Главная   »   Парламент Казахстана в трудные годы провозглашения независимости. С. З. Зиманов   »   2.7. Нужно работать Парламенту в тесном контакте с Президентом и Правительством — это необходимость


 2.7. Нужно работать Парламенту в тесном контакте с Президентом и Правительством — это необходимость

«Нужна перестройка самой перестройки» так называлось моя статья, написанная и опубликованная в трудные первые годы становления независимой Казахской Республики как суверенного государства в контексте деятельности Парламента (Верховного Совета), в котором, по сути, тогда была сосредоточена основная власть, и который нес основную ответственность за послесоветское положение в Республике. Статья написана не лицом со стороны, а депутатом Парламента — председателем комитета и членом его Президиума, являвшимся одним из активных участников парламентской деятельности и перед глазами которого происходило многое, что связано с нею. Считая, что статья эта вводит читателя в проблемы тех лет, вставших перед Республикой и перед Парламентом, привожу ее в полном текстуальном изложении.
 
«НОВОМУ ПАРЛАМЕНТУ (речь идет о Верховном Совете тринадцатого созыва) приходится начинать свою работу в более сложных и трудных условиях, чем это было прежде. Куда не бросьте взор, почти везде падение. Государственная политика выхода из кризиса не срабатывает. В то же время нет виновных. Никто не несет ответственности. Лозунги и программы, как и в прежние времена, входят в нашу жизнь.
 
Разделение государственной власти на три относительно самостоятельные ветви — на законодательную, исполнительную и судебную — должно было стать основой для создания эффективно функционирующей и стабильной политической системы в республике. Пока же оно дает обратные результаты. Вместо порядка — анархия. Ослабла трудовая и общественная дисциплина, попирается нравственность. Вместо личной и имущественной безопасности граждан — страх и незащищенность. Демократия, с которой связывалась свобода и ответственность личности, больше породила распущенность. Сам государственный аппарат и многие госчиновники погрязли в коррупции. Разделение власти используется как раздельное господство.
 
Словом, переход на новые формы правления слишком затянулся. Этот процесс должен быть прерван. Осуществить это в силах объединению всех ветвей власти и Президента республики. Нужна перестройка самой перестройки. Разумеется, не в обратном направлении. Нужны объединенные решительные действия.
 
В этом процессе обновления новому Парламенту отводится особое место. Он, как никогда, должен сыграть свою роль. Важно присмотреться к опыту работы предыдущего Верховного Совета, взять рациональное в нем и сделать соответствующие выводы из недостатков. Умножить положительное и не повторять тех ошибок и упущений, которые имели место в прошлом в его законодательной деятельности.

 

Как депутат и член Президиума Верховного Совета предыдущего созыва могу засвидетельствовать, что существенным изъяном в его работе было нежелание, скорее, неумение определять приоритетные, стержневые направления в законотворчестве. Все то, что было в «портфеле», обсуждалось в комитетах, на Президиуме и почти все принималось Верховным Советом. В то же время в США, например, только 5-8 процентов, внесенных проектов, становятся законами. Во многих европейских странах этот уровень колеблется от 8 до 12 процентов.
 
Новый парламент должен пойти по новому пути. Свой потенциал, а он более весомый, чем был, свою деятельность он должен сосредоточить на решении главным образом приоритетных, первоочередных задач. В чем они заключаются? Прежде всего в совершенствовании, а в ряде случаев — создании работающей законодательной базы по стабилизации экономики, стимулированию товаропроизводителя и по упорядочению финансово-налоговой системы, укреплению курса национальной валюты — тенге.
 
Непременным условием нормального законотворческого процесса, организационно-правового обеспечения исполнения законов является конструктивное сотрудничество Парламента, Президента и Правительства республики. Здесь заключаются сила реформ и наведения порядка. Если не удастся переломить обстановку в ближайшем будущем, то не только не улучшится благосостояние населения, но и увеличится опасность потери государственного суверенитета. И вползание республики в политические долги станет реальностью.
 
Организационно-структурное построение Парламента, регламент его законотворческой деятельности, статусы и полномочия комитетов, комиссий и счетно-контрольных органов должны быть максимально приближены к задачам, решаемым ими на данном этапе, в конкретных условиях. Президиум Верховного Совета, видимо, будет сохранен, но с другими функциями. Он не должен быть контрольным органом над комитетами, а должен играть роль промежуточной инстанции в законотворчестве, как это было прежде.
 
Комитеты, образуемые парламентом, следует сделать его основными органами. От уровня, стиля и качества их работы зависит почти весь законодательный процесс. Они должны обладать простором творчества и необходимыми условиями для этого. Теперь в каждом комитете будут работать на постоянной основе от 15 до 20 депутатов, а не 2-3, как раньше.
 
Прежде законодательная инициатива и предложения комитетов частью гасились на заседаниях Президиума, а при обсуждении проектов законов — на сессии Верховного Совета. Теперь необходимо усилить ответственность комитетов за законотворческую деятельность и за осуществление контроля над исполнением законов органами всех ветвей власти, негосударственными структурами и гражданами.
 
В Верховном Совете предыдущего созыва было 17 комитетов. Опыт показал, что их должно быть гораздо меньше. Создание их исключительно по узкоотраслевому принципу — по промышленности и сельскому хозяйству, связи и транспорту, по торговле и т. д. — не оправдалось. Они дублировали органы государственного управления и во многом стали ведомственными, что и было одной из причин превалирования ведомственных законов. Это в какой-то мере и оправдывалось раньше в Парламенте, собирающемся два-три раза в год.
 
В новом же Верховном Совете комитеты должны быть преимущественно комплексно-функциональные, что дает возможность весомо и системно рассматривать и обсуждать законопроекты. Такими могли бы быть комитеты: по экономической реформе, по финансам, бюджету и налогам, по аграрной политике, по конституционному законодательству, судебной реформе, по социальной защите и здравоохранению, по культуре, науке и образованию, по государственному управлению и местному самоуправлению, по государственной и общественной безопасности, обороне и борьбе с преступностью и некоторые другие. Нет необходимости создавать специальные комитеты по вопросам законодательства и законности, по правам человека, по правовой реформе, по защите материнства и детства, ибо все эти вопросы являются сквозными и общими для всех комитетов.
 
Судя по выступлениям в печати ряда лиц, в том числе из руководства республики и некоторых депутатов, видимо, одним из вопросов, который будет обсуждаться на первых заседаниях сессии Парламента, станет вопрос об образовании в его структуре двух палат — нижней и верхней. Эта идея новая и тем интересна. Возможно, она и рациональна, однако сегодня нереализуема.
 
НА ПУТИ СОЗДАНИЯ двухпалатного парламента существует законодательный барьер. Ни Конституция республики, ни Конституционный Закон о формировании Верховного Совета не предусматривают этого. Выборы депутатов в однопалатный парламент состоялись. Предположение, что можно внести изменение и дополнение в Конституцию, а затем и преобразовать Парламент в двухпалатный, является заблуждением. Внесенное изменение в Конституцию не будет иметь обратной силы. Для его реализации необходимы новые выборы на основе нового Закона о выборах в двухпалатный Парламент республики. Это дело будущего.
 
Верховный Совет предыдущего созыва, можно сказать, находился в постоянном цейтноте под давлением гонки за количеством принимаемых законов. В один день порой принимались десять и более законов и постановлений. От этого страдало их качество. Такие важнейшие акты, как Уголовный кодекс, Гражданский кодекс, каждый из которых занимал несколько сот страниц, принимались в первом чтении почти без обсуждения (после 3-4 выступлений).
 
А ведь отсутствие стабильности законодательных актов, частые поправки к ним — верный признак слабости правотворческой деятельности.
 
НОВОМУ ПАРЛАМЕНТУ и депутатам следовало бы критически, весьма разборчиво относиться ко всем вносимым, в том числе подписанным правительством, проектам. Многие из них могут быть оформлены в подзаконных актах. На днях вновь избранные депутаты получили около десяти проектов законов, внесенных за подписью Премьер-министра. Среди них есть такие: «Об экологической экспертизе», «О почтовой связи и телекоммуникациях», «О транспорте», «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и другие. Почти все они могли быть приняты самим правительством, так как только перегружают Парламент и отвлекают его от основных задач.
 
Необходимо добиваться четкого разграничения вопросов, подлежащих регулированию в законах и в других нормативно-правовых актах. Дело в том, что республиканские ведомства, пользуясь всеобщим ослаблением государственной власти, стремятся закрепить свои статусы, полномочия и взаимоотношения с другими органами в законах Парламента и быть независимыми от Правительства, хотя подконтрольны ему. В этом многие преуспели. Правительство же и комитеты Парламента смотрели на это сквозь пальцы.
 
НАИВАЖНЕЙШЕЙ ЗАДАЧЕЙ Парламента является обуздание преступности, создание в самые короткие сроки законодательной предпосылки для ужесточения борьбы с нею. Исполнительная власть, надо прямо сказать, медлительна. До сих пор не внесла в Верховный Совет ни одного серьезного и цельного законопроекта по усилению уголовно-правовой, организационно-властной борьбы с наиболее опасными и распространенными видами преступности. Она ограничивалась лишь внесением частичных изменений и дополнений в действующие нормы, которые в принципиальном плане почти ничего не меняли.
 
Экономическая, организованная преступность, рэкетизм, вымогательство, коррупция, угон автотранспорта, глумление над личностью и другие виды опасных преступных действий, принявших новые и изощренные формы, остаются явно недостаточно урегулированными в уголовном законотворчестве, а ответственность правоохранительных органов — недостаточной. Требования к судебно-следственным и другим правоохранительным органам, их работникам опустились ниже прежней планки. Разговоры и «концепции» о том, нужны или не нужны смертная казнь, пожизненное избрание судей и тому подобные, абстрактны и столь же маложизненны.
 
Президент республики недавно утвердил государственную программу правовой реформы. Это — продуманный, основательный документ. Теперь дело за ее реализацией, за тем, чтобы не осталась она на бумаге, как это бывало с рядом прежних подобных актов. Депутаты вправе требовать от Правительства пакет проектов законов по ее реализации. Но их пока нет.
 
Новый Парламент должен способствовать тому, чтобы исполнительная власть стала сильной и контролируемой. Без таковой власти нет ни действующих законов, ни законности, ни реформ, ни обновления общества. Народ, избравший депутатов в новый Парламент, надеется, что они посвятят свой опыт, знания и умение делу выхода из кризиса и обеспечения экономической и политической стабильности в республике». (Конец статьи).

 

 

загрузка...