ТРУДОВАЯ ИММИГРАЦИЯ КАЗАХСКОЙ ДИАСПОРЫ в 1960—1990-х гг. — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека

Главная   »   Читать книгу онлайн. Исторические судьбы Казахской Диаспоры. Г. М. Мендикулова   »   ТРУДОВАЯ ИММИГРАЦИЯ КАЗАХСКОЙ ДИАСПОРЫ в 1960—1990-х гг.


 ТРУДОВАЯ ИММИГРАЦИЯ КАЗАХСКОЙ ДИАСПОРЫ в 1960—1990-х гг.

Влияние иммиграции на социально-экономическое, политическое, демографическое и культурное развитие мира общеизвестно, Поэтому анализ состояния трудовой иммиграции казахской диаспоры, являющейся составной частью турецкой трудовой иммиграции, а также изучение возможностей и условий к экономической адаптации казахов в развитых капиталистических странах Западной Европы и США представляются нам небезинтересными.
 
Иммиграция «иностранного труда» не является феноменом в Западной Европе, что подтверждается процессами проникновения ирландцев, поляков, евреев, сикхов в Великобританию, поляков в Германию, бельгийцев и северных итальянцев во Францию и соседнюю с ней Германию; австрийцев, французов и итальянцев в Швейцарию в последней четверти XIX в.
 

 

В начале XX в. бурный подъем промышленности, высокая аграрная конъюнктура и возросший спрос на рабочие руки обусловили, наряду с другими факторами и погоней монополий и крупных землевладельцев за максимальной прибылью, нарастание импорта иностранной рабочей силы (при спаде эмиграционной волны) в странах Западной Европы. Число иностранных рабочих, преимущественно из Австро-Венгрии, России, Италии и Нидерландов в Германию и Францию более чем удвоилось с конца XIX в. к началу Первой мировой войны. В 1920—1930-е гг. получила развитие межконтинентальная трудовая иммиграция рабочих и представителей слоя интеллигенции из стран Западной Европы в США, Канаду и Латинскую Америку, связанная с историческими событиями в политической и социально-экономической жизни Мирового сообщества того времени, одним из которых являлось установление фашистских режимов в Италии, Испании и Германии, повлекшее за собой эмиграцию лучших умов человечества из стран Западной Европы в Америку в надежде найти спасение и приют за Океаном.
 
Однако показатели иммиграционного движения увеличились после Второй мировой войны, когда особую актуальность приобрели в мире международные договоры и конвенции в отношении положения представителей этнических меньшинств, беженцев и других категорий иммиграционного населения. Международные миграции в Европе в послевоенный период можно разделить на три фазы, каждая из которых имеет свои специфические экономические и социальные особенности или черты.
 
Первая фаза охватывает период с 1945 по 1973 г., характеризующийся непрерывным экономическим развитием, создавшим путем миграций три отдельных рынка труда в Европе: Северный фланг во главе со Швецией как самой показательной страной для иммиграции; Великобритания, имеющая специфическую и историческую модель трудовой иммиграции, и страны Западной Европы с сердцевиной Европейского Сообщества в Швейцарии. Сразу после войны все эти страны, исключая Францию и Бельгию, определяли себя как «перенаселенные» поэтому миграция была единственным выходом, что фактически подтолкнуло некоторые страны создать программы межгосударственных координационных комитетов по проблемам миграционных процессов. Кроме того, рынок труда начал проявляться в недостатке труда в 1950-е гг., характеризовавшемся двумя факторами: экономическим и демографическим. Демографический фактор был связан с огромными людскими потерями во время Второй мировой войны, а также с высокой репродуктивной способностью, которая имела место до войны, особенно, во Франции, Великобритании и Германии/ Экономические условия усугубили эту проблему повышением спроса на труд для восстановления разрушенного войной хозяйства и необходимостью обеспечить рабочие места и повысить уровень тарифов (зарплаты), т. е. ввести высокие общие расценки труда.
 
Вторая фаза (с середины 1970-х до начала 1990-х гг.) характеризуется тем, что многие Европейские страны начали закрывать свои границы для трудовых иммигрантов из-за насыщения рынка труда, что явилось причиной изменения политики по отношению к ним.
 
Третья фаза, начавшаяся в 1990-е гг. и продолжающаяся дj сих пор, знаменуется ликвидацией границ стран Европейского сообщества и лимитированным приемом трудовых иммигрантов.
 
Такие страны, как Италия, Испания, Греция, Португалия, Турция, Югославия, Тунис, Марокко и Алжир,, стали экспортерами рабочей силы в страны Западной Европы и Северной Америки, одни — вследствие разрушенной войной экономики, '‘другие — из-за неразвитости промышленного сектора в экономике страны и кризиса в сельском хозяйстве. Кроме того, практически все эти страны имели высокий темп естественного прироста населения, ставшего в сочетании с вышеназванными причинами источником избытка рабочей силы.
 
В самом начале миграционное движение рабочей силы в страны Западной Европы задумывалось как кратковременное мероприятие; что иммигранты, покинувшие свои страны, будут находиться от трех до пяти лет в другом государстве, по истечении которых будут возвращены на родину.
 
Однако на сегодняшний день четко прослеживается следующая ситуация: миллионы людей проживают в странах Западной Европы без гражданства и уже не могут быть причислены к категории «иммигрант» по той простой причине, что находятся и работают здесь десять, а то и больше лет.
 
Если трудовая иммиграция стран Западной Европы в первые послевоенные годы осуществлялась за счет рабочих Средиземноморских и частично Восточноевропейских государств, то к началу 1960-х гг. значительно увеличился процент поставок рабочей силы из Турции, на что были свои причины. Особое положение среди трудовых иммиграционных рабочих имели и продолжают иметь итальянцы, так как Италия входит в ЕЭС. Им гарантированы определенный минимум заработной платы и социальное страхование, чем не располагали турецкие иммигранты.
 
В начале 1960-х гг. из-за политической и экономической нестабильности, серии военных переворотов в Турции, с одной стороны, и более лояльных законов по трудоустройству иностранных рабочих, принятых западноевропейскими государствами, США и Канадой, с другой стороны, многие турецкие рабочие и служащие решили выехать из страны в поисках работы.
 
Экономическое развитие Турции в 1960-е гг. отличалось массовым оттоком рабочей силы в западноевропейские страны. Социально-экономические корни этого явления следующие: напряженная ситуация на рынке занятости, осложнившаяся аграрным перенаселением; растущий уровень безработицы, превратившийся в острую социальную проблему; влияние демографического фактора; рост стоимости жизни в условиях инфляции, повышения цен; низкая заработная плата. Поэтому политика трудоустройства турецких граждан в странах Западной Европы приобрела долгосрочный характер, стала частью государственной политики регулирования миграций.
 
С 1962 г. в 5-летнем плане Турции начала поощряться иммиграция. Такая позиция в политике трудоустройства граждан объяснялась не только возможностью снизить в определенной мере безработицу, но и приобщением их к западной технологии, технике и культуре, повышением квалификации для дальнейшего использования в Турции и, наконец, общим улучшением платежного баланса этой страны с помощью валютных поступлений от турецких иммигрантов.
 
Думается, что этот опыт в настоящий момент очень важен для Казахстана, так как способствовал бы налаживанию экономики и быта населения страны благодаря валютным поступлениям от казахстанских трудовых иммигрантов, выезжающих в другие страны в целях получения работы, накопления необходимых денежных средств, тем самым укрепления своего материального положения.
 
На основе двусторонних соглашений, подписанных Турцией с Федеративной Республикой Германий — 30 октября 1961 г., Нидерландами — 19 августа 1964 г., Бельгией - 16 июля 1964 г., Францией — 8 апреля 1965 г., Австрией — в 1964 г., Швецией — 1967 г., стало регулироваться движение турецкой иммиграционной рабочей силы в странах Западной Европы.
 

Первоначально главным поставщиком рабочей силы являлась европейская часть Турции, а именно — Стамбул и Фракия, только около четверти нанимающихся иммигрантов прибыли из сельскохозяйственного сектора. Но к 1970-м гг. первенство занимают анатолийские (сельскохозяйственные) районы, промышленный Измир (25—26%) и Средняя Анатолия со столицей (22— 23%). Среди выезжающих преобладали сельские жители, что обусловило особенности их адаптации к жизни за рубежом и их реинтеграцию. К 1974 г. почти одна треть турецких гастарбайтеров, работавших в Германии, родились в восточных регионах Турции и даже большинство из тех, кто прибыли из западных регионов страны, за исключением районов, прилегающих к Мраморному морю, также родились или в деревнях, или в маленьких городках. Все это повлияло на процесс адаптации турецкой трудовой иммиграции, а вскоре явилось одной из причин начала возвратной миграции этих людей в Турцию.

 
Среди всех западноевропейских государств ФРГ является крупнейшим потребителем иммигрантов — рабочих из Турции. Ряд исследователей объясняют это несколькими причинами: давние исторические связи двух стран, относительная географическая близость, возможность пополнения рынка других стран (например, Великобритании и Франции) дешевой иностранной рабочей силой. Казахи, проживавшие в Алтай-кое, начали свои миграционные движения на стезе трудовой иммиграции. Так, среди одних из первых трудовых мигрантов в казахской среде был Арыстан Тосун, выехавший в ФРГ на работу в качестве гастербайтера — гостевого рабочего.
 
Значительная часть иммигрантов нанималась через постоянно действующее бюро ФРГ в Стамбуле при строго индивидуальном отборе, по инструкциям и с участием медицинской комиссии в составе 11 врачей — немецких и турецких. Казахские иммигранты, проходившие через пункты вербовки, направлялись в Кельн, затем в Западный Берлин, а также в некоторые мощные индустриальные города в Рурской долине и близлежащей области вдоль нижнего течения Рейна.
 
В соответствии с положением статьи 1 Договора между Швецией и Турцией от 10 марта 1967 г. Совет по труду Швеции посылал информацию о спросе на турецкую рабочую силу, характере предлагаемой работы, размере зарплаты, жилье. Швеция также открыла свое бюро по найму в Турции. Часть казахов через это бюро, часть напрямую из ФРГ переехали в Швецию в середине 1960-х гг. Бюро выплачивало казахам 7000 турецких лир на дорогу Стамбул -- Стокгольм. Там, из Стокгольма, они направлялись в Корснес-Магма (Korsnas-Magma) и Евле (Gavle), где получали работу вместе с другими гостевыми рабочими. По данным И. Сванберга, в 1967г. в Швецию переехало около 5—6 семей казахов, за которыми вскоре последовала целая цепь миграций, основанных на родственных отношениях.
 
По поводу иммиграции в Швецию орган английских финансовых и деловых кругов «Financial times» весной 1972 г. писал: «Одно из узких. мест шведской промышленности — нехватка рабочей силы. Эта проблема решается до некоторой степени путем привлечения в страну иностранных рабочих. По официальным подсчетам, для ежегодного увеличения промышленного производства на 5% за период с 1970 по 1975 г. потребуется дополнительно 20 тысяч иностранных рабочих». В числе этих 20 тысяч иностранных рабочих находилась и небольшая группа казахов, работавших в шведской компании «Дженерал Электрик» (АСЕА) в Вастерасе.
 
В 1960-е гг. главной целью казахских иммигрантов, составлявших часть турецкой трудовой иммиграции, являлось «заработать как можно больше, накопить как можно больше и вернуться назад». Это необходимо было сделать для того, чтобы вернуть государственные займы, полученные казахами в связи с поселением в Турции, а также для серьезного помещения капиталов в кожевенное производство и существенного улучшения условий жизни своих семей.
 
Вовлечение казахов в числе других турецких им-мигрантов-рабочих в процесс капиталистического производства в странах Западной Европы начиналось непосредственно с государственного регулирования применения их труда. Характер занятости и экономический деятельность турецких иммигрантов были следующими:
 
— в ФРГ 91 % иммигрантов заняты в промышленности и строительстве. Из них 43,2% приходятся на металлургическую и сталелитейную отрасли с опасным и вредным производством;
 
— во Франции 33% рабочих использовали в гражданском строительстве; 20,9% — в средней промышленности, около 17% — в тяжелой промышленности. В профессиональном составе иммигрантов из Турции преобладали неквалифицированные рабочие — 71,4%.
 
Максимум физической нагрузки, минимум затрат на улучшение условий труда на вредных и опасных для человеческого здоровья производствах, непрестижная работа, заниженные тарифные ставки — таковы основные показатели государственного регулирования рынка иностранной рабочей силы.
 
В 1963 г. группа экономистов Анкарского университета, проводившая социологический опрос иммигрантов из Турции в ФРГ, зафиксировала следующее явление: половину заработка рабочий откладывал «на черный день». Эта сбереженная сумма в свою очередь делилась на две приблизительно равные части, одну из которых иммигрант переводил родным, а другую оставлял в банке страны пребывания. К началу 1972 г. турецкие рабочие в иностранных банках держали около 900 млн долларов.
 
Деньги, переводившиеся казахами-иммигрантами, вкладывались в недвижимость: на них покупались и строились дома в Казахкенте, Сафра-кёе, Кучук Чекмедже. Кстати, это характерно в основном только для казахов, так как переводимые другими иммигрантами деньги шли прежде всего на повседневные нужды и покрытие старых долгов. Затем немалые денежные средства расходовались на приобретение товаров широкого потребления, а не вкладывались в производство, что, наполовину сокращало валютные поступления в страну — экспортера рабочей силы.
 
Казахи, иммигрировавшие в поисках работы в страны Западной Европы и Северной Америки, хотели обесценить себя хорошим жильем по возвращении через несколько лет в Турцию. Между тем родственники, оставшиеся в Турции, вселялись в дома казахов-иммигрантов, что избавляло их от квартирной платы, очередных взносоц и крупных выплат в связи с обустройством в таких крупных городах, как Стамбул, Измир, Анкара.
 
Казахи-иммигранты под влиянием урбанизированной среды, накопленных средств, более или менее длительного пребывания в странах Западной Европы чаще всего уже не желали вести сельский образ жизни, а стремились повысить свой социальный статус, улучшить условия существования. Поэтому временное пребывание в Европе затягивалось и фактически реэмиграция была ограниченной. К 1980 г. более 100 казахских семей из Турции проживали за границей. Основная часть работала в ФРГ, другие эмигрировали в Бельгию, Францию, Австрию, Швецию, Норвегию, США, Саудовскую Аравию, Ливан, Тайвань. Кроме них в этих странах проживали казахи из Синьцзяна (КНР), Афганистана и Ирана, но меньшей численностью.
 
 В 1970-х — начале 1990-х гг. новым явлением в экономике Западной Европы стала инвестиционная деятельность иммигрантов из Турции. Только в ФРГ в 1987— 1988 г. около 30 тыс. из них не работали по найму, а занимались собственной предпринимательской деятельностью за счет сбережений, собранных за время работы на западногерманских предприятиях. Аналогичный процесс наблюдается в Нидерландах, Бельгии, Франции, Швеции.
 
Этот процесс стал возможным вследствие принятых европейскими государствами «законов об иностранцах» в 1960—1970 гг. Так, в 1965 г. был принят закон, согласно которому иммигрант, проживший в ФРГ свыше 5 лет, получал возможность более длительного, беспрепятственного пребывания в ней, а после 8 лет — право на постоянное жительство. Но на практике этот закон начал действовать лишь с 1978 г. К тому же это правило распространялось только на тех, кто располагал удовлетворительными жилищными условиями и владел основами немецкого языка.
 
С другой стороны, из-за законодательных и административных мер по ограничению иммиграции, принятых в 1973—1975 гг. в ФРГ, Франции, Швеции, Нидерландах и в некоторых других странах, а также дополнительных мер по стимулированию репатриации (во Франции и Нидерландах) или же по ограничению сроков пребывания (в Швейцарии) приток иностранных рабочих в эти страны должен был существенно сократиться.
 
Неожиданным последствием такой ситуации применительно к проблеме рабочих-иммигрантов стало их желание увеличивать срок своего проживания в стране-импортере, несмотря на часто неудовлетворительные условия жизни и труда, и резко сокращать поездки на родину или к родне, даже в период отпусков. Когда же страны- импортеры стали ужесточать ограничения на въезд иммигрантов (вследствие экономических кризисов 1970-х гг.), то гастербайтеры (гостевые рабочие) стремились вызвать к себе семьи, чтобы еще лучше закрепиться на новом месте жительства.
 
Что касается жилищной проблемы у иммигрантов в странах Западной Европы, то в первые годы пребывания их селили в общежитиях и бараках, но в последующие годы эта проблема приобрела несколько менее острый характер. Так, например в ФРГ, в 1980 г. около 90% иммигрантов снимали квартиры и только около 10% продолжали оставаться в общежитиях. Собственными домами сумели обзавестись лишь 2,3% иностранных рабочих, например, в ФРГ и Швейцарии.
 
Вот почему иностранные рабочие, в том числе и казахи, старались вкладывать заработанный ими капиталь в экономику страны пребывания, повышать свой социальный и образовательный статус и переходить от положения гастербайтеров к новому уровню — социальной группе «белых воротничков», т. е. служащих.
 
Следует отметить, что на начальном этапе одними из основных трудностей у иммигрантов из Турции являлись незнание наиболее распространенных западноевропейских языков, высокая загруженность на работе, финансовые затруднения, связанные с обучением. Вопросами обучения языку иностранцев в ФРГ занималось Федеральное бюро труда. В начале 1970-х гг. Министерство по вопросам экономического сотрудничества ФРГ решило провести эксперимент по обучению иммигрантов из Турции. В целом, его направленность была строго определенной — подготовить кадры, тесно связанные с западногерманским капиталом.
 
Весной и осенью 1971 г. курсы начали действовать в Нюрнберге, Кельне и Франкфурте-на-Майне. Финансовые расходы взяли на себя Министерство по вопросам экономического сотрудничества и Федеральное бюро по трудоустройству. Занятия проводились по специальностям: машиностроение, ремонт автомашин, электротехника. Привлечение к курсам ограниченного контингента иммигрантов из Турции (за 10 лет было подготовлено всего 56 человек) сделало данный эксперимент бесперспективным.
 
В июне 1982 г. в Турции был создан Высший Координационный совет по делам рабочих за рубежом. В его функции входил поиск решения различных социальных и экономических проблем турецких иммигрантов и членов их семей, поощрение их предпринимательства; гарантированная охрана государством сбережений и направление их в определенные планом сферы капиталовложений, а также координация этой деятельности — прекрасная практика, имеющая хорошие показатели, опыт которой может быть использован в Казахстане.
 
Процесс адаптаций иммигрантов или группы этнического меньшинства в инонациональной среде связан не только с их этнической Принадлежностью, но и с профессиональными занятиями. Легче он проходит у лиц
 
свободных профессий и квалифицированных рабочих, немного хуже — у торговцев и очень трудно — у чернорабочих. Следовательно, этот процесс ускорялся и облегчался именно в той среде, где был выше культурный уровень, а иммигранты занимались соответственно более престижным трудом.
 
Поэтому представители старшего поколения казахских иммигрантов в странах Западной Европы и Северной Америки, занимаясь часто тяжелым непрестижным трудом, не покладая рук работая в нескольких местах, старались во что бы то ни стало накопить необходимые средства и дать своим детям высшее образование. В настоящий момент большая часть казахов, проживающих в странах Западной Европы и США, являются служащими в государственных учреждениях или имеют свой бизнес, владеют одним или несколькими иностранными языками, имеют высшее образование, полученное в колледжах и университетах Китая, Турции, Франции, США и т. д.
 
При накоплении определенной суммы казахи начали открывать собственные (или на паритетных началах), предприятия, в основном мелкого или среднего бизнеса. Так происходило зарождение и развитие этнического бизнеза у казахских иммигрантов, который, безусловно, сыграл роль адаптатора к новым условиям трудовой деятельности. Предприятия этнического бизнеса позволяли сохранять этническую самобытность иммигрантов как на бытовом, так и на пройзводственном уровне. Казахи в основном открывали предприятия мелкого и среднего бизнеса по обработке кож и пошиву кожевенных изделий. Кое-кто из них открывал небольшие кафе, в которых готовились национальные или восточные, чаще всего, турецкие блюда. Такие небольшие кафе и рестораны пользовались и пользуются огромным спросом не только у выходцев из Турции, но и у местных жителей в стране проживания.
 
Хочется заметить, что те казахские трудовые иммигранты, которые в 1960—1980-е гг. переехали в страны Западной Европы и Северной Америки, в отличие от турецких реэмигрантов, остаются в странах-донорах, получают гражданство или вид на жительство, а в Турцию приезжают лишь в период отпусков, на отдых. Думается, это еще одно подтверждение прекрасной адаптационной способности бывших номадов, ставших волею судьбы рабочими и ремесленниками, а затем клерками в общественных учреждениях, банках, гостиничных комплексах, а кое-кто и совладельцами или владельцами предприятий малого и среднего бизнеса. Чтобы не быть голословной, хочется назвать некоторых представителей казахской диаспоры — бизнесменов, успешно функционирующих в экономике страны проживания: Кадыр Карабай (США), Абдусселам Саваш (Великобритания), Мамет мырза (Франция), Али Суер, Фазыл Кая (ФРГ), Рахметулла Гогче (Сингапур, Южная Корея Турция) и др.
 
С середины 1970-х гг. начинаются иммиграционные движения казахов из Турции в регион стран Аравийского полуострова, что было связано, с одной стороны, с введением ограничительных законов на въезд и предоставление работы в странах Западной Европы по межгосударственным соглашениям 1960-х гг. и с другой — развитием и интенсификацией разработок в нефтедобывающих районах в странах Персидского залива и Аравийского полуострова, а следовательно, и с наличием там рабочих мест. Данный регион устраивал казахов близостью с Турцией, где оставались их семьи и родные, тем не менее, жаркие климатические условия не позволили развиться казахской трудовой иммиграции в этих областях в полной мере. В настоящий момент, например, в Иордании проживают 10 домов казахов, уехавших в 1975 г. из Турции, вследствие начавшейся широкомасштабной кампании по разработке и развитию нефтедобывающих предприятий в странах Персидского залива и Аравийского полуострова. Эти казахи имеют прекрасные неразрывные связи с казахами Турции, постоянно участвуют во всех мероприятиях казахской общины н просто частных лиц — их родственников.
 
С 1980-г гг. начала проводиться политика поощрения иммигрантов к возвращению на родину, особенно во Франции и ФРГ. Данный факт был связан с ощутимым перепроизводством рабочей силы в этих странах. Программа по подготовке иммигрантов к возвращению на родину (в ФРГ она называется «Программа неотложных мер») в рамках политики поощрения реэмиграции осуществляла мероприятия по поддержке этнокультурной среды, которая бы была похожа и напоминала среду страны-донора. К таким мероприятиям относятся организации классов в школах с родным языком, учреждения обществ, объединяющих лиц одного этнического происхождения, разрешение проводить этнические фестивали, Однако все это привело не к возвращению на родину, а к усилению процесса этнической консолидации и сохранения этнической идентичности в инонациональном окружении иммигрантов, в частности, у казахов.