Купить мотоблок салют www.piroflame.ru.
Главная   »   Ради здоровья. С. М. Паскевич   »   ВОДА — ЖИВАЯ И МЕРТВАЯ


 ВОДА — ЖИВАЯ И МЕРТВАЯ

Конечно же, требования мои к питанию — максималистские, они исходят из того, как должно быть. Да, питание должно быть индивидуальным — это первый и прекрасный закон здорового питания. Но, как известно, хороший закон приносит соответствующие хорошие результаты в том случае, если его не нарушают. Второй фундаментальный закон (тоже такой, к исполнению которого надо стремиться в идеале) формулируется следующим образом: питание должно быть живым. Полагаю, что большинство читателей при истолковании этого действительно жизненно важного требования столкнулся с абсолютной для себя новизной опорных положений, которая, как все непривычное, может вызвать сопротивление и неприятие, но я прошу вас свой консерватизм притушить и поумерить, потому что за всеми дальнейшими суждениями стоит большая положительная практика. А что может быть выше добрых реальных результатов?
 

 

Итак, мы вступаем в солнечную республику и с интересом начинаем оглядываться вокруг. Почему я назвал эту республику солнечной? Да именно потому, что конечной сутью любого продукта, который мы поглощаем, является наличие (или напротив — отсутствие) в нем солнышка. Именно оно порождает и - всю энергию, и всю специфическую информацию (вспомним Чижевского), закладываемую в продукты питания. Назовем ее информацией первой ступени, хотя это и не совсем точно, потому что Солнце — тоже производный продукт, подлинная же первая ступень — это Космос, но в наших земных условиях будем считать, что первая ступень, изначальная ступень информации и энергии — это солнышко.
 
Второй ступенью, наиболее на Земле богатой живою энергией, является все то, что произрастает непосредственно под лучами солнышка, что появляется на свет, существует и развивается благодаря биохимическим процессам, направляемым непосредственно Солнцем. Это — злаки, плоды, овощи, фрукты, семена, зерна, бобовые, орехи, травы; Все это несет в себе энергию, качественно необходимую для нас. Официальная наука знает, но стыдливо отворачивается от того, что, например, племя туарегов в Африке — воины, мужчины, неудержимые разбойники — обходятся двумя-тремя финиками в день, и этого им достаточно. Вполне достаточно! Существуют безусловно достоверные свидетельства о том, что для питания и других южных народов вполне достаточно двух-трех небольших солнечных плодов на день. Китайский или японский крестьянин вполне может обходиться горсткой риса в сутки. Египетский— кружкой вареной фасоли. Горстка риса — и достаточно, и человек живет, хорош, здоров, производит детей и т. д.
 
Правда, эти люди еще инстинктивно подпитываются и от самого солнышка, от первой ступени. Но это уже другой вопрос. По поводу данной возможности В. Прозоровский пошутить изволили, что в глазах Ю. Андреева человек подобен огурцу. Не будем сейчас касаться моих индивидуальных представлений, не будем выходить и на тропу войны, на которой я обязательно должен был бы сообщить, с каким именно представителем растительного царства я готов сравнить В. Прозоровского, но замечу, что его ученые коллеги в Китае, по данным официальной прессы, вот уже более десяти лет внимательно следят за вполне нормальным развитием девушки, которая живет и осуществляет все сопутствующие человеку функции, неплохо даже при этом учится, но — полностью обходится без еды! Зная и этот, и целый ряд других фактов так называемого аутотропного питания, смею высказать предварительное предположение, что канал поступления солнечной энергии через пищеварительный тракт является лишь одним из нескольких, которые природа заботливо и предусмотрительно подготовила для нас. И это уже дело нашей радивости или нерадивости, дело нашей напыщенной самоудовлетворенности своими абсолютно-де завершенными знаниями о мире или, напротив, научной неудовлетворенности состоянием этой проблемы.
 
Возвращаюсь к теме второй ступени: живая концентрация солнышка несет в себе столько энергии, что ее в небольших количествах вполне достаточно человеку для поддержания активного, деятельного уровня жизни. Конечно, можно довести свой живот до комически рекордных размеров, раскочегарить аппетит до того, что все время по нарастающему циклу будет терзать желание что-нибудь заглотить: чем больше ешь, тем больше хочется есть. Но ведь можно жить и на том оптимуме, которого вполне достаточно организму, не перенапрягая цепи пищеварительного тракта, сохраняя отдаваемую им энергию для иных, более человечных целей. Буду конкретен: вот сейчас, когда я завершаю эту книгу, во имя чувства полной искренности и внутренней правоты месяц живу на таком рационе: с утра — стакан воды с чайной ложкой меда, днем — два яблока, или две среднего размера морковки, или два случайно купленных плода хурмы, вечером — неполная тарелка какой-либо каши, сваренной на воде, посыпанной зеленушкой и заправленной растительным маслом. Еще где-нибудь в промежутке либо стакан несладкого чая с овсяным печеньем, либо пластик вымоченой брынзы. Встречаются вариации вместо каши: квашеная капуста с луком и подсолнечным маслом, картошка лучше печеная, черный хлеб со сливочным маслом, яичница, политая кетчупом, но это не меняет общей картины. Весь вышеозначенный простенький суточный рацион стоит буквально копейки, не требует практически никакого времени на возню по изготовлению и при этом позволяет мне весьма энергично функционировать и в плане физическом, и в плане интеллектуальном, во всех без исключения направлениях человеческих и мужских. Вес при этом совершенно стабилен, и есть практически не хочется, а когда возникает легкое чувство голода, оно и удовлетворяется легко. Радостное ощущение легкости же во всем организме сопровождает подобный образ питания. Правда, данный эксперимент не является до конца чистым, так как во время пробежек и моржевания я особым образом получаю энергию непосредственно от окружающей среды — деревьев, облаков, воды, снега и т. д. (это тема для особой книги), но вместе с этим и достаточно наглядным, так как строительных материалов для жизнедеятельности организма это скудное питание доставляет вполне достаточно.
 
Пойдем дальше. Если Солнце — это первая ступень, растения — вторая, то на их основе существует и всячески реализует себя третья ступень информации, воспринимаемой от солнышка, от Природы. Что такое третья ступень? Это те вещества, которые уже переработали и пересотворили согласно своей структуре вторую ступень, это — мясо, рыба, молоко, яйца, мед. То есть это уже следующий этап, то, что является переработкой, преобразованием зелени. Следует отчетливо представлять себе, сколь разное содержание несут в себе продукты, которые мы называем одним и тем же словом. Здесь мы сталкиваемся с разительной разницей формы и содержания. Одним и тем же словом “мясо” обозначают продукты принципиально различной направленности. Например, если горный барашек пасется на альпийской травке, если вы пришли в гости к его хозяину и этого барашка тут же при вас закололи, то это прекрасный, превосходный живой продукт, это мясо — подлинное живье. Теперь сравним его с мясом коровы, которая годами стояла в стойле по уши в грязи, которую кормили химизированными комбикормами, а в них уже не содержалось ни грамма живой энергии, потом ее повели на бойню, где она долго стояла в очереди на свою смерть и принимала все ужасающие флюиды своих агонизирующих соплеменниц, и эти ощущения пронизали и отравили ее мясо, потом ее убили, заморозили и три года держали в холодильнике, после чего — разморозив или нет (это уже маловажно)— выдали вам. Называется и в первом случае мясо, и во втором тоже мясо. Количество калорий одно и то же, не так ли, тов. В. Прозоровский? Но, с моей точки зрения, в первом случае — продукт живой, во втором — мертвечина. И если первый продукт несет с собою и строительные материалы для организма, и живую энергию, то второй принесет в лучшем случае какую-то часть строительных материалов, плюс удручающее количество мертвых шлаков, плюс необходимость тратить немалые силы организма на структурную переработку всего этого. Короче, одним и тем же словом обозначаются принципиально разные продукты.
 
Обратимся к молоку. Вот по летним пастбищам ходит стадо, гладких, здоровых коров подоили, и вы получили парное, еще теплое молоко. Вы его испили — это великолепный, воистину солнечный, энергетически насыщенный продукт. Время от времени потреблять такой — великое благо. (Я ни на секунду не забываю о том, что речь идет только о периодических “выпивках” подобного рода, а не о системах — по причинам, о которых речь уже шла.) Теперь давайте представим себе, что добыча молока была произведена железной дойкой, потом молоко от разных, в том числе и больных маститом, коров пошло по общим трубам, потом в него, чтобы оно не испортилось при длительной транспортировке, добавили химии, потом его высушили, образовали порошок — продукт, удобный для длительного хранения, потом, чтобы восстановить молоко, опять что-то к порошку добавили, затем смешали с водой, которая, вполне возможно, не проходила всех необходимых этапов очистки и аэрации, и потом все это выставили на витрину под названием “молоко”. Скажите по совести: сколько же там первичной солнечной энергии? Что касается химии — много. Что касается солнышка — удручающе мало.
 
Возьмем яйцо. Вот ходит курица по сельской улице, клюет себе зернышки, живет со своим повелителем нормальной супружеской жизнью и в результате выдает нам яйца — материализованные сгустки солнечной энергии. Теперь сравним это с инкубаторными произведениями. В помещениях практически нет солнечного света, только искусственный, курицам дают мертвые комбикорма и химические гормоны для ускоренного роста тела. Петухи для подобных куриц — только голубая мечта, и их инстинктивная, неизбывная тоска передается и кодируется в том яйце, которое мы преблагополучно съедаем. И то называется яйцом, и это называется яйцом. Но ведь это совершенно различные продукты, точно так же, как принципиально разным является мед натуральный, который наносили пчелы с лугов, или с липы, или с гречихи, и та его имитация на сахаре, которая продана нам бессовестными спекулянтами... Подытоживаю: давайте принципиально разделять продукты на живые и на мертвые.
 
И вот именно мертвечину-то мы и потребляем в неслыханных, в совершенно ненужных нам количествах. Почему? Да потому, что ее вкусно изготовляют. Однако ведь возможно питаться вкусно и естественными продуктами! Когда ваш вкус придет в себя и опомнится, то вы осознаете, почувствуете, насколько действительно вкусны натуральные продукты. Насколько приятней, например, чем жирный эклер, лист нежной белокочанной капусты, смазанный медом и свернутый в трубочку: это пирожное удивительной внутренней красоты, и оно несет в себе не только вкус, но и пользу и этим резко отличается от тех продуктов, в которые закатаны, заправлены три вида “белой смерти”: белый сахар, белая соль, белая мука. Полностью рафинированная, то есть очищенная от всего жизненесущего, комбинация из трех “белых смертей” и предлагается нам чаще всего в качестве изысканного угощения.
 
Отказываться от категорий “вкусно” глупо и бессмысленно. Зачем усекать большой сектор своей эмоциональной жизни? Все дело в том, что “вкусно” не должно быть непременно “вредно”. Требуется определенная жизненная переориентация. Позволю себе аналогию, допустимую в обществе взрослых людей: надо получать радость любви не посредством тех “жриц”, которые, возможно, принесут вам яркое сексуальное наслаждение, однако наградят и тягостными болезнями с дурными последствиями, но в солнечной и прлнокровной любви с женщинами чистыми и здоровыми, где равно торжествовать и праздновать будут и дух ваш, и тело. Пораздумав, вы, дорогой читатель, поймете, что эта дерзкая аналогия по отйошению к принципам питания является абсолютно правильной.
 
На мой взгляд, до степени художественного обобщения, до многозначительного символа поднимается сухой официальный протокол о переходе через знойные Каракумы двух групп.
 
Символика здесь заключается в том, что одна группа, которая двигалась через пески под руководством Г. С. Шаталовой и питалась по рациональному, действительно естественному для человека методу живою пищей, представляет собой малую, к сожалению, часть человечества. Другая же группа, которая в этом переходе потребляла в охотку все то, что составляет предмет вожделения любого из обывателей, являла собой коллективный портрет подавляющей части человечества. Эти гурманы-жизнелюбы (какими они себе представляются, хотя, как оказывается, их любовь к жизни вовсе-то не обоюдная) набрали с собою, все, чего хотели: мясные и рыбные консервы, сублимированное мясо, бульонные кубики, концентраты картофельного пюре: пудинги шоколадные и рисовые, белковое печенье, какао, сухие соки и совсем немного кураги и грецких орехов — лишь для того, чтобы подчеркнуть мощь своей высококалорийной пищи, богатой белками, сахаром, жиром и солью. Итого на человека приходилось у них 4100 килокалорий — невероятно много. Суточное потребление воды на каждого участника этой группы было до 10 литров.
 
Что же касалось группы экспериментальной, то у нее калорийность не превышала 1000 килокалорий в день, а воды в сутки там пили женщины около 2 литров, мужчины — до 2,5 литров, причем не воды, а горячего зеленого чая. Их пища, которую они принимали два раза в день, состояла из продуктов, которые сохранили свои биологические свойства, то есть содержала в себе солнечную энергию и прямую солнечную информацию: на завтрак изюм, миндаль, фундук, немного меда — и “всех делов”. Обед, который поедали вечером, состоял из небольшого количества рисового супа с приправами из укропа, петрушки, морской капусты, тмина и кунжута.
 
И. как же расценила пустыня различие в питании тех и других, а на мой взгляд, различие в самом образе мышления? Акт об испытаниях людей пустыней, а точнее самой действительностью, подписанной директором Всесоюзного исследовательского института физической культуры П. А. Виноградовым и А. М. Мухам медовым, ректором Туркменского государственного института физкультуры, гласит, что за четверо суток все участники экспериментальной группы прошли маршрут при отличном самочувствии, прекрасной физической работоспособности и в бодром настроении, Уровень кровяного давления и частота пульса не выходили за норму здорового человека. Что же касается “нормальных” людей, то лишь три человека из них сумели преодолеть весь маршрут. Одна участница была снята, а двое мужчин вынуждены были из-за плохого самочувствия часть маршрута проехать на машине. У всех у них отмечалось повышенное кровяное давление, учащенный пульс даже в покое, подавленное настроение и плохое самочувствие.
 
Мне кажется, что комментариев к этому заключению не требуется. Эти четыре дня, если посмотреть на них под микроскопом аналитической мысли, вполне равновелики той оценке, которую образу жизни каждого из нас ставит целая жизнь на протяжении десятилетий. Не могу здесь не вернуться мыслью к самому началу этой главы. Я говорил о тесной зависимости характера питания и характера заболеваний, в частности о связи такой психической болезни, как алкоголизм, с употреблением прежде всего мертвой пищи. Оказывается, не только тяга к алкоголю, не только шизофрения провоцируются ею, но, это доказал протоколированный каракумский переход, и общая неустойчивость психики, падение волевой упругости, склонности к панике. Как выявили исследования здорового питания, обладающего исцеляющим психику воздействием, в течение дня не больше 10% калорий, потребляемых человеком, могут быть “пустыми”. Это значит, что 90% потребляемых калорий должны вводиться в организм как живые, натуральные, не обработанные химическим способом продукты, и тогда у больных людей уменьшится тяга к потреблению спиртного.
 
Я надеюсь, читатель еще помнит рацион, позволивший группе Г. С. Шаталовой сохранить силы, а главное душевную бодрость в экстремальных обстоятельства? А теперь сравните его с рекомендациями тех зарубежных наркологов, которые стремятся предотвратить болезнь или вылечить психические отклонения у человека. По их справедливому мнению, основными продуктами, содержащими активные вещества в больших дозах, являются: мед, цитрусовые, клюква, брусника, яблоки, особенно антоновка, облепиха, квашеная капуста, свежая и сухая зелень, лук и чеснок. Морская капуста содержит 39 микроэлементов. Цветочная пыльца представляет собой целую кладовую витаминов, микроэлементов и аминокислот и используется как дополнительное средство в психиатрии, при гиповитаминозах. Маточное молоко — в аптеках оно продается в виде апилака — источник пантотеновой кислоты и активный биостимулятор. Следует назвать также сухие пивные дрожжи, фитин (рисовые отруби), орехи всех сортов и т. п. В зимний период можно подключить искусственные витамины: аэровит, никотиновит, то есть витамин В3, витамин В6, аскорбиновую кислоту и другие комплексы витаминов. Психиатры пишут о том, что если удастся убедить людей питать клетки мозга здоровой пищей, минеральными солями, витаминами, аминокислотами, что помогает людям держаться в доброй рабочей форме, то реальность победы над психическими заболеваниями станет больше, чем если бы было открыто неслыханное чудо-лекарство. Хочу добавить коатому и еще раз повторить, что живое питание позволяет человеку с нормальной психикой, оказавшись в экстремальных обстоятельствах, не утрачивать бодрости духа и не терять человеческого достоинства.
 
Живая пища чрезвычайно многофункциональна. Она не только насыщает нас, не только стимулирует жизненные процессы — она и лечит нас, и является профилактическим средством от многих заболеваний, которые как раз и возникают из-за ее отсутствия. Так, например, для того, чтобы здоровыми и жизнедеятельными сохранить наши десны, наши зубы, вообще всю ротовую полость, просто необходимо употреблять овощи и фрукты, жевание которых тренирует ткани, вызывая к ним приток свежей крови (а мы помним, что вся кровь — лучший лекарь). Мягкая, многократно проваренная и пропаренная ради так называемого вкуса еда подобного эффекта не дает.
 
Биологическая ценность живых натуральных пищевых продуктов заключается в их высокоупорядоченной организации, поэтому они имеют не только вещественную, но и энтропийную ценность. Потребление в пищу рафинированных, высокоочищенных продуктов приносит организму вред и в этом плане, так как в результате очистки утрачиваются не только ценные компоненты, например, микроэлементы, но и разрушается порядок в расположении частиц в продуктах, следовательно, уменьшается их упорядоченность, энтропийная ценность. Преимущественное потребление в пищу “вкусовых”, очищенных продуктов лишает наш организм не только витаминов и микроэлементов, к которым организм привык на протяжении всех тысячелетий, но и лишает клетки необходимых для их существования структур, противостоящих хаосу.
 
Академик Н. Н. Эмануэль высказал мысль, что одной из причин нашего старения являются некие частицы, которые называются свободными радикалами. Их прародитель — кислород, основа всего живого. Во время дыхания возникает не полностью восстановленный (то есть не ставший водой) кислород, который из друга превращается во врага. Но у человека есть защита от него: антиоксиданты, “ловушка” для свободных радикалов. Что же это за “элексир” жизни — антиоксиданты? Это витамин Е, витамин А и С, каратиноиды, которых полно в моркови и в семенах: короче говоря, живые продукты — это стражи нашего долголетия.
 
Не случайно уже несколько раз я употреблял по отношению к пище термин “информация”. Дело в том, что отечественными фармакологами уже была обоснована специальная теория структурной информации, высказана мысль об упорядочивающей всю структуру организма человека информации, которую несут с собою те или иные вещества. Наличие этой информации позволяет организму работать “как часы”, ее отсутствие ведет к разного рода дисфункциям. Следовательно, для питания нам необходимы не только белки и жиры, углеводы, витамины и минеральные соли, но и такие структурирующие вещества, которые побуждают все эти важнейшие компоненты нашего питания функционировать в том именно идеальном режиме, который обеспечивает безупречный порядок во всех системах организма. Это значит и в его нервной системе, и в эндокринной системе, и в гладкой и поперечнополосатой мускулатуре, в различных внутренних органах. Такие вещества, как антиоксиданты, фитонциды, эфирные масла, пектины, органические кислоты, растительные гормоны, нормализуют исполнение всех функций организма даже при. относительно незначительных количествах этих веществ в питании.
 
В связи со сказанным я хотел бы поставить вопрос о необходимости многообразия нашего питания. Как множество различных видов движения тренирует различные приспособительные системы нашего организма, так и все виды питания представляют собою основу для бесперебойного бездефицитного функционирования различных физиологических систем организма и, следовательно, всего организма в целом. Ни к одному из естественных продуктов нельзя подходить изолированно. Так, мне встречались диетические наставления, в которых резкую отрицательную оценку получал чеснок. Возможно, взятый в отдельности, он выглядит этаким разбойником, который только и ждет предлога, чтобы совершить нападение на ту или иную слизистую оболочку (а уж его запах!..). Но если обратить внимание на то, что чеснок — активный фитонцидоноситель, то функция его и роль в жизни организма окажутся чрезвычайно важными — в качестве одного из активных организаторов и распространителей по всем без исключения отделам безупречно точной командной информации о том, как следует им себя вести в соответствии с солнечной природой нашего происхождения, согласно законам окружающей нас Природы. Вот тебе и бандит-одиночка!
 
Мне хотелось бы, чтобы вот сейчас, сразу после рассуждений о роли в нашей жизни живых веществ, читатели сравнили бы, что происходит с нашим питанием на самом деле. Итак, чеснок, например, неприемлем дли общепита по причинам эстетическим, и, кроме того, он щиплет глотку. Но ведь мороженое мясо (главный источник нашей сытости) пресное, а вкусненького-то хочется, так не присолить ли нам для остроты этот отбитый и поджаренный кусок? А если мы уже привыкли к такому ощущению, то покажется безвкусным и недосоленным все, что ниже уже перейденной планки. И?..
 
Как сообщает кандидат медицинских наук Э. Г. Иса-Заде в своей совместной статье с кандидатом технических наук А. И. Ширванлы, с 1940 по 1985 г., то есть за 45 лет, мы стали есть соли в 2,4 раза больше, если судить только по покупкам соли через магазины и потребление ее через общественное питание. Но истинное потребление соли увеличилось еще больше, ибо за те же годы в нашей стране стали производить колбасы в 7,9 раза, сыра и брынзы в 3,2 раза, мясных консервов почти в 100 раз больше, рыбных консервов в 34 и овощных консервов в 17 раз. А ведь все они гораздо более насыщены солью, нежели исходные продукты. Например, колбаса в 25 раз солоней, чем мясо, сыр — в 20 раз больше, чем творог, а консервированный зеленый горошек содержит соли в 250 раз больше, чем свежий!
 
Кроме того, очень много соли скармливают домашним животным и через молочные продукты и их мясо она попадает на наш стол. Более солеными стали за это же время хлеб, макароны, пищевые концентраты.
 
И еще один фактор: соль употребляют для борьбы с гололедом, в некоторых городах на квадратный метр асфальта высыпают за зиму до 2 килограммов соли, которая весною просачивается в водоемы, и бывает, что после оттепели содержание соли в нашей питьевой воде в 10 раз выше, чем обычно. О, цивилизация!.. Таким образом, суммарно считая, за последние 45 лет потребление соли увеличилось до 4 раз.
 
Каковы же результаты? Всемерное распространение гипертонической болезни и атеросклероза, инфаркта миокарда и мозгового инсульта, заболевание почек и остеохондроза: какая восхитительная икебана!
 
Умеренное потребление поваренной соли, безусловно, физиологически необходимо — и для поддержания постоянного осмотического давления в плазме крови и в тканевых жидкостях, и для работы нервных клеток, и для сохранения кислотно-щелочного баланса. Но избыточное? Любопытно, что японцы, которые держат по. потреблению поваренной соли мировое первенство — около 40 граммов в сутки,— удерживают и мировое первенство по числу гипертоников. Солевой и водный обмен неразделимы. А один грамм поваренной соли способен связать до полутора литров воды, и значит? И значит — отеки ног и избыточная полнота, разбухание от избытка воды клеток всего организма.
 
Бедное сердце! Ему приходится работать с перегрузкой, чтобы перекачивать кровь, находящуюся под таким постоянным давлением. Несчастные почки, вынужденные очищать организм от избытка ионов натрия, несчастная нервная система — ее чувствительность возрастает до болезненных пределов...
 
Вот так: живые продукты задвинуты, мертвые наступают несокрушимой победоносной лавиной! И мы хотим быть здоровыми в такой-то ситуации ослепления и безумия?..
 
Где же выход, хотя бы применительно к соли» едва ли не с наркотической властью завладевшей нашими пристрастиями? В переходе на умеренное ее потребление и желательно в ее натуральном виде: натуральная соль заготовлена природой в свекле, в моркови, в картофеле, в репе, в морской растительности.
 
Любопытно, что, привыкнув к малосолевой диете -от 2 до 5 граммов соли в сутки,— человек со временем с удовольствием начинает поедать малосоленую пищу, которая является лечебно-оздоровительной для заболеваний сердца и сосудов. Но, собственно говоря, почему нужно ждать, пока у нас случится инфаркт миокарда, или наступит атеросклероз мозговых сосудов, почему бы, заблаговременно перейдя от мертвечины к живому питанию, не предупредить подобные “радости жизни”?
 
Потребляя изобильные количества соли (для вкуса!), мы по инерции несемся в том, увы, расширяющемся и набирающем силу потоке, который создается общественным мнением, общей привычкой, в свою очередь порождаемой дикостью нашей “цивилизации”. Вот еще информация для размышления на ту же тему: по данным доктора химических наук К. А. Макарова, в большинстве развитых стран потребляемое количество жира превышает рациональный уровень на 35—40%. Что же в результате? Перегруженные жиром жировые клетки начинают отдавать излишки жира в виде жирных кислот, увеличивая их концентрацию в крови. Избыток жирных кислот в крови тормозит высвобождение энергии из глюкозы, способствуя ее превращению в новые избыточные количества жира.
 
Казалось бы, потребление обезжиренных продуктов есть великое благо для человека, ибо с точки зрения химии необходимое для здорового организма количество жира составляет примерно 1—1,5 грамма на 1 килограмм массы человека и, следовательно, суточная потребность в жире у человека с массой тела 70 килограммов приблизительно 70—105 граммов в день (а с увеличением возраста потребление жиров и вообще должно снижаться). Тем не менее ведомствам выгоднее и бесхлопотнее продавать нам колбасы, состоящие почти на 100% из жира, молоко с безмерно поднятым уровнем жирности, свинину, состоящую чуть ли не на 3/4 из свиного сала. О, цивилизация!..
 
Тема изобильного, точнее, избыточного потребления жиров есть всего лишь подтемка избыточного питания вообще. Уже несколько раз по ходу изложения я упоминал о том, что люди, которые едят живую пищу, могут обходиться весьма малыми количествами ее, непривычными и даже неприличными для тех, кто по общепринятой установке считает сытостью тяжесть своего перенаполненного чрева, кто свято следует уложениям науки о калорийности.
 
Сейчас последуют, очевидно, самые эмоциональные страницы. Прошу внимательно вслушаться в нижеследующее заявление, крайне жестокое и негативное: еще не было в истории человечества ни одной теории, которая принесла бы ему больше бед, мучений и смертей, чем так называемая теория калорийности пиши. Эта теория тем более страшна, что в виде аксиомы разошлась повсеместно, что из нее неукоснительно исходят, что она всевластна определяет для населения не только рацион, но и поведение, но и образ жизни практически во всех так называемых цивилизованных странах. На потребу ей работают могущественнейшие производительные силы практически всей мировой промышленности, создающей неимоверное количество техники для сельского хозяйства в его нынешней структуре, и, поклоняясь ей, трудится все нынешнее сельское хозяйство. Теория калорийности оборачивается тем, что миллионы и десятки миллионов людей не доживают многие десятки лет из отпущенных им генетикой “благодаря” этой теории. Суммарные потери от теории калорийности человечество несет несравнимо большие, чем от мировых войн. Я не говорю о том, что, и этот укороченный из-за систематического переедания (как же — наука рекомендует!) огрызок человеческой жизни люди проживают в болезнях и страданиях.
 
Откуда же она взялась? Что это такое вообще? Пошла она от очень основательных и совершенно механических по своему мышлению (а проще говоря, тупых) тех ученых, которые приняли за норму человеческого питания рацион бюргера и рацион прусского солдата в контрольных условиях, когда экспериментаторы позволяли есть им от пуза, вволю. Этот их суточный рацион затем сжигали в калориметрических печах и аккуратно подсчитывали, сколько в нем содержится калорий: столько-то в сосисках, столько-то в сале, столько-то в мясе, в различных изделиях из него, столько-то в картофеле, столько-то в сдобных булочках. Все, что было сожжено, было подсчитано и представлено как результат безупречно доказательной и ясной по своим выводам научной работы. Три-четыре тысячи килокалорий съедал бюргер для того, чтобы жить в полное свое потребительское удовольствие, и результаты этих изменений получили всеобщее международное признание в силу своей очевидности и доходчивости. Но ведь здесь содержится колоссальный внутренний дефект! Столь сложно организованная живая система, как человек, которая не на один, не на три-четыре, а на десять порядков сложнее, чем железная калориметрическая печь, конечна, исходит в своих энергетических затратах из совершенно других закономерностей, которые можно ли было бы не учитывать? В печке, например, тысячу килокалорий выделит кусок мяса определенного веса, если его сжечь, и тысячу же килокалорий выделит крупа определенного веса, если ее сжечь. Но вот ведь в чем закавыка: это в железной печке с поддувом все горит по одним и тем же законам, но в организме биохимическое расщепление различных продуктов осуществляется с затратой и выделением различного количества энергии! И получается, к примеру, что на переработку и переваривание мяса уходит подавляющая часть полученной от этого мяса энергии. Напротив, при расщеплении злаковой каши она выделяет многократно больше калорий, чем необходимо для ее переваривания. Следовательно, механическое равнение на калории для живого организма оказывается непригодным, ибо оно не учитывает специфических именно для нас свойств того продукта, который мы получаем внутрь. Прошу каждого из своих дорогих читателей вспомнить о том, какая сонливость нападала на него, как слипались его глаза и как хотелось ему “придавить” часок-другой на диване после обильной, многообразной, сытной, праздничной трапезы. И в самом деле, организм не имеет сверх-ресурсов для того, чтобы одновременно тратить энергию на активное бодрствование, на физический и умственный труд, и на переваривание тех неимоверно энерготратных блюд, которыми от души потчевали нас гостеприимные хозяева. Ну ладно, праздники бывают редко, можно как-то и перебиться в этих экстремальных обстоятельствах раз в квартал или в полгода. Ну а если эти чрезвычайные обстоятельства, то есть обжорство, или, скажем мягче, переедание, длятся годами, являются системой, образом жизни? Тогда спрашивается, куда же в масштабах отпущенного нам срока уходит значительная часть внутренней энергии организма, на что она направлена?
 
Надо полагать, богатый купчик прошлого века с глубоким недоумением смотрел бы на нынешние телевизионные конкурсы красоты: высокие, длинноногие, худые девушки никак не отвечали его представлениям о красоте. Красивой для него была кустодиевская Венера — пышнотелая, вальяжная. Полнота, безусловно, связывалась в эстетических представлениях прошлого с представлением о достатке и непричастности к унижающему человека— физическому труду. Вспомним, что Захар, слуга Обломова, более всего ценил в господах дородность, видя в ней чисто барский атрибут, то есть принадлежность к высшему слою общества. А вспомним, как сердился Илья Ильич Обломов, когда Захар осмелился сравнить его с кем-то “другим”. “Я — другой,— возмущался Обломов;— Да разве я мечусь, разве работаю? Мало ем, что ли? Худощав или жалок на вид?” Обратим внимание: худощав и жалок на вид — в данном случае синонимы.
 
В нашем обиходе две серьезные проблемы: первая — где достать дефицитные особо калорийные продукты? Вторая — как похудеть, то есть как избавиться от излишнего веса, обретенного благодаря потреблению этих продуктов?
 
И снова о многострадальных крысах. Существует ли диета, снижающая вероятность заболевания раком? Существует, утверждает филадельфийский исследователь Д. Кричевский. И выражает ее суть двумя словами: ешьте меньше. В доказательство автор приводит результаты своих наблюдений. В одном из его экспериментов две дюжины крыс кормили изобильно, без ограничений, “навалом” в течение месяца, после чего зверькам ввели некоторый канцероген. Рак развился у четырнадцати животных. Контрольную группу ограничивали в еде на 40%. После введения того же вещества болезнь не была обнаружена ни у одного животного.
 
Разумеется, можно сладко и уютно соловеть после каждой обильной трапезы и “просоловеть”, подобно Илье Ильичу Обломову, таким образом значительную часть своей жизни, но ведь можно организовать ее — и еду, и жизнь — на совершенно иных принципах. Каким образом? А таким, что исходить не из количества калорий, а из качества пищи. Официальной нормой фашистских концлагерей для узников была приблизительно тысяча килокалорий. Она была рассчитана на то, чтобы заключенный прожил 2—3 месяца и после этого от истощения умер. То есть тысяча килокалорий — это рацион, направленный на смерть от голода и быстрое истаивание человеческого организма. Но вот пародокс: я питался и по возможности питаюсь исходя из той же приблизительно нормы в тысячу килокалорий в сутки на протяжении уже долгого ряда лет, при этом совершаю каждое утро пробежки до 10 километров, а по субботам и воскресеньям значительно более длинные, особенно если речь идет о лыжах. Активно осуществляю все человеческие функции и позволяю себе такое многолетнее надругательство над организмом, как жизнь без отпусков. И ничего, живу нормально, даже здорово.
 
Высокоуважаемый В. Прозоровский в своей реляции по поводу моего глубокого аномального, с его точки зрения, а потому и неправдоподобного образа жизни, обращенной к советской и мировой общественности, попытался предать меня гражданской казни и всяческому поруганию также и по поводу невероятно малой, с точки зрения ортодоксальной науки, калорийности человеческого рациона. Но почему же он заодно не предал анафеме и Галину Сергеевну Шаталову с ее сотоварищами, совершавшими значительные переходы не только по пустыням, но и по долинам и по взгорьям при запасе продовольствия в рюкзаках, достаточном правоверным калористам разве лишь на один зуб? Почему не предал анафеме тех изменников из среды официальной медицины, которые подписали протоколы о том, что группа сверхмарафонцев под руководством той же Г. С. Шаталовой проделала почти пятисот-километровый пробег при ежедневном рационе в 1000-1100 килокалорий, в то время как контрольная группа профессиональных, скажем так, марафонцев бежала на рационе 4;5—5 тысяч килокалорий в сутки?.. Что любопытно, матёрые марафонцы, построившие свою жизнь по заветам В. Прозоровского, вынуждены были каждые 15 километров принимать подкормку и, пробегая дневной этап, валились как подкошенные. К концу сверхмарафона они потеряли по 5—б килограммов, что вполне естественно, ибо их организм должен был тратить огромные усилия не только на перемещение в пространстве, но и на химическое расщепление неимоверных масс пищи, которую сплошь да рядом, как свидетельствуют очевидцы этого пробега, так до конца переварить и не могли. Марафонцы же Шаталовой бежали без всякой подкормки, а закончив дневной пробег, с удовольствием отправлялись на веселые танцульки и к концу маршрута прибавили по одному-два килограмма. И весь ужас этого крушения незыблемой, казалось бы на века, прусской теории калорийности заключается в том, тов. В. Прозоровский, что он запротоколирован вашими коллёгами-медиками (разумеется; достойных прозвища ренегатов, как и сама Г. С. Шаталова, увы, кандидат медицинских наук). Впрочем, я уверен, что публикация этих протоколов на глаза тов. В. Прозоровскому не попадалась. Кстати, а попадалось ли сообщение А. Чупруна? Тот пишет, что ученые, взявшиеся за исследование пищи папуасов, были поражены: она не обеспечивает даже белкового равновесия, не говоря уже об избытке белка, то есть папуас потребляет с пищей 20—30 граммов белка, расходуя в полтора раза больше! Чупрун полагает, что необходимый белок папуасы получают благодаря бактериям, живущим в их кишечнике, которые способны фиксировать азот воздуха, растворенный в пищеварительных соках, и вырабатывать из него белок. Эта фабрика начинает работать благодаря естественному, живому питанию папуасов, в котором содержатся прекрасные пропорции аминокислот. Опять не по науке!
 
Вся суть в том, что тысяча килокалорий узников — это была мертвая еда, необходимо же стремиться к живой пище, к так называемому живью (разумеется, это жаргонное словечко), к порождению солнышка. Вот от этой печки, а отнюдь не от прусского калориметра прошлого века и  нужно плясать!
 
Конкретизируя представления о живой пище, я не буду сейчас говорить о мясе. Эскимосы и чукчи, уверен, правильно поймут меня, ибо я уже высказался о широкой шкале родовых отличий в питании. Правильно поймут меня охотники, питающиеся лесной дичью, верно воспримут умолчание о преимущественно перемороженном мясе и те жители Закавказья, которые имеют возможность потреблять в пищу баранину, взращенную на чистых альпийских лугах высокогорий. Все остальные читатели, для генетики которых мясо есть не обязательная ежедневная потребность, но является относительно недавно навязанной традицией (наши предки еще до революции считали мясо едой редкой, праздничной), пускай пораздумают о свойствах прежде всего пищи растительной.
 
Напомню о встретившемся где-то первом из незыблемых постулатов вечного здоровья, завещанных нам некогда посетившими Землю инопланетянами и расшифрованных А. Масленниковым: “Наше внешнее должно стать нашим внутренним”. То есть то, что произрастает вокруг нас, что составляет среду нашего обитания, должно войти в состав, в структуру нашего организма, должно, пересоздавшись, стать им.
 
По обследованиям советских геронтологов, из сорока тысяч человек, перешагнувших за семидесятилетний рубеж, 8,4% были вегетарианцами. Исходя из того, что, по ориентировочным подсчетам, в среднем по стране на одного вегетарианца приходится тысяча человек, потребляющих мясную пищу, можно сделать вывод, что у вегетарианцев в 80 раз больше шансов стать долгожителями, чем у мясоедов. Если верить Гиппократу, который утверждает, что пища должна служить людям в качестве лекарства,— а он совершенно прав,— то необходимо увеличить в нашем рационе долю растительной пищи, и прежде всего сырой, ибо она содержит необходимые нашему организму витамины, минеральные вещества, включая микроэлементы, органические кислоты, ненасыщенные жирные кислоты, открытые недавно “новые витамины”— просто-гладины и многое другое. Биологически активные вещества в растениях обусловливают их оригинальный вкус и аромат, целебное значение которых пока еще недостаточно раскрыто. Что касается клетчатки, то она — не пустой балласт, а, наоборот, ценнейший элемент питания. Благодаря большей сочности растительная пища утоляет жажду, препятствует ожирению, нормализует кислотно-щелочное равновесие.
 
Совершим же беглый, абсолютно произвольный обзор того, что содержится в “нашем внешнем” и что, безусловно, должно стать “нашим внутренним”.
 
Вот белокочанная капуста, доступный всем овощ, способный произрастать даже за Полярным кругом и обладающий замечательной, до ста тонн с гектара, урожайностью. Да, конечно, другие виды капусты содержат и вносят свои дополнительные оттенки в сокровища капустного царства, но обратимся, однако, к наиболее известному и привычному для нас продукту. Что дарит он нам? Замечательное количество витамина С прежде всего. Любопытно, что этот витамин С в особой своей модификации возникает при квашении капусты, и не только возникает, но и увеличивается в ней по сравнению с ее свежим видом! О каком авитаминозе, о каком старении (витамин С —один из эффективнейших антиоксидантов) .может идти речь, коль скоро мы потребляем квашеную капусту?
 
Возможности именно этого замечательного овоща побуждают меня, несколько нарушив логику повествования, обратиться именно здесь к замечательному открытию академика А. Уголева. Согласно открытым Уголевым фактам, мы, люди, являемся активными симбионтами, то есть существами, жизнь которых неразделимо связана с жизнедеятельностью тесно сопряженных с нами других существ. Как это понять? Ведь до сих пор мы полагали, что симбионтами являются, например, рак-отшельник и актиния, которую он перетаскивает по дну морскому на своем панцире. Эта пара устроилась очень удобно, рак питается остатками существ, пойманных актинией, актиния же, переезжая на раке с территории на территорию, постоянно обогащает и увеличивает свои возможности отлова добычи.
 
Спрашивается, так кого же таскаем на себе мы? Все дело в том, что не на себе, а в себе. Те бактерии, которые живут в нашем толстом кишечнике, совершают для нас бесценную работу, посылая в нашу кровь значительное количество веществ, необходимых нам, в том числе и так называемые незаменимые аминокислоты, важнейший для нашей жизни белковый компонент. Это указание на создаваемые для нас важнейшие продукты их жизнедеятельности начисто снимает все недоумения и теоретические вопросы о самой возможности вегетарианства в человеческой жизни. В самом деле, как же может существовать человек без мяса или рыбы, коль скоро только из них он и способен получать эти в высшей степени необходимые для него незаменимые аминокислоты? Практика подтверждала, что вегетарианство существует — и ни в зуб ногой, а теория вещала до определенного времени, что этого не может быть, потому что не может быть никогда. Указание на благодатную для нас, воистину неоценимую роль наших симбионтов начисто снимает это бородатое научное недоумение. Снимает в плане теоретическом, но не в практическом. Дело в том, что наши столь полезные для нас постояльцы снабжают нас полноценными продуктами жизнеобеспечения лишь в ответ на нашу заботу о них, в ответ на наше снабжение их продуктами жизнеобеспечения, каковыми являются грубые клетчатые ткани, продукт их питания и переработки.
 
Вот тут-то мы и возвращаемся, сделав небольшой крюк, к белокочанной капусте, ибо уж что-что, а она владеет этим богатством в избытке. Следовательно, не погрешив против истины, только минуя одну логическую ступеньку, мы с полным правом можем утверждать, что капуста питает нас не только великим витамином бодрости, витамином С, причем зимой и летом, но она же питает нас зимою, летом, а также весной и осенью важнейшими белковыми веществами, без которых наша жизнь практически невозможна.
 
Но мало этого, она же представляет собою целую аптеку других витаминов: витамина Р, витаминов В1 и В2, никотиновой кислоты, провитамина А, провитамина В, витамина К и многое, многое другое. В ее наружных зеленых листьях, и в ранней капусте особенно, содержится та самая фолиевая кислота, которая необходима для нормального кроветворения. Правда, сок из свежей капусты гораздо эффективней, так как варка фолиевую кислоту разрушает.
 
Врачи-гомеопаты знают, что в капусте существует и великолепный противоязвенный витамин Л. Минеральный состав капусты едва ли не подобен перечню, повторяющему таблицу Менделеева: калий, натрий, кальций, железо, марганец, фосфор, сера, магний, хлор, кобальт, мышьяк, йод, фтор, кремний, цинк, медь, бор и т. д.
 
В связи с недавним разговором о нежелательности переизбытка поваренной соли в нашем организме следует заметить, что солей калия в капусте содержится больше, чем солей натрия, поэтому капуста полезна и склеротикам, и гипертоникам, а поскольку показатель кислотнощелочного равновесия (pH) в капусте нейтрален, то она чрезвычайно благоприятна для больных с повышенной кислотностью.
 
Если еще добавить, что в капусте много ферментов, регулирующих обмен жиров, что в ней практически нет крахмала и немного фруктозы, то станет ясным, что это продукт, которому цены нет для диабетиков. Капуста содержит фитонциды, а мы уже говорили о них в связи с проблемой упорядочивания информационных процессов, идущих в организме.
 
А разве малозначимо, что калорийность капусты при всех ее биологически активных свойствах чрезвычайно мала? Это значит, что люди с избыточным весом с ее помощью довольно быстро могут обрести необходимые им грацию и красоту фигуры.
 
И можно ли обойти и такой вопрос, как целительные свойства листьев капусты, способных заживлять наружные язвы, раны, ушибы, кровоподтеки, утихомиривать боли при ноющих суставах и переломах, при ожогах и обморожениях? Как говорится, и т. д. и пр...
 
Разумеется, не меньшее право на подобную большую поэму в прозе имеют и яблоки. Говорить о них можно с упоением и без конца. Выделю лишь два момента: ежедневное употребление в день 300 граммов яблок приводит к практически полной ликвидации у человека склеротических явлений, ибо содержащиеся в яблоках вещества удивительно тонко и точно регулируют концентрацию холестерина в крови. Я осмеливаюсь рекомендовать лицам, у которых отмечены некоторые сбои в деятельности щитовидной железы, регулярное потребление не только и даже не столько яблок, сколько их семечек ввиду присутствия в них того самого органического йода, который столь успешней регулирует функции щитовидки.
 
А морская капуста? Если смотреть в корень корней, то человек когда-то вышел из той самой среды, из Океана, где и произрастает морская капуста. И коль скоро наш организм состоит из морской воды с определенным комплексом солей и микроэлементов, столь скоро он стремится на протяжении всей жизни поддержать именно изначально заложенный в него баланс всех этих веществ. Именно морская капуста как раз в наибольшей степени соответствует этому его стремлению. Она насыщена солями йода, калия, натрия, фосфора, брома, железа, магния, содержит витамины группы А, В и С в большей степени, чем абрикосы. Она же содержит набор тех редких углеводов, которые способны связывать и выводить прочь тяжелые металлы, попадающие в человеческий организм, в том числе и радиоактивные вещества, например, стронций.
 
Наряду с этим адсорбентным действием, она, как мы уже понимаем, в силу обилия в ней грубой клетчатки, является прекрасным регулятором всех функций кишечника и активным питанием для бактерий нашей микрофлоры. Отсутствие в ней жиров, поразительная малокалорийность, возможность соучаствовать во множестве других блюд без конфликта с ними — мало ли этого для привлечения наших искренних симпатий к ней, тем более, что, по свидетельствам людей, регулярно потребляющих ее, она заметно улучшает память? И не удивительно, ибо она обладает сильным антисклеротическим воздействием.
 
Соя — поставщик самого идеального из всех растительных белков, по своему аминокислотному составу почти не отличающегося от белка мяса, яиц, молока, но отличающегося от них гораздо более легким расщеплением в организме.
 
Груша: плод, содержащий глюкозу и фруктозу и, следовательно, являющийся энергетическим веществом для жизнедеятельности наших мышц; продукт с большим количеством калия, а следовательно, средство для выщелачивания организма, столь необходимого ему в противостоянии с кислотными, старящими его внутренними средами.
 
(Прошу прощения за то, кто не упоминаю о вкусовом наслаждении, которое мы получаем при потреблении овощей и фруктов. Мне кажется, я уже достаточно ясно высказался в том плане, что вкус естественных продуктов — это тот первозданный вкус, который и способен принести нам истинное первозданное наслаждение.)
 
Черноплодная рябина: не просто содержащая витамины ягода, это целая поливитаминовая облатка с перечнем содержимого столь многообразным, что он не вместился бы на одном-единственном рецепте. Среди прочих достоинств одно уникальное: укрепление стенок кровеносных сосудов. Любопытно, что лечебные свойства черноплодной рябины (по-гречески “польза черноплодная”) не утрачиваются при переработке. Разумеется, переедать ее, как и все на свете, не следует, ибо чрезмерное укрепление сосудов из-за переедания черноплодки, способно привести 
 
333 - 340 страницы пропущены
 
бодрым и физически окрепшим человеком, как это должно быть у каждого человека, кто нормально питается и употребляет только доброкачественную воду”. Дорогой читатель! А если нам поступить последовательно и комплексно: взять солнечную воду, сотворить из нее талую (без дейтерия) воду по Лабозе, затем обогатить ее ионами серебра по Кульскому, затем воспользоваться методикой Зелепухиных, после чего подзвучить?! Зачем вообще нужны будут лекарства, если мы сможем пользоваться этим животворным элексиром? Помимо всего прочего, подобная вода удивительно вкусна, и это — изысканный, нежный вкус, дарованный ей всеми целительными силами Земли и Неба.
 
В ответ на неоднократно задаваемый вопрос, можно ли готовить на талой воде, отвечаю: чай, полученный на уровне "белого ключа", вызывает восхищение у специалистов этой области знания. Что делать с изготовлением супов? Мы поступаем следующим образом: едва вода начинает вскипать, в нее забрасываются заготовки, всякие овощи, травки, различная зеленуха и т. п. Несколько минут все это поварилось, и кастрюля снимается с огня. В результате получается прекрасный и по вкусу и живой по своим питательным свойствам суп.
 
Если же вам требуется по каким-то вашим гастрономическим соображениям длительное кипячение воды, все равно, лучше, если она прошла оттаивание, так как, повторяю, оно позволило отторгнуть наверх пену, а вниз осадок, который вы заблаговременно удаляете, тем самым значительно улучшая качество пищи, изготовленной на чистой воде.
 
К сказанному можно добавить и еще некоторые практические рекомендации, объединенные вокруг замечательных свойств талой воды.
 
Некоторые из читателей сообщают, что они сначала готовят воду по-зелепухински, а уж потом ее замораживают и оттаивают. Это им удобнее по ряду причин, хотя бы потому, что размораживание можно проводить ночью, не опасаясь, что утром вода уже перестоит и будет неструктурированной. Разумеется, я не могу возражать и против такой последовательности, тем более, что осадок выпадает, и в этом случае воду мы потребляем не только целебную, но и чистую.
 
Александр Геннадьевич Иванов, ленинградец, с разумной смелостью предложил подвергать замораживанию и последующему оттаиванию не только воду, но и готовые жидкие блюдца: супы, кисели, компоты, молоко, соки и т. п. Он же замечает, что после размораживания эти блюда и жидкости надо перемешать, так как питательные свойства при замерзании собираются к центру. Разумеется, эта методика требует научной проверки, но логика здесь безупречна: биологическая ценность таких продуктов должна возрастать в связи с увеличением жизненной ценности основного компонента — воды, а это значит, во-первых, что человеку потребуется меньше еды и, во-вторых, что еда эта будет организмом усваиваться с меньшей затратой энергии.
 
Подобное конструктивное письмо — одно из определенного количества деловых сообщений, поступивших в ответ на мою короткую статью. Хочется верить, что книга породит немало практически полезных суждений, советов, замечаний, предложений, которые затем вернутся к читателям же, ко всем тем, кто активно желает здоровья не только себе, но и другим людям.