Новогодняя ночь родина программа активные граждане выбрали программу новогодней ночи.


 ИСТОРИОГРАФИЯ

Историографическое исследование проблемы формирования и развития казахской диаспоры, несмотря на актуальность и необходимость в комплексном изучении, в Казахстане оставляет желать лучшего. Безусловно, что в советские годы данная проблематика не только не входила в ареал актуальности, но на нее была наложена печать с клеймом «запрещено». Если выходили в свет работы по данной проблематике, то зачастую в них вопросы изучались односторонне, под идеологическим прессингом, так как сама тема являлась предметом политико-идеологического торга, необходимого для противостояния двух политических систем в мире: капиталистической и социалистической. Поэтому опубликованные в 1950—1980-х гг. работы, посвященные некоторым историческим или современным проблемам казахов, проживавших за рубежом как в СССР, так и на Западе, были подвержены идеологическому прессингу, которога практически никому из авторов не удалось преодолеть или избежать. В справедливости данного утверждения можно убедиться, во-первых, прочитав эти работы, и во-вторых, обратив внимание на отсутствие монографий и статей, посвященных казахской диаспоре и малочисленность статей в советской историографии данных лет, исследовавших отдельные проблемы казахской ирреденты в Китае.

 
В этой связи следует отметить монографию Г. В. Астафьева «Казахи Синьцзяна», посвященную исследованиям этноисторических проблем казахского населения в провинции Синьцзян. В советской историографии эта была одна-единственная монография о казахской ирреденте в Китае, хотя в угоду интернационализму, миру и дружбе с КНР важные в территориально-политическом отношении вопросы были сглажены, и казахи Синьцзяна из ирреденты превратились в диаспору.
 
Говоря о статьях, посвященных историческим и этнографическим проблемам казахов Китая, следует отметить статью Н. Н. Мингулова «Национально-освободительное движение народов Синьцзяна как составная часть общекитайской революции (1944—1949 годы)», опубликованную в сборнике «Вопросы истории Казахстана и Восточного Туркестана», а затем переведенную на английский язык и изданную в журнале «Центральноазиатское обозрение» под названием «Восстание в северо-западном Синьцзяне, 1944—49». Н. Н. Мингулов вынес на рассмотрение советской читательской аудитории вопросы, связанные с Илийским восстанием в Восточном Туркестане, использовав периодическую прессу Синьцзяна того времени, в которой освещались данные события. Однако вся статья проникнута, на мой взгляд, предвзятым отношением к любым проявлениям сопротивления народов Восточного Туркестана коммунистам Китая, пришедших и захвативших Провинцию, подавивших восстание казахов против них. Естественно, идеологический пресс не позволял исследователю открыто осуждать действия КПК, так как это было бы расценено как выступление против идей социализма и коммунизма в глобальном масштабе.
 
Более в советской историографии никаких научных исследований о казахах, проживавших за пределами СССР, не было, не считая статьи С. И. Брука об этническом составе народов, проживавших в Синьцзяне в 1950-е гг. с приведением статистических данных, и статьи Г. П. Сердюченко, посвященной классификации языков народов Китая, в которой также приводятся данные о численности казахов на 1953—1954 гг., извлеченные автором из Первой всекитайской переписи населения 1954 г.
 
Несмотря на запретность данной темы, некоторые советские и казахстанские историки исследовали, в той или иной связи, вопросы, имевшие отношение к отдельным историческим причинам, послужившим отправной точкой для возникновения казахской ирреденты, например, в Китае, а затем волею судьбы и крупномасштабных миграций ставших диаспорой в других странах мира. Одной из таких научных разработок стало изучение истории международных отношений в Центральной Азии в XVII—XVIII веках.
 
История взаимоотношений казахов с Джунгарским ханством на протяжении двух веков, заложивших основу в новой расстановке сил на международной арене Центральной Азии, является одним из важных и интереснейших вопросов, которому были посвящены капитальные научные изыскания в советской историографии.
 
Среди них хочется особо отметить монографию В. А. Моисеева «Джунгарское ханство и казахи (XVII— XVIII вв.)», написанную на высоком профессиональном уровне талантливым, вдумчивым ученым. Эта монография может считаться настальной книгой для исследователей проблем, связанных с историей взаимоотношений казахов и ойратов на протяжении веков, так как является глубоким научным трудом, написанным на основе китайских и русских источников, собранных и систематизированных автором в архивохранилищах бывшего Советского Союза. Хотя В. А. Моисеев не использует термина «ирредента» в определении казахского населения, оказавшегося на присоединенных к Китаю территориях — руинах Джунгарского ханства, однако хорошо показывает историю отторжения казахских земель сначала в пользу Джунгарского ханства, а затем и Цинской империи, что само по себе и является процессом создания казахской ирреденты в Китае.
 
Историографию проблем непосредственно по истории возникновения и современного развития казахской диаспоры вследствие эмиграции казахов из Синьцзяна в 1930—1950-х гг. в Индию и Пакистан, а затем далее в разные страны мира можно разделить на несколько этапов. К первому этапу относятся исследования западных ученых, проводивших свои научные изыскания в 1950-е гг. сразу после трагических событий в Синьцзяне, Тибете, Индии и Пакистане. Прежде всего, это монография Годфри Лиаса «Казахский исход», статья Милтона Дж. Кларка «Как казахи бежали к Свободе». Сюда же входят социологические исследования немецких ученых, проводившиеся в лагерях и первых поселениях казахских политических беженцев из Синьцзяна в Турции в данный период, таких как профессор Улла Йохансен, а также исследования казахских поселений в Анатолии турецким ученым в 1960-х гг.
 
Об истории группы казахских политических беженцев из Синьцзяна в Индию и Пакистан в 1950-е гг. написана монография Годфри Лиаса «Казахский исход», в которой автор с огромным уважением и сочувствием рассказал всему миру о кровавых событиях, заставивших казахов покинуть свою Родину и попытаться выжить на чужбине. Данная монография ценна тем, что это первое научное исследование предложенной темы, написанное сразу после событий в Синьцзяне, Тибете, Индии и Пакистане. Годфри Лиасу посчастливилось встретиться в Турции в первые годы их проживания там с непосредственными казахскими руководителями и участниками восстаний против китайских властей и организаторами трагического исхода из Синьцзяна. Он интервьюировал таких аксакалов, как Алибек Хаким, Хусаин Тайджи, Карамолла, Хамза Учар и Султаншарип Тайджи, поэтому сведения, сообщенные данными людьми на «свежую память» и, как говорится, «по горячим следам», имеют огромное значение для исследователей и благодаря Годфри Лиасу сохранились для истории.
 
Достоинством монографии Г. Лиас, на мой взгляд, является попытка автора воссоздать историческое полотно тех событий, вследствие которых казахи начали борьбу с китайскими властями за свободу и независимость в Синьцзяне, затем стали политическими беженцами в Индии и Пакистане и благодаря решению турецкого правительства нашли свою вторую родину в Турции. Когда читаешь страницы монографии Годфри Лиаса, чувствуешь то огромное неподдельное уважение к народу, имеющему богатые культурные традиции, прекрасно развитое чувство этнического самосознания, и гордость за принадлежность к данному этносу. Чувство собственного и этнического (национального) достоинства, характерное для казахских политических беженцев из Синьцзяна в 1940—1950-е гг. где бы они ни находились, хорошо было понятно Годфри Лиасу и вызывало его искреннюю симпатию. В предисловии Г. Лиас высказывает мнение, что побудительными причинами казахского исхода из Синьцзяна явились политика СССР и КПК в данном регионе в 1930—1940-х гг. по отношению к неханьским народам.
 
Однако, на мой взгляд, Годфри Лиас больше внимания уделил истории группы казахов под предводительством Алибека Хакима и Хамзы Учара, упустив из виду деятельность таких казахских руководителей, как Де-лилхан Жаналтай, Хусаин Тайджи, Султаншарип Тайджи и др. Такое отношение можно объяснить лишь тем, что Г. Лиас не знал казахского языка, что затрудняло полное общение и всестороннее освещение данных событий при получении интервью, которые зависели от субъективной трактовки переводчиков. Кроме того, в книге проскальзывают некоторые неточности, в частности, о дате гибели Боке Батыра, и т. п.
 
Другой работой, посвященной проблеме казахских беженцев в Индии и Пакистане в 1951—1952 гг., является статья Милтона Дж. Кларка «Как казахи бежали к Свободе», опубликованная в журнале «National Geographic Magazine» в 1954 г. Американский антрополог Милтон Дж. Кларк проводил свои научные исследования в Гарварде, когда прочитал новости о том, что казахи бежали от установления нового коммунистического режима на северо-западе Китая. Он решил написать докторскую диссертацию об этом и со своей женой прибыл в Кашмир, где больше года прожил бок о бок с казахскими беженцами из Синьцзяна, о чем и написал вышеназванную статью, а затем и докторскую диссертацию «Руководство и политическое размещение в казахском обществе Синьцзяна», защищенную в Гарвардском университете в 1955 г. Так же, как и монография Годфри Лиаса, данная статья написана на основе интервьюирования казахов, к ней приложена карта-схема маршрутов групп Султаншарипа Тайджи и Алибека Хакима, фотографии, сделанные автором во время его пребывания в казахском поселении в Кашмире.
 
Следующий, второй, этап характеризуется публикацией ряда исследований и мемуаров, написанных казахами: самими участниками тех трагических событий или их родственниками. Значимость этих монографий и мемуаров для исследований, а в большей степени для самих казахских политических беженцев из Синьцзяна огромна и бесценна, поэтому данные книги и выделяются в отдельный историографический этап по этой проблематике. Особенность всех этих работ состоит в том, что они написаны на турецком языке и изданы в Стамбуле, на земле, принявшей казахских беженцев, которые, в свою очередь, решили познакомить турецкоязычного читателя не только с теми трагическими событиями, в ходе которых они оказались на земле Турции, но и с казахскими народными традициями, имевшими и имеющими место в быту и культуре синьцзянских казахов. Особенностью всех этих книг является пронизывающая боль, незаживающая рана от потери «золотой колыбели родной земли».
 
Первым таким изданием стала книга Хасена Орал-тая «Казахские тюрки», вышедшая в свет в 1976 г. в Стамбуле на турецком языке. В первом разделе автор знакомит читателя с этнографией синьцзянских казахов, остальные восемь разделов посвящены описаниям событий 1940-х гг., происходивших в Синьцзяне и послуживших причиной ухода казахов под руководством Алибека Хакима и Хамзы Учара из Синьцзяна, перехода через Тибет и прихода в Кашмир, даются характеристики деятелям казахского общества и руководителям многочисленных и кровопролитных восстаний. Однако следует отметить, что книга Хасена Оралтая не является научным исследованием данных проблемна больше относится, на мой взгляд к мемуарной литературе, что, впрочем, не умаляет ее достоинств, хотя субъективизм в трактовке и зачастую преувеличение деятельности Алибека Хакима, являвшегося отцом Хасена Оралтая, явно имеют место. Кроме того, будучи ярым ненавистником советского государства, посвятившим свою жизнь борьбе с социалистической системой и коммунистической идеологией и проработавшим несколько десятилетий на радиостанции «Свобода», Хасен Оралтай не скрывает своей политической позиции по данному вопросу в этой книге, что накладывает определенный отпечаток на ее восприятие.
 
В 1977 г. в Стамбуле вышла в свет книга Хызырбека Гаритуллы «Кровавые дни на Алтае» на турецком языке. Сам факт написания и выхода данной монографии является исключительным по своей значимости для историографии казахской диаспоры, тем не менее, в ней был допущен ряд неточностей. Для написания и выпуска книги среди турецких казахов был создан специальный фонд, в который вкладывались суммы на ее финансирование. Практически это был социальный заказ, при выполнении которого очень сложно было до конца быть объективным. Думается, что это — основная причина, по которой в книге были преданы забвению имена одних деятелей и организаторов восстаний казахов в Синьцзяне и переезда из Пакистана в Турцию, таких как: Жамынхан Тилеубайулы, Делилхан Жанымханулы Жаналтай и др., и намеренно выпячены имена второстепенных участников данных трагических событий. Возможно, что еще одной причиной замалчивания деятельности вышеперечисленных казахских лидеров синьцзянского общества являлось наличие в тот период фракции altilar в казахской общине в Турции, которую резко критиковал Делилхан Жаналтай за отуречивание казахской молодежи. Данная монография была переиздана в 1995 г. в Стамбуле с дополнениями и некоторыми исправлениями.
 
В 1981 г. в Стамбуле на турецком языке издается книга Халифе Алтая «С родной земли до Анатолии», состоящая из четырех частей. Первая часть посвящена историческому прошлому казахского народа, вторая -этнографии, и наконец, в третьей и четвертой частях непосредственно описываются причины и сами исторические события 1930—1940-х гг., имевшие место в Синьцзяне. Глубоко и полно повествуется об истории первой группы казахов, вынужденных уйти со своих земель в Индию, о 12-летнем проживании там. В данной книге можно найти материал о том, как была создана Ассоциация казахских беженцев Восточного Туркестана в Пешаваре, благодаря деятельности которой казахи переехали в Турцию на постоянное местожительство. Халифе Алтай, непосредственный и активный участник данных событий, обладающий исключительной памятью, великолепно образованный, впервые написал подробную историю группы Елисхана Батыра и Заипа ходжи в своих мемуарах, до сих пор не имеющих по своему стилю и содержанию равных себе работ, посвященных этой проблеме. В 1955 г. в сокращенном варианте этот колоссальный труд был переведен на казахский язык и издан в Казахстане.
 
К третьему этапу можно отнести монографические исследования западных историков, этнологов, изучавших историю и современное развитие казахских обществ в Китае, Турции, Швеции в 1980-х гг. Данные научные исследования стали возможны благодаря Центру по изучению многонациональных проблем при Университете Упсалы (Швеция), финансировавшем комплексный проект по изучению казахов в Китае и Турции как групп этнического меньшинства вследствие крупномасштабных миграций в разные исторические периоды и в различных странах мира являвшихся и имевших социальные статусы политических беженцев, официальных или независимых мигрантов, трудовых иммиграционных рабочих и служащих. Особо следует обратить внимание на две монографии, написанные профессором Линдой Бенсон и доктором Ингваром Сванбергом, ставшие основой для дальнейших научных разработок будущих исследователей.
 
Монография профессора Окландского университета (Рочестер, США) Линды Бенсон и шведского ученого Ингвара Сванберга «Казахи Китая», изданная в Упсале (Швеция) в 1988 г., в которую вошли статьи об этнических меньшинствах Синьцзяна и политике китайских властей по отношению к ним, исторических и этнографических исследованиях, проведенных в казахской среде западными учеными в 1980-е гг. в Китае, безусловно, стала важным событием и ценным вкладом в зарубежную казахскую диаспорологию, благодаря собранным, систематизированным и проанализированным материалам, на основе которых она была написана. Исследования сопровождаются привлечением широкого круга источников и научной литературы, написанной на китайском, монгольском, турецком, английском, немецком и других языках, привлекая достижения предыдущих историков и синологов, таких как Оуэн Латтимор, Дж. Мосли, Годфри Лиас, Эйчен К. By и др. Особой ценностью данной монографии, как и монографии И. Свйнберга «Казахские беженцы в Турции», является собранный авторами во время полевых работ в Синьцзяне и Тайване фактический материал о современном развитии казахских обществ в этих странах, а также архивные изыскания в архивохранилищах КНР, Тайваня, США, сделавшие монографию высокопрофессиональным исследованием.
 
Год спустя в Упсале вышла монография Ингвара Сванберга «Казахские беженцы в Турции. Изучение процесса культурного выживания и социальных изменений», в которой были освещены исторические проблемы казахов Синьцзяна, вынужденных покинуть свою Родину и очутившихся в Индии и Пакистане, затем благодаря помощи мировой общественности, и прежде всего турецкого правительства, получивших возможность переехать в Турцию, адаптироваться в турецком обществе и успешно функционировать в нем. Данная монография написана на основе изданных мемуаров участников событий Халифе Алтая, Хасена Оралтая и Хызырбека Гаритуллы, а также проведенных интервьюирований казахских респондентов, проживавших в то время в Турции, МНР, ФРГ, Швеции и Тайване. Основной упор в монографии И. Сванберга ставится на проблему трансформации казахов — кочевников Центральной Азии — в фермеров и ремесленников в Индии и Пакистане, позже в бизнесменов малого и среднего бизнеса в Турции, а затем в наемных рабочих и служащих в странах Западной Европы и Америки. Безусловно, способность этнической группы к адаптации в новых условиях зависит от культурного происхождения и исторического опыта, накопленных знаний, передающихся из поколения в поколение, заложенных и зафиксированных в генетическом коде этноса, использование которых облегчает интеграцию в чуждую среду.
 
Статью, посвященную казахским рабочим, проживающим в Швеции, в 1981 г. напечатал в журнале «Hord Nytt» шведский этнолог Ингвар Сванберг. До сих пор она является единственной работой, описывающей жизнедеятельность казахских иммигрантов в Швеции. И. Сванберг в данной статье вкратце осветил такие аспекты жизни казахов, как происхождение, трудовая иммиграция в страны Западной Европы, примерное количество приехавших в Швецию казахов, и попытался сравнить их с казахами, проживающими в Западном Берлине, в их жизнедеятельности в ранге гостевых рабочих или гастербайтеров.
 
В 1990 г. в США вышла в свет монография профессора Линды Бенсон «Илийское восстание: мусульманский вызов китайским властям в Синьцзяне, 1944— 1949», написанная на основе изучения китайских, русских, турецких, английских и американских источников, собранных в Национальной библиотеке в Пекине (КНР), национальных архивах США, библиотеке Конгресса США в г. Вашингтоне, Округ Колумбия (США), Британской библиотеке Центральноазиатского научно-исследовательского центра, Школе Восточных и Африканских исследований Лондонского университета, а также в коллекции Оуэна Латтимора, хранящейся в Лидском университете (Великобритания). Одной из важных особенностей данной монографии является использование документальных материалов, обнаруженных автором в архивах Гоминьдана, хранящихся в Институте Национальной истории, Архиве Комиссии партии Гоминьдана в Тайбэе на Тайване. Широко привлечены сведения из периодической печати тех лет, издававшихся в Синьцзяне, таких как «Xinjiang Daily» («Синьцзянский ежедневник»), «Minzhu bао» («Демократический ежедневник»), издававшийся в Инине (Кульдже), несколько номеров газеты «Miinsheng bао» «Ежедневник народного пропитания», и др.
 
Следующим достоинством данной монографии являются многочисленные интервью, которые проводила профессор Л. Бенсон среди казахов, уйгуров, сибо, дунган, русских и других национальностей Синьцзяна. Благодаря привлечению широкого круга источников и исследовательской литературы, а также использованию высокопрофессиональной методологической базы научного поиска и анализа, Линда Бенсон смогла воссоздать широкомасштабную картину событий, произошедших в Восточном Туркестане в 1944—1949 гг., в которых казахи играли основополагающую роль.
 
Четвертый этап должен вобрать и постепенно вбирает в себя труды казахстанских ученых, получивших возможность изучать данную проблему только в последние годы. В деле привлечения казахской общественности к историческому прошлому и современному положению казахской диаспоры, прежде всего, свою роль сыграли журналисты и писатели Казахстана, получившие возможность непосредственно на местах ознакомиться с бытом и жизнедеятельностью наших соотечественников за границей, с их насущными проблемами, постоянно освещаемыми на страницах газет «Казак елi> и «Шалкар».
 
В этой связи хочется отметить работы корреспондента Казахского телевидения Нуртлеу Имангалиулы несколько лет назад, специально выезжавшего в Турцию, Францию, ФРГ и другие страны для создания серии репортажей о жизни представителей казахской диаспоры, транслировавшихся по Казахскому телевидению в 1995 г.
 
1995 г. был очень плодотворен в деле сбора эмпирического материала для исследований различных проблем по истории, лингвистике и этнографии казахской диаспоры в странах мира. В конце 1994 г. профессор Турсынбек Ка кишев посетил казахские поселения в Иране, об истории и географии расселения, а также современном положении которых — позже написал ряд статей, видеоматериалы были показаны в передачах по Казахскому телевидению 20 и 22 февраля 1995 г. :Кроме этого, профессор Т. Какишев проводит научные изыскания по лингвистическим проблемам казахов в Китае и Монголии, возглавляя научно-исследовательскую группу КазГУ им. аль-Фараби.
 
Автор данной монографии посетила в 1994 г. США, где встречалась с казахами — бывшими военнопленными вермахта, ныне пенсионерами и гражданами Соединенных Штатов, о чем была написана статья. В этом :же году были опубликованы серии статей по истории казахской ирреденты в России и трудовой иммиграции казахской диаспоры в страны Западной Европы.
 
16—17 ноября 1995 г. в г. Туркестане состоялся Международный симпозиум «Казахская диаспора: проблемы к перспективы», организованный Всемирной Ассоциацией казахов, Институтом философии МН — АН РК и Международным Казахско-Турецким университетом им. Ходжи Ахмеда Яссави. Данный научно-творческий форум проводился впервые в Казахстане и был посвящен научно-исследовательской работе по изучению и современным проблемам казахской диаспоры. На Симпозиуме выступили представители казахской диаспоры Турции, ФРГ и казахской ирреденты России, Монголии, Узбекистана, а также казахстанские ученые, исследующие многогранные аспекты данной проблематики.
 
Из научных разработок необходимо отметить вышедшую в свет в 1994 г. в казахстанской историографии монографию К. Л. Сыроежкина «Казахи в КНР: очертей социально-экономического и культурного развития», в которой автор исследовал историческое прошлое и современное развитие казахов, проживающих в КНР, при этом широко используя китайские источники и периодику. В данной монографии проанализированы социально-экономические и культурные изменения, произошедшие в среде казахов КНР вследствие проводимой по отношению к ним как к этническим меньшинствам политики КПК, четко и конкретно выявлены положительные и негативные процессы и их последствия, сопутствующие жизнедеятельности китайских казахов. Однако следует уточнить одну деталь: говоря о казахах Китая, автор доказывает, «...что речь идет об одной этнической общине, разделенной только линией государственной границы», которая в действительности является не казанской диаспорой, а казахской ирредентой.
 
В 1997 г. вышла в свет книга «Казахская диаспора: Проблемы этнического выживания», состоящая из двух частей и являющаяся переводами на русский язык монографии Линды Бенсон и Ингвара Сванберга «Казахи Китая» и монографии Ингвара Сванберга «Казахские беженцы в Турции. Изучение процесса культурного выживания и социальных изменений». Данные монографии были высокопрофессионально переведены на русский язык руководителем Центра научной информации Института истории и этнологии Министерства науки — Академии наук Республики Казахстан кандидатом исторических наук Б. М. Сужиковым и изданы благодаря финансовой помощи фонда «Сорос — Казахстан». Приветствуя выход перевода этих важных для казахстанской общественной науки монографий, считаю непременным условием предложить вниманию читателя некоторые свои замечания по научной редакции данной книги.
 
Прежде всего, удивляет и оставляет в недоумении тот факт, что в издании на русском языке, во-первых, опущен библиографический аппарат, сделанный в оригинальном тексте профессором Линдой Бенсон и Ингваром Сванбергом. Наличие и обязательное указание источников, на основе которых было сделано то или иное заключение автора отличает научное исследование от псевдонаучного стиля, которым, к сожалению, пользуются сейчас некоторые неквалифицированные или плохо квалифицированные ученые. Исключение источников, помещенных в сносках, на которые ссылались сами авторы приводит, частично, к потере научности данной работы, создает видимость наспех сделанного труда, что не соответствует действительности. Автор данных строк читала эти монографии в оригинале без каких-то там «незначительных сокращений и структурных изменений», которые, на мой взгляд, не было никакой необходимости делать и в любом случае надо было согласовать с авторами.
 
Во-вторых, в научной редакции был обнаружен ряд неточностей, на которые стоит обратить внимание. Так, на странице 112 в примечании № 29 дана информация,, что: «Жанымхан, после ликвидации Восточно-Туркестанской исламской республики, взят в плен в 1950 г. и скончался в 1952 г. в тюрьме Урумчи». Действительно, лидер восставших казахов Жанымхан Тилеубайулы был пленен 1 июля 1950 г., но не умер в тюрьме, а был расстрелян китайцами без суда и следствия после продолжительных пыток в феврале 1951 г. в Урумчи».
 
Далее, на странице 114 в примечании № 32 написано, что: «Зуха батыр Сабитулы был руководителем восстания казахов в 30-х годах. Китайские власти для устрашения казахов отрубленную голову батыра выставили на площади в Урумчи». Действительно, Зуха Батыр возглавлял борьбу казахов Синьцзяна против китайцев, но не в 1930-х гг., а в 1920-е гг. В 1929 г. он и с ним еще 54 человека были убиты китайцами в местечке Кендырлик, Коктогай на Алтае и его отрубленную голову для устрашения казахов и других повстанцев установили на мосту через реку Иртыш в Сарысумбе.
 
В примечании № 34 на этой же странице сказано: «Далелхан Сугирбайулы, умер в Стамбуле». Генерал Делилхан Сугурбайулы (1891—1949) был избран
 
новым министром здравоохранения в правительстве Восточно-Туркестанской Республики (ВТР) 1 июля 1946 г. В августе 1949 г. он в составе делегации правительства Восточно-Туркестанской Республики погиб в авиационной катастрофе самолета, направлявшегося из Урумчи в Алма-Ату, а затем далее в Пекин. В Стамбуле он не проживал и не умирал.
 
Информация, приведенная И. Сванбергом, на которую было дано неправильное примечание, имеет отношение к лидеру синьцзянских казахов Делилхану Жа-налтаю Жанымханулы, действительно, боровшемуся с китайскими коммунистами, находившемуся в 1950 г. в Газколе и участвовавшему в казахском переходе через Тибет. Делилхан Жаналтай переехал в Стамбул из Кашмира в 1969 г., где он до сих пор проживает в добром здравии в районе Гунешли, в Казахкенте.
 
Точность исследования необходима не только при изучении каких-то исторических событий, но, в особенности, она важна, когда дело касается жизнедеятельности персоналии. Так, например, в примечании № 59 на странице 186 неправильно приведен 1908 г. как год рождения Халифе Алтая Гакыпулы. Халифе Алтай родился в 1917 г. на Алтае и в 1997 г. праздновался 80-летний юбилей этого уникального человека не только в Алматы, где он сейчас проживает, но и среди его друзей в разных странах мира. Зачастую неправильно приводятся годы жизни различных деятелей казахского антики-тайского сопротивления. Так, например, неточно приведены даты рождения и смерти Хусаина Тайджи (1903— 1964) в примечании № 33 на странице 114. Хусаин Тайджи Алкенбайулы родился в 1900 г. в Синьцзяне и умер в Стамбуле 16 сентября 1963 г.
 
Такие неточности плодят ненужную дезинформацию, запутывающую и обесценивающую труды исследователей по истории казахской диаспоры, создавая дополнительные проблемы фактологического характера. Данные уточнения и исправления неправильных примечаний, приведенных в книге «Казахская диаспора: Проблемы этнического выживания», необходимо было сделать лишь для того, чтобы уменьшить и без того достаточное количество ошибочного материала, имеющегося в различных примечаниях, сделанных некоторыми исследователями в освещении трагических событий казахского исхода из Синьцзяна, исправление которых, в свою очередь, поможет будущим ученым разобраться в достоверном материале и избежать подобных ошибок.
 
Кроме вышеперечисленной литературы, посвящедной непосредственно историческому прошлому и развитию казахской диаспоры и ирреденты в разных странах мира, в 1970—1980-х гг. в западной синологии существовал ряд научно-исследовательских направлений, в которых освещались вопросы, касающиеся казахов как представителей этнического меньшинства и политики Китая по отношению к ним. Особо интересны статья профессора Джун Теофил Дрейер «Казахи в Китае» и монографии признанного профессионала по вопросам национальной политики Китая профессора Генри Шворца «Китайская политика по отношению к меньшинствам» и «Меньшинства северного Китая: обзор», в которых прослеживается эволюция китайской национальной политики по отношению к этническим меньшинствам, проживающим в КНР. Более подробно о научных направлениях и концептуальных подходах зарубежных синологов в исследованиях различных аспектов национальной политики КНР можно прочитать в научно-аналитическом обзоре Л. Н. Катасоновой «Население СУАР КНР в зарубежной историографии. Научноаналитический обзор».
 
Особняком в исследовательской литературе по истории казахской диаспоры стоят две работы, благодаря которым мы сегодня имеем возможность познакомиться с миграционными путями, местами расселения и жизнедеятельности казахов Младшего жуза, бежавших с территории Казахстана во время коллективизации в Афганистан. Это монографии шведского ученого-востоковеда и дипломата, профессора Стокгольмского университета Гуннара Ярринга «О размещении тюркских племен в Афганистане» и Франца Шурманна «Монголы Афганистана: этнография монголов и родственных им народов Афганистана», в которых, наряду с анализом других тюркских и монгольских народов, вкратце даются исторический обзор причини хода переселения, социально-экономическая и лингвистическая характеристики казахов в Афганистане. Безусловно, благодаря этим работам сейчас мы имеем возможность получить необходимый эмпирический материал по жизнедеятельности казахов в Афганистане в 1930—1950-е гг.
 
Кроме того, автору хотелось бы отметить научно-исследовательскую литературу, посвященную изучению многогранных проблем турецкой трудовой иммиграции, составной частью которой явилась и казахская иммиграция в страны Западной Европы и Северной Америки. Турецкой трудовой иммиграции в западной историографии посвящены многочисленные работы, которые невозможно перечислить все. Однако автору хотелось бы остановиться на трудах профессора Нермин Абадан-Унат, начиная с 1960-х гг., всю свою научную жизнь посвятившую изучению данных проблем.
 
Профессор Нермин Абадан-Унат — первая в Турции женщина доктор наук, преподававшая в Анкарском университете, изучающая исторические и насущные современные проблемы турецкой иммиграции и несколько лет тому назад приглашенная на работу в Босфорский университет в Стамбуле. Автору данных строк посчастливилось встретиться с нею в октябре 1996 г. в Турции. Ее труды по турецкой трудовой иммиграции в страны Западной Европы общеизвестны и являются примером или отправной точкой для исследователей данных проблем. Так, например, в монографиях «Миграция и Развитие», «Турецкие рабочие в Европе 1960-1975: социально-экономическая переоценка» и во многих других автор не только исследует исторические корни турецкой трудовой иммиграции, причины, послужившие мощным стимулом для развития этого нового явления в турецкой экономике, но и подводит теоретико-методологический фундамент, который используют ученые — ее последователи — для дальнейших исследований данной проблематики.
 
В советской историографии следует отметить научно-исследовательскую работу Института социальных и экономических проблем зарубежных стран Академии наук Украинской ССР, который в течение десятилетий планомерно изучал проблемы, связанные с анализом миграции, эмиграции и иммиграции населения в XX в., современным положением этнических меньшинств в мире и политику по отношению к ним в различных государствах мира. Одним из результатов этих исследований стали монография Н. Н. Ксёндзык, посвященная турецкой трудовой иммиграций в страны Западной Европы и сборник научных трудов «Миграции и мигранты в мире капитала: исторические судьбы и современное положение», которые хотелось бы отметить особо.
 
В монографии Н. Н. Ксёндзык «Турецкая трудовая иммиграция в странах Западной Европы (70—80 гг.)» рассматриваются причины возникновения турецкой иммиграции в страны Западной Европы, государственные мероприятия Турции для более успешного использования рабочей силы и ее капиталовложения в экономику страны. Автор широко использует достижения западных исследователей данной проблемы, таких как профессор Нермин Абадан-Унат, С. Кастлес и Г. Козак, У.-Б. Энгельбрекстон, и многих других.
 
Сборник научных трудов «Миграции и мигранты в мире капитала: исторические судьбы и современное положение» был написан благодаря усилиям двух научно-исследовательских центров — группы ученых Ростокского университета им. В. Пика (бывшая ГДР) и сотрудников Института социальных и экономических проблем зарубежных стран Академии наук Украинской ССР. Авторы сборника попытались осветить проблемы, связанные с международными трудовыми миграциями на Североамериканском континентами в Странах Западной Европы, проанализировать политику правительств по отношению к иностранцам на разных этапах XX в., причины и последствие применения иностранной рабочей силы, а также процесс адаптации иммигрантов в нетрадиционной среде обитания.
 
Процессу адаптации иммигрантов в инонациональной среде посвящена статья В. Б. Евтуха, в которой предпринята попытка теоретического осмысления данного явления в общественной жизни полиэтнических стран и его влияния на межэтнические отношения в современный период развития мирового сообщества. Изучив толкования термина «адаптация», проводимые представителями советской и зарубежной научно-исследовательских школ, В. Б. Евтух анализирует социально-экономические, этнокультурные, этнопсихологические условия, определяющие уровень адаптации мигрантов. Автор придает особое значение этническим формам социально-общественной жизни иммигрантов, т. е; их организации, семье, бизнесу в период пребывания в инонациональной нетрадиционной среде обитания.
 
Изучая и используя труды советских и западных предшественников по исследованию отдельных исторических и современных проблем казахской диаспоры, являющихся теоретико-методологической и зачастую фактологической базой (подразумеваются монографии — мемуары казахов Халифе Алтая, Хасена Оралтая и Хызырбека Гаритуллы) для написания научно-исследовательских работ, мы получаем возможность несколько заполнить «белые пятна», характерные, в особенности, для казахстанской историографии, в отношении казахской диаспоры.