КАЗАХСТАНСКИЕ РУССКИЕ — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека



 КАЗАХСТАНСКИЕ РУССКИЕ

На протяжении десятилетий живя бок о бок с русскими, автор имеет что сказать о них. Но прежде чем поделиться личными наблюдениями, переживаниями и мыслями по поводу затронутой темы, хочу предоставить слово кандидату философских наук Алексею Гладову и кандидату социологических наук Алибеку Кувандыкову, перепечатав их выступление в номере газеты «Советы Казахстана» за 11 сентября 1993 года. Выступлению был предпослан заголовок «Русские в Казахстане». Ознакомимся с его содержанием: «Проблема эта в той или иной степени освещалась на страницах массовой печати. Однако публикации страдали от своего эмоционального, в большинстве случаев недоказательного, уровня. На наш взгляд, вреда от таких публикаций было больше, чем пользы. Но как бы то ни было, сегодня недосказанного в этой области больше, чем могло быть. В настоящее время это такой вопрос политики, о котором если и не говорят, то держат постоянно в уме, так как он во многом определяет место суверенного Казахстана в мире и мир в нем.
 
Русская массовая миграция в Казахстане имела несколько этапов и была связана с государственной политикой России с начала восемнадцатого века и затем продолжалась и при советской власти. Первый период связан с миграцией казаков и основанием казачьих поселений и военных крепостей. Он начался в семнадцатом и продолжался до конца девятнадцатого века. Из этих казачьих поселений (станиц) и военных крепостей впоследствии возникло несколько «Линий» (Уральская, Горькая, Сибирская), которые проходили по территории Казахстана.
 
Второй период связан с государственной политикой переселения российских крестьян и изъятием у местного населения плодородных земель. Этот период начался со второй половины девятнадцатого века и продолжался до начала двадцатого. Количество переселенцев на территории Казахстана к тому времени составило 1,6 млн. человек.
 
Третий этап массовой миграции в Казахстан связан с советским периодом (индустриализацией, освоением целины), и он в большей степени, чем предыдущие, обусловил нынешнюю демографическую ситуацию.
 

 

Социально-демографическая справка. По итогам Всесоюзной переписи населения 1989 года русских в Казахстане было 37,8% от всего населения республики. Этнотерриториальное расселение русских, которое сложилось исторически, в основном сохранилось и сегодня. Характерной особенностью его является то, что в третий период массовой миграции в Казахстан (освоение целины, развитие добывающей и перерабатывающей промышленности) в некоторых областях республики русские составили этническое большинство. В настоящее время большинство русского населения проживает в городах — 51,3% (на селе — 19,3%). Длительный период проживания в Казахстане и тесные контакты со всеми другими этносами, и прежде всего с казахским, не могли не повлиять на сознание, характер, формы поведения русского населения. Большинство русских в результате этого взаимодействия вобрали в себя часть культуры, обычаев и традиций казахстанских народов.
 
Известно, что активная социальная деятельность этносов в стратификационном (стратос — слой) поле в основном определяется их местом в этой структуре, наличием статуса и власти. Из более ста этносов, проживающих на территории Казахстана, второе место после казахов по численности населения занимает русский этнос. И стабильность этносоциальных отношений в основном определяется отношениями этих двух самых больших этносов — русских и казахов. Следует отметить, что особенно значимость этих отношений для жизни общества возрастает в период перехода от одного состояния общества к другому, когда обостряются многие и в первую очередь социально-экономические проблемы.
 
Сегодня, когда распался СССР и образовались на его основе новые самостоятельные и суверенные государства, около 25 млн. русских, еще недавно ощущавших себя почти везде на Родине, вдруг оказались за границей. Как чувствуют себя сегодня русские в этих государствах, и в частности в Казахстане? Этот и другие вопросы волнуют в настоящее время не только русских.
 
Русские в Казахстане (впрочем, как и во всех республиках бывшего Союза) оказались в совершенно новых условиях, к которым оказались не готовыми. Однако это как раз говорит о том, что проблему не следует оставлять без внимания социологов, экономистов, психологов и философов. Очевидно, что сегодня нужна взвешенная, разумная политика, в которой бы учитывались интересы всех этносов, проживающих на территории Казахстана, в том числе и русских.
 
В настоящее время наиболее актуальной, наряду с другими, для республики является проблема межэтнической (межнациональной) стабильности, которая затем проецируется и влияет на социально-экономическую и политическую ситуацию в Казахстане. Но процесс этот не однонаправленный. Сложная полиэтническая картина во многом определяет не только общественно-политическую ситуацию, но и в целом внутреннюю и внешнюю политику в республике. Очевидно, что сегодня строить государственную политику, игнорируя интересы (которые могут и не всегда совпадать) того или иного этноса, значит заведомо создавать сложную ситуацию, которая затем неизбежно будет влиять и на все другие стороны общественных отношений. И в первую очередь — на ход всех проводимых в Казахстане реформ. Примеров тому на территории бывшего СССР имеется множество.
 
На наш взгляд, в большой степени определяет нынешний феномен стабильности Казахстана как межнационального оазиса самочувствие русского этноса. Физическая численность этноса (а русских в 1993 г. — 6 млн. 169 тыс., или 36,4%) сам по себе фактор, влияющий на внутреннюю и внешнюю политику государства. Наряду с огромной протяженностью границы с их этнической родиной он также становится определяющим для Казахстана. И с этим надо считаться. И не только поэтому. А и потому, что политико-экономическая стабильность тоже определена этим моментом, поскольку большую часть городского населения составляют русские. Это в основном квалифицированные рабочие, специалисты промышленных предприятий, интеллигенция.
 
Сегодня же состояние экономики в республике во многом обусловливает социальное недовольство различных слоев населения, формирует соответствующие установки и ценностные ориентации. Однако социальное недовольство, как таковое, может трансформироваться в межэтническую напряженность, а может нет.
 
Напряженность в межэтнических (межнациональных) отношениях является в настоящее время одной из характерных черт кризисно-катастрофического состояния многих республик бывшего Союза. Это вызывает большое беспокойство не только в этих республиках, но и в мировом сообществе. Поэтому трагизм переживаемого момента требует особенно вдумчивого, исключающего ошибки, подхода к анализу сложившейся ситуации и поиску путей для оптимизации и стабилизации. Очевидно, чтобы нейтрализовать уже возникшее и не допустить возникновения новых тенденций, ведущих к ослаблению казахстанской государственности, необходимо выяснить картину происходящего в межэтнических отношениях.
 
Следует отметить, что изучение массового (группового) сознания субъектов межэтнического взаимодействия дает возможность определить причины и факторы, вызывающие напряженность в этих отношениях и создающие предпосылки для возникновения конфликтов. Их своевременное обнаружение облегчает поиск путей ослабления межэтнической напряженности и предупреждения конфликтов.
 
То, что на территории Казахстана нет межэтнических конфликтов, аналогичных тем, которые сотрясают Таджикистан и Закавказье, не дает основания для благодушия. Современной конфликтологией доказано, что любой конфликт, на какой почве он бы ни возник, имеет разной продолжительности скрытый период, в рамках которого возникает наряженность в отношениях взаимодействующих субъектов (этносов), формируется конфликтная ситуация.
 
Известно, что межэтнические отношения могут проявляться: 1) на уровне личности, 2) на уровне группы, 3) на уровне организации. Следует отметить, что анализ результатов социологического исследования, проведенного Группой социологического анализа и прогнозирования Верховного Совета Республики Казахстан в конце 1992 года, показывает, что в настоящее время межэтническая напряженность в республике проявляется главным образом на уровне группы. Это проявляется в росте значимости национальных мотивов в выборе общения, смещении акцентов на рост национального самосознания, усиления внутригрупповой солидарности. На уровне организации она проявляется в создании некоторых фактически мононациональных политических движений и партий, в муссировании национального вопроса и тенденциозности в освещении национальных проблем в средствах массовой информации. Но явно и открыто межэтнические отношения проявляются на уровне личности, когда в очередях, на кухне, в столовых и т. д. ругаются и обзываются люди различных национальностей (бытовой уровень).
 
Социологическое исследование показывает динамичность процессов межэтнических отношений и их региональную специфику. Так, анализ показывает, что в настоящее время межэтнические отношения в республике строятся на взаимном доверии этносов друг к другу. Так, высокая степень доверия по республике (64%) и регионам исследования (ВКО — 61%, СКО — 71%, ЮКО — 56%) совпадает с доверием двух основных этносов: казахов — 71% и русских — 66%. Факт того, что 86% опрошенных не собираются в ближайшее время мигрировать за пределы Казахстана говорит о достаточно стабильной этнической ситуации в республике. На основании этого, видимо, можно с определенной степенью оптимизма утверждать, что при отсутствии в будущем открытых конфликтов, сохранении руководством государства, провозглашенного курса на построение демократического гражданского общества, и решении возникающих проблем на основе консенсуса всех взаимодействующих социальных субъектов, массовой миграции из республики ожидать не следует. В этой связи существенен и другой факт исследования, который говорит о том, что большинство опрошенных не поддерживает выезд неказахов из Казахстана.
 
Межэтническая стабильность, по нашему мнению, покоится также на чувстве гражданского долга перед обществом, т. е. когда человек считает себя прежде всего полноправным гражданином государства, в котором проживает, даже если его этническая родина находится за пределами этого государства. Парадигма патриотизма, преданности Родине определяется именно этой субстанцией, впрочем как и сепаратизма. Результаты исследования в достаточной степени подтверждают, что идея (уверенности не только государства, но и личности имеет твердые основания. Краеугольный постулат этой идеи — территориальная целостность Казахстана поддерживается 84% опрошенных.
 
Межэтническая стабильность в государстве коррелирует не только с чувством гражданского долга и обязанности перед государством, но и тем, как люди свое личное благополучие сопрягают с благополучием государства. Так, мнение «я буду жить хорошо, если будет процветать моя Родина» — разделяет более 80% респондентов. Мы видим в этом факте залог дальнейшего развития суверенности республики и построения демократического гражданского общества.
 
Важнейшим показателем и фактором стабильности являются восприятие и оценка респондентами состояния и качества межэтнических отношений. Анализ результатов исследования показывает, что эти оценки значительно расходятся. Так, если 32% казахов уверены в том, что они носят дружеский характер, то у русских таковых оказалось 22%. Если 18% казахов оценивают их как не всегда дружеские, то у русских таковых оказалось уже 31%.
 
На фоне экономического ухудшения уровня жизни населения, социальной дифференциации происходит также и процесс поляризации населения республики по этническому признаку. Это выражается наиболее ярко в том, что сегодня более, чем вчера, люди предпочитают общаться с представителями своего этноса.
 
Постепенно возрастает (незаметно для глаза) социальная дистанция между представителями разных этносов, растет недопонимание, недоверие и подозрительность. Все это в конечном итоге ведет к неадекватному восприятию одной этнической группой действий и поведения другой.
 
Так, следует отметить, что вопрос о территориальной целостности Казахстана больше волнует казахов, чем русских. Так этот вопрос волнует почти всех опрошенных казахов (94%), русских — 73%. Этот вопрос для казахов является сегодня самым острым. Так 21% казахов считают, что нарушение территориальной целостности Казахстана могло бы их заставить принять участие в межэтническом конфликте. Среди русских так полагают только пять процентов.
 
Социально-психологическое состояние представителей разных этносов, населяющих Казахстан, зависит прежде всего от чувства уверенности в своем будущем. А оно оказывается неодинаковым. Так, если 31% казахов уверены в своем будущем, то русских таковых оказалось всего 8%. К тому же следует добавить, что 43% всех опрошенных являлись неоднократно свидетелями недоброжелательного отношения к представителям своего этноса, а 46% —свидетелями ссор и конфликтов представителей различных этносов. Полученные данные говорят о том, что усиление феномена этничности, его внутренняя и внешняя направленность неизбежно в сознании этносов сопровождается усилением следующих тенденций: а) стремлением определенных слоев населения к этнической однородности, б) подъемом этнически окрашенных процессов, в) противопоставлением этнических интересов. Людям по своей природе свойственны поиск социальной опоры, ощущение социальной защиты и стабильности. И поэтому значение этнической общности, как такого рода опоры, трудно переоценить, особенно в такие трудные времена.
 
Одним из показателей эффективности межэтнических отношений в республике является оценка респондентами межэтнических отношений. Следует отметить, что если только 11% казахов считают, что они ухудшаются, то среди русских таковых оказалось 36%. Эта напряженность в отношениях разных этносов сформировала у значительной части населения готовность активно действовать в конфликтах на стороне своего этноса.
 
В определенной мере во внутренней дестабилизации русского населения в Казахстане виновата и Россия. Прерванные экономические связи сказались в первую очередь на тех отраслях промышленности, где в основном заняты русские. Те или иные политические акции России, Украины сказываются в первую очередь на самочувствии русского этноса в Казахстане.
 
В этой связи полагаем, что сегодня необходимо предметное изучение этнических проблем в каждой области республики в режиме социального мониторинга, смысл которого состоит в периодическом повторении по единой методике массовых опросов населения. Полученная на их основе информация должна в обязательном порядке сопоставляться и дополняться данными статистики, результатом анализа программ национальных партий и движений, материалов выступлений средств массовой информации. Все вместе это даст возможность прогнозирования состояния межэтнических отношений как в целом по республике, так и по ее регионам.
 
Кроме того, сегодня остро необходима разработка научной концепции гармонизации межэтнических отношений и соответствующей программы практических действий непосредственно на переходный период к рыночным отношениям. В настоящее время такая программа в республике отсутствует».
 
А теперь вернемся к самому началу выступления Гладова и Кувандыкова. Отметим верность подобранного к нему эпиграфа, которым послужили слова П. Я. Чаадаева: «Прошлое уже нам неподвластно, но будущее зависит от нас». И остановим внимание на заголовке — «Русские в Казахстане». Считаю, именно здесь заключено принципиальное заблуждение А. Гладова и А. Кувандыкова. От этой неверной общей установки идут и неверные выводы. Процитируем еще раз, ввиду его важности, один из них: «Сегодня, когда распался СССР, и образовались на его основе новые самостоятельные и суверенные государства, около 25 млн. русских, еще недавно ощущавших себя почти везде, как на Родине, вдруг оказались за границей. Как чувствуют себя сегодня русские в этих государствах, и в частности, в Казахстане?..» Стоп!» Русские в Казахстане... оказались за границей». Здесь и коренится ошибка. Автор и его частное агентство также проводили опрос. И он позволил выявить следующую картину: есть действительно русские в Казахстане, и они сейчас действительно оказались за границей; и есть казахстанские русские, которые были и есть в Казахстане у себя на родине. Осмелюсь утверждать, за последние десятилетия (если не столетия) возникла особая популяция людей, которую можно назвать «казахстанскими русскими». Внешне это вполне русские люди, но в психологическом отношении они имеют немало общих черт с казахами Казахстана и представителями других народов и народностей, на протяжении длительного времени проживающих в республике. У них есть ряд общих устоявшихся черт, не столь бросающихся в глаза дома, но заметных при пребывании за рубежом. Есть у казахстанских русских и привязанность к своей земле, а своей воспринимают и называют они именно землю Казахстана. О том, что казахстанские русские и российские русские — не одно и то же, говорят их отзывы друг о друге, часто свидетельствующие о наличии некоторой дистанции и даже отчужденности. И пусть уважаемые Алексей Гладов и Алибек Кувандыков не считают эти мои заявления «страдающими от своего эмоционального, недоказательного уровня». К подобным выводам привели не только результаты проведенного нашим агентством опроса, но и многочисленные мои личные беседы и наблюдения над жизнью.
 
Словом, есть русские в Казахстане, которые ныне ищут пути отъезда из-за рубежа к себе на родину. И есть казахстанские русские, которые продолжают оставаться у себя на родине и у которых те же проблемы, что и у местных казахов, уйгур, дунган, украинцев и т. д. — то есть, по большей части, задачи социально-экономического устройства своей жизни в Казахстане.
 
Если не считать этого принципиального расхождения, в большинстве пунктов обсуждаемой темы автор полностью согласен с учеными Алексеем Гладовым и Алибеком Кувандыковым, разделяет их глубоко аргументированные размышления и озабоченность сохранением этнической стабильности в республике. Да, это — сегодня основа основ. И об этом не лишне говорить вновь и вновь. Сумеем сохранить лад между населяющими Казахстан народами — со всеми остальными трудностями рано или поздно совладаем. Возьмут верх непонимание и разлад — за последствия ручаться трудно... Казахстанские казахи, русские, украинцы, немцы, татары, башкиры, дунгане, уйгуры, узбеки — представители многих других народов и народностей — им нечего делить: ведь родина у них одна.