Главная   »   Курс лекций по истории Казахстана   »   2. Противоречия и трудности политического и социально-экономического развития Казахстана в 70-е — начале 80-х гг.




 Тема XI. КАЗАХСТАН В 1971—1985 года

 

2. Противоречия и трудности политического и социально-экономического развития Казахстана в 70-е — начале 80-х гг.
 
 
Общественно-политическая жизнь Казахстана в 70 — 80-е годы проходила и развивалась в системе централизованного государства СССР, в условиях командно-административной системы. Централизованные партийно-государственные структуры игнорировали интересы национального развития. В республике преобладал ведомственный, бюрократическо-усредненный подход во всем — от размещения производительных сил до проблем языка, культуры.
 
В политической системе Казахстана ведущая роль принадлежала Компартии Казахстана. В принятой Конституции Казахской ССР в 1978 г., точно как в союзной Конституции, в статье 6 была зафиксирована ведущая роль КПСС. Институты демократических организаций таких, как Советы, профсоюзы, комсомол, трудовые коллективы и другие, носили чисто декларативный характер. А зафиксированные права и обязанности граждан Казахстана носили формальный характер. Не работал институт судебной, законодательной и исполнительной власти. И все-таки в развитии общественно-политической и экономической жизни Казахстана были и свои тенденции и особенности. В современной изданной официальной исторической, как учебной, так и научной литературе, многие процессы, происходившие в эти годы в Казахстане, еще не полностью раскрыты. Следует выделить главную особенность, что в эти годы Казахская ССР. была выведена из зоны критики. Почему это случилось? Полного ответа на этот вопрос пока в научной литературе нет.
 
 Высшим руководством Республика Казахстан объявляется лабораторией дружбы и согласия народов всех наций и народностей. А как же было в реальной действительности:
 
1. Все застойные явления, которые складывались в СССР, проникали уже в Казахстан.
 
2. Застойные явления в Казахстане не столько коснулись экономики, сколько общественно-политической жизни.
 
3. Особенно это проявилось в подборе и расстановке кадров. Подбор осуществлялся не по деловым качествам, а по клановой системе: т. е. по родовому, жузовому принципу. Постоянно подсчитывалось, сколько представителей в высшем руководстве республики от юга, севера, востока, запада. Была введена строгая регламентация по вертикали, т. е. сверху донизу. Если первый казах, то второй русский, и наоборот. Все эти родственные и клановые подходы породили взяточничество, коррупцию, которая проникла даже в сферу вузов.
 
 4. Особенно осложнились межнациональные отношения. Деформации и ошибки в политике не могли не сказаться и на национальных отношениях. Повсеместная абсолютизаций значения интернационализма фактически приводила к отрицанию национальных интересов, пренебрежительному отношению к национальным традициям и национальной психологии. Республика не имела возможности регулировать демографическую, миграционную и языковую политику, участвовать в распределении трудовых ресурсов.
 
В 1979 г. для Казахстана стало неожиданным решение Политбюро ЦК КПСС о создании на части территории Целиноградской, Павлодарской, Карагандинской, Кокчетавской областей немецкой автономии со столицей в г. Ерементау, Безусловно, это известие вызвало резкий протест населения Казахстана, особенно его молодежи и конкретно северного региона. По признанию Д. А. Кунаева, о создании автономии внес предложение на Политбюро Председатель КГБ СССР Ю. В. Андропов. Под лозунгом «Дружбы народов» и «Создание исторической общности—советский народ» был нанесен ущерб казахской духовности. Было принято несколько решений в республике «об улучшении изучения русского языка», в то же время не было принято ни одного решения по казахскому языку. И, естественно, в этот период практически закрылись национальные казахские школы. В вузах и техникумах преподавание осуществлялось в основном на русском языке. Командно-административная, партийная система в угоду центру пошла еще дальше.
 
В 1975 г. вышла книга Олжаса Сулейменова «Аз и Я». Но вскоре она была изъята из продажи, библиотек, запретили ее новые издания. Суть в следующем: Олжас Сулейменов в своем исследовании показал, что «Слово о полку Игореве» (ХПв.) появилось на принципе двух энтическиХ миров — славянского и тюркского, и в нем ярко отразились реалии двух соседних культур. Партократии это показалось кощунством. В ряде выступлений книга прямо определялась как националистическая, пантюркистская, антирусская. Поэта обвинили в переоценке и преувеличении роли тюрков в истории.
 
Всячески власти пресекали проявление свободомыслия среди ученых казахов. Так, в 1976 г. запрещено было издание книги «Познание мира традиционным казахским искусством», подготовленной авторским коллективом и Институтом философии. Идейно-вредной была признана книга антрополога О. Исмагулова «Этническая генгеография. Казахстана». Автора обвинили в ошибках методологического характера в односторонней трактовке родоплеменных факторов в связи с современностью. Позже все эти обвинения были сняты. Или еще один пример посягательства на национальную казахскую культуру. Ильяс Есенберлин написал историческую трилогию «Кочевники». В ней воссоздается история казахского народа с XV до середины XIX века. Показаны процесс объединения казахских племен после распада империи Тимура, борьба с иноземными завоевателями и дается историческое обоснование добровольного присоединения Казахстана к России. Отдел ЦК Компартии Казахстана по идеологическим вопросам ему чуть было не присвоил ярлык националиста. Справедливость восторжествовала. Впоследствии (1986 г.), ему была присуждена Государственная премия Казахской ССР.
 
Хотя Казахстан и находился в зоне повышенного интереса центра, в республике развились застойные явления и был создан тип торможения дальнейшего развития Казахстана по союзному принципу.
 
Следует отметить что экономика Казахстана в 70-е — первой половине 80-х годов развивалась на экстенсивной основе при игнорировании экономических стимулов. Но в целом по Казахстану нельзя отрицать определенного нарастания экономического потенциала. И все же экономика развивалась противоречиво. Во-первых, в эти годы продолжалось бурное развитие черной металлургии: строились Соколовско-Сарбайский и Лисаковский горнообогатительные комбинаты. Было завершено строительство всего комплекса Карагандинского металлургического комбината. Вступили в строй и на полную мощность стали работать Ермаковский и Актюбинский ферросплавные заводы. Начали давать продукцию Павлодарский тракторный, Целиноградский сельхозмашиностроения и другие заводы. Высокими темпами развивалась добыча угля в Карагандинском и Экибастузском угольных бассейнах: при 28 млн. тонн в 1955 г. она достигла 132 млн. тонн в 1986 г. Выработка электроэнергии за эти же годы возросла с 14.5 млн. кВт часов до 85 млн. кВт часов. Вдвое возрос общий объем добычи газа и нефти на Мангышлаке.
 
Во-вторых, однобокая структура промышленности как направляющая сырьевая база окончательно закрепилась в 70-е годы. Доля добывающих отраслей промышленности Казахстана в начале 80-х годов была в 1,7 раза выше, чем по СССР Более половины экономического потенциала республики находилось в ведении союзных министерств. Выкачивая природные национальные богатства республики, центральные ведомства почти не вкладывали средств в республиканский бюджет, совершенно не принимали участия в охране окружающей среды.
 
В-третьих, многолетняя ориентация на развитие сырьевых отраслей в форме гигантских предприятий привела к тому, что не получили развития наукоемкие производства, был низкий уровень обрабатывающей и перерабатывающей промышленности, слабо развивалось производство товаров народного потребления. Около 60% потребляемых продовольственных товаров завозилось. В экономике республики появились все те же деформации которые были характерны для народного хозяйства СССР в целом. По Казахстану это можно проследить по данным таблицы:
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>