Суровые будни тружеников аула и села — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека

Главная   »   Читать онлайн. Казахстан-Арсенал Фронта. М. Козыбаев   »   Суровые будни тружеников аула и села



 Суровые будни тружеников аула и села

Трудные и ответственные задачи встали перед тружениками аула и деревни в 1942 г. В постановлении СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 17 ноября 1941 г. «О плане сельскохозяйственных работ на 1942 г.» подчеркивалось, что «в условиях Отечественной войны с германским фашизмом, временной потери ряда сельскохозяйственных районов особое значение в обеспечении страны продуктами продовольствия и сельскохозяйственного сырья приобретает дальнейшее расширение посевных площадей и повышение урожайности зерновых, технических, овощных культур и картофеля прежде всего в районах Поволжья, Урала, Сибири, Средней Азии, Казахстана».
 
Центральный Комитет Компартии Казахстана и правительство республики утвердили разработанный специальной партийно-правительственной комиссией план и мероприятия по сельскохозяйственным работам на 1942 г.

 

ЦК КП Казахстана, партийные организации развернули деятельную подготовку к весенне-полевым работам 1942 г. Шестой пленум ЦК КП(б) Казахстана (январь 1942 г.) подчеркнул, что успешное проведение весеннего сева возможно лишь при условии подготовки технических и материальных средств, взыскивания дополнительных возможностей для высококачественного ремонта машинно-тракторного парка, использования простейших орудий труда, живого тягла.
 
ЦК КП(б) Казахстана и партийные комитеты серьезное внимание обращали «а распространение и обобщение передового опыта. С этой целью были проведены республиканские совещания передовиков высоких урожаев сахарной свеклы, республиканское совещание работников печати, совещание передовиков сельского хозяйства колхозов Алма-Атинского района, совещание передовиков-хлопкоробов Южного Казахстана, совещание передовиков животноводства Алма-Атинской области и т. д.
 
В январе 1942 г. Южно-Казахстанский обком партии и облисполком приняли решение «Об организации и работе стахановских школ в колхозах». Школы функционировали во всех крупных колхозах и создавались по отраслям сельскохозяйственного производства.
 
Война значительно замедлила, но не приостановила развернувшуюся программу ирригационного мелиоративного строительства. В 1941 г. были законсервированы начатые крупнейшие объекты ирригационного строительства Кзыл-Ординской плотины, Михайловского (Бадамского) водохранилища. Вместе с тем партийно-советские, хозяйственные органы в условиях войны взяли курс на продолжение работы по завершению Тас-Уткольокой, Таласской плотимы, Шаульдерской, Чииликской систем, второй, третьей Тугайской ветки, Казалинского (левобережного и правобережного) канала, внедрению улучшенных способов полива и введения севооборота.
 
Серьезное внимание было уделено налаживанию реставрации запчастей во всех МТС и совхозах. Города республики направили в МТС на время тысячи опытных специалистов. По решению правительства республики в начале 1942 г. МТС ц совхозам в целях укрепления их ремонтно-механической базы были переданы неиспользуемое оборудование и материалы, выявленные на предприятиях и стройках республики.
 
Одновременно с подготовкой техники партийные и советские органы установили учет живого тягла по колхозам и совхозам республики. Свыше 500 тыс. голов рабочего скота и более 250 тыс. коров сельхозартели и колхозников, 65 тыс. лошадей колхозников были подготовлены для участия в севе.
 
Особое внимание было уделено подготовке к весне тракторного парка, повышению квалификации молодых механизаторов.
 
28 февраля 1942 г. с призывом к молодежи Казахстана обратилась знатная трактористка страны П. Н. Ангелина. «Дорогие друзья, девушки и юноши цветущего Казахстана! Наша святая обязанность в грозные дни Великой Отечественной войны помочь республике отлично провести весенний сев, заложить основу обильного урожая 1942 г. Изучайте, любите трактор, в совершенстве владейте им». Призыв ветерана колхозного строя вызвал среди девушек-колхозниц тягу к изучению трактора, усилил участие механизаторов в работах по ремонту тракторов.
 
Клич П. Н. Ангелиной положил начало социалистическому соревнованию среди тракторных женских бригад задолго до обращения трактористок Орджоникидзевского края.
 
Политотделы МТС и совхозов, партийные организации провели обсуждение обращения трактористок Орджоникидзевского края, постановления ЦК КП(б) Казахстана об организации соревнования механизаторов «Условия социалистического соревнования женских тракторных бригад и трактористок республики». Повсеместно были заключены социалистические договоры, коллективные — между бригадами и индивидуальные — между трактористами. Так, накануне весенне-полевых работ были охвачены социалистическим соревнованием 194 женских тракторных бригады, 11 485 трактористок.
 
В колхозах, совхозах и МТС республики широко развернулось движение за звание гвардейских фронтовых бригад.
 
В начале марта 1942 г. комсомольская организация колхоза «Новый мир» Илийского района Алма-Атинской области выступила инициатором социалистического соревнования за успешное проведение весеннего сева. Комсомольцы и колхозная молодежь республики горячо откликнулись на этот призыв. Они (сдали колхозам из своих личных фондов около 20 тыс. пудов семян. Повсеместно создавались комсомольско-молодежные бригады по ремонту сельскохозяйственных машин, тракторов. Во всех областях функционировали комсомольско-молодежные контрольные посты по экономии горючего, по уходу И кормлению скота, по наблюдению за качеством работы, комсомольско-молодежные полеводческие бригады и звенья. Молодежные посты по экономии горючего боролись с холостыми переездами, прямолинейными загонами, заправками в борозде, добивались переоборудования заправочных.
 
ЦК ЛКСМ Казахстана учредил Книгу почета имени Великой Отечественной войны. Первыми в нее были заметил комсомольские организации колхозов «Ударник» Энбекши-Казахского района, «Парижская коммуна» Алма-Атинского сельского района, имени Ленина Каскеленского района Алма-Атинской области, «Авангард» Чиилийского района Кзыл-Ординской области.
 
Большую работу по подготовке к весне провело звено Ч. Берсиева. Еще осенью 1941 г. берсиевцы заготовили для снегозадержания щиты, вывезли на поля 100 т навоза, отобрали для семян лучшие высокоурожайные метелки проса.
 
В письме, вложенном в посылку, Ч. Берсиев писал фронтовикам: «Еще готовлю вам подарок на колхозном участке. В прошлом году мое звено установило мировой рекорд — сняло 155 центнеров проса с гектара. Сейчас я со своим звеном так подготовился к весне, чтобы в этом году собрать 170 центнеров проса с гектара».
 
Письмо гвардейца колхозных полей Казахстана было передано в сообщениях Советского Информбюро.
 
В дни первой военной весны Государственный Комитет Обороны одобрил почин тружеников советской деревни Об организации Всесоюзного социалистического соревнования колхозов, МТС, районов, областей, краев и республик. Народное патриотическое движение за увеличение вклада колхозно-совхозного производства в военную экономику страны вступило в новую фазу.
 
Партийно-комсомольские организации в период сева развернули среди хлеборобов значительную агитационно-массовую работу. Более 42 тысяч агитаторов, свыше 700 агиткультбригад разъясняли труженикам полей очередные задачи каждого коллектива, вдохновенно рассказывали о ратных подвигах воинов-оовободителей, поддерживали теплым словом тех, кто был сломлен горем, воодушевляли армию тружеников на трудовой подвиг, вселяли веру в свои силы, возможности.
 
Важным методологическим оружием агитаторов стала статья М. И. Калинина «О весенне-полевых работах». «Если оценивать сейчас, в 1942 году, на девятом месяце войны, разного вида работы в нашей стране, то весенние полевые работы,—писал М. И. Калинин,— можно поставить как первоочередные. С ними может быть сопоставлено только (производство боеприпасов, вооружения».
 
Серьезную помощь в повышении действенности идейно-воспитательной работы на севе сыграли политруки. Однако некоторые политотделы неправильно определяли задачи, круг их обязанностей. Так, например, политотдел Сорочинской МТС Кустанайской области в своем инструктивном письме к политрукам тракторных и полеводческих бригад писал:
 
«Политрук должен: а) осуществлять контроль за работой каждого колхозника и рабочего МТС, за производительным использованием в бригаде сельхозинвентаря (плугов, борон, сеялок), а также за бесперебойной круглосуточной работой тракторов, 
 
б) следить за состоянием живою тягла и правильным его использованием...
 
4. Политрук обязан лиц, злостно не выполняющих норм, бездельников и дезорганизаторов привлекать к ответственности...»
 
Таким образом, политотделы передавали политрукам функции, ранее выполняемые бригадирами полеводческих и тракторных бригад. Этим самым обезличивалась роль бригадира, подрывался принцип единоначалия. Политуправление Наркомзема СССР своевременно исправило эту ошибку политотдела Сорочинской МТС.
 
Нередки были случаи, когда местные партийные организации, политотделы искусственно переносили важные формы и методы в деятельность колхозов и совхозов. Так, например, начальник политотдела Аятского совхоза Кустанайской области Михайличенко, подражая клятве па верность Родине, принимаемой воинами Красной Армии, составил клятву и скрепил ее свыше ста подписями рабочих и служащих совхоза.
 
Формально-бюрократический подход к этому важному делу, администрирование и военизация (милитаризация) социалистического соревнования нанесли серьезный ущерб развертыванию всенародной инициативы.
 
Героями трудового фронта были тысячи. Работать по-фронтовому, говорилось в одном из документов военных лет, значило: «Всюду ввести военные нормы выработки, то есть более повышенные против действующих в мирное время. Пуще своего ока беречь рабочий скот. Каждой паре волов, каждой лошади — определенный хозяин. Кормить и ухаживать за ними неустанно. Вот уж что правда, то правда: от хозяйского глаза и вол жиреет! Работать не от зари до зари, а круглые сутки, разумеется, посменно, но именно круглые сутки».
 
Основная тяжесть весенне-полевых работ выпала на долю женщин. Женщина-мать, женщина-солдатка, женщина — глава семьи, женщина-труженица с небывалым упорством, героизмом осваивала далеко не женскую профессию пахаря. Образцы подлинного трудового героизма на весенне-полевых работах 1942 г. продемонстрировали механизаторы республики. Днем и ночью в казахской степи разносился мерный гул моторов. Значительную часть механизаторов составляли новички. Достаточно сказать, что в весну 1942 г. за руль трактора сели 10 545 фронтовичек. В труде, как в бою, возмужали новые кадры механизаторов, ценою больших усилий они приобрели необходимые навыки.
 
Организованно и на высоком агротехническом уровне провели весенний сев Тобольская, Семиозерная, Трудовая, Литвиновская, Ударная, Ростовская, Северная, им. Калинина, «Авангард» и некоторые другие машинно-тракторные станции. Высоких показателей на весеннем севе добились тракторные (бригады В. Бондаревой из Полуденской МТС, А. Степановой из Шемонаихинской МТС, Е. Овчаровой из Ударной МТС. Тракторные бригады А. X. Жеребцова и женской бригады И. Я. Кудлая из Семиозерной МТС 8-ю тракторами вспахали почти в три раза больше, чем Чулаксайская МТС в целом, имеющая 27 тракторов.
 
На весенне-полевых работах десятки тракторных бригад и сотни механизаторов завоевали почетные звания фронтовиков и гвардейцев тыла.
 
Одной из первых звание гвардейской приказом Наркома земледелия Казахской ССР было присвоено тракторной бригаде № 1 Семиозерной МТС (бригадир А. X. Жеребцов). По-прежнему гремела по всей стране трудовая слава тракторной бригады П. Н. Ангелиной. Она завоевала звание гвардейской в дни первой военной весны. К концу весеннего сева 50 тракторных бригад Акмолинской и 63 - Северо-Казахстанской, 70 — Западно-Казахстанской областей стали гвардейскими и фронтовыми. Имена этих и многих других прославленных героев, отличившихся в битве за высокий урожай, были занесены на республиканскую Доску почета передовиков, а передовым МТС были вручены переходящие Красные знамена СНК Казахской ССР и ЦК КП Казахстана.
 
Первую военную весну труженики аулов и сел Советского Казахстана ознаменовали крупнейшей трудовой победой. Посевная площадь республики увеличилась в 1942 г. по сравнению с 1940 г. на 842 тыс. гектаров, что составляет 30% к общему увеличению посевных площадей СССР.
 
Рост посевных площадей в республике охватил все области. Наиболее значительный рост произошел в северных и центральных областях. Свыше 200 тыс. га зерновых культур, посеянных сверx плана, предусмотренных ГКО, около 58 тыс. га, посеянных в фонд обороны и освобожденных районов — таков вклад колхозников и рабочих МТС и совхозов Казахской ССР в великое сражение за урожай 1942 г.
 
Большие изменения произошли в структуре посевных площадей республики, и размещении отдельных культур. По сравнению с 1940 г. в 1942 г. в полтора раза увеличилась площадь озимых, возросли посевы зерновых на 1 млн. га. В колхозах и совхозах республики в два раза увеличились посевы проса. Посевы технических культур были расширены на 110 тыс. га. Казахская ССР превращалась в один из свеклосеющих районов страны.
 
Родина высоко оценила трудовой героизм тружеников аула и деревни Казахстана. Президиум Верховного Совета СССР 11 мая 1942 г. наградил 354 передовика сельского хозяйства северных и северо-восточных районов республики орденами и медалями. Из них орденом Ленина были награждены 19 человек, орденом Трудового Красного Знамени — 47 человек.
 
Высокую правительственную награду — орден Ленина получили Берестов Тимофей Андрианович — комбайнер Предгорненокой МТС Восточно-Казахстанской области, Волошко Яков Николаевич — член сельхозартели «Передовик» Калининского района Акмолинской области, Китченко Николай Михайлович — председатель колхоза «Красные горные орлы» Урджарского района Семипалатинской области, Придатченко Татьяна Андреевна — агроном этой же сельхозартели, Термухамедов Хасен — тракторист Кустанайского зерносовхоза, Шамалбаев Нургали — тракторист колхоза «Жананур» Аягузского района Семипалатинской области. Высоких правительственных наград были удостоены и партийные советские хозяйственные руководители: Долженко Александр Васильевич — секретарь Атбасарского райкома партии, Антонов Александр Николаевич —секретарь Цюрупинского райкома партии, Жокин Петр Иванович — директор Летовочдой МТС, бурлаков Николай Иванович — секретарь Октябрьского райкома партии, Голубев Петр Матвеевич — секретарь Пресновокого райкома партии, Даулбаев Ахмет Дакимович — нарком земледелия республики, Кунаев Алексей Трофимович — первый секретарь Акмолинского обкома партии, Мельник Григорий Андреевич — завсельхозотделом ЦК КП Казахстана и многие другие.
 
Расширение посевных площадей в республике происходило за счет освоения новых земель. В 1941 г. в хозяйственный оборот было вовлечено 690 тыс. га, -в 1942 г.— около 450 тыс., а в 1943 г.—442,6 тыс. га целинных и залежных земель.
 
 Следует заметить, что утверждение исследователя Т. Балакаева о том, что в Казахстане «имелись огромные массивы плодородных залежных земель», «расширение посевных площадей производилось в основном за счет залежных земель», является не полным, половинчатым признанием истины. Восточные районы располагали не только залежными, но и громадными целинными массивами. Еще в апреле 1940 г. ЦК ВКП (б) и СНК СССР приняли постановление «О дальнейшем подъеме зернового хозяйства в колхозах и совхозах восточных районов СССР: Алтайского и Красноярского краев, Новосибирской, Омской, Челябинской, Акмолинской, Павлодарской, Северо-Казахстанской, Кустанайской, Семипалатинской и Восточно-Казахстанской областей», в котором предусматривалось увеличение площади пашни в этих районах к 1942 г. на 4345 тыс. га за счет целинных, залежных и переложных земель.
 
22 сентября 1942 г. СНК СССР и ЦК ВКП (б) приняли постановление о расширении посевов зерновых культур в совхозах восточных районов СССР, — Алтайского и Красноярского краев, Ново-Сибирской, Омской, Челябинской областей и Акмолинской, Павлодарской, Куста-найской, Семипалатинской областей Казахской ССР на 600 тыс. га в 1943—1944 гг. за счет распашки целинных, залежных и переложных земель.
 
Крупные успехи были достигнуты в области расширения площадей орошаемых земель.
Новые земли сыграли значительную роль в увеличении хлебного баланса республики.
 
В мае — июне 1942 г. повседневно проходили пленумы партийных комитетов, на которых подвергались коллективному обсуждению мероприятия по подготовке к уборочным работам. VII пленум ЦК КП(б) Казахстана подвел итоги весенне-полевых работ, определил задачи партийных организаций в период уборки. Этот своеобразный смотр сил накануне уборки вскрыл как сильные, так и слабые стороны деятельности коммунистов и тружеников села перед битвой "за большой хлеб».
 
В передовых хозяйствах были одновременно полностью отремонтированы лобогрейки, сенокосилки, перевозочные средства: арбы, брички, волокуши, были приготовлены ручные серпы и косы, грабли и метелки. Однако обеспеченность колхозов республики сельхозинвентарем была значительно ниже, чем в 1940 г. Так, на полях колхозов работало на 2500 лобогреек, 4 тыс. сенокосилок и 5 тыс. бричек и телег меньше, чем в период уборки 1940 г. Сказывалась нехватка железа, угля, слабая обеспеченность кузниц, ремонтных мастерских кадрами ремонтников.
 
Правительство республики и ЦК Компартии Казахстана в августе 1942 г. создали научно-технический совет при СНК КазССР по изобретательству и рационализации производства в сельском хозяйстве. На Совет было возложено руководство рационализацией и механизацией сельскохозяйственного производства, организация экспериментального изучения, техническая консультация по изобретениям, разработка и популяризация использования простейшей техники, внедрение новых приемов, повышающих производительность труда.
 
Женские организаторы колхозов и совхозов создали свыше пяти тысяч детских яслей, площадок, садов. Это давало возможность привлечь к сельхозработам как можно больше колхозниц.
 
«По-военному уберем военный урожай!»—с таким призывом обратились к труженикам полей республики колхозники Энбекши-Казахского района Алма-Атинской области. «Линия фронта проходит и через наши сердца, исполненные чувством пламенной любви к Родине и священной ненависти к врагу».
 
Уборка 1942 г. проходила более организованно и быстрее, чем в 1941 г. Особое внимание было уделено соревнованию комбайнеров. В нем приняли участие более 5 тыс. комбайнеров и комбайнерок, 9800 штурвальных.
 
Всесоюзное соревнование, начавшееся в мае 1942 г., еще выше подняло революционную инициативу молодежи. Всего по республике в период уборки урожая 1942 г. работало 7700 комсомольско-молодежных бригад и звеньев, из них 1711 бригад на скирдовании, 1619 — на обмолоте, 1782 тракторных бригады, 1500 молодежных комбайновых агрегатов.
 
Молодежь колхоза имени Буденного Каскеленского района Алма-Атинской области выступила с инициативой организации комсомольско-молодежных красных обозов. Почин буденновцев подхватили комсомольцы всей республики. Было организовано свыше 1650 обозов. Только в одной Актюбинскоой области красные обозы состояли из 2530 подвод. Возчиками-комсомольцами Приуралья было перевезено около 200 тыс. ц хлеба.
 
Уборка урожая 1942 г. была серьезным экзаменом на зрелость комсомолии. Свыше 125 тыс. комсомольцев, 120 тыс. несоюзной молодежи, 250 тыс. учащихся боролись за каждый килограмм зерна. Отлично трудились комсомольские звенья высоких урожаев Сыр-Дарьинской долины. 12 тыс. комсомольцев в том суровом 1942 г. убрали урожай с 13 141 га, намолотили 161 700 ц янтарного зерна. Около 100 звеньев высоких урожаев Кзыл-Ординской области собрали более чем 400-пудовый урожай.
 
Впервые за время войны ЦК КП Казахстана и СНК республики на уборке урожая 1942 г. ввели в практику проведение фронтового декадника. В дни фронтового декадника (с 5 по 15 сентября) темпы работ на полях возросли более чем и два раза.
 
В последующие военные годы ЦК Компартии Казахстана и правительство республики не раз объявляли фронтовые декадники и месячники. Инициатива проведения фронтовых декадников нередко исходила от самих тружеников колхозных и совхозных полей.
 
В битве за хлеб образцы трудовой доблести показали десятки тысяч колхозников, механизаторов МТС, рабочих совхозов. В первых рядах гвардейцев тыла находились механизаторы. В соревновании особо отличились женские тракторные бригады Октябрьской МТС (Семипалатинская область), руководимой Е. Ф. Цымбал, Акжарской МТС (Кзыл-Ординской области), возглавляемой С. Касымовой, Полуденской МТС (Северо-Казахстанская область), руководимой знатным механизатором Л. Бухаровой.
 
Днем и ночью вели комбайновые агрегаты и завоевывали почетное звание тысячников (убиравших свыше 1000 га) комбайновые агрегаты Белокурова из Прииртышского совхоза Павлодарской области, Р. И. Нижебовского из Литвиновской МТС Карагандинской области, В. П. Кривич из Ершовской МТС Кустанайской области и многие другие.
 
Уборка зерновых и технических культур в республике в 1942 г. была проведена преимущественно простыми машинами и вручную (72,8% общей площади посевов). Если в 1941 г. было убрано комбайнами 2,5 млн. га уборочной площади, то в 1942 г.— 1660 тыс. га.
 
Несмотря на снижение уровня механизации уборочных работ, косовица зерновых была закончена в основном к 15 сентября. Битва за хлеб разгорелась на полях Казахстана подобно гигантскому сражению на фронтах Отечественной войны.
 
В исключительно трудных условиях вели уборку осенью 1942 г. западноказахстанцы. Здесь, в близком тылу Сталинградского фронта, битва за хлеб шла под гул вражеских бомбардировщиков. Молодежь боролась со степными пожарами, разгоравшимися от вражеских фугасных бомб, с десантниками, лазутчиками фашистов.
 
За доблесть и героизм, проявленный молодежью Западного Казахстана в битве за хлеб, ЦК BЛKCM удостоил комсомольскую организацию Приуралья переходящего Красного знамени.
 
Славно потрудилась на казахской земле бригада П. Н. Ангелиной. Она перевыполнила план тракторных работ 1942 г. на 1700 га, план подъема зяби — на 510 га.
 
Выдающихся успехов в 1942 г. добились гвардейцы колхозных полей Ч. Берсиев, М. Мухамедиева, Ким Ман Сам, 3. Баймолдина и другие.
 
Мировой рекорд по выращиванию проса установил колхозник сельхозартели «Курман» Уильского района Актюбинской области отец четырех сыновей-фронтовиков Чаганак Берсиев. Он собрал по 175 ц «проса с площади и 6 га и по 105 ц с площади в 38 га.
 
Весть о трудовой доблести седовласого труженика уильских «степей облетела всю страну. «Сегодня рано утром к нам на передовую приехала полевая кухня, привезла завтрак,— писали Ч. Берсиеву воины-казахстанцы с Западного фронта.—И вот когда мы ели знаменитую фронтовую кашу, к нашему дзоту пришел агитатор, принес газету. Мы прочитали, что... Чаганак Берсиев выполнил обещание, данное бойцам Красной Армии, вырастил урожай, какого добивался: собрал по 170 ц проса с гектара. Отменный урожай! Когда прочитали мы эту газету, еще вкуснее показалась каша».
 
Заслуга Ч. Берсиева заключалась не только в том, что он вырастил богатый урожай. Она состояла еще и в том, что Ч. Берсиев создал целую свою школу. Ученик знатного просовода звеньевая 3. Баймолдина из колхоза «Кемерши» получила в 1942 г. урожай по 153 ц с площади в 5 га, 25 ц с площади в 27 га, в среднем с площади в 32 га — по 95 ц. Звено К. Закирова из колхоза «Жанакадам» на участке 95 га собрало в среднем урожай по 65 ц.
 
Замечательный мастер то выращиванию риса, звеньевой колхоза «Авангард» Чиилийского района Кзыл-Ординской области коммунист Ким Маи Сам собрал в 1942 г. по 150 ц риса с площади и 20 га, а на отдельных участках - по 225 ц.
 
Поистино выдающихся успехов добилось звено, возглавляемое 66-летней колхозницей М. Мухамедиевой из сельхозартели им. 111 Интернационала Каскеленского района. Быстро освоив «искусство выращивания сахарной свеклы, звено М. Мухамедиевой получало из года в год высокие урожаи. В 1942 г. звено собирало по 600 ц сахарной «свеклы с га. Награжденная «орденом Ленина, М. Мухамедиева была достойна своих учителей, замечательных мастеров по выращиванию свеклы с Украины.
 
Большую роль во внедрении технической культуры в районе Таласской долины Семиречья сыграли знатный агроном Злотник, знаменитый украинский свекловод М. С. Демченко и многие другие мастера высокого урожая, эвакуированные в Казахстан из прифронтовой полосы.
 
9 февраля 1943 г. -газета «Правда» опубликовала итоги 1942 сельскохозяйственного года в Казахстане. Центральный орган партии с огромным удовлетворением отмечал, что уборочная площадь под зерновыми и техническими культурами по сравнению с 1941 г. увеличилась на 842 тыс. га, в том числе посевы сахарной свеклы — на 29 тыс. га, озимых —на 262 тыс. В республике производство сахарной свеклы возросло по сравнению с 1941 г. на 175,6 тыс. ц, овощей — 7274 г.
 
Большую роль в развитии сельского хозяйства в дни войны сыграло постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) «О повышении для колхозников обязательного минимума трудодней».
 
Для каждого трудоспособного колхозника устанавливался обязательный минимум трудодней: для хлопковых районов—до 150, а для всех остальных районов -до 120 трудодней, для подростков — членов семей колхозников в возрасте от 12 до 16 лет — в размере не менее 50 трудодней в год.
 
Это решение партии и правительства было единодушно поддержано колхозным крестьянством. Число не выработавших обязательного минимума уменьшилось со 106 тыс. человек в 1941 г. до 15 тыс. человек в 1942 г.
 
Во многих колхозах и (районах республики трудовой накал был высок. Ниже мы приводим по данным годовых отчетов колхозов таблицу о следующих группах взрослых колхозников по количеству выработанных ими трудодней.
 
Динамика приведенных показателей позволяет отметить факт науклонного роста участия колхозников в об-
 
щественном производстве. Это находит свое отражение в систематическом повышении удельного веса высших групп по количеству выработанных трудодней и снижении количества колхозников, вырабатывающих до 100 трудодней и не выработавших минимума.
 
В 1944 г. по данным сводных отчетов Казахстана 174 389 колхозников выработали до 50 трудодней, 170 тыс. колхозников — от 51 до 100 трудодней, 334 667— от 101 до 200, около 300 тыс. колхозников — от 201 до 300, 199 тыс.— от 301 до 400, 184 тыс.— свыше 400 трудодней.
 
Произведенные с этой целью приближенные исчисления показали, что 37,0% всего количества трудоспособных колхозников из входящих в группу до 200 трудодней выработали всего около 16% общей численности трудодней, начисленных всем колхозникам.
 
Средняя группа (200—300 трудодней), количественно охватывающая 26,0% всех колхозников, выработала в 1944 г. около 25,0% всего количества трудодней.
 
Высшая группа, выработавшая свыше 300 трудодней, занимает 37,0% по удельному весу включенных в нее колхозников и около 60,0%—по массе затраченного труда. Таким образом, получается, что эта группа, по численности своей равная первой, по сравнению с ней в три с половиной раза больше вложила труда в колхозное производство.
 
Партийные организации республики, опираясь на постановление CНK СССР и ЦК ВКП (б) «О порядке мобилизации на сельскохозяйственные работы в колхозы, совхозы и МТС трудоспособного населения городов и сельских местностей», значительно улучшили широкую помощь города аулу и деревне. В 1942 г. только в период весенне-полевых работ колхозах республики трудилось свыше 300 тыс. горожан.
 
Несмотря на занятость промышленных предприятий выполнением оборонных заказов, рабочие создавали бригады по ремонту сельскохозяйственной техники, а в нерабочее время изготовляли запасные части для сельскохозяйственных машин.
 
Весной 1942 г. около 100 предприятий выпустили запасные части и инструменты на сумму в 3 млн. руб. Так на деле рабочий класс крепил свой братский союз с трудовым крестьянством, показывая пример социалистического сотрудничества, трудовой доблести и героизма.
 
Неисчерпаемые преимущества колхозного строя были использованы партией и народом с величайшим умением для мобилизации всех сил и средств сельского хозяйства на нужды войны.
 
Вместе с тем росли и трудности, военного времени, которые нельзя объяснить невниманием И. В. Сталина к вопросам развития сельского хозяйства, его ошибками в руководстве сельскохозяйственным производством, как это утверждает исследователь С. Дейнекин. С каждым днем становилось меньше механизаторов, опытных организаторов производства. Молодые механизаторы проходили еще этап становления. «Многие из окончивших школы,— читаем мы в одной из докладных записок о ходе подготовки механизаторских кадров,— придя в МТС, боятся сесть за трактор, не умеют водить трактор в борозде или могут работать, пока трактор идет, а стоит ему остановиться из-за малейшей неисправности — не знают, что делать, и зачастую из-за пустяков простаивают часами, пока не подъедет механик». Естественно, качество работы таких трактористов было низким. Нехватка рабочих рук и низкая техника уборки примели к большим потерям урожая. Не случайно в 1942 г., несмотря на увеличение посевных площадей, Казахская ССР заготовила хлеба меньше, чем в 1941 г.
 
По республике урожайность зерновых культур была ниже, чем в 1941. г. Казахская ССР заготовила 84,3 млн. пудов хлеба (против 103,6 млн. пудов в 1941 г.). В расчете на одного трудоспособного было сдано государству 77,5 пуда хлеба.
 
В 1942 г. полностью выполнили план хлебозаготовок лишь 4538 колхозов (68% ) республики.
 
В постановлении СНК СССР и ЦК ВКП (б) «О государственном плане развития сельского хозяйства на 1943 год», опубликованном в «Правде» 19 марта 1943 г., отмечалось неудовлетворительное выполнение заданий колхозами, МТС и совхозами Кустанайской, Северо-Казахстанской областей.
 
Следует отметить, что в 1942 г. значительно снизилось и распределение продуктов сельского хозяйства по трудодням. Колхозники получили в этом году значительно меньше и по дополнительной оплате. Она выдавалась по полеводству лишь 427 колхозам республики и 3875 животноводам, то есть 4% от общего количества работавших в этой отрасли производства. Неурожай 1943 г. в значительной степени ухудшил материальное благосостояние тружеников аула и деревни. В 1943—1944 гг. на трудодни было выдано хлеба значительно меньше, чем в 1941 г.
 
Исторические факты говорят о том, что советское крестьянство считало свое грудное бытовое положение явлением временным и самоотверженно его переносило. Оно понимало, что значительная часть доходов и валового сбора была направлена на обеспечение нужд фронта и промышленности. Возрастание трудовой и политической активности трудящихся при значительном снижении материальной заинтересованности — яркий пример выполнения колхозниками своего патриотического долга перед Родиной.
 
Анализируя итоги 1942 сельскохозяйственного года по полеводству, нельзя не высказать своего отношения к вопросу о целесообразности расширения посевных площадей в условиях начавшейся войны.
 
Вопрос этот поставлен исследователем Ю. В. Арутюняном в его книге «Советское крестьянство в годы Отечественной войны». Расширение посевных площадей в 1942 г. происходило за счет ухудшения агротехники, оно, как утверждает Ю. В. Арутюнян, «не соизмерялось с действительными возможностями хозяйства». По его мнению, вместо расширения посевных площадей необходимо было проводить курс на улучшение агротехники посевов, повышение урожайности на имеющихся площадях колхозов и совхозов тыловых районов.
 
Исходя из этой концепции, он задает исследователям вопрос: «...не было ли расширение посевных площадей очередным проявлением бюрократического планирования?».
 
На наш взгляд, ответить на этот вопрос можно только исходя из анализа действительного положения вещей в каждом из районов, где происходило расширение посевных площадей. В данном случае мы попытаемся это сделать на примере Казахстана.
 
Прежде всего следует отметить, что курс ни расширение посевных площадей в восточных районах в условиях войны был разработан Государственным Комитетом Обороны 17 ноября 1941 г. К этому периоду страна временно потеряла одну из своих основных житниц -Украину. На территории, захваченной врагом к ноябрю 1941 г., до войны производилось 38% всей продукции зерна, 84% сахара.
 
 Нельзя не учитывать и серьезные изменения, происшедшие в стране в тот период. Происходило великое перемещение производительных сил. Увеличилось население восточных районов, изменилось соотношение городского и сельского населения, Казахская ССР приняла свыше ста предприятий. Сельское население республики увеличилось за счет эвакуированного населения. Все это не могло не отразиться на балансе рабочей силы.
 
И условиях, когда враг оккупировал Украину, Белоруссию, Прибалтийские республики, Северный Кавказ, ряд областей РСФСР, перемещение почти десятимиллионного населения в восточные районы, увеличение городского населения за счет мобилизации людей в промышленность, всемерный рост потребностей армии в продовольствии, а промышленности — в сырье, могли ли партия и правительство не идти на расширение посевных площадей в тыловых районах? Конечно, нет. При .этом следует учесть, что колхозы и совхозы тыловых районов в 1942 г. располагали значительными возможностями, которых они лишились уже в последующие годы.
 
Об этом убедительно говорят данные нижеприводимой таблицы.
 
Тракторный парк за первое полугодие 1943 т. сократился более чем на 2000 тракторов. Значительная часть
мужчин-колхозников, несмотря на массовую мобилизацию в 1942 г., все еще трудилась в сельском хозяйстве.
 
В условиях продолжительной войны с врагом ГКО проводил мобилизацию из сельского населения в оборонные отрасли промышленности, в трудовые резервы. Началась также реэвакуация населения. Кроме этого, тысячи патриотов ехали на восстановление хозяйства освобожденных районов.
 
«За истекший год,— говорилось в докладной записке Казахского научно-исследовательского института экономики сельского хозяйства и Института экономики АН СССР,— доля подростков в затратах труда увеличилась в полтора раза. Значительно вырос также удельный вес женской рабочей силы: на ее долю приходится больше половины затраченного рабочего времени. Женщины играют теперь решающую роль в колхозном производстве».
 
Таким образом, если в 1942 г. расширение посевных площадей в Казахстане, несмотря на напряженность баланса трудовых резервов, имело реальную материально-техническую основу, то во второй половине, особенно в конце этого года, положение Изменилось коренным образом.
 
В сложившихся условиях сохранение уровня посевных площадей 1942 г. было уже не реальным, далеко не по силам колхозной деревне. СНК СССР и ЦК ВКП (б) в своем постановлении от 18 марта 1943 г. «О государственном плане развития сельского хозяйства на 1943 год» предусматривали уменьшение посевных площадей тыловых районов и освоение заброшенных земель в освобожденных районах страны.
 
Позднее, выступая на IV съезде Компартии Казахстана, нарком совхозов республики К. Кистауов отмечал, что «недостаток рабочих и одновременно большое сокращение мощности тракторного парка намного снизило уровень механизации в полеводстве. Использование конных орудий не только ухудшило качество обработки почвы, нo и привело к сокращению посевных площадей... Совхозы республики вынуждены были перейти от правильного чередования сельскохозяйственных культур по севооборотам к подбору земель по признаку легкости их обработки и меньшей засоренности полей».
 
Ухудшение агротехники нельзя, на наш взгляд, объяснить одним фактором расширения посевных площадей. В 1943—1945 гг. повсеместно происходило уменьшение посевов, но уровень агротехники оставался почти на уровне 1942 г. Нельзя также сбрасывать со счета вовлечение весной 1942 г. в сельхозработы ранее не участвовавших в них людей, применение в массовых размерах живой тягловой силы, уменьшение технической вооруженности аула и деревни, недостаток горючего и смазочных материалов, запасных частей, уменьшение лошадей, сведение до минимума минеральных удобрений на полях.
 
Одним словом, в подходе к вопросу о целесообразности расширения посевных площадей, о путях развития сельскохозяйственного производства © те трудные дни 1942 г., на наш взгляд, необходимо исходить из анализа действующих факторов того времени, рассматривая их в диалектическом единстве. Такой анализ показывает правильность выработанного Государственным Комитетом Обороны курса по вопросу расширения посевных площадей в 1942 г.
 
Вместе с тем следует подчеркнуть, что в планировании развития сельского хозяйства военных лет было немало недочетов. Центром не всегда учитывались объективные возможности различных районов страны. Без учета реального положения на местах разрабатывались единые условия для выявления победителей Всесоюзного соревнования. Смелая постановка Ю. В. Арутюняном вопроса о недочетах и издержках чрезмерно централизованного планирования военных лет заслуживает внимания.
 
Преодолевая гигантские трудности, труженики советского аула, вчерашние кочевники, ставшие, по существу, лишь накануне войны на путь коллективизации, продемонстрировали свою преданность советскому строю, Коммунистической партии. Они, как представители многонациональной деревни республики, снискали своим героическим трудом, самопожертвованием уважение всего советского народа, воинов-освободителей Страны Советов.
 
* * *
 
Сложную, многогранную деятельность Компартия Казахстана развернула по развитию общественного стада. Кугалинские животноводы выступили инициаторами Всесоюзного соревнования за развитие животноводства. Партийные организации вопросам подготовки к зимовке, повышению продуктивности общественного скота уделяли повседневное внимание.
 
Горячо откликнулись юные ленинцы Казахстана на призыв молодежи колхоза имени Крупской Омской области «подготовить теплую и сытную зимовку скота».
 
Шефству молодежи над фермами была посвящена работа IV пленума ЦК ЛКСМ Казахстана (июнь 1942 г.).
 
Дальнейшее развитие в республике получило отгонное животноводство в 1942—1943 гг. На зимних пастбищах находилось около 3 млн. голов скота, или 27% всего стада колхозов.
 
Казахская ССР в 1942 г. успешно выполнила государственный план развития животноводства. Поголовье крупного рогатого скота в колхозах республики увеличилось на 22%, свиней, овец и коз — на 18%. Значительно укрепились товарные фермы. Они превратились в крупные животноводческие хозяйства (см. таблицу).
 
Каковы, на наш взгляд, источники пополнения общественного стада?
Одним из источников роста являлась воспроизводство общественного поголовья скота. Ниже мы приводим сравнительные данные прироста за счет собственного воспроизводства скота колхозов.
Как видно из этих данных, темпы прироста скота в колхозах за счет собственного воспроизводства стада больше чем удвоились.
 
Важным источником пополнения поголовья скота в колхозах в дни войны стала контрактация личного скота членов сельхозартелей. Так, в 1939—1943 гг. было куплено у колхозников свыше одного млн. голов крупного рогатого скота и 1,4 млн. голов овец и коз. В 1942 г. у колхозников было куплено свыше 600 тыс. молодняка. Как справедливо указывает исследователь Ю. В. Арутюнян, в дни войны «некоторые руководители партийных и советских организаций, взяв высокие обязательства по развитию общественного животноводства в областях и республиках, в принудительном порядке закупали личный скот для комплектования колхозных ферм».
 
Нарушение ленинского принципа сочетания общественных и личных интересов колхозников, подрыв у них веры в Устав сельхозартели отрицательно оказывались на развитии общественного животноводства в последующие годы. В результате массового убоя молодняка, продажи на рынке, недостаточности кормов, в личном пользовании колхозников поголовье скота в республике сократилось с 1940 по 1943 г. включительно, в два с половиной раза.
 
ЦК ВКП (б) в 1943 г. решительно осудил извращение некоторыми партийными и советскими организациями Казахстана политики партии в отношении личного хозяйства колхозников.
 
Другим важным источником роста поголовья скота у колхозников Казахстана, как и в других тыловых районах, Ю. В. Арутюнян считает уменьшение расходов основного стада. По его мнению, «оно стало возможным в связи с поступлением в тыловые районы эвакуированного скота, облегчившим колхозам выполнение мясопоставок». Ю. В. Арутюнян твердо убежден, что «увеличение стада тыловых районов не привело к росту норм мясопоставок, и те края, области и республики, куда направлялся эвакуированный скот, оказались благодаря этому в выигрыше».
 
На наш взгляд, с утверждением Ю. В. Арутюняна нельзя согласиться. Дело в том, что Казахская ССР принимала эвакуированный скот в конце 1942 г. и, следовательно, на балансе мясопоставок этого года он не оказал почти никакого влияния. В 1943 г. началась реэвакуация скота, которая завершилась в 1944 году. Даже если считать, что в 1943 г. весь эвакуированный скот находился в Казахстане, и то мы не можем утверждать, что он оказал существенное влияние на сохранение основного стада республики. Забегая вперед, скажем, что в 1939 г. колхозы продавали государству в порядке выполнения своих обязательств 62 тыс. голов крупного рогатого скота и 180 тысяч овец. В 1943 г. в счет поставок было сдано 226 тыс. голов крупного рогатого скота и 1488 тыс. овец и коз. Кроме этого, взамен семенной ссуды, зернопоставок и в счет других продуктов республика сдала 40 тыс. голов крупного рогатого скота и 35 тыс. голой овец. Наконец, в освобожденные районы республика возвратила в этом году 38 тыс. голов крупного рогатого скота, 175 тыс. овец, 10 тыс. лошадей.
 
За один 1943 г. Казахская ССР сдала государству 304 тыс. голов крупного рогатого скота, 1697 тыс. голов овец. Иначе говоря, расходы республики в погашение своих обязательств по сравнению с 1939 г. по крупному рогатому скоту выросли в 5 раз, по овцам — в 9 раз.
 
Таким образом, внедрение практики отгонного животноводства, расширенное воспроизводство общественного поголовья и контрактация личного скота колхозников, в какой-то мере использование эвакуированного окота способствовали дальнейшему развитию животноводства Казахской ССР.
 
Вместе с тем следует отметить, что в центре не учитывались объективные возможности Казахстана в развитии животноводства. Погектарный принцип исчисления поставок, введенный правительством СССР накануне войны, создавал (большие трудности для маломощных колхозов в многоземельных районах.
 
За успехи в развитии общественного животноводства в 1942 г. Казахской ССР было присуждено знамя ГКО.
 
В труднейших условиях, которые переживала страна, Казахская ССР сдала государству в счет поставок мясомолочных продуктов на 4 млн. пудов больше, чем в 1941 г. Для отправки мяса, сданного государству республикой в первый год войны, понадобилось бы 25 тыс. вагонов. Республика стала одним из основных поставщиков мяса (второе место в стране) и других продуктов животноводства. Перевыполнили государственное задание по поставкам мяса 5611, или 82% колхозов Казахстана, шерсти — 1542, или 67% сельхозартелей, яиц—соответственно 4297%, или 63%, молока — 2971, или 44%) всех колхозов республики. Казахская ССР сдала на мясо 12,5% скота колхозов и совхозов.
 
По итогам 1942 г., 10 районов, 181 колхоз, 1Q.86 передовиков были признаны добившимися наилучших результатов в развитии общественного животноводства. 1170 животноводов были награждены грамотами Верховного Совета республики, свыше двух тысяч передовиков сельского хозяйства (большинство из них животноводы) были награждены значком «Отличник социалистического сельского хозяйства». Переходящее Красное знамя Наркомзема СССР за успехи в развитии животноводства 1942 г. завоевали животноводы Баян-Аульского района Павлодарской области.
 
В летопись Отечественной войны была вписана еще одна страница, повествующая потомкам о подвиге трудящихся Казахстана, совершенном в первый период борьбы советского народа с германским фашизмом. Волей партии и народа Казахская ССР, как и другие тыловые районы, стала одной из основных сырьевых и продовольственных баз воюющей Страны Советов.