Узнать цены на Утепление фасада в Воронеже.
Главная   »   История Казахстана. С. Асфендиаров   »   УЧАСТИЕ КАЗАХОВ В ПУГАЧЕВСКОМ ВОССТАНИИ. ВОССТАНИЕ СЫРЫМА ДАТОВА


 УЧАСТИЕ КАЗАХОВ В ПУГАЧЕВСКОМ ВОССТАНИИ

ВОССТАНИЕ СЫРЫМА ДАТОВА
Во второй половине XVIII века обострение классовых противоречий в Оренбургском крае усиливается. Царизм проводит политику все большего феодального закрепощения крестьянских масс. Кровавая расправа с башкирскими восстаниями, укрепление ханской власти в казахской степи и, наконец, постепенное стеснение вольностей русского казачества путем усиления власти войсковых старшин и атаманов,— все это создает предпосылки для развития революционного движения широких масс русского казачества и крестьянства, а также среди покоренных народов против феодально-крепостной эксплуатации, против царско-помещичьей власти.
 
Эти движения в описываемый период носили характер стихийных крестьянских восстаний. Во главе движения стояли случайные люди или группы недовольных феодалов (у покоренных народов), различных сектантов, староверов и т. д. Нередко эти движения проходят под. внешне реакционными лозунгами: за царя и т. д. Форма эта типична для конца феодального общества и показывает еще незрелость, неразвитость общественных отношений. Однако для нас совершенно ясно, что эти движения, характеризуемые как массовые стихийные восстания, несмотря на свою неорганизованность, а подчас и на внешнюю реакционность лозунгов, являются революционными, ибо по существу представляют движение эксплуатируемых масс против господствующих классов. Это — борьба основных классов феодального общества: эксплуатируемого крестьянства против господствующего класса феодалов-помещиков. Крестьянские восстания в период разложения феодального общества наряду с другими моментами (первоначальное накопление капитала и зарождение буржуазного способа производства) ведут к дальнейшему расшатыванию основ этого общества. Так мы рассматриваем роль крестьянских восстаний в феодальном обществе, в противоположность взглядам меньшевиков о «реакционности» крестьянских войн и восстаний.
 
Восстание, поднятое Емельяном Пугачевым в 1773 году, нашло таким образом чрезвычайно благоприятную почву как среди масс русского казачества и крестьянства, так и среди башкирских, татарских, чувашских и каахских масс. Масса русского казачества была недовольна злоупотреблениями войскового атамана и податями, крестьяне изнывали под ярмом барщины, которая особенно была тяжела в восточных губерниях, доходя до 5—6 дней в неделю. Положение фабрично-заводских рабочих на уральских заводах было не легче. Частые войны Екатерины II, постоянные рекрутские наборы разоряли крестьян. Еще хуже было положение трудящихся масс покоренных народов. Башкирские восстания 1735— 1740 гг. и др. были подавлены с невероятной жестокостью. Много лучших башкирских земель было отобрано та время этих восстаний, большое количество башкир превратилось в крепостных или было отдано на заводы Урала, на постройку Оренбурга и т. д. Калмыки подвергались крайне тяжелым поборам и пытались откочевать из пределов России, и действительно часть их (30 999 кибиток) до пугачевского восстания укочевала в пределы Западного Китая. Таким образом, Поволжье и Уральская область, поставлявшие большое количество хлеба для развивавшегося во второй половине XVIII века экспорта, вследствие чрезмерной эксплуатации крестьянства и жесточайшего колониального грабежа покоренных народов, находились в состоянии чрезвычайного брожения.
 
Укрепление власти ханов с помощью царского правительства и изъятие земель создавали и_в казахской степи состояние брожения, недовольства. Поэтому, с первыми успехами восстания русского казачества под предводительством Пугачева, к этому восстанию присоединились закабаленные массы крестьянства и покоренных народов. Восстание приняло интернациональный характер, ибо под знаменами Пугачева дрались против помещиков, царских чиновников и генералов русские, татары, башкиры, чуваши и казахи. Правда, влияние пугачевского движения на казахов было относительно слабое. К Пугачеву присоединились крупные казахские роды; тама, табын и др. особенно стесненные изъятия земель по Уралу. Присоединились некоторые султаны, как Дусали Ералиев и его сын Сейдали. В статьях покойного А. Ф. Рязанова в журнале "Советская Киргизия», по данным Казахского Центроархива, приводятся факты казахских набегов вплоть до берегов Волги, до Новоузенского и Казанского уездов во время пугачевского восстания.
 
15 ноября 1775 года генерал Рейнсдорп доносил следующее: «А как по возмущению известного государственного злодея и самозванца Пугачева весь обитающий здешней губернией российской и иноверческий народ поколеблен, тогда и они, киргиз-кайсаки, пустились на такое злодейство, что многие линейные крепости, государственные и помещичьи селения разорили, причем не только скотом, но и увозами российских людей трех тысяч воспользовались».
 
Хан Нур-Али остался верен царскому правительству, несмотря на предложения Пугачева. После поражения Пугачева правительство по наущению Нур-Али-хана предпринимает карательную экспедицию в те казахские роды, которые примкнули к Пугачеву. Карательный отряд нанес ряд поражений казахам и вернул захваченных пленных. Однако часть казахских родов еще продолжает бороться против российского подданства. В 1775 году султан Сейдали с батырами нападает на линию. Сейдали пишет письмо башкирским старшинам, предлагая им объединиться против царского правительства. Любопытно, что Сейдали в этом письме так делит русских: на признающих нового государя, т. е. Пугачева, и не признающих его. Первые — враги, вторые — друзья: «хотя с Россией у киргиз от времен Абул-Хаир-хана и было мирно, однако, с прибытием нового государя, с генералом находимся в раздоре, а теми, кого к государю преклонны, мирными». Дальше: «от враждующих на нас россиян, при настоящем их спокойном пребывании, придержащимся государя (т.е. Пугачева.— С. А.) вам и нам добра быть не может. А лучше, ежели бы мы, обеспокоены будучи, мусульмане, утвердясь между собой согласием и миром, и пойти собокупя до пребывания нового государя на Россию воевати».
 
Генерал Рейнсдорп так аттестует султана Дусали и его сына Сейдали: «Бывшее замешательство приобщился к Пугачеву, отдал ему в аманаты... своего сына Сейдали и несколько киргиз и служил Пугачеву со всею преданностью до самого истребления сего злодея». Подавление пугачевского восстания усилило позиции царизма. Последний еще более укрепляется и глубже проникает в степь. Этот момент сопровождается новым движением масс против царизма и поддерживавших его ханов и султанов. На этот раз движение возглавляет Сырым Датов.
 
Имя Сырым-батыра в казахских преданиях и легендах окружено ореолом народного героя, неустрашимого вождя, заклятого врага царизма и ненавистной для масс феодальной казахской аристократии, «белой кости», ханов и султанов. Восстание, поднятое Сырымом в 1783— 1707 гг., было широким массовым движением против царизма и его приспешников: ханов и султанов.
 
В первой части нашей работы была охарактеризована «китайская правительственная система управления инородцами», введенная в борьбе с тюркским государством в VI—VII веках императором Тай-Цзуном. Правитель кочевого народа склонялся к принятию протектората, или подданства Китая, за ним сохранялось наследственное право на управление, звание «хана» и т. д. Затем постепенно он возводился в ранг китайских чиновников, и, таким образом, область превращалась в обыкновенную китайскую провинцию. Такую же политику проводили кокандские и бухарские ханы в отношении казахских областей. Царская Россия, как было отмечено выше, стала на этот же путь, приняла подданство ханов и оказывала им всяческое содействие.
 
После пугачевского восстания отношения царизма с ханами и султанами становятся еще более тесными, намечается тенденция к превращению ханов и султанов в русских чиновников. Правительство требует от хана Нур-Али решительного подавления присоединившихся к Пугачеву казахских родов, возврата всех пленных, покрытия убытков и т. д. Одновременно оно оказывает ханам поддержку, посылая карательные экспедиции в степь и покровительствуя набегам русского казачества на казахские аулы. В этих карательных экспедициях принимали участие ханские люди и башкиры, по подстрекательству местных властей. Они разоряли мирные аулы, грабили их, уводили в плен женщин и детей. Один из начальников карательной экспедиции пишет о своем отряде, что «никак от грабежей удержать не мог».
 
Первое выступление Сырым-батыра было по поводу нападения казаков (русских) на аулы. В дальнейшем Сырым-батыр подымает, кроме своего рода байбакты, ряд других родов, выступающих под предводительством старшин, биев, батыров: Джан-Чуры, Тленчи, Уразбая и др. Ханы и султаны просят помощи у русских генералов, которая и была им оказана. Условия партизанской войны в степи не дают возможности одержать решительную победу над восставшими. Движение растет и ширится. Царизм не только высылает карательные экспедиции, но натравливает русское казачество, организуя с его стороны набеги на аулы, на что казахи отвечают ответными нападениями на русско-казачьи станицы. Восстание охватывает даже некоторые из тех родов, которые находились в непосредственном управлении ближайших родственников хана, например, его брата Айчувака. Ханы и султаны теряли все большее и большее число родов, почти вся степь оказывается поднятой против царизма и ненавистной «белой кости». Казахи откочевывают в глубь степей, на берега степных рек Эмбы, Сагыза, Уила и Темира, в места недоступные для правительственных войск.
 
Императрица Екатерина II верно учла положений в казахской степи и сделала успешную попытку остановить массовое движение не путем вооруженной борьбы, а путем перевода на свою сторону феодально-родовой верхушки. В 1785 г. начальник края генерал Игельстрем об" ращается ко всем биям, старшинам и Батырам Младшей орды с призывом к миру и спокойствию, объявляет о созыве всенародного съезда. Сырым-батыр и другие вожди движения пошли на предложение правительства. Хан Нур-Али был отправлен в ссылку на жительство в г. Уфу, и было введено новое управление. Младшая орда была разделена на три крупных родовых объединения: Алим-улы, Байулы и Джетыру. Во главе каждого объединения были поставлены знатные родовые старшины и бии, с приданием им некоторого «аппарата» в лице переводчиков и письмоводителей, взятых на бюджет государства. Организован совет управления Младшей ордой, председателем которого с утверждения правительства сделался Сырым. При начальнике края в Оренбурге был установлен институт почетных и знатных казахов, через которых русская администрация сносилась со степью.
 
Таким образом, революционное движение масс было подавлено вследствие того, что феодально-родовая верхушка пошла на компромисс с царской властью в целях сохранения и усиления своего положения. Принявшие с энтузиазмом новый порядок, народные массы прекратили набеги и грабежи; спокойствие установилось во всей степи. Однако вскоре наступило разочарование, ибо массы почувствовали на себе еще более крепкие путы, которыми царизм через новую систему управления охватывал казахские массы.
 
Казахская феодальная аристократия в лице султанов усиливает агитацию за восстановление ханской власти, и в результате в 1790 году один из султанов — Ерали, живший в низовьях Сыр-Дарьи, был избран ханом. Возникает новая борьба. Сырым-батыр, который отчасти подстрекался к восстановлению и со стороны Бухары (Рязанов приводит факт посылки к Сырыму даже турецких эмиссаров), вновь поднимает движение против хана и царского правительства, считавшего реформу неудавшейся и вновь решившего поддержать хана. По всей линии начинаются нападения на русские крепости и селения, угоняется скот, уводятся в плен люди. Назначенный после смерти Ерали новый хан Есим был близ одного форпоста Оренбурга, под защитой которого он жил, убит Сырым-батыром.
 
Царское правительство пыталось вновь пойти на компромисс, не назначая нового хана. Оно организовало в 1797 г. ханский совет для управления степью, под председательством одного из султанов (Айчувака), в который входили и родовые старшины, и бии. Это была попытка примирить борющиеся группировки феодалов. Однако борьба между этими группировками не прекращалась. Султаны были против введения старшин в совет, а старшины выдвигали в члены совета главного врага султанов и популярного вождя масс Сырым-батыра. В результате царское правительство вновь делает ставку на восстановление власти ханов и феодальной аристократии. Пытавшийся вновь поднять широкие массы Сырым-батыр на этот раз успеха не имел и в одной решительной схватке был убит султаном Каратаем. Ханом Младшей орды был назначен один из сыновей Абулхаира Айчувак, который был последним ханом этой орды (сын его Джанторе, назначенный было ханом, был убит Каратаевыми).
 
Борьба между султанами за ханский престол против дряхлого и старого Айчувака, возглавляемая султаном Каратаем, побудила царское правительство изменить свою политику. Оно отказалось от мысли управлять казахами через ханов. С другой стороны, попытка опереться на феодально-родовую верхушку, на старшин и биев, также не привела к желательным результатам. Выход был найден в территориальном разделении орды на административные единицы, во главе которых ставились султаны в качестве правителей. Этой мерой правительство добилось прекращения борьбы между феодалами за ханский престол и достигло укрепления правительственного аппарата, так как к султанам-правителям была придана некоторая военная сила. Впоследствии, к середине 40 годов XIX столетия, так называемые «ага-султаны», или правители сделались частью административного аппарата царизма уже не в качестве руководителей, а помощников (в южном Казахстане они назначались в качестве так называемых «старших помощников уездного начальника»), В 1869 году султаны были заменены феодально-родовой верхушкой на основе нового административного устройства края (см. ниже).
 
Наряду с описываемыми событиями шло проникновение торгового капитала в степь через ханов, султанов, родовых старшин, биев, ходжей, являвшихся торговом посредническим аппаратом российского торгового капитала по части выкачки ценностей из степи. Эти господствующие элементы дрались между собой за долю своего участия в грабеже и эксплуатации масс. Они торговали не только мирным путем, организацией и охраной торговых караванов, посредничеством в среднеазиатской торговле, но и промышляли ограблением, бармтой враждебных родов, уводом скота, людей и т. д. С другой стороны, российский торговый капитал направлял и своих непосредственных агентов в лице приказчиков, коробейников, ездивших в степь и производивших обмен товаров на продукты животноводства. Большинство этих приказчиков были татары. Проникало в степь и большое количество татарских мулл открывались духовные школы (мектебы). Таким образом, татарская торговая буржуазия, обосновавшаяся во вновь основанных городах и селах, как Оренбург, Уральск, Акбулак, играла большую роль в деле проникновения торгового капитала в степь.