Смотрите информацию эвакуатор ростов на дону тут.
Главная   »   Курс лекций по истории Казахстана   »   2. Развитие переселенческого движения и земледелия в крае


Тема VI. КАЗАХСТАН В НАЧАЛЕ XX ВЕКА 

 

2. Развитие переселенческого движения и земледелия в крае

 

 

Экономическое развитие Российской империи и подъем крестьянского движения в начале XX века заставили царизм поставить вопрос о расширении возможностей для развития капитализма в сельском хозяйстве. Это нашло отражение в переселенческом законе от 6 июня 1904 г. Непосредственным исходным моментом, толкнувшим правительство на разработку закона, явились крестьянские волнения на юге России в 1902 г.
 
Закон 6 июня не сразу вступил в силу. Ввиду войны с Японией переселения были приостановлены на два года. И лишь 7 марта 1906 г. Совет Министров рассмотрел предложения переселенческого управления и главного управления землеустройства и земледелия и утвердил их.
 
В рассматриваемое пятнадцатилетие (1891—1905 гг.) значительно возрастает крестьянское население области. Если в 1895 г. в ее пределах было 87 сел с 61809 жителями, то к 1903 г. уже насчитывается 233 поселка с 189620 чел.
 
Для новой волны переселенцев нужны были новые земельные площади, и поэтому царизм различными способами проводит целенаправленную политику изъятия земель у коренного населения. Необходимость изъятия земель у казахов обосновывалась запасом значительного количества земель, пригодных для земледелия, но неиспользуемых.
 
В 1906—1914 гг. осуществляется последний этап дореволюционной колонизации области. В этот период крестьянское переселение рассматривается уже не как средство русификации окраины, а как составная часть новой аграрной политики царизма. Напуганное размахом крестьянских выступлений, направленных на разрешение аграрного вопроса, правительство надеется притупить остроту классовых противоречий за счет их оставшихся на родине наделов, создав тем самым себе социальную опору в деревне, и в конечном счете сохранить помещичье землевладение. Этой цели служили две другие стороны столыпинской аграрной реформы — разрушение общины и право выхода крестьян на хутора.
 
Изъятие земель шло как по линии передачи переселенцам, так и с целью создания источников государственного дохода путем образования казенно-оброчных статей, казенных лесов, единственных владений казны и т. п. Отрицательные последствия этой политики в сочетании с укреплением байского господства тяжелым бременем легли на плечи трудящейся массы. Можно выделить несколько основных черт, характеризующих царскую колониальную политику; это изъятие у населения лучших угодий с водными источниками, которые, несомненно, являлись основным богатством народа, более того, игнорирование нужд казахского населения, нарушение естественного и привычного цикла кочевок, сгон аулов с обжитых территорий и готовых ирригационных сооружений.
 
В материалах одного обследования упоминается такой случай, имевший место в 1911 г. В аул Б. Каратока приезжает таксатор и заходит в первую попавшуюся юрту. Хозяин юрты говорит, что у него большая семья и гостю будет тесно. Таксатор сделал недовольную мину и заявил: «Посмотрим, кому будет тесно». На другой день он приезжает с рабочими, вбивает кол в середину юрты и говорит; «Здесь будет угол лесной дачи». Казахам оставалось только эвакуироваться.
 
Подобные смещения вызывали частые столкновения между русским и казахским населением. Основная причина — несправедливое решение в пользу русских переселенцев земельного вопроса. Царское правительство не принимало никаких мер против стихийного самовольного переселения. Вступая в сделку с байством, переселенцы сперва арендовали казахские земли, а затем прочно обосновывались на них и требовали землеустройства. А так как баи, волостные управители и аульные аксакалы сдавали чаще всего земли общества, пользуясь феодально-родовым обычным правом распоряжения этой землей, без согласия общества, то, естественно, возникала необходимость ухода казахов на другие места. Таким образом, например, «образовались» по линии Сибирской магистрали селения Привольное, Борисовское, Александровское, Полтавское, Боголюбово, Михайловка и др., всего за три года 22 селения с 75515 дес. земли. Мало того, впоследствии в разных местах стали происходить самовольные захваты земель казахов, что еще более усиливало антагонизм.
 
Вот лишь несколько архивных документов по данному вопросу, приведенных С. Д. Асфендияровым: «Теперь не нужно приступать к наделению землей переселенцев во избежание столкновений их с кочевниками, так как если переселенцы сейчас же не получат надела, то они прибегнут к захватам. Затем уменьшение угодий кочевников, несомненно, встретит среди них противодействие, прекратить которое, может быть, придется военной силой (протокол особого совещания при Туркестанском генерал-губернаторе).
 
Эти и многие другие примеры наглядно показывают военно-феодальную направленность политики царского самодержавия захват земель на правах завоевания сперва путем военной, а затем крестьянской колонизации. Царизм отбирал земли у казахов по праву завоевателя, считая эти земли как «государственные», отданные лишь на временное пользование казахам. Наряду с организованной передачей казахских земель переселенцам, царизм санкционировал самовольные захваты. И в земельной политике внутри казахского общества, и в переселенческой политике царское самодержавие придерживалось одного принципа кулачного права, права захвата, права военно-феодальной эксплуатации.
 
Депутат 1-й Государственной Думы Т. Сидельников так критиковал А. А. Кауфмана, одного из организаторов изъятия земель у казахов: «Для г. Кауфмана киргизы (далее — казахи — С. И.) как народ, имеющий собственные земельные нужды и интересы, независимо от «интересов широкой русской колонизации», совершенно не существует. Живой и цельный организм степных и земельных отношений он склонен резать земелеотводным ножом спокойно и хладнокровно, «как режут анатомы трупы», лишь бы это было сообразно раньше с «видами правительства», а теперь —«с программой партии», понятой в чисто канцелярско-бумажном, неподвижно-формалистическом духе».
 
Между тем, после отмены всяких ограничений в переселении за Урал хлынул небывалый поток переселенцев. По официальным данным, движение их в эти годы представляется в следующем виде (для сравнения берем данные 1905 года);
 
 
Размах переселенческого движения, которого не ожидало правительство, застал врасплох местные власти; они не только не имели заранее заготовленных переселенческих участков, но и не располагали достаточными силами и средствами для проектирования таковых.
 
Циркуляром Переселенческого управления с 21 февраля 1911 г. предварительное распределение переселенческого земельного фонда между губерниями выхода и организованное ходачество были отменены. Переселенческое управление снова вернулось к свободному ходачеству, которое не оправдало себя в 1906—1908 гг.
 
Быстрый рост инонационального населения в Казахстане сопровождался изменением этнографической ситуации в Казахстане.
 
По данным Н. В. Алексеенко, Г. К. Кронгард, Ф. Н. Базановой и др., составленным на основе сведений всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г., на территории Казахстана выделялись три наиболее крупные этнические группы: казахи, составлявшие 75 — 82% населения, русские — 10—13 % и украинцы — 1—2 %.
 
Численность и национальный состав населений Казахстан наянварь 1897 г.
 
 
Исследователь Бекмаханова Н. Е. называет численность населения края в 70—90-е годы XIX в. — 375370 человек, из них казахов — 273460. Очень наглядным является процент казахов в этот период по уездам области: в Омском — 43,45%, в Петропавловском — 58,85 %, в Кокчетавском — 75,51 %, в Акмолинском — 93,28 %.
 
Как видим, процент казахского населения Даже в северных уездах области (Омском, Петропавловском), ранее всех затронутых процессом изъятия земель (в пользу казачьего войска, поселений), все же значителен. Тем более показательны лежащие к югу уезды, особенно Акмолинский.
 
Причина уменьшения удельного числа веса коренного населения кроется в увеличении переселенцев. Более половины переселенцев, устремившихся в Казахстан, приняла Акмолинская область. Это был взрыв в демографии не только области, но и всего Казахстана. Если в период 1871—1896 гг. переселенцев в области было 119100, то с 1897 по 1916 гг. их прибыло 731500, а всего составило 850600 человек. Этот поток даже само русское правительство старалось сдержать.
 
Уже к 1911 г. удельный вес казахов в общей численности населения Казахстана снизился до 60 %, русские стали составлять 19,6 % всего населения. В 1914 г. удельный вес казахов был уже 58,5 %, а русских — 29,6 %.
 
Следовательно, за первые 14 лет удельный вес казахов снизился на 14—15, русских — поднялся на 10—11 пунктов. За 1911—1914 гг. удельный вес казахов уменьшился еще на 1,5, русских — поднялся на 10 пунктов.
 
Согласно официальным данным, с 1896 по 1916 гг. (включительно) проследовало переселенцев: в Сибирь — 2742852, Среднеазиатские владения — 1214206, всего — 3957058 человек. Такому наплыву переселенцев были переданы огромные земельные площади и «к началу первой мировой войны царское правительство изъяло у казахов около 45 млн. гектаров лучших земель».
 
В рассматриваемые годы существовали определенные общественные силы, представителей которых отличало альтернативное понимание проблемы оседания номадов и распространения в ариодной зоне земледелия.
 
Антидемократическое движение усилилось Прежде всего среди верхушечной части казахского общества и среди казахской интеллигенции. Наиболее «революционным» требованием было требование введения земства. Позиция буржуазии, национальной интеллигенции в основном сводится к политике соглашения с, русской либеральной буржуазией: все ее надежды — на получение свободы из рук кадетов.
 
Казахская интеллигенция разбилась на две основные группы. Одна часть группировалась вокруг журнала «Ай-Кап», в котором активно сотрудничали Д. Сейдалин, М. Сералин, Б. Каратаев и другие. В этом журнале, начавшем выходить в 1911 г., они поддерживали переселенческую политику России и были за проведение оседания казахского населения. Через развитие земледелия среди кочевников они видели, по их мнению, скорейшее экономическое развитие степного края и приобщение казахов к русской культуре. Другая часть интеллигенции группировалась вокруг газеты «Казах», начавшей выходить в 1913 г. Ее в основном представляли А. Букейханов, А. Байтурсынов, М. Дулатов.
 
В главном, аграрном, вопросё они выступали с требованием отмены государственной собственности на землю и передачи ее в собственность казахам, запрета продажи земли. Они полагали, что резкое изменение казахского хозяйственного быта отразится крайне вредно и болезненно на казахском хозяйстве и обществе.
 
На страницах этих двух изданий земельный вопрос в Казахстане превратился в обширную дискуссию.
 
Разоблачая колониальный характер земельного вопроса, А. Букейханов писал: «На переселенческом вопросе, имеющем столь роковое значение для всей жизни киргиз (казахов — С, И.) и для дальнейшего развития, следует несколько остановиться. Переселенцы из Европейской России заселяют, главным образом, северные уезды степных областей. По губернаторским отчетам за 1905 г. насчитывалось: в Акмолинской области: казахов—484456, крестьян — 205515, в процентном отношений крестьян к казахам — 42 %. За последние три года, особенно в 1907 г., наплыв переселенцев был особенно силен, так что приведенные отношения значительно изменились в пользу крестьян. Так, по данным Переселенческого управления,, в 1907 г. переселилось в Акмолинскую область 12000 семей».
 
Далее А. Букейханов пишет, что «за один 1907 г. отведено под переселенческие участки и отчуждено от киргизских земель 810 тысяч десятин, в том числе в одной Акмолинскй области 510 тысяч десятин, падающих, главным образом, на северные уезды области, где земельная теснота довела уже казахов, говоря канцелярским языком, до сопротивления властям».
 
Всем памятны побоища между казахами и крестьянами в Петропавловском уезде в июне 1906 г. В этом столкновении принимали участие сотни вооруженных переселенцев и киргиз; в результате — несколько убитых с той и другой стороны.
 
В одном из номеров газеты «Казах» А. Букейханов, разъясняя реакционность колониальной политики, писал по поводу наделения казахам 15 десятин земли: «Чиновники, используя свою власть, стараются заставить казахов получить земельные участки». «Если не желаешь брать землю, то переселяйся», — заявляют они. Что это за закон, возмущается А. Букейханов. В каком государстве существует наша Конституция? Почему царь так не справедлив к своим подчиненным? Почему не учитываются природные условия края, психология народа, особенности кочевого ведения хозяйства?»
 
Продолжая полемику по земельному вопросу с журналом «Ай-Кап», А. Букейханов видит гибельность последствий получения казахами земельных наделов. «Если казахи возьмут земельные участки, то они не смогут правильно воспользоваться ими и будут вынуждены продать, как это сделали башкирцы, и через несколько лет останутся без земли». Подобные мысли по земельному вопросу в казахской степи высказывал и А. Байтурсынов. Откликаясь на статьи Д. Сейдалина, помещенные в журнале «Ай-Кап» за №№13, 14, 15, А. Байтурсынов пишет о том, что передача исконных земель казахов крестьянам-переселенцам вызывает законное недовольство среди местного населения. «Объявление казахских земель собственностью государства было ошибкой», — поясняет автор в своей статье «Обида казахов». И далее он подробно разъясняет сущность приказа Совета Министров России от 9 июня 1909 г. об изъятии земель у казахов, состоявшего из 12 пунктов.
 
Таким образом, мы видим, что аграрный вопрос в степи усиливался под влиянием переселенческой политики царизма, которая и способствовала переходу казахского натурально-потребительского замкнутого хозяйства в сторону повышения его товарности, развития техники и т. д. Прежний хозяйственный строй разлагался чрезвычайно медленно. Феодально-родовые отношения сковывали развитие производительных сил. Переселенческая политика царизма в той или иной степени задевала интересы всех слоев казахского народа. Байство недовольно ограничением сферы его эксплуатации и грабежа масс, а нередко и в силу изъятия земель; массы же разорялись и непосредственно страдали от земельных изъятий. Казахское население превращалось в нацию угнетенную, порабощенную российским империализмом. Поэтому все слои казахского населения так или иначе. были настроены против переселенческой политики царизма.
 
Царское правительство, не способное оказать материальную помощь переселенческому крестьянству, предоставило право грабежа и эксплуатации казахских масс, обеспечив переселенцам право на захват земли, чем и воспользовались в первую очередь зажиточные слои переселенцев. При поддержке царской администрации господствующее положение в деревне занял кулак, служивший надежным оплотом царского правительства. Такова общая картина социальной дифференциации переселенческого населения к концу XIX — началу XX века. Элементы прогрессивного развития переселенческой деревни, выразившиеся в развитии капиталистических отношений, не смогли способствовать в целом развитию производственных сил края, так как Казахстан не был -самостоятельной экономической единицей, а входил в государственную и хозяйственную систему Российской империи.
 
Как мы видим, царизм, проводя аграрно-колонизаторскую политик, прежде всего заботился об интересах пришлого русского населения. Это наглядно иллюстрируют архивные сведения, составленные правительственными чиновниками, которых трудно заподозрить в симпатии к автохтонным жителям степи. Из приведенных разнородных источников явствует, что столыпинская аграрная реформа, проводившаяся в Казахстане местной колониальной администрацией, при выявлении «излишков» земельного фонда у местных жителей вовсе не обращала внимание на специфику кочевого хозяйства казахов, которое могло поддержать свое нормальное существование лишь при условии сохранения традиционных громадных степных просторов.
 
Разоблачая колониальную сущность переселенческого вопроса в казахской степи, А. Букейханов пишет: «… введение в стране Степного положения, созданного бюрократическим путем, без всякого соображения с истинными потребностями населения, неуважение к закону со стороны власти, ставящей на место последнего свое усмотрение, полное пренебрежение к правам личности, административное насилие, вторгающееся во все стороны жизнй, пренебрежение к духовным и экономическим интересам киргиз, искусственно поддерживаемое невежество массы — все это привело население к обеднению, а его культурное развитие — к застою».
 
Переселенческая политика царизма, как и вся его Колониальная политика, была реакционной, грабительской. Царизм стремился сохранить хозяйственную и культурную отсталость местного населения, его патриархально-феодальный быт. Реакционность политики царизма сказывалась также в массовом ограблении местного населения в земельном отношении, в разжигании национальной розни между русским и казахским народами, в натравливаний одного народа на другой. Все это было выгодно царизму, ибо доверчивость и беззащитность местного населения, его хозяйственная и культурная отсталость облегчали царскому правительству эксплуатацию народов окраин. Нежелание правительственных аграрных комиссий колониальных властей считаться с условиями развития основного источника существования большей части номадов-скотоводов в конечном счете послужило одной из главных причин начала восстания 1916 года и откочевки значительной части казахов на юг Казахстана и в Китай.
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>