Купить дешевые двери межкомнатные.


 Культура Узбекской культуры

 

 

В Узбекской ССР в рассматриваемый период идет быстрый рост культуры и просвещения.
 
Если на каждую тысячу человек населения в 1929/30 учебном году приходилось 36 школьников, то в 1938/39 учебном году, как отмечалось выше,— уже 176 учеников. На родном языке обучались дети всех национальностей, проживающих в Узбекистане. В 1939 г. в республике функционировало 2955 узбекских школ, 259 русских, 231 каракалпакская, 21 киргизская школы.
 
Большие успехи были достигнуты в развитии женского образования. В период осуществления упомянутого выше «худжу-ма» («наступления») в Узбекистане сняли паранджи и приобщились к общественно-политической жизни более 100 тыс. женщин. В результате принятых мер в 1938/39 учебном году число девочек в общеобразовательных школах достигло 429 тыс., из них более 337 тыс. училось в кишлачных школах. Это значит, что культура проникла в самые отдаленные уголки Узбекистана.
 
В соответствии с решением директивных органов от 13.111.1938- г. «Об изучении русского языка в школах национальных республик и областей» были составлены программы и изданы новые учебники по этому предмету для всех классов.
 
Учительские кадры в Узбекистане выросли с 27 тыс. в 1928/29 учебном году до 35,7 тыс. человек в 1939/40 учебном году. Забота партии и правительства о развитии просвещения ярко проявилась в ассигнованиях на нужды народного образования. В 1924/25 учебном году на эти нужды было ассигновано 11,4 млн. руб., а в 1940/41 — 712,9 млн. руб.
 
В основном была завершена ликвидация неграмотности взрослого населения. Если в 1917 г., перед Октябрьской революцией, в Узбекистане было всего лишь 2% грамотного населения, то уже в довоенном 1940 г. той же цифрой (2%) характеризовалось число лиц, оставшихся неграмотными. Такое чудо совершилось за какие-нибудь 20—25 лет. Между тем, по официальной статистике царизма, ликвидацию неграмотности населения предполагалось завершить в Средней Азии через 4600 лет! Такой разительный контраст между прогнозом и былью не мог пройти мимо внимания зарубежных читателей. Английский журналист Сэм Рассел сказал по этому поводу слова, полные удивления и восхищения. «Готовясь к поездке в Узбекистан,— писал он,— я как-то в одной из книг встретил подсчет по данным, опубликованным в одном из номеров журнала «Вестник воспитания» за 1906 год. Для ликвидации неграмотности в Средней Азии при существовавших тогда темпах потребовалось бы 4600 лет… В Ташкенте и Бухаре, Самарканде и Душанбе я увидел собственными глазами, как Советская власть смогла решить эту задачу в 200 раз быстрее».
 
В 1940 г. в Узбекистане, как и в других республиках Советского Востока, был осуществлен перевод письменности с латинской графики на русский алфавит. Это был новый шаг на пути подъема культуры народов Средней Азии и Казахстана и укрепления их братского союза с великим русским народом. Трудящиеся этих республик горячо поддержали данное мероприятие, и с 1940 г. переход на новый алфавит повсеместно был осуществлен. Академик Т. Н. Кары-Ниязов по этому поводу писал: «Переходом с алфавита, основанного на латинской графике, на новый алфавит, основанный на русской графике, узбекский народ открыл новую страницу в истории своей культурной жизни… Это есть подлинная революция в области узбекской письменности».
 
В 1934 г. на базе существовавших научно-исследовательских учреждений были созданы научно-исследовательские институты узбекского языка и литературы, искусствоведения, педагогики (последний был переименован вначале в институт школ, а впоследствии — в Узбекский научно-исследовательский институт педагогических наук им. Т. Н. Кары-Ниязова).
 
В 1934 г. в Фергане при пединституте открывается первый учительский институт. Затем один за другим открываются еще 9 учительских институтов, в том числе в Каракалпакской АССР. Учительские институты хотя и были временной мерой в подготовке учительских кадров, но за короткое время подготовили около 15 тыс. учителей.
 
В эти годы в республике начали действовать высшие учебные заведения. Среди них Ташкентский индустриальный институт, Институт инженеров ирригации и механизации сельского хозяйства, сельхозинститут, пединститут им. Низами, Самаркандский университет им. Алишера Навои, медицинский институт, Каракалпакский пединститут и др. Число студентов в вузах увеличилось почти втрое.
 
Быстро развивалось народное образование и в Каракалпакской АССР. В 1939 г. в 594 школах здесь обучалось около 60 тыс. детей. В сентябре 1938 г. в школах работали 1 483 учителя, подготовленные педагогическими учебными заведениями республик. К 1940 г. более 60% населения ликвидировало свою неграмотность.
 
Выдающиеся успехи республика имела в развитии литературы и искусства. Известный узбекский композитор Мухтар Ашрафй в содружестве с С. Н. Василенко создал первую узбекскую оперу «Буран». В 1939 г. был основан Узбекский театр оперы и балета им. Алишера Навои. В репертуар театра наряду с национальными произведениями «Фархад и Ширин», «Гульсара», «Лейли и Меджнун» были включены многие произведения русской и мировой классики. Узбекская киностудия выпустила в 1937 г. на экраны первый национальный звуковой фильм «Клятва», а затем и другие художественные фильмы. Выросла целая плеяда узбекской художественной интеллигенции. В эти годы огромной популярностью среди масс уже пользовались будущие народные артисты СССР Сара Ишанту-раева, Лутфиханум Сарымсакова, Шукур Бурханов, Алим Ходжаев и другие.
 
Много замечательных произведений в этот период создали узбекские писатели. Выдающийся узбекский писатель Айбек пишет первый реалистический роман-эпопею «Священная кровь» (1940), раскрывающий сущность классовых противоречий в истории узбекского народа. Гафур Гулям создает свои лучшие поэтические произведения — стихотворение «На путях Турксиба», поэму «Когда овладевают землей хозяева» — о трудовом героизме и моральной стойкости советских людей. Как поэт-трибун, силой художественного творчества отстаивающий политику Коммунистической партии, выступает Хамид Алимджан в стихотворениях «Мы победим», «Страна мобилизована» и др. В поэме «Зайнаб и Аман» (1938) он показывает пафос героического труда молодых хлопкоробов, мастеров высокого урожая, смело утверждающих новое отношение к труду и морали. Прочное место в драматургии заняли пьеса «Разгром» Камила Яшена (1934), музыкальная драма «Гульсара», созданная им совместно с М. Мухамедовым (1934), «Честь и любовь» (1935) и др.
<< К содержанию

Следующая страница >>