Главная   »   Международное право в истории Казахстана и средней Азии. М. А. Сарсембаев   »   § 3. ПРАКТИКА УЧАСТИЯ КАЗАХСТАНА И РЕСПУБЛИК СРЕДНЕЙ АЗИИ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ СССР (до 1944 г.)


 § 3. ПРАКТИКА УЧАСТИЯ КАЗАХСТАНА И РЕСПУБЛИК СРЕДНЕЙ АЗИИ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ СССР (до 1944 г.)

Как уже отмечено, в период от образования Союза ССР до принятия Закона СССР от 1 февраля 1944 г. союзные республики, в том числе Казахстан и республики Средней Азии, осуществляли свою международную правосубъектность посредством органов Союза ССР, что одновременно означало и реализацию внешнеполитической деятельности СССР, его международной правосубъектности. Каковы конституционные основы участия Казахстана и республик Средней Азии во внешней политике СССР?

Высшие органы государственной власти и управления СССР были одновременно и органами внешних сношений Союза ССР с иностранными государствами и международными организациями. По Конституции СССР 1924 г. в Центральный Исполнительный Комитет СССР (в его Совет Национальностей), осуществлявший внутренние и внешние полномочия страны, избиралось по 5 представителей от каждой союзной республики, в том числе и от республик Средней Азии (п. 15 Конституции СССР 1924 г.), которые участвовали в разработке и проведении внешнеполитического курса страны. Конституция СССР 1936 г. предоставляла каждой республике, в том числе Казахстану и среднеазиатским республикам, большие возможности в деле участия во внешней политике СССР: в Совет Национальностей Верховного Совета СССР теперь уже избиралось 25 депутатов от союзной республики (ст. 35 Конституции СССР 1936 г.). Наряду с депутатами Совета Союза, куда избирались депутаты от всего населения страны, в том числе и от казахстанско-среднеазиатского региона, эти депутаты, равно как и представители союзных республик Средней Азии в ЦИК СССР, могли участвовать в обсуждении и ратификации международных договоров СССР, в обсуждении и разрешении внешнеторговых вопросов страны.
 
В 20-х годах ЦИК СССР периодически заслушивал доклады о деятельности наркомата по иностранным делам СССР и принимал постановления по этим докладам (например, постановление II сессии ЦИК СССР V созыва по докладу НКИД о международном положении Союза ССР от 4 декабря 1929 г.); заслушивал отчеты советских делегатов, направляемых на международные конференции (к примеру, на Ш-ей сессии ЦИК СССР IV созыва по отчету председателя советской делегации на подготовительной комиссии к конференции по разоружению в Женеве было принято специальное постановление от 21 апреля 1928 г.).
 
Это свидетельствует о том, что представители всех союзных республик, в том числе и среднеазиатских, могли принимать участие в обсуждении деятельности специализированных органов внешних сношений, делегаций и принятии определенных решений. т. е, осуществлять контроль над деятельностью органов, ответственных за проведение внешней политики СССР.
 
Формально представители Казахстана и республик Средней Азии вместе с представителями других союзных республик принимали участие в обсуждении на сессиях ЦИК СССР законодательных актов, регулировавших деятельность СССР в сфере внешней политики, таких как: постановление ЦИК СССР «О порядке заключения и ратификации международных договоров СССР» от 21 мая 1925 г., консульский устав СССР от 8 января 1926 г., положение о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР от 14 января 1927 г., кодекс торгового мореплавания СССР от 14 июня 1929 г., положение о торговых агентствах Союза ССР за границей от 13 сентября 1933 г. и Др., даже председательствовали на заседаниях ЦИК СССР. Однако административно-командная система постепенно выхолостила содержание деятельности общесоюзных органов.
 
О действенности участия союзных республик во внешней политике СССР должно было свидетельствовать и вхождение в состав их правительств уполномоченных народных комиссариатов СССР по иностранным делам и внешней торговле с правом совещательного или решающего голоса (по усмотрению ЦИК союзной республики— ст. 67 Конституции СССР 1924 г.). В этом же плане следует рассматривать деятельность функционировавших в 30-е годы Управления Уполномоченного Всесоюзного объединения по торговле с иностранцами в Средней Азии, Узбекской конторы этого объединения.
 
Поскольку заключенные Союзом ССР (при прямом обсуждении представителями союзных республик в высших органах власти) международные договоры были обязательны к исполнению на территории союзных республик, то их высшие и местные органы государственной власти и управления должны были содействовать реализации этих международных договоров.
 
В 20-е годы, после Первой мировой войны, Гражданской войны и интервенции, борьбы с басмачеством встала неотложная задача восстановления и подъема экономики всей страны в целом и каждой союзной республики в отдельности. Участвуя в международном экономическом обмене, Союз ССР стремился заключить как можно больше торговых договоров, а союзные республики старались их реализовывать с максимальной пользой для себя и всей страны в целом. Так, заключенные в 20-е годы торговые договоры с Италией, Норвегией, Австрией, Германией позволили внешнеторговым органам республик вступать в международные экономические отношения.
 
В мае 1936 г. СССР заключил соглашение с Афганистаном о борьбе с саранчой на территории договаривающихся стран. Союз ССР заключил его с тем, чтобы саранча не могла нанести экономический ущерб прежде всего Узбекской ССР. В целях объединения усилий стороны учредили на территории Узбекистана (г. Термез) и Афганистана (г. Мазари-Шариф) Бюро по борьбе с саранчой. Узбекская ССР также приняла участие в осуществлении соглашения: Узбекский Институт эпидемиологии и микробиологии сотрудничал с Афганским бактериологическим институтом, предоставляя необходимые материалы для более успешной борьбы с саранчой.
 
В реализации международных договоров СССР в рассматриваемый период принимала участие и Казахская АССР. Как автономная республика РСФСР, она не была субъектом международного права, но ее участие в международно-правовых отношениях РСФСР и СССР заслуживает внимания.
 
Восстановление дипломатических и консульских отношений между СССР и Китаем на основе Соглашения об общих принципах для урегулирования вопросов между СССР и Китайской республикой от 31 мая 1924 г. позволило Казахстану вступить в интенсивные экономические отношения с Западным Китаем, которые до заключения этого соглашения были эпизодическими. На 1924—1925 хозяйственный год между Киргосторгом (Казгосторгом)—филиалом экспортно-импортной конторы НКВТ СССР и Западным Китаем впервые планом внешнеторгового оборота предусматривались заготовка в Западном Китае 80 тыс пудов шерсти (870 тыс руб.) и ввоз в Китай товаров промышленного производства на сумму 400 тыс руб. Этот план был перевыполнен. Казахстан выступал не только в качестве связующего звена между РСФСР и Западным Китаем, но и сам вступал в эти внешнеторговые отношения. Это, в частности, нашло свое выражение в том, что Казгосторг создал свое представительство и контору в г. Чугучаке (Китай) с целью установления и укрепления внешнеторговых связей между Семипалатинской губернией и Западным Китаем, а также Монголией. Будучи проводником внешнеторговой политики СССР в Западном Китае, Казгосторг способствовал не только восстановлению народного хозяйства всей страны и укреплению экономики своей республики, но и установлению дружественных отношений с народом Китая. В соответствии с заключенными в 1921 г. торговыми соглашениями между нашей страной и Германией, Норвегией, Австрией, Италией Казгосторгу в числе других хозяйственных организаций и органов НКВТ СССР было предоставлено право выхода на западноевропейские внешние рынки. С целью осуществления этого права Казгосторг в 1921 г. образовал торговые представительства в Берлине и Лондоне. В западноевропейские страны Казахстан экспортировал пушнину, мех, шерсть, масло, зерно, импортировал продукцию легкой промышленности, как сухопутным, так и водным путем. В эти годы экспорт казахстанских товаров в страны Западной Европы позволял иметь валюту, вследствие чего в Союз ССР, в том числе и Казахскую АССР ввозились: иностранные машины, станки, оборудование, сельскохозяйственные орудия и т. п. Так, в 1924—1925 операционном году в Казахстан было импортировано товаров на сумму 2 млн 846 тыс руб., в следующем операционном году — на 8 млн 953 тыс руб.
 
В 20-е годы успешно функционировали госторги других республик, в частности, Туркменгосторг, который выполнял те же функции, что и казахстанский.
 
Казгосторг, Туркменгосторг оправдали себя в 20-е, 30-е годы как экспортно-импортные учреждения республик региона. В известном смысле, созданные в 1988 г. Казахинторг, Узбекинторг, Кирвнешторг, Туркменинторг продолжают деятельность своих предшественников. В этой связи необходимо глубоко изучить деятельность, правовой статус, организационно-правовые формы деятельности этих, ликвидированных в 30-е годы, экспортно-импортных учреждений республик, чтобы все полезное, что не потеряло значения и сегодня, претворить в современную практику внешнеэкономических отношений.
 
Учитывая целесообразность участия Казахстана и республик Средней Азии во внешнеторговых отношениях СССР с целью ускорения их дальнейшего экономического развития, в середине 30-х годов Республиканские экспортные совещания создали сотни экспортных точек, в список которых входили крупные предприятия региона.
 
Внешнеторговые связи Казахстана и среднеазиатских республик в 30-е годы сыграли заметную роль в развитии производительных сил региона, в успешном осуществлении экспортно-импортных операций. Следует отметить, что рост внешнеторговых связей республик был следствием ускоренного развития всех отраслей хозяйства.
 
Участие в формировании специализированных органов внешнеторговых отношений, входящих в состав правительств союзных республик, непосредственные контакты государственных органов республики с этими органами НКВТ расширяли участие республик в международных экономических отношениях СССР. В этой связи нужно сказать, что с 11 сентября 1922 г. на территории региона существовало Управление Уполномоченного НКВТ РСФСР, затем (с 1923 г.) СССР в Средней Азии; в соответствии с Положением об Уполномоченном НКВТ СССР от 13 февраля 1931 г. начали функционировать управления уполномоченного НКВТ СССР в каждой союзной республике региона, которые разрешали вопросы экспортно-импортных операций, имевших отношение к республике. Эти управления существуют до сих пор.
 
С рассматриваемым периодом совпадает и начало участия Казахстана и Средней Азии в международных культурных связях СССР. Характерно, что республиканские деятели искусств выезжали за рубеж не в составе делегаций республики, а в составе общесоюзных делегаций. Так, летом 1925 г. на Всемирной выставке декоративных искусств в Париже советские артисты дали 11 концертов, на которых выдающийся казахский певец Амре Кашаубаев великолепно исполнял популярные в казахском народе песни; летом 1927 г. на Всемирной музыкальной выставке во Франкфурте-на-Майне (Германия) он также покорил зрителей высоким мастерством исполнения казахских народных песен.
 
Договорные отношения СССР с иностранными государствами позволили союзным республикам, в том числе и среднеазиатским, включиться в процесс по международному книгообмену. С 1924 по 1930 гг. научные и государственные организации Узбекской ССР получили 13539 и отправили за границу 14359 книг, Туркменская ССР — соответственно 12032 и 20897 книг. Из года в год книгообмен увеличивался.
 
Укреплению взаимопонимания между народами Ирана и СССР содействовало участие ученых и представителей общественности республик Средней Азии и Закавказья на юбилейных торжествах в Тегеране и Москве по случаю 1000-летия Фирдоуси.
 
В 20-е, 30-е годы государственные и—иные органы союзных республик региона тесно взаимодействовали с государственными органами и общественными организациями, общественными деятелями зарубежных госу-
дарств.
 
В ноябре 1927 г. в Туркменскую ССР прибыли представители общественно-политических и деловых кругов Хорасанской провинции Ирана, которые отмечали «единение между населением и властью, а также между различными национальностями».
 
Осуществление международной правосубъектности не в непосредственной форме, а в участии во внешнеполитической деятельности Союза ССР не позволяло союзным республикам сразу и полнокровно включиться в процесс международного сотрудничества, международных отношений. Они принимали минимальное участие в международной деятельности, но анализ этой деятельности показал, что их отношения с иностранными государствами через посредство общесоюзных органов все же имели тенденцию к дальнейшему расширению и углублению.
 
Конституция СССР 1924 г. прямо не предусматривала непосредственного участия союзных республик в международных отношениях. Вместе с тем, в ней были положения, позволявшие союзным республикам непосредственно совершать акции международного характера. В частности, п. 1 пп. «д» Конституции СССР 1924 г. разрешал союзным республикам производить не только внутренние, но и внешние займы с целью ускорения восстановления экономики республики. В этой же статье в пп. «в» Союз ССР позволял союзным республикам заключать концессионные договоры с иностранными фирмами от собственного имени, оставляя за собой лишь право установления общих основ заключения подобного рода договоров. В этой связи необходимо указать, что ст. 21 Конституции Туркменской ССР 1927 г. гласила, что ведению Всетуркменского съезда Советов подлежит, в частности, «заключение внешних и внутренних займов Туркменской Социалистической Советской Республики» (пп. «д»). Аналогичное право Узбекской ССР зафиксировано в п. 53 пп. «д» Конституции Узбекской ССР 1931 г. К полномочию союзной республики международного характера относилось предоставление права убежища иностранцам. «Туркменская Социалистическая Советская Республика,— говорилось в ст. 14 Конституции Туркменской ССР 1927 г.,—предоставляет право убежища всем иностранцам, подвергающимся преследованиям за революционно-освободительную деятельность». Конституция Узбекской ССР 1931 г. также предоставляла право убежища иностранцам-революцио-нерам (п. 14). Республиканские конституции 1937 г. расширили понятие права убежища. Например, ст. 106 Конституции Казахской ССР 1937 г. гласила: «Казахская ССР предоставляет право убежища иностранным гражданам, преследуемым за защиту интересов трудящихся, или научную деятельность, или национально-освободительную борьбу». В соответствии с правом убежища совокупностью политических и иных прав на территории Казахстана в 30-е годы пользовались революционеры из зарубежных стран: венгр М. М. Тот, член социал-демократической партии Венгрии (работал директором совхоза в Уральской области); немец Н.Э. Кольт (работал в Верховном Суде Казахской ССР); член Болгарской Коммунистической партии Д. С. Пенчев; член Коммунистической партии Германии Ф. Кланк и другие.
 
Бедность содержания непосредственной международной правосубъектности республик в рассматриваемый период имеет свои причины и связана с таким явлением, как сталинщина. Порожденная Сталиным и доведенная до абсурда административно-командная система постепенно выхолащивала содержание суверенитета союзных республик, жестко держала курс на централизацию и унитаризацию федеративного государства.
 
Даже осуществление непосредственных международных связей происходило не по инициативе республик, а по решению и разрешению центра; республикам отводилась лишь роль исполнителей этих решений.
<< К содержанию

Следующая страница >>

 

 

загрузка...