ПРЕДИСЛОВИЕ — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека



 Памяти моего папы

Мендикулова Малбагара Мендикуловича

посвящаю...


Нет горя большего,
чем утрата Родины.

Еврипид. 431 год до н. э.
 
ПРЕДИСЛОВИЕ
В настоящее время возросла интенсивность межэтнических и внутриэтнических процессов, базирующихся на характерных изменениях в социально-экономической, политической и культурной жизни Мирового сообщества. Поэтому изучение опыта общения разных народов в прошлом и настоящем, глубокое осмысление разносторонних взаимосвязей актуально с исторической, теоретической, практической и прогностической точек зрения. Исследование исторических и современных проблем развития казахской диаспоры и ирреденты сейчас, когда Казахстан стал членом Мирового сообщества в качестве независимого и суверенного субъекта, своевременно и не терпит отлагательств.
 
За пределами территории Казахстана около 4 млн 500 тыс. казахов проживают в 14 государствах бывшее го СССР и 25 странах мира, из которых лишь около 800 тыс. представляют собой диаспору, остальные 3 млн 700 тыс. являются казахской ирредентой, т. е. проживают на сопредельных с Казахстаном землях, оторванных от него и присоединенных к России, Китаю, Узбекистану в разные исторические периоды вследствие аферистических игр и амбиций политической элиты тех времен. К ирреденте относятся казахи, проживающие в Астраханской, Оренбургской, Курганской, Омской, Горноалтайской автономной областях России, районах Алтая, Тарбагатая, Или, Кульджи, Еренкабырги? Барколь-Кумула — Синьцзян-Уйгурского Автономного района Китая, Баян-Ульгинском аймаке Монгольской Народной Республики, районах Сырдарьи, Чирчика, Кызыдкумов и Мырзашол в Узбекистане.
 
В различных странах мира казахи имеют разный политический, экономический, культурный и социальный статус, что обусловлено историческими событиями и проводимой по отношению к этому населению государственной политикой в стране проживания. Так, статус постоянных жителей (резидентов) казахи имеют в России, Китае, Турции, Монголии, Узбекистане, в некоторых странах Западной Европы и в США; иммиграционных рабочих и служащих — в США, странах Западной Европы; не имеющих гражданства в стране пребывания иди хотя бы статуса беженцев — казахи, в настоящий момент проживающие в Иране и бежавшие из Афганистана во время военных событий 1980-х гг.
 
Изучению исторических процессов, сформировавших и развивших казахскую диаспору, исследованию насущных социально-экономических, политических, психологических и культурно-бытовых проблем, определению перспектив ее развития посвящена данная работа. Пришло время для создания отдельной отрасли в общественных науках Казахстана — диаспорологии, которая будет изучать исторические, демографические, этнопсихологические, социально-политические, культурно-бытовые вопросы развития казахской диаспоры. Это важно еще и потому, что в Казахстане проживают представители 140 этнических диаспор, исторические и современные проблемы которых также требуют более глубокого исследования.
 
Мировоззренческой основой данной монографии послужил принцип историзма, который требует конкретного изучения развития и изменения общественных явлений, а также всестороннего исследования их взаимосвязей и взаимодействий. Историзм как принцип анализа окружающего нас мира, как принцип мышления издавна интересует философов, историков, культурологов. Автору близки следующие положения, составляющие принцип историзма, такие как: историческое развитие есть прежде всего развитие целеполагающей деятельности людей и, следовательно, включает в себя на всех уровнях и этапах сознание. Оно выступает в форме воли, эмоций, осознанных или интуитивных целей и является важным фактором истории; эмпирическую базу исторического познания составляют факты, построенные на основании научного критического исследования исторических источников. Принцип историзма требует выявления и описания максимально полного набора фактов, необходимых для решения конкретной исторической задачи; события, ситуации и процессы объективной исторической реальности причинно обусловлены и функционально связаны.
 
Вне исторического анализа современного состояния экономики, государственного устройства, культуры, международных отношений политика обрекает себя на блуждание в потемках. Вот почему необходим исторический анализ прошлого народа, страны, индивидуума (персоналий).
 
Руководствуясь этим принципом, автор попыталась изучить условия и причины процесса возникновения казахской ирреденты и диаспоры, его экономические, политические, социальные и идеологические корни, проследить его эволюцию на современном этапе.
 
В казахской историографии впервые комплексно рассматриваются указанные проблемы. Одной из причин, почему до сих пор в казахстанской историографии не было издано ни одной монографии, посвященной казахской диаспоре, являлся идеологический запрет на ее разработку в тоталитарный период Советского государства, приклеевший ярлыки «предателей и шпионов» ко всем, кто по разным причинам был вынужден покинуть страну и проживал за ее пределами. В условиях командно-бюрократической системы одно лишь упоминание о «бывших гражданах» становилось поводом для репрессий против политических и культурных деятелей. Кроме того, выходившие в СССР работы по истории и современному положению эмигрантов — русских, украинских и др.— имели одно идеологическое клише: не поняв и не приняв идей Октябрьской революции, враги Советской власти вынуждены покинуть страну и проживать остаток своих дней в бедственном положении на чужбине, что является уже само по себе наказанием за их неприсоединение к основной массе трудящихся, во благо которых и была установлена Советская власть. То есть повсеместно культивировался миф о том, во-первых, что те, кто не принимал коммунистической идеи, должны быть наказаны; во-вторых, что за пределами СССР советский человек жить не может из-за разности менталитета, воспитания и идеологической направленности против капиталистического образа жизни; в-третьих, если бывший советский человек в моральном и материальном отношениях хорошо живет за рубежом, следовательно, он — предатель Родины, не заслуживающий того, чтобы о нём упоминали, тем более, посвящали ему научные работы...
 
Другой важнейшей причиной ненаписания научных исследований по данной проблематике является отсутствие необходимых источников в архивах Казахстана. И пока эта проблема не решается из-за трудностей финансирования научно-исследовательких поездок казахстанских ученых в страны, в государственных архивах которых сосредоточены документы по истории Туркестанского легиона периода Второй мировой войны (ФРГ; архив Мустафы Чокая в библиотеке Института Восточных Языков и Цивилизаций в Париже во Франции), трудовой иммиграции казахской диаспоры (страны Западной Европы, США, Канада, Турция), казахских беженцев из Синьцзяна в Индию и Пакистан, а затем в Турцию. То есть фактически остается не освоенным огромный пласт исследовательского материала, так необходимого нашим историкам.
 
Финансирование многих исследований, в том числе в области общественных наук, пока в Казахстане проводят не отечественные, а зарубежные фонды, понимающие временные экономические трудности молодого государства.
 
Именно благодаря участию и победе в конкурсе фонда ACTR/ACCELS (США) в 1994 г. у меня появилась возможность встретиться с представителями казахской диаспоры — бывшими военнопленными вермахта, ныне пенсионерами и гражданами США; собрать фактический материал, относящийся к проблеме диаспоры, беженцев и этнических меньшинств, разработанный в западной историографии; работать в библиотеках Индианского университета (Блумингтон, США). Затем, благодаря спонсорской поддержке Фонда «Сорос — Казахстан», автор смогла ознакомиться с новейшими достижениями современной западной методологии научного и преподавательского процессов во время работы Международной летней школы Политических наук и Международных отношений (Польша, 1996 г.), а также выступить (1996 г.) на конференции «Постсоветский мир: переходный период» в Редингеком университете (Великобритания), встретиться и получить интервью у казахов, проживающих в Великобритании. Финансовая и моральная помощь Института истории и этнологии Министерства науки — Академии наук Республики Казахстан, Всемирной ассоциации казахов (Казахстан) и вышеперечисленных фондов помогла автору не только провести интервью с представителями казахской ирреденты (КНР, Монголии) и диаспоры (США, Великобритания, Турция и ФРГ), но и собрать документальные факты в государственных архивах Казахстана и России, познакомиться с официальными документами и фотоматериалами из личных архивов, радушно предоставленными казахами, проживающими за рубежом. Кроме того, автор получила возможность систематизировать фактические и статистические материалы, уточнить и устранить неточности, имевшие место в предыдущих иубликациях, где случайно (или намеренно) были внесены фальсифи-кационные сведения, в настоящий момент откорректированные и, впервые, введенные в научный оборот в казахстанской историографии.
 
Впервые в казахстанской историографии рассматривается вопрос о месте и роли Тайваня в истории казахской диаспоры, материалы о котором были получены автором в Стамбуле в октябре 1996 г. во время интервью с Делилханом Жаналтаем, одним из аксакалов заграничных казахов, непосредственным организатором учебы казахских молодых людей в университетах Тайваня.
 
Исследование иммиграционных процессов, на примере казахской диаспоры, не только с теоретической, но и с практической точек зрения представляют несомненный научный и политический интерес, так как в последние десятилетия, особенно в связи с развалом СССР, вопросы межгосударственной миграции населения и рабочей силы приобрели большую актуальность, непосредственно для Республики Казахстан, как из-за масштабов миграционных процессов, так и в связи с последствиями в социально-экономической сфере, возникающими в результате массовых людских перемещений из одних стран и континентов в другие, а также участившихся военных, межэтнических и политических конфликтов в регионе Центральной Азии.
 
Влияние иммиграции на социально-экономическое и демографическое развитие мира общеизвестно. В этом, аспекте актуален анализ состояния казахской трудовой иммиграции (являющейся составной частью турецкой трудовой иммиграции), изучение возожностей и условий для экономической адаптации казахов в развитых капиталистических странах Западной Европы и Северной Америки, тем более, что подобное исследование выполняется в казахстанской историографии впервые. Представители казахской диаспоры рассматриваются нами как составная часть всего казахского народа, тем самым сделана попытка восполнить пробел в истории казахов новыми страницами. Кроме того, изучается практика различных государств по вопросам их отношения к этническим меньшинствам, проблеме беженцев и кого можно относить к данной категории миграционного населения, определения социально-политических и экономических статусов этнических меньшинств (на примере казахов) в полиэтнических гоосударствах и т. д.
 
Изучение данных проблем важно для проведения взвешенной внутренней и внешней политики независимого Казахстана. В монографии приводятся рекомендации по использованию опыта, знаний и деятельности представителей казахской диаспоры на благо Республики Казахстан. Основные положения книги и вытекающие из них выводы могут быть полезны для деятельности внешне- и внутриполитических институтов Республики Казахстан, имеющих отношение к Государственной программе поддержки казахской диаспоры, в разработке которой автор участвовала как докторант Института истории и этнологии Министерства науки — Академии наук РК и член Научно-практического центра по изучению современного положения казахов, проживающих за рубежом, и репатриантов при Всемирной Ассоциации казахов.
 
 В целом изучение исторических и современных проблем казахской диаспоры необходимо для развития национальной консолидации казахской нации, что, в свою очередь, связано с национальным возрождением, суверенитетом и национальной безопасностью Республики Казахстан, ставшей независимым членом Мирового сообщества. И если ранее о проблеме демографической катастрофы говорили применительно к евреям, армянам и африканским народам, имеющим многочисленные диаопоры в различных странах мира, то теперь ясно — к этому списку добавляются казахи, по судьбе которых прошли трагические катаклизмы XX в. Признанием этого факта является Указ Президента Республики Казахстан Н. А. Назарбаева от 30 декабря 1996 г. «Об объявлений 1997 года годом общенационального согласия и памяти жертв политических репрессий».
 
Научные интересы автора связаны с теоретико-практическим анализом понятий «диаспора» и «ирредента». Для этого привлечены новые источники, впервые вводимые в научный оборот казахстанской историографии. Определено не только теоретическое понятие диаспоры, но и ее роль в международных отношениях как одной из категорий этнического плюрализма. На примере казахской диаспоры, являющейся этническим меньшинством в стране проживания, автор попыталась выявить возможность и степень процесса ее адаптации.
 
Кроме того, рассмотрены особенности формирования казахской ирреденты в XVII—XIX вв. и охарактеризованы его основные этапы. Первый этап формирования казахской ирреденты относится к событиям, имевшим место в XVII — первой половине XIX в., когда в ходе казахско-ойратских войн у казахов были отторгнуты их. земли в районе Семиречья, Тарбагатая, Барлыка и др., что повлекло за собой нарушение традиционных маршрутов кочевания казахов Среднего и Старшего жузов и являвшихся одной из причины для возникновения казахской ирреденты в Китае. Казахско-ойратские войны непосредственно привели к гибели тысяч людей, мощным миграционным процессам у народов Центральной Азии, коренным образом изменивших демографическую ситуацию в этом регионе и вследствие, которых казахи, вынуждены были сформировать свою диаспору в государствах Центральной Азии.
 
В данный период в регионе Центральной Азии впервые появились китайские войска, разгромившие с помощью казахских военных отрядов Джунгарское ханство. С разгромом Джунгарии казахи пытались вернуть себе свои земли, однако, китайское государство заявило, что получило их в наследство, являясь главным победителем ойратов. Таким образом, казахские земли, отторгнутые у казахов ойратами в ходе военных действий в XVII—XVIII вв. остались в составе Китая. Кроме того, во второй половине XVIII в. была впервые установлена непосредственная граница между Казахстаном и Китаем.
 
Второй этап в истории возникновения казахской ир-реденты в Китае характеризуется событиями, положенных в основу процесса русско-китайского территориально-государственного разграничения в Центральной Азии путем подписания ряда важных правительственных документов, таких как: Пекинский договор от 2 ноября 1860 г., Чугучакский Протокол 1864 г., Хобдинский Протокол 1869 г., Тарбагатайский Демаркационный протокол 1870 г., Ливадийский договор 1879 г., Петербугский договор 1881 г. Вследствие подписания и ратификации вышеназванных договоров и протоколов казахские территории и население, проживающее на них, были насильственно разделены между этими двумя государствами и без учета их желаний были распределены в подданство к ним.
 
Исследованы исторические события XX в., повлиявшие на развитие и расширение ареала распространения казахской диаспоры в мире, такие как проведение Столыпинской аграрной реформы в Казахстане, национально-освободительное движение в Центральной Азии 1916 г., гражданская война 1918—1920 гг., неприкрытый геноцид против казахского народа, проводившийся в период коллективизации в Казахстане, а также участие казахов во Второй мировой войне, приведшее к крупномасштабным людским жертвам и окончательной потере Родины для многих из них.
 
Трагические события, произошедшие в Синьцзяне в 1930—1950-х гг., явились основополагающими для истории и развития казахской диаспоры в мире. В связи с этим особое внимание уделяется месту и роли казахов в образовании Восточно-Туркестанской Республики. Показан миграционный процесс казахов из Синьцзяна в Индию и Пакистан, жизнедеятельность в этих странах, проанализированы мотивы перемещения, варианты выбора расселения казахов по всему миру и т. д.
 
Уделено внимание проблемам казахских общин, проживающих за пределами Казахстана, определены общие и специфические черты в развитии и удачном функционировании к чуждой среде обитания, в особенности в так называемых имперских странах (США, Великобритания, ФРГ и др.). Проанализирована политика некоторых правительств по отношению к иммиграционным рабочим и служащим в новейший период на примере казахов, проживающих в Турции, США, ФРГ, Великобритании и Швеции, так как в этих странах казахская диаспора или обладает специфическими чертами, или имеет наибольшую численность по сравнению с численностью казахской диаспоры в других странах мира. Изучены некоторые аспекты репатриации казахов в советский и современный периоды, при этом особое внимание уделено положительным и негативным характеристикам данного процесса у казахов из КНР, Монголии, Ирана, Турции и Афганистана.
 
Определяя хронологические рамки работы, автор ориентировалась на отрезок исторического времени, в течение которого происходили события, породившие, сформировавшие и развившие казахскую ирреденту, а затем диаспору, что стало достоверным подтверждением основных исследовательских тезисов.
 
Основные результаты и теоретические положения исследования прошли апробацию на научных конференциях, симпозиумах казахстанского и международного уровня. Автор участвовала в работе международного симпозиума «Казахская диаспора: проблемы и перспективы» (г. Туркестан, 1995 г.), где выступала с докладом «Исторические проблемы изучения казахской диаспоры». Доклад «Казахская диаспора и Республика Казахстан: Проблемы и перспективы» сделан автором на казахстанской научной конференции «Государственность Казахстана: истоки и развитие» (г. Алматы, 1996 г.). На международной конференции «Идентичность и роль женщины во время перемен: Центральная Азия, Восточная и Центральная Европа и Турция»
 
(г. Анкара, 1996 г.) представлен доклад «Казахские женщины в процессе адаптации: исторический и культурный опыт». На международной конференции «Постсоветский мир: переходный период» в Редингском университете (Великобритания) автор выступила с докладом «Проблема беженства и как она решается в постсоветском Казахстане». Об исследованиях автора исторических и современных проблем казахов, проживающих в Турции, была показана передача по алматинскому телевидению «Рахат» (2 и 19 декабря 1996 г., 14 января 1997 г., по общеказахстанской радиовещательной программе автор выступала в прямом эфире о современных проблемах казахской диаспоры. Вопросам современного развития казахской диаспоры было посвящено интервью, взятое у автора журналистами из редакции Центральной Азии и Кавказа на Би-Би-Си в Лондоне в декабре 1996 г. и транслировавшегося несколько раз в январе и феврале 1997 г.
 
Автор благодарит Делилхана Жаналтая, Мансура Тайджй, Кыйзата и Калмана Кочйигитов, Абдулуахапа Кара за предоставленные документы и фотоматериалы из их личных архивов, использованные при написании этой книги. От всей души благодарю также Институт истории и этнологии им. Ч. Ч. Валиханова Министерства науки — Академии наук Республики Казахстан и издательство «Рылым», совместными усилиями которых данная монография выходит в свет. Огромную любовь и признательность хочу выразить моим родным и близким, Каждодневно помогающим в моих научных изысканиях.