему-то неожиданно разводится, концентрация его резко падает, ибо вам, видите ли, угодно получить сразу после обеда еще что-либо вкусненькое (ох это “вкусненькое”!). Но дальше — хуже. Ведь вы не просто разбавили концентрацию пищеварительных соков, ведь вы ввели в желудок и сахар, для того, очевидно, чтобы вызвать там еще и брожение?.. Поверьте или проверьте: жидкость, употребленная после трапезы с интервалом в час, сохранит и прибавит вам здоровья сколько, сколько не сможет этого сделать и весь наш месячный отпуск с поездкой на оздоровительный курорт!
 
Прошу заметить: я не случайно чуть выше ввел тему радостных задушевных гулеваний, во время которых под воздействием сильных положительных эмоций перегорает даже вся нечеловеческая пища. Это имеет прямое отношение к приему пищи вообще! Если он не сопровождается духовным подъемом, радостью, добрым общением, то еда в значительной степени утрачивает свой смыслу она и усваивается хуже, и приносит энергии, а главное, полезной информации гораздо меньше, чем это было заложено в саму возможность трапезы. И какой убийственный обычай: спорить за едой, выяснять отношения, обмениваться колкостями, вспоминать о каких-то гадостях — короче говоря, вносить в пищу отрицательные эмоции! Это — признак удручающего бескультурья, хотя бы и была у вас степень доктора наук, и заведовали бы вы кафедрой, и даже носили бы титул лауреата Государственной премии...
 
И еще о спокойствии и отсутствии отрицательных импульсов за едой. Абсолютно достоверно установлено, что неторопливое, многократное пережевывание пищи, тщательная ее переработка и образование в это время обильной слюны вдвое улучшают усвоение этого продукта, который находится у вас во рту. Я прошу задержаться взглядом на этом слове: вдвое! Это означает, что при таком-подходе к пище ее можно потреблять вдвое-меньше, чем мы сейчас потребляем в повседневности. Истина, что малое количество продуктов может принести сытость неизмеримо большую, чем значительное нагромождение их на тарелке, поглощаемое со сверхзвуковой скоростью. Бедные дети! Сколько раз им приходится услышать на протяжении своего детства окрик: “Ешь быстрее!”. Мы готовим их то ли к гастриту, то ли к язве желудка.
 
Установка на то, что есть надо в благожелательном состоянии и не бегом, дает нам не только экономию продуктов (и, следовательно, укрепляет наш семейный бюджет), но приносит и нечто более весомое: ощущение, чувство, наслаждение прекрасным вкусом того естественного продукта, которого вы до этого и не замечали. То есть перед вами открывается еще одна новая, эмоциональная насыщенная сторона действительности — извлечение радости из встречи со старым знакомцем, которого вы, оказывается, и не знали. И более того, вернемся памятью к тому месту книги, где было показано, как наше восхищение человеком ли, предметом ли увеличивает его энергетику, которую, в свою очередь, этот человек или предмет отсылает нам. Так вот, время нашего питания — самое лучшее время для подобного “пинг-понга", благодаря которому энергия наша может возрастать непропорционально выше той, что будет получена от механических калорий пищи.
 
И опять слышу я: “Да где же его взять, это время? С утра надо ребенка умыть-собрать, мужу завтрак приготовить, собой некогда заняться, бежишь на работу нечесаная!.." Вопрос этот, думаю, надо ставить иначе: доколь же будем мы рабами своих обстоятельств и своего безволия? Когда поймем, что не от доброго дяди со стороны, а от самого себя прежде всего зависит переустройство своей жизни на разумных началах?
 
И вот к вопросу о разумных началах применительно к вопросу “как есть?” выскажу мысль, которая сначала покажется крамольной, но затем заставит призадуматься. Итак: лучший режим питания тот, когда вы истинно хотите есть, а не тогда, когда вы есть должны. Животные от природы гораздо здоровее нас, потому что их регламентирует не официальный режим, установленный вне какой-либо зависимости от биоритмов, но единственно естественная потребность. Когда она появляется, то в изобилии начинают выбрасываться и все необходимые ферменты, и соки, и слюна, и пища усваивается самым лучшим образом. Попробуйте пожить в таком режиме — и вы убедитесь на практике в его физиологичности. Разумеется, я все понимаю: и единый обеденный перерыв на всей фабрике, и традиция семейных обедов, и общая инерция — их-то куда? Тут возможен путь компромиссов — в — общий перерыв можно перехватить чего-либо живого, принесенного из дома, и сэкономить бездну времени и нервов на нестоянии в очереди и поспешном затем хлебании не самого здорового супа; от ритуала семейных обедов отказываться, конечно, не надо, но они могут приобрести облик не насильственной обжираловки (со взглядом, уткнутым при этом в телевизор), но доброго круга общения и т. д.
 
Что же касается детей, то в нашей семье обычай относительно них непререкаемый: хочешь кушать — кушай, не хочешь кушать — не кушай. Ведь еще не было случая, чтобы ребенок, который живет в достаточно обеспеченной обстановке, умер от голода, раз или два пропустив свою еду. И какое удручающее впечатление производят те родители, которые приплясывают м уговаривают дитя съесть еще одну ложечку - за маму, за папу, за бабушку, за дедушку. Они готовы едва ли не встать на четвереньки или не задрать ноги перед дитяткой, а в результате? В результате они не только портят тракт пищеварения малому ребенку, но гораздо хуже — они разрушают его психику: каков же авторитет их, ползающих на карачках и стоящих перед ним на коленях, будет у маленького ребенка? Они готовят деспота себе на шею и кто, кроме них, повинен в том, что из него вырастет в последующем закоренелый эгоист?.. Напоминаю: начало такого воспитания коренится в стремлении насильственно накормить ребенка — против его совершенно естественного желания есть только тогда, когда есть хочется.