Экскурсии по Киеву Пешеходные экскурсии по Киеву.
Главная   »   История Акмолы. Ж.Касымбаев. Н. Агубаев   »   3. АКМОЛА В ПЕРИОД ВОССТАНИЯ ПОД РУКОВОДСТВОМ КЕНЕСАРЫ КАСЫМОВА


 3. АКМОЛА В ПЕРИОД ВОССТАНИЯ ПОД РУКОВОДСТВОМ КЕНЕСАРЫ КАСЫМОВА

 

 

Из письма султана Касыма сына хана Абылая генерал-губернатору Западной Сибири Капцевичу в связи с введением окружных приказов в Среднем жузе.

17 сентября 1824 года.
 
Имея постоянную кочевку вообще с сыном моим, султаном Саржаном-батыром, между Малой, Большой и Средней орд, где имеют кочевки атагаевцы, караульцы, киреевцы и уваковцы, и сих же местах имел пребывание отец мой, хан Аблай, ныне по осмотру моему мест, занимаемых означенными волостями, видел во всех местах строения, в водах ловушки (котцы), а в волостях устроенные диваны, в которых киргизы сделаны подданными, а как во время государыни императрицы и отца моего, хана Аблая, подобных сему обстоятельств не было, ныне же произошли за чертой линии в орде сей расстройства, какие со времен предков наших не случались, на что сами здешние народы и сын мой, султан Сар-жан-батыр, весьма гневаются. Но я, имея чувства, от того гнева себя удерживаю, посылая к Вам сие письмо с тем, дабы Вы меня известили: 1) почему притесняют ваши наши народы? 2) почему в пределах наших заведены строения? 3) в водах наставлены ловушки и 4) почему запрещают брать киргизам с озер соль, которой русские сами пользуются? Все сие по чьему приказанию установлено?..
 
Обитающим в пределах наших неверноподанным киргизцам вреда не делать, ибо по миролюбивому согласию государыня императрица и отец мой, хан Аблай, учредили черту линии. Если же не будет здесь уничтожено строение и не перестанется чиниться киргизам вред, то в таком случае на нас не прогневайтесь. Что же касается до пределов российских, то мы ко вреду никакого намерения не имеем. Если же с вашей стороны произойдут военные действия, то и мы по возможности своей глядеть не будем и не в состоянии терпеть чинимые от России в пределах наших народам вреда, притеснений и всякие обманы.
 
Казахско-русские отношения в XVIIІ-ХІХ веках (1771—1867 гг.). Сборник документов и материалов. Сост. Киреев Ф.Н., Басин В.Я., Шоинбаев Т. Ж. и др. Алма-Ата. Наука, 1964. С. 215.
 
События, связанные с одним из самых крупных в мировой истории антиколониальных движений XIX века — восстанием казахов под руководством Кенесары Касымова, продолжают находиться в центре внимания широкой общественности. Поскольку Акмола оказалась в эпицентре этого восстания, представляется целесообразным осветить некоторые страницы летописи тех лет, имеющие отношение к истории города.
 
Все народные движения, происходившие в Казахстане в период его присоединения к России, были вызваны прежде всего начавшимся процессом разрушения традиционной структуры казахского кочевого общества. Образование пограничных военных линий, различного рода ограничения в передвижениях и изъятие крупных массивов земель казачеством уже во второй половине XVIII века привели к нарушению сложившейся системы кочевок казахов. Кочевники, игнорируя всякого рода предписания, прорывались со своим скотом через сеть крепостей и форпостов и доставляли немало хлопот царской администрации. Становилось все более очевидным, что укрепленные линии сами по себе не могут гарантировать установления действенного контроля над местным населением. Однако начавшееся в первой четверти XIX века учреждение в казахской степи так называемых внешних округов и приказов еще более усугубило ситуацию.
 
К резкому ухудшению положения основной массы кочевников, а следовательно и к дальнейшему росту напряженности в обществе привело введение в Казахстане сплошного налогообложения. Среди так называемых “прилинейных казахов”, например, был введен денежный сбор с каждого хозяйства по 1,5 рубля в год. За право кочевания в прилинейном десятиверстном пространстве казахи платили ремонтную пошлину в казачью войсковую казну.
 
Одним из результатов политики царизма в Казахстане стал наметившийся уже во второй половине XVIII века кризис традиционных политических институтов казахского общества. Он выразился в искусственном перераспределении ролей крупных родовых объединений и их предводителей — ханов и султанов, а также родоначальников — биев, старшин, батыров. Интересы родовой знати (“черной кости”) и феодальной аристократии все больше расходятся. Даже в рамках отдельных феодальных сословий происходит раскол на две основные группы: знать, превратившуюся в опору царизма в степи и проводившую его политику (это были в основном представители феодальной аристократии), и тех, кто противился нововведениям и не проявлял особой симпатии к представителям царской администрации (в основном это были представители родовой знати и некоторые ущемленные в своих правах султаны). Выпукло это явление обозначилось уже в ходе восстания под руководством С. Датова (1783—1797 гг.), когда одна феодальная группировка противостояла другой.
 
Распространение действия российских законов на казахов Среднего, а затем и Младшего жуза, передача судебных полномочий окружным приказам настроила против царской администрации значительную часть биев и привела к еще более заметной дестабилизации общества. Многие явления жизни и быта казахов не вписывались в контекст законов Российской империи. Это делало невозможным налаживание нормального судопроизводства в степи, создавало почву для многочисленных злоупотреблений чиновников. Не случайно выдающийся ученый-востоковед В.В.Радлов, побывавший в 60-х годах XIX века в Казахстане, в своей книге “Из Сибири”, увидевшей свет в Лейпциге в 1884 году, писал, что “социальный строй кочевников и их правовые воззрения совершенно иные и, естественно, должны быть иными, нежели социальный строй и правовые нормы оседлых народов. Дальнейшее развитие отношений и форм существования, несомненно, должно происходить в степях само собой. Порядок, навязанный извне и основанный на пустом теоретизировании, может лишь помешать истинному прогрессу… .
 
Все вышеизложенное стало причиной ряда массовых антиколониальных выступлений в Казахстане, среди которых особо выделяется восстание под предводительством К.Касымова. Против открытия Кокчетавского окружного приказа сразу же открыто выступил один из наиболее влиятельных султанов Среднего жуза Сартай Чингисов, зимовки которого располагались у горы Сырымбет. Именно под его давлением от принятия присяги на верность российскому трону воздержались многие родоначальники волостей, включенных в состав Кокчетавского внешнего округа. В числе последних были и люди из окружения ханши Айганым. Сартай развернул активную агитацию среди прилинейных казахов, призывая их саботировать новые порядки.
 
Изменил свою первоначальную позицию и султан Габайдул-ла—законный преемник хана Уали. Дав свое согласие на избрание старшим султаном округа, Габайдулла, очевидно, рассчитывал на то, что его незамедлительно утвердят ханом Среднего жуза. Когда же стало ясно, что российское правительство намерено раз и навсегда ликвидировать институт ханской власти, Габайдулла в знак протеста откочевал из пределов Кокчетавского округа к озеру Кургальджино, где вскоре был задержан властями.
 
Эти события и побудили сына хана Абылая султана Касыма выступить с протестом против действий царской администрации в Казахстане. Не дождавшись ответа на свое письмо, которое мы цитировали выше, султан обратился к оренбургскому военному губернатору Эссену. Этот документ весьма примечателен тем, что отражает суть позиции не только самого Касыма, но и его знаменитого сына Кенесары, в чем мы убедимся ниже.
 
Письмо султана Касыма оренбургскому военному губернатору П. Эссену с просьбой о закрытии окружных приказов.

24 июня 1825 года.
 

Читать далее >>

 

 << К содержанию