Главная   »   Курс лекций по истории Казахстана   »   4. Общественно-политическая и культурная жизнь в 20—30-х гг.


 Тема VIII. КАЗАХСТАН В ГОДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ (20—30-е гг. XX ВЕКА)

 

4. Общественно-политическая и культурная жизнь в 20—30-х гг.

 

 

В 30-е годы Советская страна вступила во вторую пятилетку. Заводы и фабрики, колхозы и совхозы, вся земля были огосударствлены, установилась общественная собственность на средства производства. Принималось множество решений по ликвидации голода в кочевых и полукочевых районах Казахстана, Однако эти решения во многом оставались на бумаге, а меры по их преодолению проводились не всегда последовательно.
 
К тому же в общественно-политической жизни общества в 20—30-е годы появилась странная тенденция деления интеллектуальной силы общества на «правых» и «левых». Теоретическую базу этой надуманной идеи подводил Сталин. Выступая на четвертом совещании ЦК РКП (б) в 1923 году, он заявил: «Растет НЭП, возрождается буржуазия, растет национализм. Пережитки великорусского шовинизма толкают вперед национализм местный, существует влияние иностранных государств, поддерживающих всякий национализм. Борьба с этим врагом в республиках и областях представляет ту стадию, которую должны пройти наши коммунистические организации в национальных республиках. Другого пути нет».
 
Естественно, после такой проработки последовал поиск «правых» и «левых» уклонов, надуманные обвинения в национализме и национал-уклонизме коммунистов и других представителей интеллигенции. Данная кампания не обошла и Казахстан.
 
Идеологическая обстановка в республике особо накалилась к середине 20-х годов. Некоторые представители интеллигенции утверждали, что нельзя слепо копировать. Запад и примерять европейский опыт к национальным окраинам. Положение осложнилось с приходом в 1925 г. к руководству Казрайкома партии Ф. И. Голощекина, который после ознакомления с политико-экономической и социальной жизнью края пришел к выводу, что Великая Октябрьская социалистическая революция никакого влияния на Казахстан и его жизнь не оказала, поэтому здесь нужно провести «Малую Октябрьскую» релюцию. Этот ошибочный вывод получает поддержку Сталина. Воспользовавшись поддержкой Генсека, Голощекин еще сильнее «закручивает гайки». Упрекая одну часть местных национальных кадров в принадлежности в прошлом к движению алашординцев, а другую — в нерешительности разоблачения национал-уклонистов, он вел политику противопоставления кадров. Так, в среде руководящих работников появились штампы-ярлыки — «садвокасовщина», «ходжановщина», «мендешевщина», «рыскуловщина», «тогжановщина» и тому подобные.
 
Такая политическая игра понадобилась Голощекину для разобщения рядов казахской интеллигенции, чтобы легче было расправиться с каждым поодиночке или по группировкам. Основным поводом разжигания страстей среди национальной интеллигенции была излишне муссируемая история Алаш-Орды. Вокруг этой проблемы разгорелась дискуссия в печати. После окончания гражданской войны бывшие алашординцы в подавляющей массе активно включились в социалистическое строительство. Ряд лидеров Алаш-Орды оказался на ответственной советской работе, вошел в состав правительства. Тем не менее, недоверие к ним продолжалось, а некоторая часть коммунистов-казахов продолжала видеть в алашординцах вчерашних врагов Советской власти.
 
Деятельность бывших алашординцев, отстаивавших идеи национальной независимости, укрепления самостоятельных начал казахской автономии, развивавших идеи просвещения народа, встречалась в штыки посланцами центра и их единомышленниками из коренных народов, видевших в этом проявлений чистейший национализм. В 1922 г. большинство бывших алашординцев было изгнано из высших государственных органов, ибо по решеню Кирбюро РКП (б) об избирательной кампании в советские органы предусматривалось отбирать людей «по социальному положению» — преимущественно рабочих и беднейших крестьян. Интеллигентов вводить только при проверенной преданности и деловитости, не допуская бывших алашординцев и имевших с ними связи.
 
В 1928 г. в связи с проведением в республике конфискации байства параллельно началась кампания по «раскрытию» контрреволюционных организаций, якобы мешавших успешному проведению коллективизации и конфискации байства. Некоторые партийно-советские работники (С. Садвокасов, С. Ходжанов, С. Сейфуллин, Г. Мусрепов, Н. Нурмаков и др.) выразили недовольство политикой Голощеки-на. К этому времени круто меняется обстановка в центре. Троцкий и Зиновьев, в какой-то мере проявившие понимание оппозиции национальной интеллигенции Казахстана, исключаются из ВКП(б), усиливается диктатура Сталина.
 
Аналогичные процессы протекают в Казахстане, крепнет вождизм казахстанского «генсека». На VI Всеказахской партийной конференции (15 — 23 ноября 1927 г.) в своем пространном докладе, всячески «разоблачая» тех., кто имеет иную точку зрения на проводимые в республике мероприятия, Голощекин заключает: «Пусть попробуют выступить «вожди» любых групп против крайкома, они все будут смяты в течение недельки» (VI Всеказахская конференция ВКП (б). 15 — 23 ноября 1927 г. Стенографический отчет. С. 137).
 
Вскоре Голощекин от угроз перешел к репрессиям. Первыми жертвами беззакония и произвола стали известные казахские ученые и писатели: А. Байтурсынов, А. Букейханов, М. Дулатов, М. Жумабаев, Ж. Аймаутов, К. и Ж. Досмухамбетовы, М. Тынышпаев, К. Кемергеров, Ш. Кудайбердиев и др. Так началась первая волна репрессий в Казахстане. Под руководством самого Голощекина в 1929 г. было «вскрыто» — 31, в 1930 — 82, в 1931 — 80 «контрреволюционных бандитских организаций», арестовано 9906 человек, «состоявших» в этих организациях.
 
Волна репрессий охватила всю страну. Из партийно-советских деятелей Казахстана были арестованы как «враги народа» Л, Й. Мирзоян, У. Исаев, У. Кулумбетов, С. Мендешев, Н. Нурмаков, Т. Рыскулов, С. Ходжанов, О. Жан-досов, С. Ескараев, Т. Жургенов, из писателей и поэтов — С. Сейфуллин, Б. Майлйн, И. Джансугуров, Г. Токжанов, А. Коныратбаев, многие другие представители науки, культуры и искусства. Число арестованных в 1937 г. по Казахстану достигло 105 тыс. человек, из них 22 Тыс. были расстреляны (см. Кокишев Т… Казак зйялылары хакында Казахстан коммуниси. 1991, № 7, б. 60).
 
Если в середине 1937 г. в составе ЦК Компартии Казахстана было 85 членов, 35 кандидатов, 11 Членов ревкома (всего — 121 человек), то к концу этого же года осталось только 68 человек, т. е. было уничтожено более половины членов ЦК. Суровым наказаниям подвергались не только сами репрессированные, но и их семьи. Таким образом, к трагедии крестьянства прибавилась трагедия интеллигенции, став тем самым трагедией и несчастьем всего казахского народа.
 
В настоящее время в республике реабилитировано около 40 тыс. жертв сталинского террора. Возвращено народу доброе имя А. Байтурсынова, М. Жумабаева, Ж. Аймаутова, А. Букейханова, М. Дулатова, М. Тынышпаева, С. Асфендиарова и многих других деятелей Казахстана.
 
Общественно-политическая жизнь республики в 30-е годы продолжалась в условиях деформированного, казарменного социализма. 5 декабря 1936 года была принята новая Конституция СССР. В состав социалистической Федерации одиннадцати союзных республик входил и Казахстан, преобразованный из автономной республики в союзную. В марте 1937 г. Чрезвычайным X съездом Советов Казахстана принята Конституция Казахской ССР, но советские люди никогда по-настоящему не чувствовали себя истинными хозяевами своей жизни, своей собственности, своей страны, Демократические права и свободы, провозглашенные в этих конституциях, фактически были фикцией. Тоталитарная система делала свое дело, не обращая внимания на буквы Основного Закона страны.
 
В области культуры, как и в других отраслях народно-хозяйственного комплекса, происходили сложные противоречивые процессы. Одновременно шел процесс создания и истребления культуры. С одной стороны, велась высокими темпами ликвидация безграмотности, осуществлялось всеобщее начальное образование, открывались школы, строились вузы и средние специальные учебные заведения, формировались кадры национальной интеллигенции, закладывались основы казахской литературы, науки, искусства, появились свои школы живописи и т. д. С другой же стороны, террор не щадил никого я ничего. Буквально шло физическое и моральное истребление коренной национальной интеллигенции, вековечных обычаев я традиций казахского народа, что в значительной мере тормозило развитие и без того отставшего края.
 
За двадцать с лишним лет после победы Октября казахский народ прошел путь борьбы и созидания, трагедий и репрессий, испытывая державную политику центра, оказался на грани катастрофы и вырождения. Но, несмотря на все негативные воздействия, казахский народ вместе со всеми советскими людьми был готов принять на себя часть тяжелой ноши — надвигающейся большой войны и внести весомый вклад в дело Победы.
 
Таким образом, в 20 — 30-х гг. тоталитарный режим утвердился во всех сферах общественно-политической жизни. Его проявления в Казахстане приняли особенно уродливые формы, сопровождались трагическими событиями периода насильственной коллективизации и политических репрессий 1937 — 38гг. Социально-экономические преобразования в крае, предание Казахстану статуса союзной республики, успехи в области культурного строительства, народного образования и науки проходили под жестким идеологическим прессом тоталитарного режима. Все это предопределило дальнейшее развитие Казахстана в составе СССР.
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>

 

 

загрузка...