Главная   »   Әлихан Бөкейхан. Собрание сочинений. Книга 1   »   АЛИХАН НУРМУХАМЕДУЛЫ БУКЕЙХАН




 АЛИХАН НУРМУХАМЕДУЛЫ БУКЕЙХАН

Среди крупнейших общественно-политических деятелей казахского общества конца 19 и начала 20 веков особо выделяется фигура Алихана Нурмухамедулы Букейхана, чье имя очень редко упоминалось в период “советской историографии” как синоним “буржуазногонационализма”, а его жизнь и деятельность вовсе не исследовались. Видный общественный, государственный деятель — депутат съезда “земских и городских деятелей России”, депутат I Государственной думы и съезда “мусульманского населения” народов России, член бюро мусульманской фракции IV Государственной думы, санкт-петербургский масон, организатор и лидер национально-демократической партии Алаш, глава первого казахского национального правительства Алашорда; выдающийся ученый - лесовод, экономист, публицист, историк, этнограф, литературовед, талантливый публицист - вот далеко не полный перечень его деятельности.

 

И сегодня, спустя многие десятилетия после пошлине судьбоносных событий тех лет, ставших неотъемлемой частью нашей истории, приходит понимание того, что действительно неординарные личности возглавляли движение казахского народа к независимости, равноправию и вступали в полемику с политическими оппонентами, в том числе и с большевиками, о форме и сути будущей национальной государственности. Февральскую революцию 1917 года они воспринимали как факт свержения царизма и как наступившую возможность свободного волеизъявления и самостоятельных действий. В декабре 1917 года на втором курултае (учредительном собрании) казахского народа в Оренбурге провозглашается Казахская автономия, первым председателем которой избирается Алихан Нурмухамедулы Букейхан. Накануне, после Самарской ссылки, длившейся более 8 лет, под его руководством была создана первая в истории казахов политическая партия Алаш. Сподвижниками его в этот период выступают Ахмет Байтурсынулы, Миржакип Дулатулы, Алимхан Ермекулы, Жиханша, Халел Досмухамедовы и многие другие. В тот весьма сложный и противоречивый период они выступили как истинные демократы на ниве бескрайних казахских степей. После упразднения ханского правления, введения института волостных управителей казахская земля была полностью подчинена русскому правительству и в такой ситуации это был первый смелый шаг к независимости.
 
Каков же путь становления и формирования “главного руководителя, оказывающего огромное влияние на киргизскую степь...” А.Н. Букейхана как общественного, государственного деятеля и ученого — впоследствии жертвы сталинского геноцида 1937 года?
 
Алихан Нурмухамедулы Букейхан родился в 1870 году, в расположенном на берегу реки Токрауын ауле № 7 Токрауынской волости Каркаралинского уезда Семипалатинской области (ныне территория совхоза “Каратал” Актогайского района Жезказганской области, который по решению сессии Актогайского районного совета народных депутатов в августе 1992 года был назван именем А.Н. Букейхана).
 
Алихан Нурмухамедулы, являющийся потомком Букейхана, сына Кокжала Баракхана, происходит из рода тюре, предки которого берут свое начало от Чингисхана.
 
У Букейхана от пяти жен родилось одиннадцать сыновей, Один из одиннадцати сыновей — Батыр является прадедом Алихана. От Батыра родились Рустем, Ашимтай, Мырзатай. От Мырзатая родились Нурмухамед (отец Алихана, его обыкновенно в народе называли Муканом), Коске, Шолак, Аптихан; от Нурмухамеда родились пять сыновей: Алихан, Смахан, Базылхан, Азихан, Таттихан и дочь — Нурбек, среди которых старшим являлся Алихан.
 
В 1879 году отец Мукан отдает девятилетнего Алихана на учебу в Каркаралинское медресе. Будучи неудовлетворенным ни качеством знаний, ни преподаваемыми предметами, Алихан своевольно переходит в начальную трехклассную городскую русско-казахскую школу. Узнав об этом поступке сына, Нурмухамед не стал возражать и дал сыну свое благословение.
 
“Сын султана Каркаралинского уезда, Токрауынской волости, Алихан Нурмухамедов... воспитывался в Каркаралинской киргизской мужской школе с 16 сентября 1879 года по 16 июня 1886 года, во время пребывания в школе вел себя отлично; по окончательном испытании учеников Каркаралинского трехклассного городского училища, бывшем в июне месяце 1886 года, получил аттестат об успехах в предметах курса городского училища... Во время пребывания в киргизской школе он, Нурмухамедов, с успехом обучался сапожному мастерству и может заниматься этим ремеслом самостоятельно”. Это отрывок из свидетельства, выданного Каркаралинским уездным начальником об учебе Алихана в Каркаралинской трехклассной школе и трехгодичном городском училище — один из документов, найденных в государственном архиве Омской области (ГАОО). По всей видимости, свидетельство было выдано Алихану по окончании названных учебных заведений перед его поездкой в Омск для продолжения учебы вместе с рекомендательным письмом Каркаралинского уездного начальника.
 
Успешно окончив Каркаралинское городское трехгодичное училище, Алихан Нурмухамедулы летом 1886 года, имея при себе принадлежащие киргизской школе вещи: “1 черную суконную пару, 1 халат, 1 шубу и 2 пары белья”, прибыл в Омск и был зачислен “пансионером” в местное техническое училище.
 
Омское техническое училище (ОТУ) было открыто в 1882 году Высочайшим Указом императора России и имело целью подготовку низших технических кадров для начавшегося строительства Сибирской железной дороги. Требования к поступающим в ОТУ были достаточно жесткими. Об этом свидетельствует тот факт, что имеющие образование 3-х классов гимназии и 3-х классов Сибирского кадетского корпуса не смогли пройти вступительные экзамены. Из числа 70 выпускников, получивших специальность в течение 10 лет (впоследствии училище потеряло былое значение, а в годы Советской власти было перепрофилировано в СПТУ), 14 процентов учащихся были детьми дворян, 3 — священнослужителей, 59 — городских жителей и 24% были детьми крестьян. О целях подготовки кадров и уровне знаний можно судить по выступлению бессменного директора ОТУ Н.Е. Доброхотова в 1886 году перед первыми выпускниками училища: “Милые мои друзья... на первых порах Вашей деятельности Вам неминуемо придется находиться в качестве простого рабочего, но Вы этому не удивляйтесь, это так и должно быть. Вы слишком новы для общества и Вам придется доказать словом и делом, что Вы далеко больше имеете знаний, чем простой рабочий, а это обнаружится через известное время. Мой совет — мужайтесь и трудитесь”,— говорил он.
 
Четырехлетний курс обучения в ОТУ, наряду с традиционными предметами, как русский язык, русская история, включал также такие сложные дисциплины, как теоретическая механика, кинематика» подъемные машины и насосы и мн. др. Проводились практические занятия в столярно-модельной, кузнечно-слесарной мастерских, в курс также входили ежедневные занятия в физико-химическом кабинете. При переходе из 3 в 4 класс, учащиеся командировались летом на заводы, мельницы, в железнодорожные мастерские.
 
Вот в такой обстановке проходили годы учебы молодого Алихана в Омском техническом училище. Летом, в каникулярное время он ездил домой к родным. Когда подошло время выпуска в 1890 году, Алихан Букейхан “изъявил желание” продолжить образование в Санкт-Петербургском Императорском лесном институте, и директор ОТУ Н.Е. Доброхотов обращается к Каркаралинскому уездному начальнику с прошением: “Имею честь покорнейше просить продолжать выдавать султану Алихану Нурмухамедову стипендии киргизских обществ в размере 200 руб, ибо ...поступление вышеупомянутого воспитанника Нурмухамедова в высшее учебное заведение крайне желательно в виду весьма отличных его успехов и ... безупречного его поведения”.
 
Тогда же, в мае месяце 1890 года, Алихан Букейхан заявляет директору ОТУ, что “действительная его фамилия не Нурмухамедов, а Букейхан”. Доброхотов Н.Е., в свою очередь, обращается к Каркаралинскому уездному начальнику с письмом, “сообщить ему, может ли Нурмухамедов называться Букейханом”, что было необходимо для выдачи ему аттестата об окончании училища. По всей видимости Каркаралинский уездный начальник не разрешил перемену фамилии: аттестат об окончании Омского технического училища со званием техника, датированный 14 июня 1890 года, был выдан на имя “султана Алихана Нурмухамедова”. Четырехгодичную учебу двадцатилетний Алихан завершил с оценкой “отлично” по русскому языку, русской истории, геометрии, алгебре, тригонометрии, физике, механике, по технологии дерева и металлов, счетоводству и строительному искусству, с оценкой “хорошо” по черчению, рисованию и практическим работам в мастерских. От уроков “Закона Божьего” — мусульманин Алихан Нурмухамедулы был освобожден.
 
После получения аттестата зрелости Алихан Нурмухамедулы Букейхан находился в Каркаралинском уезде у родных, а через месяц, получив 30 июля 1890 года 200 рублей “прогонных” и письмо директора ОТУ Доброхотова, по всей видимости, рекомендательное, на имя профессора Санкт-Петербургского Императорского лесного института Бородина в канцелярии Степного генерал-губернатора, “киргизский мальчик” султан Алихан Нурмухамедулы Букейхан отправляется в Санкт-Петербург.
 
“В юности А.Букейхан был радикальным революционером, социалистом и членом антирусской литературной группы “Зарзаман” ("Время горестей”), — пишется в современных исследованиях Общества изучения Средней Азии при Оксфордском университете, изданных в 1985 году под общим названием “Казахи о русских до 1917 года. А.Букейхан, А.Байтурсын, М.Дулатов, Т.Рыскулов”.
 
“...В 1893 году, в Санкт-Петербурге А.Н. Букейхан, будучи студентом 4 курса Лесного института принимал участие в студенческих “беспорядках”. “В бытность студентом Лесного института Алихан Букейхан принимал активное участие во всех студенческих делах, всегда примыкая к крайним левым. Во время разгара споров о марксизме очень энергично отстаивал тезисы экономического материализма”.
 
Из приведенных выписок можно судить о характере четырех студенческих лет, проведенных Алиханом Букейханом в столице Российской империи.
 
Пребывание Алихана Нурмухамедулы Букейхана в Санкт-Петербурге совпало с периодом, когда учение марксизма стало распространяться в России, которая была одной из экономически развитых стран Европы. В крупных промышленных центрах и на окраинах стали появляться марксистские кружки, которые были особенно популярны среди студенческих масс. К этому периоду приходится подъем самосознания рабочего класса. С одной стороны, стали заявлять о себе волнения рабочих и движения студенческой молодежи, с другой стороны, возникают многочисленные политические партии и течения.
 
Как видно из приведенных выше документов, студент Лесного института Алихан Букейхан активно участвует в работе политических, экономических, литературных и других кружков, участвует и в студенческих “беспорядках”. В эти годы начинает формироваться его политическое мировоззрение. Алихана Нурмухамедулы волнует тяжелая судьба своего народа, находящегося в течение последних двух веков в подчинении Российской империи, еще не освободившегося от старых родо-племенных, феодальных отношений, терпящего тяготы междоусобицы. Он понимает, что для освобождения народа от пут тьмы и безграмотности необходимо прежде всего просвещение, образование. Мечтает о подъеме общей культуры казахского народа.
 
Судя по архивным документам, Алихан Нурмухамедулы в эти же годы впервые привлекает внимание Департамента полиции, попадает в черный список “политически неблагонадежных”. Следует заметить парадоксальное явление: Алихан Букейхан числился в подобном списке и после свержения царизма, в годы Советской власти, вплоть до сентября 1937 года, когда был приговорен к смертной казни как “глава контрреволюционной борьбы против Советской власти”.
 
Успешно окончив Санкт-Петербургский Императорский Лесной институт по специальности лесного экономиста, Алихан Букейхан в 1894 году вновь возвращается в г. Омск, где он провел более 14 лет своей жизни, с 1894 по 1908 год. В омский период особенно ярко проявляется его талант как общественного, политического деятеля, выдвигая его в качестве идеолога и подлинного лидера национального движения всего Степного края. В этот период Алихан Нурмухамедулы проявляет себя и как крупнейший ученый, заложивший начало планомерному исследованию практически всех сторон жизни совершенно неизученных к тому времени степных областей, и, как талантливый публицист, использовав в полной мере силу печатного слова в целях защиты интересов собственного народа.
 
По прибытии в Омск Алихан Нурмухамедулы сначала получил место преподавателя в местной лесной школе, немного спустя служил чиновником Омского переселенческого управления, вплоть до 1905 года. В это же время сотрудничал с некоторыми русскими политическими партиями либерального направления, как конституционная демократия (Ка-де) и социал-революционеры (Эсэры) и их органами — газетами “Степной край”, “Голос степей”, “Степной пионер”, “Иртыш”, “Омич” и др. Принимал непосредственное участие в нескольких научно-исследовательских экспедициях, в том числе и в знаменитой “Экспедиции Щербины”, имевшей целью изучение земель, природы, культуры, быта и хозяйства казахского народа. Активно участвовал также в деятельности общественных организаций и объединений, например, в работе Западно-Сибирского отдела Императорского Русского Географического Общества (И.Р.Г.О.) и был одним из организаторов Омского отдела Московского общества сельского хозяйства (ООМОСХ). Появляются и его первые публикации и научные исследования. Между 1896 и 1901 годами сначала работает в составе экспедиции по экономическому исследованию в Тобольской губернии, затем плодотворно работает в экспедиции под руководством Ф.А. Щербины, организованной Российским Министерством Земледелия и Государственных Имуществ. “Организация Министерством Земледелия экспедиции под руководством Ф.А. Щербины для исследования Степных или Киргизских областей — привлекла, как и следовало ожидать — самое горячее внимание А. Букейхана и непосредственное участие в работах. До настоящего времени А.Букейхан даже по закрытии во времена Плеве (генерал-губернатора Степных областей) работ экспедиции заканчивает разработку некоторых уездов и подготовляет нормы киргизского землевладения и землепользования”, — писала о его работе по исследованию Степного края санкт-петербургская газета “Новая жизнь”.
 
А.Н. Букейхан — один из немногих ученых, исследовавших жизнь, социально-экономические условия, общественно-политическое положение казахского народа. В течение нескольких лет, т. е. в 1896—1901 гг. работая в составе экспедиции под руководством Ф.А. Щербины, производившей работы в Павлодарском, Каркаралинском, Усть-Каменогорском, Семипалатинском уездах Семипалатинской и Омском уезде Акмолинской областей Степного края, всесторонне исследует его экономическую, хозяйственную структуру, производит перепись населения и его хозяйства, изучает культуру, быт и традиции народа. Помимо подомного, подворного учета хозяйства казахов, их скота, учета используемых земель и сбора различного другого материала, Алихан Нурмухамедулы обобщает, корректирует, систематизирует собранные материалы, составляет различные таблицы, а также принимает участие в анализе и составлении характеристики казахского хозяйства, вырабатывает нормы казахского землевладения и землепользования.
 
Выполненные им исследования в составе экспедиции, с одной стороны, свидетельствовали о его глубоком знании состояния хозяйства родного народа и, с другой стороны, отличались объективностью, критическим анализом до того времени совершенно не исследованных весьма сложных процессов казахского кочевого и полукочевого хозяйства.
 
Содержание и объем выполненной Алиханом Нурмухамедулы в экспедиции работы имели весьма разнообразный и многоплановый характер, в них он показал свою глубокую и всестороннюю подготовку для подобных исследовательских работ. Основываясь на материалах, собранных экспедицией, он уточняет и определяет “естественно-исторические районы” Павлодарского, Семипалатинского и Каркаралинского уездов Семипалатинской области и Омского уезда Акмолинской области. Подобная работа в Степном крае была проведена впервые: если даже не брать во внимание отсутствия самого понятия “естественно-исторический район” до экспедиции Щербины, то сведения о природе казахских степей отсутствовали вовсе или были крайне скудны. Если экспедиция под руководством Ф.А. Щербины является основоположником планомерного исследования особенностей природы и экономики Казахстана с целью их использования в народном хозяйстве, то Алихан Нурмухамедулы Букейхан был и остается одним из первых ученых, работавших в этой экспедиции от начала до конца. На основе материалов, собранных в вышеуказанных уездах, Алихан Нурмухамедулы рассматривает историю земельной общины казахского народа. Он один из первых глубоко исследовал структуру жузов и родов и развитие скотоводческого хозяйства в зависимости от климатических условий, установил месторасположение казахских родов и племен, составил карту их традиционного расположения на бескрайних степных просторах, увязав ее с целесообразностью ведения хозяйства.
 
После завершения работ “Экспедиции Щербины”, в 1903 году А.Н. Букейхан принимает непосредственное участие в экспедиции по статистико-экономическому исследованию районов Сибирской железной дороги от Челябинска до Томска, под руководством С.П. Швецова. В результате этих исследований Алиханом Нурмухамедулы была написана крупная монография о казахской овце и казахском овцеводстве, Эта монография являлась в то время единственной и лучшей научной работой подобного рода. Одновременно им были написаны отдельные очерки о казахском коневодстве и крупном рогатом скоте западной части Казахстана. Исследовательские работы производились по заказу управления Сибирской железной дороги и ими же финансировались. Результаты исследований были изданы в 1904 году в Томске под общим названием “Материалы по экономическому исследованию районов Сибирской железной дороги”. К сожалению, эти “Материалы” были выпущены небольшим тиражом и быстро разошлись. В настоящее время мы располагаем только первым выпуском этого уникального издания. II и III выпуски издания, куда были помещены исследовательские очерки А.Н. Букейхана о коневодстве и крупном рогатом скоте, пока не обнаружены.
 
Свою научно-исследовательскую деятельность Алихан Нурмухамедулы продолжает и после установления Советской власти. Так, в 1926 году Президиум Академии наук СССР приглашает его на работу в качестве постоянного эксперта по Казахстану в состав Особого комитета по Исследованию союзных и автономных республик. Организованная Академией наук СССР экспедиция, одним из руководителей которой назначается А.Н. Букейхан, была направлена для исследования малоизвестных и неизученных районов современного Казахстана — Адаевского уезда (некоторые районы ныне Атырауской и Мангыстауской областей) и антропологического исследования населения уезда — родов табын и адай Младшего жуза. По завершении экспедиции, Алихан Нурмухамедулы изучив собранные материалы и обобщив их, написал обстоятельный научный очерк, который был опубликован вместе с другими материалами экспедиции.
 
АН. Букейхан, помимо своих научно-исследовательских работ, как ученый-лесовод, историк, этнограф, экономист, животновод, принимает деятельное участие в работе ряда общественных организаций. К примеру, в 1896 году он вступает в действительные члены Западно-Сибирского отдела ИРГО, а в 1901 году — избирается в члены распорядительного комитета общества. Нужно заметить, что Алихан Нурмухамедулы состоял действительным членом и Семипалатинского подотдела Западно-Сибирскою отдела ИРГО и Семипалатинского статистического комитета. Активно участвуя во всех сферах деятельности Омского отдела ИРГО он, по мере своих возможностей, с целью пропаганды жизни, быта, культуры и обычаев родного казахского народа, организовывает различные выставки, готовит доклады, читает лекции. При содействии членов общества он проводит большую научную работу по исследованию истории казахского народа и его края. Результатом исследований явились фундаментальные научные труды. Среди них особо выделяются такие исследования, как “Исторические судьбы Киргизского края и культурные его успехи” и “Киргизы”. Другие его труды, касающиеся истории Казахстана периода "ханского правления”, были опубликованы в “Записках Семипалатинской области” в разные годы.
 
В 1899 году Алихан Нурмухамедулы вместе с представителями передовой русской интеллигенции Омска и политическими ссыльными открывает Омское отделение Московского общества сельского хозяйства. Объявленный открытым 26 октября 1899 года Омский отдел начинает свою работу только 24 октября следующего года. Основной целью общества являлось содействие развитию сельского хозяйства Сибири. На состоявшемся первом заседании члены общества принимают обращение к правительству о необходимости принятия мер по развитию местного сельского хозяйства. Небольшие субсидии, выделяемые Департаментом Земледелия и Переселенческим управлением, общество, через своих членов расходует на приобретение семян садовобахчевых культур, кормовых растений и для пропаганды и реализации их среди населения. До 1905 года деятельность общества развивается в этом направлении. В тот период члены Омского отдела МОСХ не могли остаться безучастными наблюдателями первой русской революции. После подавления революционных волнений многие члены общества были подвергнуты преследованиям, некоторые арестованы или высланы. Одним из попавших в “немилость” правительства был и Алихан Нурмухамедулы. 9 января 1906 года он был арестован в “порядке охраны” как руководитель киргизского политического движения и заключен в Павлодарскую тюрьму без суда и следствия. А Н. Букейхан находился в Павлодарской тюрьме более пяти месяцев, вплоть до мая месяца — за несколько недель до своего избрания в члены I Государственной думы России.
 
А.Н. Букейхан в омский период своей деятельности занимается также исследованием проблем землевладения и землепользования в казахских степях. В своих многочисленных публикациях, в том числе и в центральных изданиях, он смело критикует политику Российской империи, связанную с переселенческим вопросом. С конца 19 столетия, точнее с 90-х годов, в северную, центральную и др. части Казахстана стали прибывать русские крестьяне-переселенцы из российской глубинки. Число переселенцев с каждым годом увеличивалось. Под переселенческие участки к началу 1909 года отошло более 40 миллионов лучших казахских земель, оттесняя коренных жителей степных областей с обжитых мест в каменистые и менее плодородные участки. А.Н. Букейхан предпринимает все меры для приостановления все возрастающей волны переселенцев. В своих публикациях он гневно осуждает, разоблачает колониальную политику русского правительства, с научным обоснованием доказывает несостоятельность переселенческой политики относительно казахских степей, пригодных, в основном, для скотоводческого хозяйства, многочисленными примерами доказывает всю пагубность переселенческого дела для самих же крестьян в социальном и экономическом отношениях, вынуждая последних перейти от земледелия к скотоводству. Эти статьи Алихана Нурмухамедулы были опубликованы в 1908—1909 гг. на страницах журнала “Сибирские вопросы” (Санкт-Петербург).
 
О многочисленных исследованиях Алихана Нурмухамедулы известный русский советский ученый С.П.Швецов в январе 1928 года писал: "Работы, произведенные им (А. Н. Букейханом) в экспедиции, отличаются высокой доброкачественностью, обнаруживая в авторе глубокое знание и понимание казахского хозяйства, большую объективность и способность к критической оценке самых сложных явлений казахского хозяйства, до того времени почти совершенно неизученного”.
 
В это же время Алихан Нурмухамедулы занимается исследованием жизни, быта, традиций, культуры собственного народа. Находит время и для сбора и изучения образцов устного народного творчества — духовного богатства народа. Собрав, систематизировав образцы памятников устного творчества, фольклорного наследия казахов, пишет научные труды по этнографии, литературоведению. “А. Букейхан был... историком, экономистом, фольклористом. Он был первым ученым, который с научной точки зрения проанализировал казахский эпос и фольклор”, — пишут современные английские ученые Общества изучения Средней Азии при Оксфордском университете. А известный советолог Александр Беннигсен в книге “Пресса и национальное движение среди мусульман России до 1920 года” констатирует, что “...его (А.Н. Букейхана) замечательные труды по казахскому эпосу, подписанные псевдонимом “Қыр баласы”, во многом способствовали развитию национального чувства его соотечественников”.
 
А.Н. Букейхан являлся не только собирателем памятников устного народного поэтического творчества, но и крупным исследователем. Одно из его крупных исследований в этой отрасли науки — “Женщина по киргизской былине “Кобланды” — было опубликовано в нескольких номерах газеты “Туркестанские ведомости”, издававшейся при Туркестанском генерал-губернаторстве в 1899 году. В этой своей работе, делая обзор образцам казахского народного творчества, автор дает такую характеристику: “Памятники народного творчества киргиз (казахов) разнообразны по содержанию и форме и значительны по количеству. Они частью собраны, частью остаются еще не записанными. Во главе их стоят эпические и лирические песни. Это богатая народная поэзия киргизов сохраняется устно, передаваясь от предков к потомкам через певцов-баянов, называемых “джирчиями” (жыршы), “улянчиями” (өлеңші, ақын). Отличительную черту киргизской поэзии составляет лиризм...”. Исследователь отмечает, что события, образы и герои, воспетые в эпических песнях, действительно имели место в истории, но в связи с тем, что эти песни веками передавались из уст в уста различными слагателями-сказителями, дошли до наших времен в несколько измененном от первоначальной версии виде: “Каждая, эпическая даже, песня носит на себе отпечаток субъективной личности слагателя с его взглядами на жизнь, с его стремлениями и идеалами и, вместе с тем, отличается, насколько это возможно, исторической правдивостью”. Далее он дает высокую оценку содержанию и художественным особенностям древних образцов героических песен, отмечая, что “былины более древнего происхождения отличаются и большей содержательностью и красотой стройного стиха”. Научная характеристика и заключения А Н. Букейхана относительно произведений устного народного творчества казахов, остаются неоспоримыми и в современной фольклористике.
 
Обстоятелен анализ героического эпоса “Кара кыпчак Кобланды”, где он особо выделяет женские образы Аналык, Карлыги, Куртки, старухи Коклан. Относящийся к религии с позиции просветительства Алихан Нурмухамедулы отмечает, что события, описанные в эпосе, относятся к периоду, когда происходило противоборство двух исторических эпох, борьба новой исламской религии против старых верований — язычества. Он убедительно раскрывает большую разницу в поступках между представительницами уже потерявшей былое значение языческой веры старухи Коклан и ее дочери Куртки и испытывающими на себе жестокие законы шариата Аналык и Карлыги. К примеру, если в поступках воспитанной на традициях языческой веры Куртки угадываются ее мудрость, прозорливость и относительная свобода, то в действиях выросшей рядом е главным героем эпоса Кобланды — Карлыги, живущей в эпоху ислама, обнаруживается полное бессилие и рабское повиновение.
 
Во многих других своих исследованиях ученый часто возвращается к проблеме женщин. Об этом свидетельствуют опубликованные в различных периодических изданиях статьи например, “Бесправность киргизских молодух”, “Продажа девушки за скот” и критическая заметка “Батыр Бекет”, посвященная героическому эпосу “Батыр Бекет”. В критической заметке он с гордостью отмечает смелые действия жены Бекета, описанные в поэме: “Жена Бекет-батыра последовала за сосланным мужем, помогла ему совершить побег, вернуться на родину. У русских много примеров, когда жены последовали за сосланными мужьями. У русского поэта Некрасова есть стихи под названием “Русские женщины”, посвященные женам декабристов — княгине Волконской и княгине Трубецкой. Они поехали за мужьями, сосланными на каторгу. Эпос “Бекет” дает основание гордиться и казахской женщиной”.
 
В настоящее время обнаружены несколько других статей и заметок Алихана Нурмухамедулы, напечатанные в разных периодических изданиях дореволюционной эпохи и после нее. Например, интересны статьи о поэме “Калкаман — Мамыр” Шакарима Кудайбердыулы, об одном из вариантов эпоса “Қара қыпшақ Қобыланды” и небольшая заметка о песне “Мырза Едіге” из собрания Абубакира Диваева. Из ранних его трудов о казахском фольклоре и литературе стоит упомянуть о заметках “Роман бәйгесі” (букв. — “Конкурс романа"), Ән, өлен Һәм оның қүралы” (букв. — “Музыка, стих и музыкальные инструменты”), “Романдеген не?” (букв. — “.Что такое роман?”). В “Роман бәйгесі”, напечатанной в 1915 году в газете “Казах”, где речь идет о первом казахском романе “Несчастная Жамал” М.Дулатулы, А.Н. Букейхан пишет, что “роман Мир-Якуба “Несчастная Жамал” небольшая по объему книжка. Я намеревался написать статью о романе в газету “Казах”. Просидел две недели... Ранее не приходилось писать подобной статьи. Может быть поэтому, или же из-за отсутствия у меня таланта критика... получилась вот такая статейка, о достоинстве которой судить читателям". По всей видимости, он здесь имеет в виду свою статью “Роман деген не?”. Выходит, что Алихан Нурмухамедулы являлся не только одним из первых исследователей наследия устного народного творчества, но и серьезно интересовался произведениями своих современников и писал критические статьи на них.
 
А.Н. Букейхан поддерживал дружеские отношения со всеми видными представителями казахской литературы того времени и интересовался их творчеством. Как свидетельствуют ученые Оксфордского университета в своих исследованиях, “он... играл ведущую роль в развитии литературы и казахской прессы”. Понимая неоценимую роль литературы в подъеме сознания, культуры народа, он прилагает усилия для объединения и сплочения рядов представителей казахской интеллигенции, литераторов своего времени и направляет их творчество для служения народу. Ему удалось сплотить вокруг себя таких видных представителей казахской интеллигенции, писателей и поэтов, как Ахмет Байтурсынулы, Мир-Якуб Дулатулы, Шакарим Кудайбердыулы, Магжан Жумабайулы, Гумар Карашулы, Султанмахмут Торайгырулы, Жусипбек Аймауытулы, Жиханша и Халел Досмухамедовы и многих других. Рядом с Машхуром-Жуеупом Копеевым, Абубакиром Диваевым, Ахметом Байтурсынулы, Алихан Нурмухамедулы прилагает много сил сбору и изданию произведений народного творчества. Сохранился ряд книг с его предисловиями и комментариями, изданных в начале века. Среди них “Козы-Корпеш - Баян”, эпос “Ер Таргын", записанный известным русским востоковедом В.Радловым у жырау Марабая, охватывающий четырехсотлетнюю историю казахов сборник “Жиырма үш жоқтау”, героический эпос “Ер Саин”, подготовленные к изданию совместно с А. Байтурсынулы.
 
“Его литературная деятельность была удивительной: экономист, историк, фольклорист, он сотрудничал с многочисленными русскими, татарскими и казахскими периодическими изданиями... Его замечательные труды по казахскому эпосу... во многом способствовали развитию национального чувства его соотечественников”, — так характеризуют деятельность А.Н. Букейхана в области литературы французские ученые Сорбоннского университета. Но особо надо отметить его заслуги перед казахской литературой, связанные с именем великого казахского поэта-просветителя, демократа Абая Кунанбаева. Именно он, А.Н. Букейхан, является основоположником абаеведения, он был первым исследователем творческого пути Абая, ознакомив русскую аудиторию с произведениями поэта, дав высокую оценку его поэтическому мастерству: “... как это покажут его стихи, представлял недюжинную поэтическую силу и составлял гордость казахского народа. Еще не было казахского поэта, так возвысившего духовное творчество народа, как Абай. Чудные его стихи, посвященные четырем временам года (весна, лето, осень и зима), сделали бы честь знаменитым поэтам Европы”.
 
Не утратила своего научного значения и по сей день данная статья, написанная к годовщине смерти великого Абая, — “Абай (Ибрагим) Кунанбаев”, где описывается его жизненный и творческий путь. Эта статья-некролог опубликована на страницах трех различных периодических изданий, между 1905—1907 годами. Алихан Нурмухамедулы также является редактором первого сборника стихов и слов-назиданий Абая Кунанбаева, изданного в 1909 году в Санкт-Петербурге. Показательно то, что арестованный 9 января 1906 года “в порядке охраны, как руководитель киргизского политического движения” и заключенный в Павлодарскую тюрьму Алихан Букейхан, на следующий день своего заключения обратился к тюремному начальству с заявлением о том, что в изъятом у него портфеле находится рукопись стихотворений, которые оцениваются в “5000 рублей”, что эти стихотворения принадлежат “киргизскому поэту А. Кунанбаеву” и просит принять меры по сохранению этой рукописи.
 
А.Н. Букейхан был знаком и с произведениями русских писателей. С любовью читал творения АС. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, И.А. Крылова, А.П. Чехова, Д.М. Мамина-Сибиряка, В.Г. Короленко и др. С особым уважением относился к Л.Н. Толстому, чьи произведения он считал достижением мировой культуры, некоторые его произведения перевел на казахский язык.
 
Алихан Нурмухамедулы многие годы поддерживал дружеские отношения с известным западно-сибирским писателем Антоном Семеновичем Сорокиным, которого его современники любовно называли “Дон-Кихотом Сибири”.
 
А.С. Сорокин, уроженец Павлодарского уезда, провел свои детские и юношеские годы среди казахов и поэтому хорошо был знаком с бытом, жизнью, традициями и характером казахов. Написал много рассказов, где нашла отражение жизнь знакомой ему среды. Многие его рассказы были опубликованы на страницах казахского журнала “Айкап” в переводе. Павлодарские казахи, в благодарность за его труды, преподнесли ему в подарок 50 коней и 1000 рублей деньгами. “Я пишу о казахах уже 25 лет”, — отмечал он в одном из своих воспоминаний.
 
А.С. Сорокин один из своих рассказов посвятил своему давнему другу — А.Н. Букейхану, в знак многолетней дружбы. В Омском государственном областном архиве хранится личный фонд А. Сорокина, где имеется рукопись неоконченного рассказа “Черный беркут степной”. Есть предложение, что этот рассказ о нем, о А.Н. Букейхане.
 
Алихан Нурмухамедулы, наряду с русской литературой, был хорошо осведомлен о литературе и культуре Западной Европы, Индии, знаком с образцами литературы античной эпохи и народов Крыш. В критических исследованиях часто встречаются имена английских писателей Вальтера Скотта, Чарльза Диккенса, Уильяма Теккерея, французского писателя Ги де Мопассана и многих других. Некоторые произведения он перевел на казахский язык, причем переводит с оригинала. Он также переводил на казахский язык образцы индийской литературы, литературы тюркоязычных народов Крыма и античной эпохи, например, басни Эзопа.
 
А.Н. Букейхан интересуется также научной и научно-популярной литературой. Учитывая острую необходимость подобной литературы в начальных и средних школах, он переводит некоторые материалы на родной язык и тут же их издает. Например, “Краткую историю происхождения земли” Т. Тутковского, “Общедоступную астрономию” К. Фламмариона, “Строение мира” Д. Граве и многое другое. Пишет научно-популярные, просветительские статьи, например, о культуре немецкого народа, о деятельности великого ученого Луи Пастера, тюркоязычных народах Крыма и т. д.
 
А.Н. Букейхан занимается научно-просветительской, литературной деятельностью между 20—30 годами, точнее, когда с 1922 года по 1927 год работал в качестве литературного сотрудника Казахской секции Центрального издательства народов СССР. Многие свои труды, в том числе и переводы, он издает именно в эти годы. К примеру, “Хаджи-Мурат” Л.Толстого был переведен и издан в 1924 году, “Кавказский пленник”, “Большая медведица”, ,“Яйцо и зерно” — в 1925, Семьдесят семь басен” (Толстой, Эзоп) — в 1925 г., “Баймакан”, “Он” В. Короленко — в 1927. Некоторые другие переводы, например, “Много ли человеку нужно земли”, “Суратская кофейня” Толстого, “Отец Симона”, “Хромая старушка” Ги де Мопассана, “Хамелеон” А Чехова, “Ночной огонь” В. Короленко, “Дама в черном” Д. Мамина-Сибиряка, из научной литературы - “Кровавый дождь” К. Фламмариона публиковались, начиная с дореволюционных изданий, как “Дала уалаятыньщ газеті”, “Казах”, кончая периодическими изданиями при Советской власти — “Темірқазық”, “Жаңа мектепи", “Еңбекші қазақ”, ‘‘Ақ жол” и т. д.
 
А.Н. Букейхан — публицист, одинаково писавший на казахском и русском языках. Его публицистические материалы появлялись на страницах периодической печати таких городов, как Санкт-Петербург, Омск, Самара, Оренбург, Семипалатинск, Москва, Троицк и т. д., т.е. тех или иных городов, куда его забрасывала судьба в результате преследования за “инакомыслие”, сначала, жандармского управления царского режима, а затем — большевистских властей. Одна из ранних его статей вышла в свет в 1898 году на страницах газеты “Оренбургский листок”, под псевдонимом “Киргиз”. Позже его публикации все чаще цоявляются на первых страницах газет “Дала уалаятыньщ газеті” (Киргизская степная газета), “Түркістан уалаяты” (“Туркестанские ведомости”), “Фикер”, “Вахыт”, “Серке”, “Казахстан”, “Степной край”, “Иртыш”, “Омич”, “Голос степей”, журнала “Айкап” и многих других периодических изданий того времени. В 1908—1915 гг. Алихан Нурмухамедулы публикуется и в столичных газетах и журналах, как “Сибирские вопросы”, “Новая жизнь”, “Биржевые ведомости”,, в самарской газете “Речь”. По свидетельству “Нового энциклопедического словаря” Ф.А.Брокгауза и И.А. Ефрона, А.Н. Букейхан в омский период своей жизни даже редактирует некоторые газеты, например, “Иртыш” и “Омич”, позже закрытые местным генерал-губернатором за “вольнодумие”. Понимая неоценимую роль печати в подъеме сознания и культуры народа, Алихан Нурмухамедулы прилагает неимоверные усилия для организации издания газет на казахском языке. После закрытия первой казахской газеты “Дала уалаятыньщ газеті” он добивается разрешения на употребление родного казахского языка в делопроизводстве и в обучении детей в школах. Выступая на “съезде земских и городских деятелей России” в ноябре 1905 года в Москве с докладом, Алихан Нурмухамедулы произносит следующую речь: “У нас... преследуется школа с казахским языком, нас тоже давит цензура. Вот уже 13 месяцев, например, не могу добиться от цензуры разрешения на издание киргизского перевода 46-ти басен И.А. Крылова. Крестьянские начальники (большей частью бывшие ротмистры) не допускают при рассмотрении дел казахского языка...”. А столичная газета “Новая жизнь” осенью 1906 года сообщала, что “в период с 17 октября и после. АН. Букейхан собирался издавать газету на киргизском (казахском) языке и уехал в степь”.
 
После многих хлопот: обивания порогов кабинетов бесчисленных чиновников в Омске, Оренбурге и Санкт-Петербурге, при содействии высокопоставленных чиновников и авторитетных деятелей столицы, он, наконец получает разрешение на издание газеты на казахском языке. В результате его усилий в феврале 1913 года выходит первый номер газеты “Казах”. Редактируемая Ахметом Байтурсынулы газета, сумела объединить вокруг себя передовую казахскую интеллигенцию, писателей и поэтов, основной целью которой были культурный подъем казахского народа, развитие его национального языка и литературы. Вот что пишет об этом в передовой статье первого номера газеты ее бессменный редактор А. Байтурсынулы: “Веками казахский народ занимал свою территорию и жил своей жизнью, но сейчас степь задыхается от наплыва поселенцев. Каким будет наше будущее? История нас учит, что когда пришлые в культурном плане оказываются сильнее коренного населения, происходит поглощение последнего. Но если обе стороны, и пришлые и коренные, в культурном плане уравновешивают друг друга, они могут развиваться, пользуясь при этом равными правами и сохраняя каждая свой национальный характер.
 
Преобразование экономической жизни казахов отныне кажется неизбежным. Крестьяне занимают наши пахотные земли, земельные участки реквизированы...., короче говоря, иностранец проникает в наши недра. Сама проблема существования народа принимает обостренный характер. Чтобы сохранить нашу автономию, мы должны изо всех сил бороться за приобретение образования и культуры. Мы должны в первую очередь развивать национальную литературу. Мы никогда не должны забывать, что только народ, сумевший создать Свою литературу на родном языке, имеет право на независимое существование... ”. И именно в этих целях 4-х страничная газета выделяла лучшие места научным исследованиям Алихана Букейхана о фольклоре и Ахмета Байтурсынулы о казахском языке и казахской литературе. Об этом свидетельствуют и английские исследования: “...наиболее существенная из всех дореволюционных Казахских изданий газета “Казах” появилась в Оренбурге в феврале 1913 года... “Казах” появилась тиражом более 8 тысячи экземпляров... Все важнейшие казахские лидеры фигурировали среди ее сотрудников, включая Магжана Жумабаева, Мир-Якуба Дулатова, Халела ДосмухаМедова и мн. др. Именно здесь А.Байтурсынулы и другие издавали свои исследования по истории казахской литературы, фольклору и лингвистике. В целом, газета “Казах” достигла высокого научного уровня”.
 
Если можно так выразиться: газета “Казах” безраздельно властвовала над общественным мнением казахского народа в течение более 5 лет, пережив и февральскую революцию и октябрьский переворот, и была закрыта большевистской властью в марте месяце 1918 года. Газета, пережившая жесткую цензуру царского режима, проявившая смелость против русской колониальной политики и сдержанность в период восстания казахского народа в 1916 году, придерживалась позиции противника вооруженной борьбы против Российской империи, исходя не из глубоких убеждений, а из реальной оценки политической ситуации. Сдержанность и осторожность своей политической линии, обеспечившая более или менее безмятежное существование органа при царском режиме, не помогла даже при первых же месяцах существования Советской власти. В лоне этой могущественной газеты выросла будущая казахская политическая партия Алаш, что и явилось причиной ее закрытия. В ней были опубликованы более 250 статей, заметок и научных, исследований Алихана Букейхана.
 
Все эти факты являются подтверждением того, что общественно-политическая деятельность Алихана Нурмухамедулы была лишь одной гранью его жизненной позиции. В последние годы опубликовано, много статей о нем и о его деятельности. Например, исследования историқа М. Койгелдиева, Б. Койшыбаева, X. Абишева, журналиста Ж. Бектурова и других. Но, для того чтобы полнее раскрыть всю многогранную деятельность, восстановить вновь исторический портрет Алихана Нурмухамедулы Букейхана, необходимы более глубокие и разносторонние исследования. Потребуются, возможно, десятки лет, чтобы собрать многотомное наследие А.Н. Букейхана и изучить его.
 
А.Н. Букейхан с ранних лет находился в гуще политической жизни Российской империи. Был непонаслышке знаком с передовыми революционными идеями, в том числе, и идеями Маркса. Его отношение к общественному, государственному строю России, ее колонизаторской и обрусительной политике, складывается еще в годы учебы в Санкт-Петербургском Императорском Лесном институте. После завершения образования и возвращения в 1894 году в Омск, он быстро сближается с прогрессивной и демократически настроенной интеллигенцией, политическими ссыльными города. Поддерживает, прежние отношения с общественно-политическими деятелями и высокопоставленными чиновниками в столице. Становится активным участником социальной, общественной, политической жизни города. В начале он сотрудничает с социал-демократами крайне левого толка, несколько позже примыкает в ряды партии “Народной свободы", которая после поражения первой русской революции, стала называться "конституционно-демократической” (сокращенно “Кадеты” из начальных букв “К-a” и “Д-э”). В 1905—1906 годах он организовывает группу этой партии среди Казахской интеллигенции и политических активистов. Время от времени появляются его статьи политического характера в газетах демократической ориентации: “Степной край”, “Степной вестник”, “Голос степей”, “Иртыш”, “Степной пионер”, статьи его публикуются и в столичных изданиях: “Сибирские вопросы”, “Новая жизнь” и др. Огромную роль в формирований политического мировоззрения, становлении Алихана Нурмухамедулы, как видного общественно-политического деятеля, вождя национально-освободительного движения в казахских степях, сыграл, как уже говорилось прежде, именно омский период. Мнение помощника начальника Омского ГЖУ, высказанное им в декабре 1905 года, о том, что “главным руководителем, оказывающим огромное влияние на киргизскую степь, безусловно есть и будет чиновник переселенческого управления Букейхан”, является лишь подтверждением тому.
 
Омскому периоду Алихан Нурмухамедулы “обязан” и двумя сроками тюремного заключения, первый раз “в порядке охраны, как руководитель киргизского политического движения” и заключением под стражу в Павлодарскую тюрьму, а во второй раз — за подписание так называемого “Выборгского воззвания”, как депутат распущенной царем I Государственной думы и заключением на трехмесячный срок в Семипалатинскую тюрьму.
 
В конце 19 и начале 20 веков, особенно после революции 1905 года, национальное движение в Степном крае все более приобретает политическую окраску. Как и предполагал АН.Букейхан в своей работе “Киргизы”, вошедшей в сборник “Формы национального движения в современных государствах” (под редакцией А.И. Костелянского, Санкт-Петербург, 1910 г.), в степях возникают два политических течения, одно из которых — традиционное, панисламистское, ориентированное на Бухару и Туркестан. Это направление проповедовали татарские и ногайские деятели исламской религии, воспитанные в школах-медресе Казани, Бухары и Стамбула. Второе же течение имело пантюркистское направление и было ориентировано на цивилизованный Запад. К этому течению относились представители передовой казахской интеллигенции, получившие образование в русских школах и вузах. Эта группа интеллигенции, руководимая А Букейханом, А Байтурсьшом, Ж. Акбаевым, М. Дулатовым и др., проявляла политическую сдержанность, считая преждевременным начало открытой вооруженной борьбы против могучей Российской империи. Основной их целью были:
 
формирование национального языка, литературы, культуры, защита земель от колонизации и, наконец, защита религии — ислама, которая была существенной преградой перед обрусительной политикой России. Этой цели, — считали они, — можно добиться при существующем строе, возможно сотрудничество с либеральными, демократическими партиями России.
 
Именно в этом русле нужно рассматривать обращение А.Букейхана, А. Байтурсына и М. Дулатулы к казахскому народу, опубликованное в газете “Казах” в 1916 году, о том, чтобы не отказываться от окопных и других вспомогательных работ, на которые обязывал указ русского царя от 25 июня 1916 года, и воздержаться от вооруженного противостояния, что явилось бы меньшим злом, чем бессмысленно погибать от пуль русских карательных отрядов. Последующие события доказали правоту их позиции. Вооруженные до зубов карательные отряды нанесли неисчислимые потери всему казахскому народу. Погибли ни в чем не повинные люди: в основном — женщины, дети и старики. Были сожжены сотни селений и аулов, разрушены хозяйства. Восстание казахов отрицательно повлияло и на дальнейший ход национально-освободительного движения, парализовав его общую стратегию и направленность. Но все это произойдет несколько позже. А пока вернемся к начатой теме.
 
Как уже говорилось выше, Алихан Нурмухамедулы Букейхан в свой омский период стал общепризнанным лидером казахского национально-освободительного движения. И первым официальным признанием его роли лидера этого движения явилось то, что в 1905 году многомиллионный казахский народ избирает его своим представителем на съезд Земских и городских деятелей России, который проходил в ноябре месяце того года в Москве. На съезд съехались также представители всех наций и народов, живущих в пределах границ Российской империи. На нем обсуждались такие важные проблемы, как о равенстве всех наций и народов, о равных избирательных правах, о свободе в употреблении родного языка и мн. др. На съезде выступил с докладом и Алихан Букейхан: “Я являюсь представителем 4-миллионного киргизского народа, занимающего огромную территорию от Урала до Алтая, от линии Сибирской железной дороги до Омска...”. В конце своего доклада он высказал следующее: “Ближайшей нуждой киргизов является свобода в употреблении родного языка, особенно необходимая в виду предстоящей выборной агитации и я присоединяюсь к предложению тех товарищей, которые просили съезд высказаться за немедленную отмену всех ограничений в правах местных языков”.
 
Отрывок из речи А.Н. Букейхана был опубликован в газете “Семипалатинский листок” от 8 декабря 1905 года.
 
На следующий год, точнее в 1906 году А.Н. Букейхан представлял казахский народ в самом представительном собрании России — I Государственной думе. В Думе казахов представляли еще четыре других депутатов, в частности Ахмет Беремжанов, Алпысбай Калменов, Салимгерей Жантурин, Дауг (Давид) Тундутов и Шаймерден Косшыгулов, который, из-за незнания русского языка, был исключен из числа депутатов Государственной думы.
 
Алихан Букейхан был избран “175 шарами из 176” депутатом в Первую Государственную думу России от казахского населения Семипалатинской области. “21 июня выбыл в Омск для следования в Петербург член Государственной думы от киргиз Семипалатинской области А.Н. Букейхан. Накануне проводить г. Букейхана собралась на пароход многочисленная группа лиц из русских и киргиз. Проводы имели самый сердечный характер”, — так торжественно писала Семипалатинская газета. Немного времени спустя та же газета информирует: Нам
 
телеграфируют, что депутат... А.Н. Букейхан 3 июля выехал из Омска в Петербург”. Далее: “Степной вестник” (омская газета) сообщает, что от бывшего члена Государственной думы А.Н. Букейхана, частным лицом получена телеграмма, в которой сообщается, что г. Букейхан прибыл в Петербург накануне роспуска Гос. Думы, вслед за которым и уехал в Финляндию, в город Выборг...” К этим информациям следует добавить, что Алихан Нурмухамедулы прибыл в Петербург “накануне” насильственного роспуска Думы, в результате, о чем выше была уже речь, более пятимесячного заключения в Павлодарскую тюрьму без суда и следствия, это во-первых. Во-вторых, после роспуска Думы, более 200 ее депутатов нелегально собрались в финском городе Выборг, для выражения протеста царскому указу о роспуске Думы, где и родилось известное “Выборгское воззвание”, подписанное 180 депутатами из 200. Подписал “воззвание” и Алихан Нурмухамедулы Букейхан, за что “Особое присутствие Санкт-Петербургской судебной палаты приговорило” его к 3 месяцам тюрьмы. Вынесенный 18 декабря 1907 года приговор вступил в законную силу 21 января 1908 года.
 
После освобождения из тюрьмы в 1908 году он был выслан из Омска и вынужден переселиться в Самару. Между 1908—1915 годами Алихан Букейхан, проживая в Самаре, не прекращает своей политической борьбы, Становится одним из влиятельнейших деятелей округа. Например, 24 ноября 1912 года в г. Самаре он участвует в собрании, которое было организовано для сплочения сил всех революционных групп Самары, от октябристов до левых. Через периодическую печать выступает со статьями, в которых он смело осуждает землеустроительную политику Российской Империи. В 1914 году принимает участие в работе съезда социал-революционеров, где встречается с А.Ф. Керенским, который в то время был членом Государственной думы от Самарской губернии, а также одним из руководителей “эсеров”, На съезде Алихан Букейхан выступил с докладом “О положении киргизов в России”. В 1915 году его принимают в состав губернского комитета конституционно-демократической партии, а в октябре того же года участвует в работе областного совещания этой партии, состоявшемся в Самаре. На совещании присутствуют делегаты Саратовской, Симбирской и Уфимской губерний. Несколькими месяцами раньше 1915 года А.Н. Букейхан вновь встречается с Керенским, приезжавшим в Самару. О предполагаемой нами цели этой встречи мы поведем речь чуть ниже. А на совещании было вынесено решение следующего содержания: 1. Способствовать всеми средствами победе. 2. Войти в блок с меньшевиками... 5. Приступить к подготовке VI Всероссийского съезда кадетов. Стоит заметить, что на этом VI Всероссийском съезде кадетов А.Н. Букейхан был избран в состав центрального органа партии как один из видных руководителей Самарской группы.
 
Теперь вернемся к встречам А.Н. Букейхана с А.Ф. Керенским. Еще до сих пор доподлинно не исследованы события, связанные с Февральской революцией 1917 года, отречением от престола представителя династии Романовых и образованием Временного правительства. Совершенно неизвестно и о роли русской масонской организации в этих событиях. Тем временем, в некоторых западных странах ведутся глубокие исследования о целях и задачах масонов, в частности, о роли русского масонства в общественно-политических событиях периода 1905—1917 годов, в организации различных блоков, фракций и союзов, типа “союза союзов”, “земгора”, в свершении Февральской революции 1917 года и создании так называемого Временного правительства. Публикуется много материалов с воспоминаниями и свидетельствами людей, причастных к этому движению. Некоторые из этих материалов переиздаются и в России. К примеру, в 1990 году в издательстве “ТЕРРА” вышла в свет книга, состоящая из воспоминаний бывших членов русской масонской ложи, под названием “Русское масонство и революция” (ред. — составитель Фельштинский). В “Примечании” книги есть следующие строки: “...большинство членов Верховного Совета неспособны были противостоять авторитету Керенского и заставить его обратиться к союзникам с предложением о разрешении России немедленно выйти из войны, Керенский же, связав себя обещанием перед французскими “братьями” не бросать их в войне, был не в силах переступить эту клятву. Все это облегчило большевикам проведение вооруженного восстания под лозунгом немедленного мира”. Из этого следует, что А.Ф. Керенский вошел в состав Временного правительства с помощью масонской ложи. А в исследовательской работе советского ученого А.Я. Авреха “Масоны и революция” приводятся неоспоримые доказательства того, что А. Керенский был одним из организаторов, а затем одним из руководителей Санкт-Петербургской масонской организации, которая называлась “Полярная звезда”. В книге Б.И. Николаевского приведены также воспоминания князя Давида Бебутова, одного из деятельных активистов Санкт-Петербургского масонства “Полярная звезда”. Так, Д. Бебутов свидетельствует: “...почти на глазах Столыпина и его многочисленной охраны, при всех строгостях всяких собраний, было организовано по всем правилам, с полным ритуалом масонство. Масоны устраивали ложи в двух столицах, а правительство со Столыпиным ничего не подозревало, мы проявили большую деятельность. Были приняты вновь депутаты: Пергамент, Букейхан(ов), Караулов, Розанов, Головин (бывший председатель II Думы), князь Максудов, генерал Субботин, доктор Светловский”. О причастности А.Н.Букейхана к масонской организации,
 
свидетельствует Лев Карлович Чермак, многолетний друг и коллега Алихана Нурмухамедулы по “Экспедиции Щербины” 1896—1901 годов: “Я уже сказал, что наша ложа насчитывала 16 членов. Назову их. Возглавлял ее Василий Александрович Степанов, член Думы, кажется, горный инженер, член партии к. д. Братья: Н.К. Волков, член Думы, кажется бывший военный чиновник, сибиряк, к. д., Н.А. Бородин, член Думы, известный специалист по рыбоводству, ...Букейхан, Алихан Нурмухамедулы, ученый-лесовод, к. д., ...”. Среди указанных Л. К. Чермаком членов масонства фигурируют имена Н.К. Бородина и Сергея Порфириевича Швецова, первый — работал ранее в Санкт-Петербургском Императорском Лесном институте, где А.Н. Букейхан обучался в 1890—1894 годах, а со Швецовым Алихан Нурмухамедулы работал в экспедиции “по исследованию... районов Сибирской железной дороги” в 1903 году. Из всего этого следует, что А.Н. Букейхан был причастен к русскому масонству, а из воспоминаний князя Д. Бебутова выясняется, что он вступил в него в 1908 году. Далее, в книге Леопольда Хаймсона “Проблемы социальной стабильности в городах России: 1905—1917 гг.” есть следующие строки: “В 1911—1914 гг. были основаны ложи (масонские) не только в обеих столицах, но и в провинциальных центрах (Киев, Самара, Саратов, Тифлис, Кутаиси...)”. Если учесть, что Алихан Нурмухамедулы проживал в Самаре между 1908—1915 годами и вспомнить приезд А.Ф. Керенского в 1914 и 1915 годах и трех его встречах с А.Н. Букейханом, то не трудно догадаться о том, что А.Ф. Керенского обязывал приезжать неоднократно в Самару не только депутатский мандат, но и другие не менее важные вопросы, В частности, организация Самарской группы масонской ложи “Полярная звезда”. А.Н. Букейхан мог его, т. е. А.Ф. Керенского, пригласить в качестве представителя центрального органа масонов — Верховного Совета. Что же могло объединить этих двух ярких политических деятелей, представителей разнополярных политических партий как к. д. и с. р., не иначе как масонство. Назначение А.Н. Букейхана комиссаром Временного правительства в Западном Казахстане, было не столько заданием ЦК партии кадетов, сколько решением Верховного Совета русской масонской организации. В этом не должно быть сомнения, как и в том, что в 1917 году выход Алихана Нурмухамедулы из ЦК и равно из рядов партии кадетов, означал отказ от своих обязательств в масонстве. Причин тому много. Первая и самая основная из которых та, что масоны отказали А.Н. Букейхану в предоставлении автономии казахскому народу, которому он посвятил всю сознательную жизнь.
 
“Самарский период” Алихана Нурмухамедулы примечателен еще и тем, что земляки его, семипалатинские казахи, избирают его своим представителем на первый съезд мусульманских народов России, известный как “Мусульманский съезд”, который проходил с 15 по 25 июня 1914 года в Санкт-Петербурге и на который съехались представители не менее 10 мусульманских народов (всего 35 депутатов и 6 членов Государственной думы). На съезде А.Н. Букейхан вместе с другими представителями от казахов, как известный юрист и общественный деятель Бахытжан Каратаев, Жиханша Сейдалин и Досан Аманшыулы, поднимает проблемы ислама, объединения мусульманских народов и защиты от посягательств извне. Отчет о работе мусульманского съезда, написанный Алиханом Букейханом, опубликован в нескольких номерах газеты “Казах” за 1914 год.
 
В 1916 году, по истечении срока ссылки, Алихан Нурмухамедулы поселяется в Оренбурге: в возвращении в Омск ему было отказано. По прибытии в Оренбург сразу же включается в общественно-политическую жизнь города и всего казахского края. В том же году население города избирает его своим гласным в городскую думу. Он возлагал большую надежду на Февральскую революцию 1917 года. Но его надежде не суждено было сбыться: Временное правительство, как уже говорилось прежде, отказало в предоставлении казахскому народу политической автономии. В ответ А.Н. Букейхан выходит из ЦК и рядов партии кадетов, о чем он написал в статье “Почему я вышел из кадетской партии?”, опубликованной в газете “Сары-Арка” в 1917 году, после чего он участвует в съезде сибирских “автономистов” в г. Томске. Томский съезд дал “добро” на образование Казахской автономии в составе Сибирского правительства. Вернувшись на родину, Алихан Букейхан немедленно принимается за организацию первой казахской национальной политической партии, известной по истории как Алаш. Вслед за этим, в декабре 1917 года, на втором всеказахском учредительном курултае провозглашается Казахская автономия и Алихан Нурмухамедулы Букейхан избирается единогласно ее первым председателем. Это было поистине историческое событие, поскольку впервые стало реальностью создание единого Казахского государства — мечты сына Алаша еще со времен хана Жаныбека. Однако, недолгой была жизнь этой автономии. В 1919 году руководители партии Алаш приняли нелегкое решение присоединиться к большевикам, которые в начале не казались столь враждебными в отношении Казахской автономии, как другие партии и силы, которые внезапно оказавшись у руля власти, изменили своим изначальным помыслам, преследуя теперь иную цель — “сохранить империю в пределах существовавших границ”. Из всех лидеров Алашорды, отказался служить большевикам один Алихан Нурмухамедулы Букейхан. И за его “оппозиционный поступок” большевистские власти выслали его в Москву, Тем самым изолировав его от своего народа. Первые годы жизни в Москве, Алихан Нурмухамедулы работает литературным сотрудником Казахской секции Центрального Издательства народов СССР. В 1926 году, приняв приглашение Президиума АН СССР, работает некоторое время в составе Особого комитета АН СССР по исследованию автономных и союзных Республик, в качестве постоянного эксперта по Казахстану. Проработав в Центриздате с сентября 1922 года по 1 октября 1927 года, он был уволен “...в виду общего сокращения штатов”.
 
Алихан Букейхан, с осени 1927 года по август 1937 года, в течение долгих десяти лет, просидел в своей московской квартире “под домашним арестом”, воспитывая сына Укитая (Сергея), учащегося одного из вузов Москвы и внука Искандера. Скудных гонораров не хватало даже на самое необходимое. Иногда из Казахстана поступает некоторая материальная помощь от его друзей и единомышленников — А. Байтурсына, М. Дулатова, М. Жумабаева и других, которые в этот период также подвергались репрессивным мерам властей. Единственным лучом света был момент, когда в 1934 году его приглашает сотрудничать в составлении фонда “Центрального музея литературы, искусства и критики” ее первый директор В.Д. Бонч-Бруевич, известный деятель большевистской партии, ранее работавший под началом В.И. Ленина в Совнаркоме управляющим делами. Однако и эта работа имела непродолжительный характер. В августе 1937 года его арестовывают в Москве и заключают в Бутырскую тюрьму. По обвинению в “возглавлении контреволюционной борьбы против Советской власти и установлении связи с руководителями террористического центра в Казахстане и в Москве”, 27 сентября 1937 года Военная Коллегия Верховного суда СССР приговаривает Алихана Нурмухамедулы Букейхана к высшей мере наказания. Так закончилась полная радости побед и горечи поражений, лишений и тягот жизнь незаурядного человека — крупнейшего казахского общественного и государственного деятеля, выдающегося ученого-лесовода, экономиста, историка, этнографа, литературоведа, Алихана Нурмухамедулы Букейхана. Его политическая реабилитация опоздала на 56 лет. Политическая реабилитация может опоздать, но никогда не поздно реабилитировать человека в памяти народной, воссоздать историческую правду.
 
Знамя любого народа — есть и будет его интеллигенция. В 1937—40 гг. была предпринята попытка уничтожить с корнем блестящую плеяду казахской интеллигенции. Сегодня суверенному Казахстану необходимо возвращение к историческим корням своего народа, его культурным традициям. Один из путей к этому — глубокое и разностороннее изучение богатейшего наследия АН. Букейхана и его единомышленников. Этим сборником авторы надеются внести свой посильный вклад в дело возвращения казахскому народу того, что по праву принадлежит ему, — гордого и славного имени Алихана Нурмухамедулы Букейхана.
 
М.БАЗАРБАЕВ,
доктор филологических наук,
С.АККУЛЫУЛЫ,
кандидат филологических наук.