Пригласительные на свадьбу от WeddingPost . Кадастровый паспорт на квартиру как получить где получить кадастровый akn-rb.ru.
Главная   »   Читать книгу онлайн. Исторические судьбы Казахской Диаспоры. Г. М. Мендикулова   »   Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ. КАЗАХСКАЯ ДИАСПОРА: ТЕОРЕТИКО-ПРАКТИЧЕСКОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ


 Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ. КАЗАХСКАЯ ДИАСПОРА: ТЕОРЕТИКО-ПРАКТИЧЕСКОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

«Диаспора» — слово греческого происхождения, означающее «рассеяние» и определявшее совокупность древних евреев, расселившихся вне Палестины со времён Вавилонского плена в 586 г. до н. э., вследствие насильственного переселения их в Вавилонию после взятия Иерусалима вавилонским царем Навуходоносором II. Постепенна термин стал применяться к другим религиозным и этническим группам.
 
В современной политической науке понятие «диаспора» относится к одной из шести категорий этнической политики и характеризует этническую группу, проживающую в новых условиях, часто в нетрадиционной среде обитания. Диаспора создается миграциями, которые, в свою очередь, зависят от исторических событий, породивших, сформировавших и развивших ее. Так как диаспора является продуктом миграций, следует сказать об их классификации.
 
В западной политологии предлагается разделение теории о миграции на три группы: классические, конфликтные, системные. Они определяются природой принятия решения о выезде у мигранта: а) реальная, путем сравнения доходов и расходов (классические теории); б) вынужденная, под экономическим и политическим давлением (конфликтные); в) многопричинная с относительным напряжением (системные).
 

 

Миграции населения, характерные для диаспоры,— это перемещения людей, меняющих место жительства безвозвратно (т. е. с окончательной сменой постоянного места жительства) или временно (переселение на достаточно длительный, но ограниченный срок), определяемые как эмиграция и иммиграция.
 
Для определения миграций необходимо ознакомиться со следующими параметрами: расстояние (длинное или короткое), продолжительность (временная или постоянная), пересечение границ (внутренних или внешних), области вовлечения (между городом и селом или внутри населенных пунктов), принятое решение и политическое влияние (насильственное или добровольное), причины (экономические, политические, экологические), вовлеченное количество людей (массовая или индивидуальная), социальная организация и характеристика мигрантов (семья, класс или индивидуум).
 
Казахская диаспора была создана миграциями на длинные расстояния, имевшими временную, затем перешедшую в постоянную продолжительность; с пересечением внешних границ, сначала из Казахстана в Китай, государства Средней Азии, Афганистан и Иран, а затем далее — по всему миру. Начиная с 1960-х гг., представили казахской диаспоры практикуют миграции из сельскохозяйственных районов в города страны проживания, вследствие изменений в их социально-экономической и профессиональной ориентации. Казахская диаспора на протяжении всей своей истории имела насильственный или вынужденный характер миграций, вследствие политических и религиозных причин, вплоть до 1960-х гг., когда начала развиваться трудовая иммиграция в страны Западной Европы, Америки и региона Персидского залива, не изменившая коренным образом насильственный характер миграций на добровольный, а явившаяся следствием экономических причин, в отличие от вышеуказанных. Кроме того, до начала 1960-х гг. миграции казахов в странах мира отличались массовостью, а в современный период более характерными являются индивидуальные перемещения с практикой вызова своих семей в страну-реципиент.
 
Рассматривая понятие «диаспора», прежде всего, следует ее определять как вид отношений из трех составляющих: а) собственно этнических групп в их различных лингвистических, религиозных, исторических формах; б) родины, т. е. географической области, к которой этнические группы имеют привязанность; в) страны пребывания, т. е. той страны, где на сегодняшний день проживает диаспора. Исторически известны многочисленные диаспоры, среди которых выделяются три важнейшие — индийская, китайская и еврейская, характеризующиеся компактным проживанием больших этнических групп вдали от региона происхождения на протяжении нескольких столетий.
 
Определяя три составляющие при рассмотрении казахской диаспоры, можно констатировать следующее: ее представители являются составной частью всего казахского народа, имеют единую прародину — Казахстан, исповедуют мусульманскую религию, относятся к тюркоязычным народам, но вследствие внутри- и внешнеполитических событий в прошлом, в настоящий момент проживают за пределами Казахстана, чаще всего — в странах Азии, Западной Европы и Америки.
 
Казахская диаспора не относится к многочисленным диаспорам, ее численность не превышает 800 тысяч человек. Не наблюдается и компактного проживания этнических казахов в странах-реципиентах Западной Европы и США. Однако для казахов, населяющих страны Востока (Турция, Иран, Афганистан), напротив, характерно компактное расселение, вызванное не только желанием в совместном проживании, но и политикой страны-реципиента по отношению к ним.
 
Казахская диаспора обладает некоторыми чертами, представляющими исторический и теоретический интерес. Во-первых, диаспоральные казахи никогда не составляли большинства в тех областях, где они проживали, тем самым являясь этническим меньшинством, не имели и не имеют значительного веса в политической структуре страны проживания, практически не обладая политической автономией, чтобы доминировать над остальным населением.
 
Однако характерной чертой казахской диаспоры является успешное функционирование в стране пребывания благодаря превосходной способности к адаптации, генетически заложенной кочевым образом жизни, который вели казахи и их предки на протяжении тысячелетий, повлиявших на их социально-психологические, физиологические и мировоззренческие особенности, благодаря которым, в свою очередь, они могут успешно функционировать в так называемых имперских странах, т. е. в странах с полиэтнической, мультикультурной и мультирелигиозной структурой.
 
Диаспора, как правило, является этническим меньшинством в стране проживания и старается поддерживать материальные и духовные связи со страной своего происхождения. Джон А. Армстронг предложил следующую дифференциацию диаспор: мобильная к пролетарская. Представители мобильной диаспоры осознают свою принадлежность к передовой цивилизаций, их профессиональные, коммуникативные и организационные способности позволяют им занять значительные (чаще всего экономические) позиции в стране проживания. Благодаря космополитичной ориентации, языковым навыкам и коммерческим связям мобильные диаспоры играли и играют влиятельную роль во внешних сношениях принявшей их страны. Яркими примерами влиятельных мобильных диаспор являются греки, евреи и армяне в Оттоманской империи, немцы в царской России и т. д. Современные представители мобильной диаспоры, обладая важными экономическими и организационными ресурсами, могут оказывать влияний и помощь правительствам стран пребывания в решении как внутренних, так и внешних проблем.
 
Пролетарская диаспора является продуктом трудовой миграции, в большей степени из сельскохозяйственных районов стран второго и третьего мира в имперские государства. Практически у этих трудовых иммигрантов нет ни Профессиональных, ни коммуникативных, ни организационных навыков для эффективного действия в обоих коллективных интересах. Занимаясь непрофессиональным трудом, представители пролетарских диаспор не имеют возможности оказывать влияние на политику правительств. Беспрецедентный миграционный поток рабочей силы в современном мире привел к тому, что пролетарские диаспоры стали формироваться очень быстрыми темпами, изменяя как социально-экономическую, так и демографическую ситуацию, прежде всего в стране-доноре, стране-реципиенте, а в глобальном масштабе — и в мире. К пролетарским диаспорам относятся турки и хорваты в ФРГ и Швеции, алжирцы и сенегальцы во Франции, ямайцы, индийцы и пакистанцы в Великобритании, мексиканцы и филиппинцы в США. Представители этих диаспор пытаются стать постоянными резидентами в стране-реципиенте, даже, несмотря, на сохранение тесных связей со страной происхождения.
 
Казахская диаспора неоднородна и разнотипна, складывавшаяся на протяжении ни одного столетия и имевшая в каждый исторический период различные причины для формирования и развития. Эти причины можно дифференцировать как политические, религиозные и экономические.
 
К политическим причинам можно отнести такие события, породившие и развившие казахскую диаспору, как: джунгарско-казахские войны XVIII в., национально-освободительные восстания и войны казахов против царского самодержавия XVIII—XIX вв., национально-освободительное движение в Центральной Азии против царизма в 1916 г., установление советской власти в Казахстане, проведение политики геноцида по отношению к казахам в период коллективизации, борьба казахов против коммунистов Китая в Синьцзяне, события Второй мировой войны.
 
Экономические причины, побудившие казахов к миграции, следующие: разрушение традиционной кочевой системы хозяйствования в Казахстане после присоединения его к России и в советский период во время коллективизации, проведение столыпинской аграрной политики в Казахстане в царский период, трудовая иммиграция в страны Западной Европы и Америки в 1960—1990-х гг., нестабильность в экономике современного Казахстана, находящегося в состоянии перехода к рыночным отношениям после развала социалистической системы СССР.
 
Религиозные причины существовали в основном в царский и советский периоды, когда был затруднен выезд верующих для совершения хаджа в Мекку и Медину — святые места для всех мусульман. Поэтому казахи, совершавшие хадж, старались оставаться в странах Востока для беспрепятственного совершения религиозных постов ислама. До сих пор, возможно, в вилайете Шекер-кой и Ахун-кой проживают около 20—30 семей казахов — потомков тех, кто делал хадж в Мекку в XIX в. и остался в Турции.
 
Думается, что вышесказанное дает возможность отнести некоторую (незначительную) часть казахов (более характерно для Турции) к мобильной диаспоре, хотя и не обладающей политическим влиянием в странах-реципиентах, но благодаря высокой коммуникативной, организационной и адаптационной способностям и использованию традиционных знаний, сумевшей выжить в инокультурной среде обитания, без средств к существованию и мобильно приспособиться к новой экономической системе, создать путем развития этнического бизнеса новые рынки труда и товара.
 
К пролетарской диаспоре можно отнести казахов, являющихся составной частью трудовой иммиграции в страны Западной Европы и Америки в 1960—1990-е гг. В современный период казахи из Казахстана, Китая и Турции предпочитают иммигрировать или эмигрировать в США и страны Западной Европы из-за трудного экономического положения, люмпенизации населения, нестабильности в экономике, для того чтобы дать высшее образование международного класса своим детям, получить новую профессию или для более успешного ведения бизнеса, так как реализация многих идей происходит в развитых капиталистических странах быстрее и надежнее с их налаженными системами предпринимательства и налогообложения, нежели, например, в современном Казахстане с его экономикой переходного периода.
 
Следствием характера побудительных причин миграций казахов в зарубежные страны явилось многообразие статусов, предоставленных им в государствах-реципиентах: от политических беженцев, иммиграционных рабочих и служащих до постоянных жителей и независимых иммигрантов. Думается, что в этой связи необходимо определить социально-правовое положение казахов в странах мира в историческом разрезе.
 
Статус беженцев. Миграции беженцев не являются феноменом в истории человечества и в разное время имели различные причины. Однако все беженцы обладают общими характеристиками: они оторваны от традиционной среды обитания, у них нет дома (в глобальном смысле этого слова), они не имеют национальной защиты и статуса. Их положение в чужой среде очень трудно для анализа, часто непредсказуемо и иногда работает против их собственных интересов, так как беженцы не допонимают всех тех относящихся к ним непосредственно факторов в ситуациях, в которых они сами находятся.
 
После Первой мировой войны международные действия по обеспечению правовой защиты беженцев распространялись лишь на отдельные группы этнических меньшинств (например, ассирийцев и армян), не имея общей характеристики для любых групп беженцев, что было зафиксировано в соглашениях от 12 мая 1926 г., а также в конвенциях от 28 октября 1933 г. и 10 февраля 1938 г. Если раньше проблема беженцев связывалась в основном со страной, откуда они бежали, то только после Второй мировой войны, вследствие глобального увеличения масштабов беженства в странах мира, была предпринята попытка создать международный механизм помощи, каковым являются Управление Верховного Комиссара ООН по делам беженцев и Конвенция 1951 г., и беженство становится предметом заботы со стороны международного сообщества.
 
Две мировые войны и последующие территориальные изменения вызвали целый ряд массовых перемещений населения, привели к возникновению потоков беженцев и к насильственной депортации, сопровождавшихся неисчислимыми страданиями. Эти перемещения огромных масс людей стали причиной возникновения системы международных организаций, таких как Администрация ООН по вопросам помощи и послевоенного восстановления (ЮНРРА), а позднее — Международная организация по делам беженцев (МОБ), и правового обеспечения решений этих проблем.
 
Документом, регулирующим плавовой статус беженцев, явилась принятая 28 июля 1951 г. Конвенция ООН. Эта Конвенция обобщает предыдущие акты, касающиеся беженцев, и представляет собой наиболее широкую кодификацию прав беженцев, которая когда-либо была принята на международном уровне. Несмотря на то, что условия послевоенного мира изменились, формулировка определения статуса беженцев до сих пор является наиболее широко используемой.
 
По Конвенции ООН 1951 г., под термином «беженец» подразумевается лицо, которое «...в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, религии, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений находится вне страны своей гражданской принадлежности и не может пользоваться защитой этой страны или не желает пользоваться такой защитой вследствие таких опасений; или, не имея определенного гражданства и находясь вне страны своего прежнего обычного местожительства в результате подобных событий, не может или не желает вернуться в нее вследствие таких опасений».
 
Несмотря на основательно проработанные положения Конвенции, в мировом сообществе стали появляться другие, новые, категории беженцев, нуждавшихся в правовой защите, что привело к принятию Протокола 1967 г., расширившего сферу деятельности Конвенции о статусе беженцев.
 
Сегодня в мировом сообществе 97 государств являются участниками Конвенции 1951 г., а 96 — участниками Протокола 1967 г. и определение «беженец», данное Организацией Объединенных наций, включено во многие национальные законодательства, в том числе США и Канады. К сожалению, Казахстан до сих пор не подписал ни Конвенцию ООН по беженцам 1951 г., ни ее Протокол 1967 г., хотя на казахстанской земле нашли приют беженцы из Таджикистана, Узбекистана, Чечни и других соседних регионов.
 
Дополнением к принятому ООН определению военных и политических беженцев является статья «Беженцы» Л. Холборн, напечатанная в «Международной энциклопедии по общественным наукам», в которой впервые был поднят вопрос о другой категории беженцев — экологических. Л. Холборн дает следующее определение: «Беженец - это невольный мигрант, являющийся жертвой политики, войны или природной катастрофы. Каждый беженец естественно является мигрантом, но не каждый мигрант является беженцем. Мигрантом является тот, кто покидает свое местожительства (обычно из-за экономических причин) для того чтобы где-нибудь поселиться, или в его собственной, или в другой стране. Движение беженца происходит тогда, когда напряженности, приводящие к перемещению, являются такими острыми, что поначалу кажущееся добровольным, данное движение становится в сущности принудительным».
 
Различие между «добровольной» и «принудительной» (или «вынужденной») миграциями провести непросто: иногда эти виды сходны друг с другом тем не менее, можно попробовать выявить какие-то общие характеристики условий, связанных с этими двумя видами перемещений.
 
Миграции беженцев часто происходят внезапно и в стрессовых ситуцаях, представляющих угрозу для жизни. Имея тенденцию приобретать массовый характер, такое перемещение в основном сопряжено с потерей средств к существованию и общественного положения. Беженцы покидают свои дома, а конечный пункт их следования может быть неопределенным. В результате переезда, чаще всего бегства, они оказываются в местах, где у них нет родственников, друзей, знакомых, и где местное население часто настроено против их присутствия. На беженцев влияют так называемые «подталкивающие факторы», в отличие от «привлекающих», которые в определенной степени влияют на миграции трудовых и независимых иммигрантов.
 
На проблему беженства могут влиять пять переменных: 1) отношение беженцев к самим себе, т. е. проблема самоосознания и идентичности; 2) отношение и политика страны первого прибежища; 3) отношение и политика страны-реципиента; 4) отношение и политика страны происхождения и 5) «скрытые силы».
 
В формировании казахской диаспоры вышеприведенные пять переменных проявились в следующем: 1) казахские беженцы из Синьцзяна 1940—1950-х гг. определяли себя как политических беженцев от Народно-Освободительной армии Китая, несшей идеи коммунизма, а по существу — неприкрытую дискриминационную политику по отношению к неханьским народам Синьцзяна и Тибета; 2) для казахских беженцев из Синьцзяна 1940— 1950-х гг. Индия и Пакистан стали странами первого прибежища; 3) Турция стала основной страной-реципиентом, принявшей казахских беженцев из Индии и Пакистана в 1952—1958 гг.; 4) отношение государства Казахстан к представителям cвoeгo этноса, проживающим в других странах, несмотря на тяжелое экономическое положение, наглядно проявилось в деле репатриации казахских беженцев из Ирана и Афганистана; и 5) думается, что «скрытыми силами» в истории казахских беженцев из Синьцзяна как раз является политический мотив, их война с армией китайских коммунистов, отблески которой полыхают до сих пор и накладывают отпечаток на основные действия Представителей казахской диаспоры. Кроме того, «скрытыми силами» считаются действия правительственных и неправительственных организаций, которые влияют на политику в государстве по отношению к беженцам или этническим меньшинствам.
 
Статус иммиграционных рабочих и служащих казахи имели во время трудовой иммиграции в страны Западной Европы и Северной Америки. Этот многолетний и многогранный опыт очень важен для молодого суверенного Казахстана, где мы находим все категории миграционного населения. Кроме того, в Казахстане принят закон об иммиграции, разработан и в скором времени будет представлен на рассмотрение Парламента проект закона о миграции и, вероятно, будет утверждена Программа государственного регулирования миграции.
 
Но в то же самое время до сих пор в Казахстане не создана правовая база для подписания международных соглашений по трудовой иммиграции. Соседние с Казахстаном Узбекистан и Кыргызстан подписали ряд двусторонних соглашений с зарубежными странами о порядке, правах и статусе иммиграционных рабочих и служащих. Прекрасные показатели и опыт, которые имеет смысл применить и в Казахстане, тем более, что из-за тяжелого экономического положения в стране, пополняются ряды казахской диаспоры из иммигрировавших или эмигрировавших любыми путями в другие страны трудоспособных людей, необходимых в самом Казахстане.
 
Исторический опыт трудовой иммиграции показывает, что регулируемая на государственном уровне иммиграция обогащает не только самих иммигрантов, принимающую страну, но и страну-донора, из которой выезжает рабочий или служащий. Давно пора поставить практику трудовой иммиграции на службу Казахстана, как это делается во всем цивилизованном мире.
 
Статус постоянных жителей или резидентов имеют казахи в различных странах мира согласно законодательству страны проживания.
 
Статус независимых иммигрантов получают добровольные мигранты, которые без государственной поддержки, самостоятельно, меняют место проживания и деятельности. Обычно они имеют в своем распоряжении время для обдумывания факта своего перемещения) или улучшения социально-экономического положения. Добровольные мигранты чаще всего едут в те места, где/ уже поселились их родственники или друзья и, самое важное, где существует спрос на их труд или профессию. В основном эти мигранты покидают свои дома для того, чтобы воспользоваться преимуществами новых экономических возможностей, повысить свой образовательный уровень или просто обогатить свой жизненный опыт. В последнее время таких представителей казахской диаспоры насчитывается в странах Западной Европы и Северной Америки немало, так как здесь действуют «привлекающие факторы» миграций.
 
Так как диаспора является объектом внутренней политики и субъектом международных отношений, связующей нитью между внутренней и внешней политикой государства, в современный период в политической науке особый интерес представляют исследования проблемы воздествия диаспор на международные отношения. Диаспора, будучи одной из шести категорий этнической политики (ирреденто или невоссоединенные нации; диаспора; этичность как стратегический источник; нации, не имеющие своего государства; транснациональные этнические экономические сообществам интернализация прав меньшинств), является составной частью этнического плюрализма, который влияет на межгосударственные и межнациональные отношения и имеет обратное воздействие международных проблем на внутренние этнические конфликты.
 
Так, профессор Корнелльского университета (США) Милтон Дж. Эсман, исследуя проблемы воздействия диаспор, пришел к следующему выводу: первый способ — это обращение родной страны за помощью к своей диаспоре. В качестве примера можно привести тот факт, что в период Первой мировой войны Германское правительство обратилось к немецкой диаспоре в США с просьбой активизировать движение против вступления в войну Соединенных Штатов на стороне Антанты. Данный способ воздействия казахской диаспоры можно применить в случае с разъяснением провокационных действий и выступлений некоторых политиканов, пытающихся разжечь межнациональную рознь в Казахстане, например, в вопросе о казачестве, небезызвестных статьях А. Солженицына и т. п. В Российской Федерации, в Москве и Санкт-Петербурге проживают представители высокообразованной казахской диаспоры, в среде которых имеются ученые-обществоведы, до сих пор незадействованные, непривлеченные к разъяснению ложных и фальсифицированных заявлений, направленных на дестабилизацию политической жизни и безопасности в Казахстане.
 
Второй способ — это действия диаспоры, непосредственно влияющие на события в родной стране. Действия эти могут быть вполне независимыми и самостоятельными от правительств как страны-реципиента, так и страны-донора. Кроме того, действия диаспор могут содействовать или противодействовать интересам и страны проживания и страны происхождения. Например, некоторые представители ирландской диаспоры в США и Канаде оказывают моральную, материальную и военную помощь Ирландской Республиканской армии для ее террористических актов в деле освобождения Северной Ирландии от Великобритании, вопреки оппозиции в данном вопросе правительств США, Канады и Ирландии. Вообще, правительства стран происхождения рады использовать свою диаспору для получения финансовой, материальной и дипломатической помощи, но редко когда приветствуют вмешательство той же диаспоры в свои внутренние дела.
 
Второй способ воздействия казахской диаспоры можно весьма эффективно использовать в экономическом плане. Представители казахской диаспоры в Турции, США, странах Западной Европы имеют богатый опыт деятельности в капиталистическом мире. Всемирно известен опыт казахов в Турции, способствовавший развитию отдельной отрасли в экономике данной страны, такой как обработка, выделка кож и пошив кожевенных изделий. Данный опыт казахи из Турции используют, например, в Великобритании и готовы им поделиться, наладить производственные процессы в Казахстане, о чем они сами говорили во время моего пребывания в Турции и Великобритании.
 
Третьим способом влияния, по Милтону Дж. Эсману, является выступление правительства страны происхождения в защиту прав и интересов своей диаспоры, что признается законным по Международному праву. Третий способ характерен в основном для трудовой иммиграции. Многочисленные договоры и соглашения между странами -— источниками иммигрантов и их получателями регулируют условия трудовых контрактов, подтверждают право протекционизма правительства страны происхождения, даже в том случае, если иммигранты не возвратятся на родину. Несмотря на то, что до сих пор Казахстан не разработал правовой базы для подписания международных соглашений по трудовой иммиграции, что являлось бы государственным протекционизмом своим гражданам, выезжающим за рубеж, протекционизм Казахстана по отношению к представителям своей диаспоры хорошо прослеживается в деле репатриации казахов из Ирана и Афганистана, которые стали переезжать на свою историческую родину после договоренности в феврале 1993 г. казахстанской делегации с Иранской стороной.
 
В этой связи необходимо заметить, что есть еще один способ воздействия диаспор на международные отношения, который становится возможным при наличии этнических диаспор в двух государствах, как, например, в Казахстане — немецкой и в ФРГ — казахской. На взгляд автора, положение и развитие этнических диаспор, проживающих на их территориях, оказывает определенное влияние на взаимоотношения двух государств. Так, например, в ФРГ в настоящее время проживает немногочисленная группа казахов, всего 178 семей или около 900 человек, к которой немецкое население относится более лояльно и миролюбиво, чем, например, к турецким иммигрантам. На мой взгляд, это объясняется не только малочисленностью казахов в ФРГ, но и проживанием в Казахстане около полумиллиона немцев, являющихся диаспорой в Казахстане, наличием переселившихся немцев из Казахстана на свою историческую Родину, которые помнят, что казахская земля стала им второй родиной после ликвидации Немецкой автономии в низовьях Волги и депортации их оттуда в 1940-х гг. Думается, что все эти моменты исторической памяти народа влияют на отношение немцев к казахской диаспоре в ФРГ. Поэтому происходят взаимовлияющие процессы на отношения к диаспорам как в стране-реципиенте, так и в стране-доноре.
 
Как видно из вышеизложенного, все эти способы воздействия диаспор на международные отношения могут быть применены и для казахской диаспоры.
 
Выяснив, что такое «диаспора», определив способы ее воздействия на международные отношения, следует для более точного определения и исследования данной проблемы в историческом разрезе обратить внимание на другую категорию этнической политики, такую как «ирредента или невоссоединенные нации».
 
Особое внимание к этому вопросу объясняется очень просто: часто не только в общественных печатных изданиях, но и в научных работах казахов, проживающих на сопредельных с Казахстаном территориях в России, Китае, Узбекистане, называют диаспоральными, не исследуя причины исторического и современного характера, вследствие которых эта часть казахского народа была и продолжает быть отторгнута от своей основной этнической массы и территории. Поэтому, необходимо расставить точки над «i», чтобы не было путаницы в научных исследованиях.
 
Под термином «ирредента или невоссоединенные нации» в современной политической науке подразумевают этнические меньшинства, населяющие территорию, смежную с государством, где доминируют их соотечественники. За пределами своей страны невоссоединенные нации (в отличие от диаспор, которые создаются путем миграций этнических групп в другие страны, не являющиеся их исторической родиной) оказались вследствие войн, аннексий, спорных границ или комплекса колониальных моделей. Эта категория населения была известна еще историкам прошлого столетия и рассматривается как «продукт доктрины, провозглашающей право каждого народа, относящего себя к «нации», учреждать (институировать) национальное самоопределение в форме государственной независимости».
 
Казахская ирредента в России была создана на протяжении веков колониальными захватами и присоединением исконных казахских территорий Российской империей, начиная с XVI в., со времен захвата Сибирского ханства Ермаком, а также необоснованным отторжением территории вдоль северной границы Западного, Северного и Восточного Казахстана в пользу РСФСР в 1924 г., во время так называемого национально-государственного размежевания Средней Азии в советский период.
 
Казахская ирредента в Китае была создана на протяжении XVI—XX вв. в ходе ойратско-казахских войн, территориальных захватов Российской империи в Казахстане, приведших к китайско-русскому территориально-государственному разграничению в Центральной Азии, вследствие которых казахи потеряли значительную часть своих территорий на северо-востоке, юге, юго-востоке, востоке, приведших к образованию казахской: ирреденты в Китае.
 
Казахская ирредента в Узбекистане была создана вследствие проводимого национально-государственного размежевания в Средней Азии в 1924 г. и из-за неправомерного отторжения казахских земель в пользу Узбекской ССР в 1950-х гг. ....
 
Ни о каких территориальных претензиях Казахстана к сопредельным государствам не может быть и речи, так как ни к чему хорошему это бы не привело из-за негативных крупномасштабных последствий, тем не менее, не следует забывать историю своего и соседних народов.
 
Проблема адаптации. Но вернемся к казахской диаспоре, которая, будучи этническим меньшинством, проживает в нетрадиционной, чуждой, среде обитания. Одним из важных этнологических, социально-антропологических и психологических вопросов является проблема способности и возможности более или менее успешного -функционирования казахов на чужбине, что зависит от их способности к адаптации. Под понятием «адаптация» подразумевается «приспособление человека или труппы людей к жизни в новой инонациональной среде, а отчасти и приспособление к ним этой среды с целью взаимного сосуществования и взаимодействия...» во всех сферах общественной жизни. Думается, адаптацию (как процесс и стадию) следует рассматривать как явление в жизни мигрантов в инонациональной среде, охватывающее социальную, культурную и психологическую сферу взаимодействия выходцев из других стран с представителями коренных жителей или господствующего этнического большинства, а также с себе подобными.
 
Адаптация мигрантов к новой нетрадиционной среде обитания, как и характер самого процесса, зависят от объективных и субъективных факторов. К первым можно отнести условия (социальные, политические, этнокультурные) существования мигрантов в стране поселения, их социальный и профессионально-квалификационный состав, этнокультурные и этнопсихологические характеристики населения стран въезда и выезда, особенности этнической ситуации и межэтнических отношений в стране проживания. Среди субъективных факторов особую роль в процессе адаптации мигрантов играют следующие показатели: политика правительства в отношении мигрантов и этнических меньшинств, деятельность общественных организаций, психологические установки на адаптацию прибывших, связанные с продолжительностью пребывания в стране въезда (кратковременное или длительное пребывание, постоянное местожительство).
 
Следовательно, адаптация мигрантов зависит от условий развития страны выезда, формирующих их основные параметры и характеристики, которые непосредственно вступают в процесс взаимодействия с населением принимающей страны, а также от условий развития нового этнополитического организма.
 
Безусловно, адаптация является одной из стадий процесса ассимиляции, так как создает предпосылки для интенсивного врастания мигрантов в социальную, экономическую, политическую и идеологическую жизнь страны-реципиента. Ассимиляция происходит или нет вследствие целей, которые преследуют мигранты, переселяясь в другую страну на постоянное местожительство, длительное или кратковременное пребывание, для воссоединения с семьей и т. д. В первом случае мигранты заинтересованы в быстрейшей адаптации к чуждой иноэтнической среде, а затем и к ассимиляции. Они заранее выбирают место проживания, изучают язык, обычаи и традиции страны иммиграции. Во втором и третьем случаях иммигрант на любой стадии готов к возвращению на родину.
 
На примере казахской диаспоры можно наблюдать сохранение этнической идентичности при постоянном месте жительства в иноэтнической среде, а не ассимиляцию с другими народами. И. Сванберг характеризуя казахскую диаспору в Турции, пишет: «Осознанная и сильная казахская групповая идентичность продолжает свое существование даже при условии изменения в новом окружении части ежедневных ритуалов, применении другой технологии, другого способа ведения хозяйства, новых темпов работы, всего обрааз жизни, так же как и культуры питания».
 
Думается, что данное определение может иметь отношение к большинству казахских общин, проживающих в различных странах мира, изучению отдельных проблем истории и современного развития которых были посвящены монографии и научные статьи плеяды зарубежных и казахстанских исследователей.