Материал с сайта violahouse.ru


 3. Народные сказки — учебники жизни

Педагогическая культура народа в значительной степени аккумулировалась в народных сказках, по своим жанровым особенностям ставших первыми учебниками жизни в семье. Известно, что К. Д. Ушинский видел в народных сказках первую попытку создания народной педагогики. Трудно переоценить воспитательное значение народных сказок, в которых, как правило, прославляется труд, осуждается лень, воспеваются благородные нравственные качества личности, побеждает всегда разум и справедливость. Исторические корни, эволюцию развития и идейное содержание сказок как сознательного воспитательного творения народа удачно определил А. Ф. Назаревич. «Зародившись в глубокой древности на основе трудового опыта горца, — пишет он, — сказка прошла долгий путь своего исторического развития, отразила сходные общественные отношения, была острым оружием в руках трудового народа в его борьбе с угнетателями, выражала чаяния и ожидания народа, служила его эстетическим потребностям, художественно обогащалась, совершенствовалась, сверкала самобытными национальными красками, способствовала зарождению первых ростков народной литературы».

Сказки как первые попытки создания народной педагогики имеют свои характерные особенности. Прежде всего это народность. В преобладающем большинстве сказок воплощены присущие народу нравственные черты: любовь к Родине и ее защита, беспредельная отвага в борьбе со злом, трудолюбие и мастерство, справедливость, верность в дружбе и творчестве и т. д. Сказки выражают характер народа, его психологию, жизненные позиции.
 
Другая черта сказки — наличие элементов фантастики, выдумки. Сколько народной фантастики и выдумки, например, в узбекской сказке «Волшебный цветок Гулирайхон»: стоит юноше обратиться к цветку со словами: «Гулирайхон, Гулирайхон, помощник бедных и сирот! Сделай так, чтобы моя мать была здорова, расстели-ка во всю комнату дастархан, достойный моей матушки», как тут же по чарующей силе цветка исполняются все желания юноши. При помощи цветка герой сказки становится правителем государства.
 
Сказки пробуждают у слушателей целую гамму ощущений:веселье, юмор, радость, смех, нежность и тут же ужас, жалость, горе. Синонимом истины всегда выступает добро, ибо в народном представлении добро разумно, а зло глупо.
 
Следует отметить ярко выраженный дидактический характер сказок. Все сказки поучительны, назидательны, как правило, они утверждают какую-то моральную истину. В некоторых сказках нравственные идеалы настолько сильно и выпукло выражены, что слушающего больше захватывают именно действие и нравственные поступки персонажей, нежели художественный идеал сказки.
 
Сказки развивают в ребенке ценнейшее качество — творческое воображение. Еще К. С. Станиславский заметил: «Когда народная фантазия создала сказочный ковер-самолет, кому могло прийти в голову, что люди будут парить в воздухе на аэропланах?.. Фантазия, как и воображение, необходима художнику».
 
Фантазия и воображение особенно нужны ребенку. Слушая, рассказывая, сочиняя собственную сказку, дети выдумывают, воображают, создают образы, близкие жизненным ситуациям, в которых непременно побеждает трудолюбие, честность, справедливость.
 
Часто в народных сказках в качестве главных персонажей действуют животные — лошади, верблюды, козлята, овцы, беркуты, что связано с условиями материальной жизни общества. В образе домашних животных, которые, как правило, очеловечены, народ в аллегорической’ форме высмеивает и осуждает людские пороки и недостатки. Любовь к животным воспитывают сказки, в которых животные выступают помощниками человека.
 
Значение сказок не ограничивается только воспитательным воздействием на детей, они оказывают определенное влияние и на самих родителей, на их нравственный облик, жизненные позиции, взгляды и убеждения. К. Д. Ушинский писал: «В народной сказке великое и исполненное поэзии дитя — народ рассказывает детям свои грезы и, по крайней мере, на половину сам верит в эти грезы».
 
Не случайно выдающиеся деятели литературы и искусства и сегодня настойчиво рекомендуют широко использовать народные сказки в воспитании молодого поколения.
 
Народные сказки высоко ценили наши известные детские писатели — К. И. Чуковский, С. Я. Маршак, Л. А. Кассиль. Чингиз Айтматов писал: «В наш цивилизованный научно-технический век не до сказок вроде бы, но это не значит, что сказку можно выбросить как ненужную вещь из жилища. Это было бы с нашей стороны неразумно и даже бесчеловечно. Нельзя пренебрегать опытом прошлого. Сказка — это опыт человечества. Мы должны беречь сказку так же, как бережем памятники старинного зодчества». В своем творчестве он широко использует возможности народной сказки (повесть «Белый пароход»).
 
Современный детский писатель Р. П. Погодин с огромной эмоциональной силой показывает роль сказок в жизни ребенка: как источника познания, как средства привития любви к людям и природе, как способа приобщения детей к заботам и делам взрослых. В статье «Кодекс чести мальчишек» он писал: «Малыша окружает мгла, темень непознанного. И чтобы мгла эта была не такой страшной, чтобы помочь малышу, народный гений от веку использовал сказку с ее очень важным в деле воспитания принципом — торжеством справедливости. Ребенок одушевляет всё, что видит, всё, к чему прикасается, и не только одушевляет, но и наполняет нравственным содержанием. Мысль ребенка неотделима от его души. Со сказки о цветке, о зайце начинают завязываться отношения между размышляющим человеком и животворящей природой. Еще не повидав зайца, ребенок уже знает о нем из сказки, и не как о возможной заячьей шапке, а как о существе, с которым можно разделить сомнения, слезы и одиночество… На-учась любить окружающий его мир с помощью матери, с помощью сказки, с помощью песенки, мультфильма, малыш стремится помочь этому миру, соучаствовать в его заботах, сострадать в его бедах».
 
Отмечая культурно-воспитательное значение сказок, А. С. Макаренко считал, что было бы желательно, если бы на книжной полке каждой семьи был сборник сказок. Педагог дает ряд методических рекомендаций по работе со сказкой: «Для рассказывания малым детям многие сказки нужно и можно сокращать, изменять язык, доводить сказку до полного понимания», подходить к выбору сказок с учетом их идейно-художественного содержания. «Лучшими сказками для малышей, — пишет он, — всегда будут сказки о животных. В русском сказочном богатстве этих сказок очень много, и они очень хороши. Точно так же у других народов СССР имеется богатый запас сказок».
 
Слова сказок постоянно живут в детском сознании. «Сердце замирает у ребенка, когда он слушает или произносит слова, содержащие фантастическую картину, — писал В. А. Сухомлинский.— Я не представляю обучение в школе не только без слушания, но и без создания сказок». Он не только признавал необходимость использования сказок в обучении и воспитании, но и стоял за создание детьми собственных сказок, видя в этом действенное средство развития их творческого воображения и логического мышления.
 
С чувством исполненного долга В. А. Сухомлинский отмечал: «Если мне удавалось добиться, что ребенок, в развитии мышления которого встречались серьезные затруднения, придумал сказку, связал в своем воображении несколько предметов окружающего мира, — значит, можно сказать с уверенностью, что ребенок научился мыслить». Анализируя собственный опыт, он особо подчеркивал значение сказок в патриотическом воспитании учащихся, без колебания утверждал: «Сказки воспитывают любовь к родной земле уже потому, что они творение народа».
 
Трудно переоценить значение сказок в эстетическом воспитании детей, ибо они неотделимы от красоты. Многие народные сказки овеяны легендой и славой. Чарующие картины в сюжетной линии, красота поступков героев — все это оказывает на детей огромное эмоциональное воздействие. Опираясь на многолетний опыт учебно-воспитательной работы в Павлышской средней школе, В. А. Сухомлинский пришел к выводу, что составным, неотъемлемым элементом воспитания должно быть чтение, рассказывание, драматизация, слушание, переживание сказок.
 
Эти рекомендации замечательного педагога следует принять во внимание и учителям, и родителям. Проведенный под наблюдением автора опрос учащихся III—VIII классов показал, что систематически слушающих (рассказывают родители, бабушки и дедушки) сказки составляет: в III классе — 67%, в IV — 63%, в V — 46%, в VI — 30%, в VII — 23%, а в VIII — только 18%. Следовательно, сказки в семье наиболее часто рассказывают детям младшего школьного возраста. Школьники старших классов не только читают сказки, а во многих случаях сами создают их. Так, если из общего числа учащихся III класса любят самостоятельно читать и придумывать сказки 33% учащихся, в IV — 36%, в V — 54%, то в VI классе число школьников, самостоятельно читающих сказки, составляет уже 70%, в VII — 77%, а в VIII классе — 82%. Почти все школьники рассказывают сказки младшим братьям, сестрам, сверстникам. Особенно важно то обстоятельство, что преобладающее большинство школьников весьма чутко и эмоционально воспринимают сказки, хорошо запоминают действия и поступки положительных героев, стремятся подражать им.
 
С точки зрения методики использования сказок как средства воспитания в семье определенный педагогический интерес представляет работа Б. Алмазова «Сказка на ночь». Автор статьи считает, что сказка на ночь не просто традиция, это почти символ духовной близости поколений, когда старые передают малым в доступной для них форме нравственные и духовные ценности, накопленные в бесконечной истории человечества. Сказки рассматриваются как средство сплочения семьи, как форма духовного общения взрослых с детьми. «По моим многолетним наблюдениям, — пишет Б. Алмазов, — в тех семьях, где детям рассказывали сказки, родители на вопрос: «Как у тебя дела в школе?», никогда не услышат в ответ: «Нормально», что в переводе на общечеловеческий язык означает: «Отстаньте! У вас — своя жизнь, у меня — своя!» Словом, в семьях, где детям рассказывают сказки, люди живут вместе, а не проживают рядом.
 
По традиции во многих семьях обычно сказки детям рассказывают перед сном. Поэтому Б. Алмазов обращает внимание родителей: «Вспомни сказку на ночь! Тысячу раз рассказанная, она каждый вечер была немножечко другой. Часто сам рассказчик не знал, чем закончить повествование на сей раз, потому что слушатель или слушатели (а к хорошей сказочнице на печку набивалось чуть ли не полдеревни) подсказывали, предлагали разные варианты перипетий, концовок, конфликтов. Ребенок не просто переживал рассказываемое — он участвовал в его создании. Это был театр, причем театр, в котором не оставалось пассивных зрителей».
 
Элеонора Эвелинг в своих воспоминаниях писала о том, как К. Маркс рассказывал сказки своим дочерям. «Моим сестрам (я была тогда еще очень мала) он рассказывал сказки во время прогулок, и эти сказки делились не на главы, а на мили… Что касается меня, то из всех бесчисленных чудесных историй, которые рассказывал мне Мавр (так звали Маркса в семье. — А. И.), самой чудесной, самой восхитительной была сказка «Ганс Ракле». Она длилась месяц за месяцем. Это была серия сказок, жаль, что некому было записать эти сказки, столь насыщенные поэзией, остроумием и юмором».
 
Андре Моруа в книгу, посвященную биографии великого французского писателя Виктора Гюго, внес подзаголовок: «Искусство быть дедом». Гюго беззаветно любил своих внуков Жоржа и Жанну, «… рассказывал им сказки: «Злой мальчик и добрая собака», «Глупый король и умная блоха». На кусочках картона он рисовал для внучат гусиным пером картинки, служившие хорошими и плохими отметками за поведение, они находили эти рисунки за столом под своими салфетками». Позже, будучи уже взрослым, вспоминая дедушкины рисунки, Жорж Гюго писал: «Иногда на рисунках улыбались ангельские личики кудрявых деток в венках из звезд или же фантастические птицы с открытым клювом заливались песнями на цветущих ветках...» Известно, что Гюго опубликовал специальный сборник «Искусство быть дедом», который был «… частью создан из заметок в записных книжках «обожавшего и восхищенного» деда. Некоторые стихотворения в этой книге («Луна», «Жанну посадили в темный чулан») были стихотворными переложениями детских «словечек». В других дед выражал свои чувства, удивляясь тому, что он, который боролся с императором, оказался «побежден» ребенком...».
 
Многие замечательные рассказы для детей написали писатели Средней Азии и Казахстана, положив в их основу народные сказки. Киргизский акын Тоголок Молдо на сюжеты сказок «Журавль и лиса», «Волк и лиса», «Как перепелка обманула лису» и других создал произведения реалистического характера. В поэмах А. Токомбаева «Курманбек», «Сирота», рассказах К. Баялинова «Лиса и сурок», «Ласточка и змея» на основе фольклорных сюжетов воспеваются лучшие человеческие нравственные качества. Можно назвать и других авторов, которые в своем творчестве широко используют фольклорный материал.
 
Рассматривая сказку как учебник жизни, можно сделать некоторые выводы. Дети не могут жить и расти без сказок. Педагогическое значение сказок состоит в Их эмоциональной силе воздействия на детей. «Что за прелесть эти сказки! Каждая — поэма!» — восклицал А. С. Пушкин. Сказки развивают творческую фантазию детей, прививают им умения и навыки самому придумывать сюжеты, версии, выражая «… изумительную способность нашей мысли заглядывать далеко вперед фактов» (М. Горький). Сказки прививают детям самые благородные нравственные качества, ибо «сказки — благодатный и ничем не заменимый источник воспитания любви к Родине» (В. А. Сухомлинский). Поэтому каждый должен рассказывать детям сказки и рассказывать так, «будто сам всё видел» (Ч. Айтматов).
 
Педагогическая особенность сказок — в их занимательности. Ю. М. Соколов, записавший 163 сказки от 47 сказочников, считает, что сказка, «прежде всего, как и всякое художественное произведение, стремится удовлетворить естественную потребность человеческой души в развлечении, отвлечении от окружающих забот и тревог, желание побыть в мире образов, созданных художественной мыслью. Сказка отвечает требованию занимательности».
 
Умение рассказать сказку — очень важное педагогическое требование. По мнению названного выше автора, большое значение имеет личность сказочника, его манера рассказывания, т. е. «стиль рассказчика». В силу этого одна и та же сказка в устах разных рассказчиков может приобрести существенно различный тон и окраску. Характер человека, его духовный склад, мировоззрение неизбежно отражаются в оттенках передачи смысла сказки. Признано, что сказочников можно определить как эпиков, романтиков, реалистов, юмористов, сатириков, моралистов и т. д. Примечательно, что в «сказках, изложенных женщинами, можно подметить свои характерные черты — сентиментальность, мягкость, нравственность...»
 
Эмоциональность — важнейшее требование к рассказчику. А. И. Никифоров выделяет три основных вида и приема эмоционального исполнения, которые могут иметь место при рассказывании сказок. Театрализованная форма предполагает участие в рассказе специально демонстрирующего сказку действия и жестов. В этом случае дети разыгрывают эти сказки, «показывая руками действия, меняя голоса при передаче диалога, внося выразительный жест». Декламационная форма выражается в необычной живой и художественной игре интонациями и в наличии элементов пения, распевании стихов-песенок в ходе рассказа. Ритмизованная форма проявляется тогда, когда исполнение приобретает характер ритмически-речитативного рассказа. При этом сказка льется по особой ритмической кривой, а завершается быстрым речитативом, как говорится, одним духом».
 
Следует обратить внимание и на морфологические особенности сказок. Обычно их условно делят на сказки с чудесным волшебным содержанием, сказки бытовые, сказки о животных. Фантастические сказки обычно имеют сюжеты о герое невероятной силы и смелости, о мудрой красавице, об обладателе волшебного талисмана и т. д. В бытовых сказках повествуется о реальных событиях, об острых социальных противоречиях, высмеивается жадность, глупость, зависть, одобряются доброта, правдивость, честность и другие нравственные качества человека. Животные в сказках обычно очеловечены и нередко в аллегорической форме выражают различные отношения окружающей действительности.
 
В силу отмеченных выше педагогических особенностей сказки по праву стали учебником жизни.
 
Наряду со сказками огромную воспитательную функцию в народной педагогике выполняют эпосы, дастаны, легенды. Еще в середине прошлого века впервые отметил непреходящее значение народного эпоса видный ученый Л. Н. Майков. «Вообще народный эпос, — писал он, — по своему образованию всегда современен или воспеваемому событию, или, по крайней мере, живому впечатлению этого события на народ».
 
Н. Г. Чернышевский относил народный эпос к самым ярким проявлениям народного гения, считал его лучшим достижением национальной культуры. «Эпос народа, — писал он, — отражает всегда героическую эпоху в жизни народа, и только те народы имеют героический эпос, которые вели активную борьбу за свою национальную независимость. Поэтому эпос всегда выражает народную энергию, его волю к победе».
 
Эпос, как и другие творения народного гения, обращен не только в прошлое, но и в настоящее и будущее.
 
Народы Средней Азии и Казахстана являются обладателями богатейших героических эпосов, воспевающих борьбу народов за свою независимость, отражающих их обычаи, традиции и в немалой степени их педагогическую культуру. Легендарный киргизский эпос «Манас» — это широкое эпическое художественное отображение (в пятистах тысячах стихотворных строк) многолетней борьбы народа за свою свободу и независимость. Это его мечты, идеалы, обычаи, нравы и эстетические вкусы.
 
Вот как характеризует родной эпос Чингиз Айтматов: «Среди киргизских эпосов самое великое творение, разумеется, «Манас». Это — поразительное художественное явление. «Манас» — эпос-океан. По объему он превосходит все известные в мире эпосы. Существует одиннадцать вариантов «Манаса», некоторые из них насчитывают более семисот тысяч строк. По широте охвата жизненных явлений «Манас» занимает одно из выдающихся мест среди мировой зпики. Ведущая тема «Манаса» — борьба киргизского народа с иноземными поработителями, воспевание подвигов легендарного богатыря Манаса, объединившего вокруг себя разрозненные киргизские племена… Помимо грандиозных батальных и героических сцен в «Манасе» обширное место занимают самые различные стороны человеческого бытия. Художественные и познавательные диапазоны «Манаса» поражают своей широтой и разнообразностью, здесь и лирико-любовнее, и социально-бытовые, и морально-этические темы. Здесь сведения древних киргизов о географии, медицине, зодчестве, астрономии, военном деле». В каждой киргизской семье знают и широко используют эпизоды из «Манаса», воспитывая у детей чувства патриотизма, любви к Родине, верность долгу, правдивость и честность.)
 
Замечательный эпос «Алпамыш» бытует в узбекской, казахской, каракалпакской семье. Эпос «Алпамыш» (узбекский вариант — 14 тысяч стихотворных строк) воспитывает патриотизм, дружбу и чувство верности в любви. Во взаимоотношениях главного героя эпоса — богатыря Алпамыша с его возлюбленной Барчинай раскрывается характер героя и идейное содержание эпоса. Выполнив поставленные девушкой условия, несмотря на страдания в тюремном заключении, герою удается вырваться из плена, сразиться с узурпатором Ултанабеком, в единоборстве победить врага, освободить свой народ и удостоиться любви верной Барчинай.
 
Идеи патриотизма, беззаветного служения Родине и народу лежат в основе другого героического эпоса — «Кёр-оглы», широко распространенного не только в Средней Азии, но и на Ближнем и Среднем Востоке»В. М. Жирмунский отмечает широкую «популярность у народов Ближнего и Среднего Востока исторического по своему происхождению (конец XVI в.) образа героического повстанца Кёр-оглы, сперва как «народного мстителя», потом как утопического «справедливого монарха».
 
Примечательно, что патриотические идеи этих эпосов зримо живут в памяти народа, помогают идейно воспитывать молодое поколение. Воспитательные идеи «Манаса» и лирического сказания «Олджабай и Кашимджан», жизнеутверждающие мотивы эпосов «Алпамыш» и «Кёр-оглы» по своему воздействию на людей выполняют функцию десятков воспитателей. Вот почему мы с полным основанием называем их учебниками жизни.
 
Трудно переоценить воспитательное значение да-станов (поэм), составляющих только в узбекском народе более 300 разновидностей, содержащих почти 100 сюжетов. Эти крупные, многотемные народные художественные произведения, исполняемые в сопровождении домры, дутара, гиджака и других музыкальных инструментов, нередко изображают в идеализированной форме реальные события общественно-социальной действительности. В основе идейного содержания дастанов обычно лежит деятельность реальных личностей, идеализированная творческой фантазией народа, вследствие чего правда переплетается здесь с легендой, факты с художественным вымыслом. Таковы дастаны «Айсулу», «Айчинар», «Тулгонай», романтические циклы да-станов «Рустам», «Якка Ахмад», любовно-романтические — «Орзыгуль», «Язы и Зебо» и др.
 
Предания — устные рассказы исторического содержания также широко бытуют в Средней Азии и Казахстане. Предания в поэтизированном виде доносят до нас исторические факты далекого прошлого, повествуют о событиях, связанных с жизнью и деятельностью выдающихся личностей прошлого — Алишера Навои, Улугбека, Авиценны и других.
 
Наряду с этим существует много легенд, в основе которых лежат не реальные факты, а вымыслы, отражающие представления народа о явлениях природы и общественной жизни, выражающие мечту народа о светлом будущем, о счастье и т. д. Таковые легенды: «Ширин кыз» («Сладкая девушка»), о Томирис, Афрансии.
 
Широкое распространение в народе получили латифа (анекдоты), короткие остроумные рассказы, построенные на определенном комическом или забавном эпизоде. Обычно в анекдотах, содержащих элементы нравоучения, высмеиваются жадность, алчность, высокомерие, хитрость, трусость и другие человеческие пороки. Творческой фантазией всех народов Средней Азии и Казахстана создан собирательный образ остроумного, находчивого мудреца — Насреддина Афанди или ходжи. Будучи главным героем многочисленных рассказов-анекдотов, он выступает защитником интересов простого народа; в словесном поединке, как правило, побеждает тупоумных чиновников, мулл, баев, других поработителей трудящихся («Афанди-дипломат», «Афанди и правитель», «О чем говорит Сова» и др.).
 
Все названные выше произведения народного творчества: сказки, эпосы, дастаны, предания, легенды, латифа и другие — в совокупности составляют основу народной педагогики и выполняют воспитательную функцию учебника жизни в семьях народов Средней Азии и Казахстана.
 
Рассказывая детям легенду, предание, воспитатели развивают их творческую фантазию, оберегая вместе с тем их от переутомления, чутьем определяя время, когда можно сказать ребенку традиционную фразу: «А что было дальше, я расскажу тебе завтра!» Педагогически целесообразно, начав импровизационную сказку, продолжение ее поручать самим детям, тем самым развивая их творческое и логическое мышление. Занимательность содержания, победа силы добра над силами зла, яркость персонажей, умелое сочетание элементов фантастики с реальной действительностью, образность языка, возможности импровизации — вот на что следует обратить внимание, используя произведения народного творчества как средство воспитания, как источник детской радости.
<< К содержанию

Следующая страница >>