Главная   »   Курс лекций по истории Казахстана   »   4. Национально-освободительное восстание казахов 1916 года




 Тема VI. КАЗАХСТАН В НАЧАЛЕ XX ВЕКА 

 

4. Национально-освободительное восстание казахов 1916 года

 

 

Поводом к восстанию послужил указ царя от 25 июня 1916 г. о реквизиции инородцев Средней Азии и Казахстана и ряда других областей «для работ по устройству оборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии». Набору подлежало все трудоспособное население в возрасте от 19 до 43 лет. Тем самым царское правительство хотело освободить массу русских солдат и рабочих от устройства оборонительных сооружений и других тыловых работ, заменив их «реквизированными инородцами», как более покорной и дешевой рабочей силой. Предполагалась реквизиция из Туркестана и Степного края более 500 тыс. джигитов.

В ответ на царский указ стихийно, почти одновременно, восстали народы огромного региона — Казахстана и Туркестана. В степи, по определению местной царской администрации, образовались «две партии» — «одна, не желающая дать рабочих,./ другая, согласная выполнить приказ». На стороне царского указа оказались жалкая кучка байства, колониальная местная администрация — волостные управители, аульные старшины.
 
Ядро казахской либеральной демократической интеллигенции, возглавляемое А. Байтурсыновым, М. Дулатовым, А. Букейхановым, заняло иную линию. Они считали, что казахи — подданные российского государства. «С уверенностью в нас, в защите Отечества, — писали они в воззвании к народу в середине августа 1916 г., — объявлен приказ о призыве на работу… Мы обращаемся к народу, мы уже неоднократно говорили об этом, отказываться от этого дела нельзя». Лидеры движения предлагали отложить призыв казахов на тыловые работы, осуществить его после соответствующих подготовительных акций. При этом они надеялись в случае победоносного окончания войны на облегчение участи своего народа и создание национальной автономии. Многие из них полагали невозможным сопротивление практически безоружного народа современной, технически оснащенной царской армии. Они опасались, что безоружный народ станет жертвой репрессивных мер правительства. «Послушайтесь, не проливайте кровь, не сопротивляйтесь», — писали они в воззвании в октябре 1916 г.
 
Таким образом, лидеры казахского революционно-демократического направления осуществляли тактику разумного компромисса с колониальной империей, выдвигая на первый план идею выживания народа, сохранения его этнической целостности.
 
Последовавшая за восстанием кровавая расправа, гибель сотен тысяч жителей Казахстана и Средней Азии подтвердили справедливость многих из этих опасений.
 
Восстание 1916 г. охватило весь Казахстан, Среднюю Азию, часть Сибири и Кавказа. Оно поднималось стихийно и было неоднородным. В нем принимали участие rазахские рабочие угольных копий, нефтяных промыслов, Иртышского пароходства, Омской, Оренбургско-Ташкентской железной дороги. Их связь с аулом и крестьянским хозяйством придала восстанию характер стихийного крестьянского движения.
 
Восставший народ понимал необходимость объединения сил повстанце. Так, повстанцы Верненского уезда установили связь с повстанцами Наманганского и Аулие-Атинcкого уездов в верховьях Таласа. По признанию М. А. Фольбаума, повстанцы имеют все признаки организации, имеют знамена, в горах кузницы и оружейные мастерские. Восставшие албанцы выступили единым фронтом с уйгурами, иссык-кульскими киргизами и дунганами.
 
Вождем национально-освободительной революции 1916 г. выступила казахская национальная демократическая интеллигенция, завоевавшая в начале XX в. позиции интеллектуального авангарда нации, духовного наставника.
 
В национально-освободительной революции активное участие принимали такие представители революционно-демократического движения, как Т. Рыскулов, Т. Бокин, А. Майкутов, С. Сейфуллин, С. Мендешев, А. Джангильдин, Б. Даманов и многие другие. Лейтмотивом борьбы стали проблемы национального выживания и духовного возрождения. Не менее влиятельной политической силой в казахском обществе проявила себя степная элита — батыры, потомки ханов и биев — носительница традиции освободительной борьбы с джунгарами, российским колониальным режимом в прошлом. В ходе революции прошли испытание те или иные подходы различных группировок к разрешению социальных конфликтов.
 
Крупнейшим центром национально-освободительной революции 1916 г. стало Семиречье. В связи с обострением обстановки 20 июля 1916 г. генерал А. Куропаткин был назначен генерал-губернатором Туркестанского края. К тому времени весь огромный регион был охвачен пламенем народной революции.
 
Действия казахских и киргизских трудящихся не могли не насторожить царскую администрацию. Генерал Куропаткин дал приказ «привести в покорность восставших, не стесняясь никакими средствами использовать «родовую или племенную рознь туземного населения для борьбы с возмутившимися».
 
В свою очередь генерал-губернатор Семиреченской области М. А. Фольбаум срочно рассылал в казачьи станицы винтовки и патроны для организации карательных отрядов из местного казачества. Не ограничиваясь этим, по установке генерала Куропаткина от 12 августа было вооружено огнестрельным оружием русское кулачество переселенческих сел.
 
При карательных отрядах, уездных городах области были созданы военно-полевые суды.
 
Колонизаторы умело использовали испытанные приемы борьбы с «инородцами». Царская администрация предпринимала меры к тому, чтобы спровоцировать межнациональные столкновения. 12 августа генерал-губернатор области Фольбаум потребовал от уездных начальников Капала, Лепсинска, Джаркента, Пржевальска организовать погромы коренного населения. 15-го же августа он дал установку начальникам карательных отрядов: «Считайте малейшие группировки киргиз кучами уже за мятеж, подавляйте таковой, при первом признаке волнения арестуйте хотя бы второстепенных главарей, предавайте полевому суду и немедленно; повесьте».
 
Приказ генерал-губернатора выполнялся неукоснительно. 12 августа есаул Бакуревич под Шамсинским перевалом истребил 300 человек за то, что они находились в сборе. 13 августа 138 казахов, собравшихся вокруг застрявшего в степи автомобиля под Пишпеком, были арестованы. Все они были растерзаны и полуживыми преданы земле. 14 августа собравшаяся толпа родственников и близких арестованных, а также любопытных — более 600 человек, во дворе волостного управления была окружена и без единого выстрела была перебита палками, поленьями, топорами… В разжигании межнациональной вражды сыграло пагубную роль провокационное обращение Туркестанского архиепископа к православному населению с призывом к кровавой расправе с казахскими и киргизскими трудящимися.
 
Для подавления народного движения в Семиречье царское правительство снарядило целую карательную экспедицию в составе 2 батальонов, 33 сотен, 42 орудий и 97 пулеметных команд. Генерал Куропаткин в своей телеграмме Фольбауму от 21 августа 1916 г. особо отмечал, что «Черняев, Романовский, Кауфман, Скобелев завоевали-области Сырдарьинскую, Самаркандскую, Ферганскую меньшими силами».
 
В октябре 1916 г. с участием генералов Куропаткина, Фо-льбаума царской администрацией было принято решение «с выселении киргиз», в результате которого в Пишпекском, Пржевальском, Джаркентском уездах был захвачен масс в 2510366 десятин культурной плодородной земли.
 
Одним из крупных центров восстания 1916 г. была Тургайская область. Борьба казахских крестьян здесь была особенно упорной и длительной.
 
Восставший народ назвал своим сардарбеком Амангель-ды Иманова, испытанного защитника интересов трудящихся. батыра, трибуна, внука одного из ближайших соратников лидера национально-освободительного движения Кенесары Касымова, именитого батыра Имана, сородича бия Нияза.
 
Тургайский очаг восстания отличался централизацией власти слаженной системой управления повстанческим движением. Вопросы военной учебы находились в центре внимания Военного Совета — Кенеса. «Совет, — вспоминает А. Т. Джангильдин, — усиленно занимался вопросами снабжения повстанцев оружием и боеприпасами. Мы организовали несколько кузниц. Здесь наши кузнецы вместе с рабочими, бежавшими от мобилизации из Атбасара, Акмолинска и даже из Семипалатинска, переделывали, чинили берданки, охотничьи и старинные фитильные ружья, ковали ножи, топоры, пики… Мы сами готовили порох, лили пули, делали седла и сбруи».
 
В сентябре 1916 г. в Тургайском уезде Амангельды создал большой повстанческий отряд, организовал производство оружия и сам обучал повстанцев военному делу. К этому времени их общее число дошло до 20 тысяч. Ряды восставших пополнялись рабочими из Иргиза, Кустаная, Актюбинска, Байконурского рудника, Чокпаркульских каменноугольных копей, Оренбургско-Ташкентской железной дороги. В октябре в Тургайском и Иргизском уездах уже насчитывалось до 20 повстанческих отрядов. Тургайский военный губернатор телеграфировал министру внутренних дел: «На Чокпаркульских каменноугольных копях, куда можно добраться даже из Тургая в недельный срок, произошли серьезные беспорядки с насилием, грабежом имущества, бегством всех киргизских (казахских) рабочих».
 
А. Иманов объединил ряды восставших казахов Тургайского, Иргизского, Актюбинского уездов, частично Сырдарьинской, Акмолинской, Семипалатинской областей.
 
Численность повстанцев Тургайского очага, по данным командующего войсками Казанского военного округа генерала Сандецкого от 26 ноября 1916 г., доходила до 50 тысяч аскеров. «Не подлежит сомнению, — информировал он царский двор, — что на умиротворение края потребуется не менее одного — двух лет. По этой причине необходимо готовиться к систематической длительной кампании, дать сразу достаточно правильно организованные силы и широко обставить всеми техническими средствами».
 
В конце октября 15 тысяч повстанцев под командованием Амангельды осадили город Тургай. Для разгрома восстания царское правительство направило десятитысячный карательный экспедиционный корпус во главе с генералом Лаврентьевым.
 
По пути к Тургаю отряды карателей истребляли казахские аулы. Очевидец событий тех лет, публицист В. Вег-ман впоследствии писал:«Аулысжигались, и в пламени вместе со скарбом горели загнанные туда живые люди. Чтобы избежать мучительной смерти, киргизские женщины бросались со скал вниз головой».
 
Оказавшись не в силах овладеть Тургаем, повстанцы сняли осаду и в середине ноября у почтовой станции Тункойма атаковали царский отряд, приближавшийся к Тургаю. Только после тяжелых боев царским войскам удалось войти в город.
 
Национально-освободительное восстание 1916 года носило антиимпериалистический, антиколониальный характер. Оно явилось одним из важных элементов революционного кризиса, охватившего Восток.
 
Восстание в тех регионах, где переселенческая колонизация шла высокими темпами и возникали все новые и новые русско-украинские поселки и казачьи станицы, принимало ярко выраженный антирусский характер. Так было, в частности, в Семипалатинской области, где подвергались нападению повстанцев 94 переселенческих села. В результате межнациональных столкновений погибло 1905 человек, было ранено 684 русских и украинцев. Потери карательных отрядов составили всего 171 человек. Царские чиновники, крестьяне-переселенцы, казачество, зараженные колонизаторской психологией, натравленные царским генералитетом и колониальной администрацией, стали проводниками имперской политики. Они принимали участие в боевых дружинах, карательных отрядах, погромах казахских аулов и киргизских аилов. В этих условиях честь русской демократии защитили кадетская и эсеровская фракции IV Государствеиной думы, выступившие в защиту повстанцев.
 
IV Государственная дума 1—3 декабря 1916 года обсудила доклад А. Ф. Керенского о поездке в Туркестан после кровавого подавления восстания. А. Ф. Керенский выступил с яркой обличительной речью, подвергнув резкой критике царское правительство и колониальную администрацию Туркестана и Степного края.
 
Главными причинами поражения восстания были: его стихийность, недостаточная организованность в масштабе регионов.
 
Таким образом, начало XX века характеризуется дальнейшим усилением колонизации Казахстана, обострением национального вопроса. Царизм укрепляет положение казачества, переселенческого крестьянства, чиновничества,
 
В начале XX века в Казахстане было сосредоточено четыре центра казачьих войск: Оренбургский — 553 тысячи казаков, Уральский — 235 тысяч, Сибирский —164 тысячи, Семиреченский — 59 тысяч. В распоряжение казачьих войск в Казахстане было передано 15,6 млн, га казахских земель. Продолжалось их изъятие на основании так называемых «юрйдически-правовых» реформ царской колониальной администрации 1886—1891 гг. В «Положениях» прямо указывалось, что «земли, занимаемые киргизскими кочевьями, признаются государственными». Если с 1883 по 1905 гг. у казахского населения было изъято 4 млн, десятин земли, то с 1906 по 1912 гг. — свыше 17 млн. десятин. Всего же к 1917г. у казахов было изъято около 45 млн. десятин самой лучшей плодородной земли.
 
На политическую арену выходят рабочий класс, казахские политические партии, национальная интеллигенция.
 
В социальном плане казахское общество начала XX века состояло из традиционной феодально-байской верхушки, крестьян (шаруа), рабочего класса, казахской интеллигенции, казачества. В это время происходит процесс адаптации Казахстана к рыночным капиталистическим отношениям.
 
Впервые за долгие годы колониального гнета в казахском обществе резко обострились противоречия как социально-экономического, так и политического характера. Казахский народ стал осознавать общность национальных интересов, появляется стремление к созданию казахской государственности.
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>