ВОССТАНИЕ 1869 ГОДА

 

 

… Мы коснемся… последнего киргизского восстания 1869 года, так как в числе мер, принимавшихся для подавления бунта, была предпринята постройка новых укреплений в дополнение к прежде существовавшим, как мера весьма важная не только для подавления восстаний на будущее время, но и для предупреждения или пресечения их в самом начале.
 
В степях Оренбургского ведомства до 1869 года находились укрепления: Карабутак и Иргизск (бывшее Уральское укрепление), лежащие на Орско-Казалинском тракте, по которому направляемы были войска и все военные запасы на Сыр-Дарью, и который служил путем для движения русских и средне-азиатских караванов; на восток от этого тракта — Оренбургское укрепление, а на юго-западе, в верховьях Эмбы, Эмбенский пост, ничтожное укрепление. Кроме этих четырех укрепленных пунктов на восточном берегу Каспийского моря находился форт Александровский. Когда (с 1864 г.) стали быстро развиваться события на Сыр-Дарье, оказалось, что Оренбург слишком удален от нового театра наших действий. Вновь занятые земли были столь велики и населенны, что пришлось устроить для них особое управление и перевести туда большую часть войска Оренбургского военного округа, оставив в нем всего два линейных баталиона из числа десятин. В таком положении находился Оренбургский край перед началом киргизского восстания, вспыхнувшего четыре года тому назад, по случаю введения нового Положения об управлении Степными областями.
 
Восстание 1869 года имело два периода: первый, длившийся с января по июнь, второй, кратковременный, положивший конец степным беспорядкам в несколько дней. В первом периоде волнения среди киргизов развивались беспрепятственно, не встречая никакого противодействия, так как до мая месяца не было ни одното отряда в степи. Хотя в мае и высланы были в степь три-четыре отряда, но они, по малочисленности, были вынуждены действовать оборонительно. А между тем уже в начале весны насчитывалось до 40.000 восставших киргизов. С такими силами, казалось бы, можно было снести Уральскую линию, тем более, что Уральская область не могла противопоставить сколько нибудь серьезного сопротивления: в Уральске имелось для занятия караулов 200 человек местной команды и столько же казаков, да по 15—20 казаков в каждом форпосте по линии. Сверх того, в Эмбенском посту было 50 пеших и сотня конных казаков; гарнизон поста хотя и был усилен зимою двумя оренбургскими сотнями, но ни сотня, ни самый гарнизон не имел перевозочных средств. Несмотря, однако, на такую без-оружность Уральской линии, киргизы ни разу не рискнули напасть на форпосты; вся отвага их ограничилась тем, что они, в двух — трех местах, прорвались через линию и угнали казачий скот, да убили несколько казаков. Вообще это восстание обнаружило полную несостоятельность киргизов в деле боевой организации, единстве действий и в освоении дисциплины.
 
К июню месяцу толпа свыше 20.000 киргизов сосредоточилась на среднем Уиле и на север от него; остальные мятежники рассеялись шайками по разным местам степи. Когда, в начале июня, был собран отряд из полуторы тысячи человек и направлен на Уил, то одно это движение и решило участь восстания: киргизы, не выжидая удара, массами стали изъявлять покорность. Сбор 20-тысячной толпы на среднем Уиле указывал на то, что это место имеет особую важность в степи. Хотя в значительном удалении на север или на запад от среднего течения Уила мятежное киргизское скопище и могло бы найти для себя продовольствие, но за то оно было бы слишком близко к линии и находилось бы в постоянной опасности от нападения отрядов, уже начавших формироваться с ранней весны. На юг же от этого места, например, на Сагизе или на Эмбе, сбор 20-тысячного, или даже втрое меньшего, скопища решительно невозможен на сколько-нибудь продолжительное время, по недостатку корма и пресной воды в окрестностях этих рек. Эти-то стратегические соображения и послужили основанием к постройке укрепления на среднем Уиле, причем недавние мятежники весьма усердно помогли солдатам и казакам в работах по возведению укрепления.
 
По усмирении главной массы восставших киргизов, многие шайки их были рассеяны и истреблены, но большинство коноводов восстания и некоторые шайки нашли возможным бежать за Эмбу, на Усть-Урт и дальше в Хиву. Хотя в заэмбенской степи имеется лишь крайне мало дорог, по которым могут удобно двигаться сколько-нибудь значительные скопища, да и вообще мало таких привольных мест, где бы они могли формироваться, тем не менее, одно уже соседство Хивы — главного места сбора и убежища всех киргизских шаек и коноводов, всех беспорядков в степи, ставит сильную преграду полному умиротворению значительной части кочевого населения.
 
„Военный Сборник", № 11, 1873 г., с. 58—57. Юр — Ко.
 
Взгляд на степную войну.
 
 
<< К содержанию                                                                    Следующая страница >>