Глава пятая. Сельское хозяйство — фронту. Каждый пуд хлеба — снаряд по врагу — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека

Главная   »   Читать онлайн. Казахстан-Арсенал Фронта. М. Козыбаев   »   Глава пятая. Сельское хозяйство — фронту. Каждый пуд хлеба — снаряд по врагу



 Глава пятая

Сельское хозяйство  фронту

 

Каждый пуд хлеба —снаряд по врагу

В условиях начавшейся Великой Отечественной войны значение и роль Казахстана, как и других восточных районов, в обеспечении продуктами сельского хозяйства армии и населения, а промышленности сырьем возрастали. Ответственность тружеников сельского хозяйства за судьбу Родины повышалась с захватом врагом плодородных земель общей посевной площадью в 71 миллион гектаров, то есть около 40% всех посевных площадей страны.
 
Колхозное крестьянство Казахстана глубоко осознало сложность исторического момента, проявило исключительную стойкость, высокую организованность, небывалый массовый героизм.
 
Перестройка сельского хозяйства республики на военный лад проходила в сложных условиях. Непосредственно перед уборкой урожая большинство механизаторских кадров ушло на фронт. За полтора года войны сельское население уменьшилось на 586 766 человек, в том числе количество трудоспособных—на 302 100 человек. Произошло качественное изменение в самом составе сельского населения. Число мужчин в возрасте от 16 до 49 лет в составе сельского населения сократилось за полтора года войны в два с лишним раза. И наоборот, удельный вес женщин на 1 января 1943 г. по сравнению q данными переписи 1939 г. возрос на 12 %.
 
В самом начале войны в ряды защитников Родины встали 26 тысяч трактористов, 60 тысяч, то есть 40%, опытных животноводов, в том числе 1000 лучших передовиков, участников ВСНХ, 5112, то есть 75%, председателей сельскохозяйственных артелей республики.

 

Серьезные изменения произошли в районном руководящем звене. В течение первых двух лет войны пришли к руководству из числа молодых кадров 75% секретарей райкомов партии, председателей райисполкомов, начальников райзо, директоров МТС и совхозов.
 
Война вызвала отвлечение части средств и сил на нужды обороны страны. Только за первый период войны общая мощность тракторного парка в сельском хозяйстве республики сократилась на 20%. Из сельского хозяйства были изъяты наиболее мощные и технически исправные тракторы, всего около 5000 (в переводе на 15-сильные). Следует учесть и то, что 32,7% оставшегося тракторного парка находились уже в эксплуатации свыше десяти лет, 37,7% — 8—9 лет. Из 14 тысяч грузовых автомашин, занятых в сельском хозяйстве республики, свыше 7,5 тысячи (более половины машинного парка), было мобилизовано на нужды обороны в самом начале войны. В значительной степени были ограничены возможности промышленности в обеспечении сельскохозяйственных машин запасными частями.
 
Изменение качественного состава механизаторов, ухудшение технического состояния сельскохозяйственных машин привело к сокращению общего объема работ МТС в два раза, снижению удельного веса механизации сельскохозяйственных работ с 54,2% в 1940 г. до 29% в 1943 г.
 
В предвоенные годы конный сельскохозяйственный инвентарь постепенно выходил из обращения. Происшедшее в военное время сокращение тракторных работ остро поставило вопрос о конном инвентаре. Простейшие сельскохозяйственные машины теперь превратились в фактор, лимитирующий развитие сельскохозяйственного производства. Между тем количество сельхозмашин в колхозах сокращалось из года в год (см. таблицу на стр. 356).
 
Трудности, сложившиеся в сельском хозяйстве в начале Великой Отечественной войны, усугублялись значительным сокращением количества сельских, аульных коммунистов. Их ряды в начальном периоде войны уменьшились на 38,7%.
Коммунистическая партия, учитывая своеобразие военной обстановки, всемерно внедряла в практику руководства сельским хозяйством оперативность, четкость, маневренность.
 
Важным звеном перестройки партийной работы в деревне, ауле в тех исключительно трудных условиях явилось создание 17 ноября 1941 г. Центральным Комитетом ВКП (б) чрезвычайной формы организации — политотделов МТС и совхозов. Основной задачей политотделов Центральный Комитет партии считал усиление политической работы среди рабочих, служащих МТС и совхозов, среди колхозников, внедрение дисциплины и порядка во всей работе МТС, совхозов и колхозов для обеспечения своевременного выполнения ими плана сельскохозяйственных работ.
 
Коммунистическая партия Казахстана направила в политотделы около двух тысяч коммунистов. Основной ведущей силой в составе политотделовцев являлись опытные, старые коммунисты — ветераны социалистического строительства. 20% посланцев партии составляли бывшие политработники 1933—1934 гг., 20% — руководящие партийные и советские кадры, 60%—хозяйственники и молодые коммунисты. Около 350 коммунистов, направленных в политотделы, работали ранее в аппарате обкомов партии, секретарями и заведующими отделами райкомов и горкомов партии. Партийные и комсомольские комитеты направили помощниками начальников политотделов по комсомолу около 350 авторитетных вожаков молодежи. Среди них было 96 молодых коммунистов. Политические секторы были созданы и при областных земельных органах и наркоматах сельского хозяйства и совхозов. 80% начальников политсекторов областных земельных органов республики имели партийный стаж до 1929 г.
 
В Северо-Казахстанской области во главе политсектора треста совхозов стал бывший первый секретарь Пресновского райкома партии Голубев Петр Матвеевич, награжденный в мае 1942 г. орденом Трудового Красного Знамени. В Западно-Казахстанской области политотделовцами были направлены второй секретарь Казта-ловского райкома X. Капусов, инструктор обкома партии X. Темиралиев, завотделом Уральского горкома партии Я. Г. Ездаков. Среди них был председатель Теректинского исполкома Николай Александрович Прусаков.
 
В начале января 1942 г. ЦК КП(б) Казахстана созвал инструктивное совещание начальников политотделов МТС и совхозов. Его участники обсудили круг проблем, охватывающих цели и задачи политических отделов, формы и методы организации партийно-политической работы в колхозах, МТС и совхозах.
 
Создание политотделов МТС и совхозов явилось важным звеном перестройки сельского хозяйства на военный лад.
 
Опасность, нависшая над Родиной, вызвала небывалый патриотический порыв колхозного крестьянства, рабочих совхоза республики. Свыше ста тысяч коммунистов и комсомольцев, занятых в сельскохозяйственном производстве, активно включились в перестройку всех звеньев работы на военный лад.
 
Первые конкретные наметки по перестройке сельского хозяйства республики на военный лад содержались в решениях V пленума ЦК КП(б) Казахстана. Исходя из директивы ЦК ВКП (б), ГКО, Центральный Комитет Компартии Казахстана в дальнейшем конкретизировал основные направления перестройки сельского хозяйства республики на военные рельсы. За первый период войны на заседаниях бюро ЦК КП(б) Казахстана узловые вопросы перестройки сельскохозяйственного производства рассматривались свыше 70 раз. Первые итоги работы сельских коммунистов в условиях военного времени были предметом обсуждения VI (февраль 1942 г). и VII (июль 1942 г.) пленумов ЦК КП(б) Казахстана.
 
Большую помощь ЦК партии оказывал областным партийным организациям. Так, 25 января 1942 г. СНК КазССР и ЦК КП(б)К обсудили вопрос о ходе выполнения партийными и советскими организациями Актюбинской, Восточно-Казахстанской и Семипалатинской областей решения V пленума ЦК партии о проведении зимовки скота на участках отгонного животноводства. В феврале 1942 г. бригада ЦК КП(б) Казахстана и СНК КазССР в составе 23 высококвалифицированных специалистов сельского хозяйства и ответственных партийных и советских работников изучила причины отставания полеводства в Северо-Казахстанской области. Было обследовано 103 колхоза Булаевского, Мамлютского, Полуденского, Приишимского, Советского и Соколовского районов. Результаты и предложения бригады 11 марта 1942 г. были обсуждены на бюро Северо-Казахстанского обкома партии. Они имели большое значение для форсирования темпов работы партийных организаций по перестройке сельского хозяйства области на военный лад.
 
В июне 1942 г. бригада ЦК Компартии Казахстана и СНК республики всесторонне изучила состояние сельского хозяйства Павлодарской области. Материалы обследования легли в основу мероприятий по ликвидации отставания сельского хозяйства Прииртышья, разработанных ЦК партии и СНК Казахской ССР в августе 1942 г.
 
Накануне войны было переселено около пяти тысяч хозяйств колхозников на вновь осваиваемые поливные земли Голодной степи. Война прервала дальнейшее освоение новых земель. По сигналу Уполномоченного КП Казахстана при ЦК ВКП(б) И. Кузнецова ЦК КП Казахстана и СНК КазССР направили специальную бригаду для оказания помощи молодому хлопкосеющему району,
 
В начале 1942 г. ЦК Компартии разработал мероприятия по организационно-хозяйственном у укреплению колхозов Кировского района Южно-Казахстанской области. Принятые меры дали возможность укрепить переселенческие колхозы и мобилизовать богатства поливного земледелия на нужды фронта.
 
Вопросы развития сельского хозяйства в условиях войны всесторонне изучались и партийными комитетами. В октябре 1941 г. пленумы обкомов КП(б) Казахстана подвели первые итоги работы сельских коммунистов по-военному, а в декабре 1941 г., в феврале, в мае — июне 1942 г. на них обсуждались ход зимовки скота, подготовка к весеннему севу, итоги сева, уход за посевами и подготовка к уборочным работам.
 
Глубокое понимание своеобразия момента и своих задач в условиях военного времени показали первичные партийные организации.
 
Высокую организованность, четкость, оперативность в перестройке работы на военный лад показала первичная партийная организация сельхозартели «Красные горные орлы» Урджарского района Семипалатинской области. Колхозники и колхозницы сельхозартели «Красные горные орлы» единодушно объявляли себя мобилизованными «бойцами тыла действующей армии». Они призывали всех колхозников и колхозниц республики стать на военную вахту труда "до полного разгрома и уничтожения врага". Урджарцы дали клятву работать высокопроизводительно и самоотверженно, следуя примеру героев Отечественной войны.
 
Выполняя на деле свои обязательства, урджарцы установили в своем колхозе новый порядок, соответствующий военному времени. В управленческом и обслуживающем аппарате осталось самое минимальное количество людей: вое остальные колхозники были переведены на полевые работы. Пересмотрев и строго учтя свои резервы, урджарцы повысили нормы выработки на 20— 25% и сократили сроки всех сельскохозяйственных работ на 30—50%.
 
Центральный Комитет Коммунистической партии Казахстана одобрил инициативу урджарцев. Патриотический призыв колхозников и колхозниц сельхозартели «Красные горные орлы» встретил отклик у всех колхозников республики.
 
Партийные организации Казахстана возглавили это народное движение: тысячи коммунистов разъясняли трудящимся содержание призыва урджарцев, показывали личным примером и советами, как лучше и быстрее перестроить работу на военный лад, как повысить производительность труда, снизить себестоимость продукции, сократить расход сырья и материалов.
 
«С сегодняшнего дня объявляем себя мобилизованными в тылу до полного разгрома германского фашизма», «Нормы выработки по всем видам работы в колхозе увеличить не менее чем на 20%», «Поручаем правлению колхоза в ближайшее время разработать новые нормы выработки, отвечающие требованиям военного времени», «Будем работать от зари до зари. Сократим обеденный перерыв до одного часа. Повысим нормы выработки на 20%. В вечернее время продолжим изучение военного дела, усилим охрану социалистического имущества». Эти и другие обязательства членов сельхозартелей, коммунистов аула и деревни свидетельствуют о политической зрелости колхозного крестьянства, о глубоком понимании ими задач государственной, общепартийной значимости.
 
Партийные организации произвели повсеместно расстановку коммунистов, устанавливали новый распорядок рабочего дня, пересматривали нормы выработки, наводили порядок в учете и начислении трудодней.
 
Серьезное внимание уделялось высвобождению рабочих рук из сферы управленческого аппарата. Так, только по колхозам Акмолинской (ныне Целиноградской) области из 3460 человек, занятых в административном управлении, были сокращены и направлены на производство 1108 человек.
 
Преимущество колхозного строя наиболее ярко видно на примере сельхозартели им. Сталина (ныне совхоз им. Шевченко Гвардейского района).
 
Одним из ее организаторов и бессменным председателем был коммунист Федор Кузьмич Сероштан. Село Холмогоровка накануне войны имело свой детский комбинат, родильный дом, (больницу, Дворец культуры, радио и электростанцию, в горах—дом отдыха. В нем насчитывалось 310 хозяйств, 1138 человек трудоспособных, 6500 голов скота, 65 тысяч га земли.
 
В первые дни войны в 316-ю стрелковую дивизию влились 195 колхозников. Ушли защищать Родину Житник Федор Тимофеевич — лучший бригадир полеводческой бригады, награжденный орденом Ленина, Рарий Степан Васильевич — секретарь парторганизации, награжденный за выдающиеся заслуги в развитии колхозного (производства орденом Ленина, Бондаренко Яков Александрович - бригадир полеводческой бригады (впоследствии один из 28 гвардейцев-панфиловцев), Дутов Петр Данилович — один из лучших учетчиков (полеводческой бригады (впоследствии один из 28 гвардейцев-панфиловцев). Из 45 коммунистов в грозном 1941 г. встали в ряды защитников Отчизны 36, а из 100 комсомольцев — 52.
 
Партийную организацию колхоза возглавила молодая коммунистка Р. И. Петрова, а комсомольскую — М. Окружко. Комсомолки О. Менжинская, М. Окружко, М. Скороходова были назначены заведующими молочнотоварными фермами. За бригадами и фермами были закреплены коммунисты-политруки.
 
На помощь родному колхозу пришли ветераны. Отец пяти воинов, в том числе Героя Советского Союза Якова Бондаренко — Александр Иванович Бондаренко впоследствии рассказывал: «В первые дни войны новые бригадиры были малоопытные, а ведь у них бригады большие. Например, в 4-й полеводческой бригаде 150 человек рабочих, в строительной бригаде 25 лошадей, 70 быков — хозяйство немалое. Мы, старики, старались помогать им всеми силами, вечером, бывало, споем песни, а с песней и покажем, как работать. Подбодришь шуткой, чтобы голов не вешали, и поучишь, как править косилкой, как лучше запрячь быка, чтобы ярмо не терло».
 
Участники гражданской войны Ф. К. Сероштан, Е. Д. Машкин, К. М. Плужник возглавили изучение молодежью военного дела.
 
Колхоз досрочно выполнил обязательные поставки перед государством. На трудодень члены сельхозартели подучили по 5 рублей деньгами, 5,2 кг зерна. Кроме этого, колхоз выделил хлебный фонд в размере 3000 пудов для нужд фронта, вырастил 160 скакунов для Красной Армии.
 
Отеческую заботу сельхозартель проявила о 145 эвакуированных семьях, а также о семьях фронтовиков.
 
Фронтовики из Холмогоровки гордились своим колхозом. «Фронтовой привет моему другу и учителю Федору Кузьмичу!— писал председателю колхоза фронтовик П. Я. Осипов.— Находясь на фронте, я часто вспоминаю о Вас, о родном колхозе...
 
Я горжусь родным колхозом! Это моя родина, мое отечество! Вот за что много и не один раз была пролита кровь!..»
 
Глубоко взволнованные за судьбу своего родного колхоза в тылу, посланцы колхозной деревни героически сражались, на фронтах. Тыл и фронт слились воедино. Во всеобъемлющем понятии «Родина» важное место занял созданный гением Ленина колхозный строй.
 
Оперативность, четкость в разрешении вопросов, дисциплинированность и высокая организованность были характерны для многих партийных организаций в перестройке работы на военный лад.
 
Все более оперативный и конкретный характер носила деятельность многих партийных комитетов по руководству сельским хозяйством. В начале июля 1941 г. Южно-Казахстанский обком партии провел глубокую (проверку перестройки работы ряда районов области. На заседаниях бюро обкома были заслушаны доклады о ходе перестройки партийной работы Теректинского, Чингирского, Чапаевского, Туркестанского, Шаульдерского райкомов партии.
 
Джамбулский обком партии за первые месяцы войны проверил работу пятидесяти первичных партийных организаций совхозов и колхозов и организовал обмен опытом их работы в военных условиях.
 
Многие районные комитеты партии оказывали первичным партийным организациям практическую помощь на местах и в исключительных случаях ставили вопрос для разрешения на заседании бюро. Такой подход к делу способствовал значительному сокращению заседаний, совещаний. К проверке деятельности первичных партийных организаций привлекались зоотехники, ветеринары, агрономы, механики и другие специалисты.
 
Громадное значение партийные комитеты партии и политотделы МТС и совхозов придавали организационному укреплению, повышению боеспособности сельских партийных и комсомольских организаций. В 1942 г. около 4 тысяч активных борцов влились в ряды сельских коммунистов республики.
 
Несмотря на прилив новых сил, восстановить довоенную численность сельских партийных организаций не удалось. Тем не менее умелой расстановкой оставшихся в тылу коммунистов, созданием новых партийных организаций, партийно-комсомольских групп была обеспечена относительная стабильность сети сельских партийных организаций. Малочисленность состава первичных партийных организаций колхозов, совхозов, резкое изменение условий работы, отсутствие у многих вожаков-коммунистов села опыта руководства массами — все эти факторы учитывались политотделами МТС и совхозов, партийными комитетами. Политотделы оказывали помощь партийным организациям в составлении планов работы, расстановке сил коммунистов на ответственных участках колхозного и совхозного производства, в создании агитколлективов. С участием политотделовцев во многих колхозах и совхозах практиковались тематические собрания коммунистов, общие собрания колхозников. Так, например, по рекомендации работников политотдела Тельманской МТС проходили партийные собрания с повесткой дня: «Какое место коммунист занимает в рядах борцов за освобождение нашей Родины от немецких захватчиков».
 
Коммунисты колхозного аула и деревни Южно-Казахстанской области вели задушевный разговор о насущных задачах на собраниях с повесткой дня: «Верность заветам Ленина — залог нашей победы в борьбе с ненавистным врагом», по статье М. И. Калинина «О весенних полевых работах».
 
Партийным комитетам и политотделам МТС и совхозов в перестройке сельскохозяйственного производства на военный лад оказали неоценимую помощь комсомольские организации.
 
В повышении боеспособности комсомольцев аула и деревни сыграли свою роль решения III пленума ЦК ЛКСМ Казахстана (октябрь 1941 г.) о задачах комсомольских организаций в период войны, IV пленума (июль 1942 г.) по вопросам о массово-политической работе среди молодежи.
 
По данным на 1 июля 1941 г., в комсомольских организациях колхозов состояли на учете около 85 тысяч юношей и девушек. К концу первого лер иода войны в 6405 первичных комсомольских организациях сельхозартели насчитывалось свыше 62 000 юных ленинцев. 90% из них непосредственно трудились в сфере материального производства. В 2387 колхозах, где не было партийных организаций, трудовой подъем членов артели возглавляли комсомольские организации. В трудные дни войны они, как и прежде, были надежным помощником партии в осуществлении ее генеральной линии.
 
Политотделы МТС и совхозов, партийные комитеты обращали особое внимание на работу среди женщин-тружениц. На время сева 1942 г. в ряде колхозов, совхозов, позднее на промышленных предприятиях Семипалатинской, Восточно-Казахстанской, Актюбинской и др. областей возник Институт женских организаторов (женорганов). В задачи женорганов входило создание в колхозах женского актива, сети детских учреждений, проведение массовой агитации среди тружениц, изучение нужд быта, оказание материальной помощи и моральной поддержки семьям военнослужащих. Беседуя с женор-ганами, фронтовички делились своими мыслями, высказывали сокровенные думы и чаяния. Близость женорганов к массам, результативность их действий свидетельствовали о жизнеспособности этой организации. ЦК ВКП (б) позднее, обобщив опыт женорганов, действовавших на первом этапе войны далеко не всюду, организационно закрепил эту форму в республиках Средней Азии и Казахстана.
 
В борьбе и труде во имя победы росла боеспособность партийных организаций села республики, расширялась сфера их влияния на все слои трудящихся. Все это дало возможность партийным организациям колхозов, политотделам МТС и совхозов разрешить насущные вопросы перестройки сельскохозяйственного производства на военный лад.
 
* * *  
 
Война с первых же дней показала нерушимое единство советского народа, фронта и тыла.
 
Замечательные образцы сознательности, трудового героизма, гражданского мужества показали, прежде всего, ветераны колхозного строя. По всей республике с новой силой гремела трудовая слава звеньевого Ч. Берсиева и его последователей. На страницах центральной печати — газет «Правда» и «Известия» отмечались выдающиеся успехи в уборке первого военного урожая колхозниц Р. Абрахмановой, А. Джаксалыковой, М. Мудровой, У. Кинишенко.
 
Советское Информбюро в своих сообщениях отмечало наиболее выдающиеся успехи казахстанских колхозников.
 
В «Казахстанской правде» под рубрикой «А что сделал сегодня для фронта ты?» день за днем сообщались имена все новых и новых героев.
 
Коммунисты возглавляли патриотический порыв советских людей, воспитывая массы на лучших примерах колхозного аула и деревни.
 
Значительными успехами в труде ознаменовали колхозники республики первый военный сельскохозяйственный год. Хлеборобы Казахстана вырастили и собрали высокий урожай.
 
Фронтовыми темпами вели жатву южные районы Казахстана. Днем и ночью шел настоящий бой за хлеб. «Каждая норма, каждый пуд хлеба — это снаряд по врагу». «Все силы на помощь фронту» — таков был девиз гвардейцев тыла. Появились первые двухсотники, трех-сотники, гвардейские, фронтовые звенья и бригады. Только в бригадах коммунистов Жантабаева и Альдикеева колхоза «Большевик» Меркенского района Джамбулской области в период уборки урожая 1941 г. трудилось свыше сорока двухсотников и трехсотников.
 
Образцы трудовой доблести показали комсомольцы колхоза имени Ленина, «Жаца турмыс», комсомольско-молодежные звенья высокого урожая колхозов «Самсек», имени Сакко, «Дехкан» Свердловского района той же области. Решением ЦК ЛКСМ Казахстана комсомольские организации этих сельхозартелей были первыми в республике занесены в республиканскую Книгу почета имени Великой Отечественной войны.
 
Первыми военную жатву завершили и досрочно рассчитались с государством южные области.
 
«На два месяца раньше установленного правительством срока,— сообщало Совинформбюро 1 сентября 1941 г.,— выполнили годовой план поставок хлеба... Южно-Казахстанская и Джамбулская области Казахской ССР».
 
Гораздо сложнее обстояло дело с уборкой урожая в северных областях. Запоздалое созревание хлебов, осенние дожди, массовый уход механизаторов на фронт создали в этих районах реальную угрозу хлебоуборке. На помощь северянам пришли механизаторы юга, колхозники Павлодарской, Семипалатинской и Восточно-Казахстанской областей. Круглосуточно, в любую погоду трудились хлеборобы, спасая богатство Родины-хлеб. Члены Центрального Комитета Компартии Казахстана, партийных комитетов, тысячи коммунистов возглавляли это поистине грандиозное сражение в тылу. Тысячи агитаторов ежедневно информировали тружеников полей о событиях на фронтах Отечественной войны, разъясняли им сущность постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 24 сентября 1941 г. «Об уборке урожая сельскохозяйственных культур».
 
В 1941 г. колхозы Казахской ССР сдали в закрома Родины зерновых на 23 млн. 745 тыс. пудов, хлопка — на 384 100 ц, овощей - на 52 805 ц, табака — на 10 583 ц, картофеля почти в три раза больше, чем в довоенном 1940 году. В расчете на одного трудоспособного колхозника было сдано государству 79,6 пуда хлеба.
 
Особо выдающихся успехов добилось звено, возглавляемое Ч. Берсиевым. С рекордного участка на площади 6 гектаров звено получило по 155,8 ц проса с гектара. В колхозе «Энбекши» Урлютюбинского района Павлодарской области звено, возглавляемое Сомжурековой Балташ, с площади 110 га собрало по 18 ц пшеницы и с 8 га по 23 ц проса.
 
Больших успехов добились актюбинцы. Они досрочно рассчитались по всем видам государственных поставок и внесли в фонд обороны большое количество хлеба, мяса, молока, овощей, шерсти. Успешно завершил 1941 сельскохозяйственный год коллектив МТС «Авангард» Акмолинской области.
 
Советское Информбюро высоко оценило вклад казахстанских колхозников в развитие технических культур. Об этом обстоятельно было рассказано в его сообщении 26 декабря 1941 г.: «Многие районы страны значительно расширяют посевы сахарной свеклы. В один из крупнейших сахаропроизводящих районов превращается Джамбулская область Казахской ССР. В этом году здесь засеяли свеклу 112 колхозов и два совхоза, вырастившие богатый урожай. Около девятисот центнеров свеклы с гектара получили в колхозе «Карасу» звенья Туменбае-ва и Амановой, 600 центнеров с гектара собрал Меркен-ский свеклосовхоз. В будущем году площадь свекловичных плантаций в области расширяется более чем вдвое».
 
Казахская ССР, занимавшая в дни войны по численности скота второе место после РСФСР, стала крупнейшей животноводческой базой страны.
 
Подготовка к зимовке скота 1941—1942 гг. развернулась уже в условиях начавшейся войны. V Пленум ЦК Компартии Казахстана рекомендовал колхозам и совхозам республики широко внедрять отгонное животноводство. В сентябре 1941 г. ЦК КП(б) Казахстана и правительство республики разработали мероприятия по организации зимовки скота на участках, отведенных для отгонного животноводства с широким применением зимних выпасов. Предусматривалось установление по каждому колхозу и совхозу количества голов скота, подлежащего отгону, закрепление за ними земельных участков для зимних пастбищ, определение календарных сроков отгона скота, утверждение бригад животноводов из числа передовых колхозников, обеспечение их теплой одеждой, продуктами питания. Особое внимание уделялось организации зоотехнического и ветеринарного обслуживания скота, перегоняемого на отгонно-пастбищное содержание. ЦК партии и правительство республики рекомендовали колхозам произвести начисления трудодней колхозникам, обслуживающим окот на отгонах, в полуторном размере.
 
Партийные, советские поземельные органы развернули большую работу по обследованию и закреплению за колхозами и совхозами сезонных пастбищ. В 1941 г. колхозы и совхозы Казахской ССР организовали отгон на зимние пастбища около 2 млн. голов скота.
 
ЦК ВКП (б) и СНК СССР в своем постановлении «О мерах сохранения молодняка и увеличения поголовья скота в колхозах и совхозах» от 11 марта 1942 г. одобрили практику круглогодичного отгонно-пастбищного содержания скота. В условиях развернувшейся войны, сокращения рабочих рук, кадров животноводов, при наличии минимальных возможностей для заготовки грубых И сочных кормов, внедрение в практику отгонного животноводства являлось делом совершенно необходимым.
 
При этом следует отметить, что отгонно-пастбищное содержание скота в годы Отечественной войны и в послевоенный период коренным образом отличалось от содержания скота на подножном корму, характерного для периода кочевого скотоводства в дооктябрьский период.
 
Партийные, советские и земельные органы на местах творчески использовали воками накопленный опыт казахского народа и поставили его на службу социалистическому животноводству. Отгонное животноводство в республике развилось в усовершенствованную форму ведения пастбищного хозяйства. Создание страхового фонда, строительство жилья, помещений для скота, зоотехническое обслуживание скота, культурно-бытовое обслуживать животноводов, обеспечение питьевой водой, создание межколхозных опорных пунктов и многие другие меры, предпринятые партией и правительством, гарантировали успешную зимовку скота на отгонах.
 
В первые годы внедрения этой системы животноводы преодолевали большие трудности, испытывали неустроенность в жилье, недостатки в снабжении, удовлетворении культурных потребностей. Стодесятитысячная армия животноводов, состоящая в основном из женщин и молодежи, стойко перенесла невзгоды военного времени, в любую погоду, в любое время года несла фронтовую вахту во имя победы.
 
Внедрение отгонного животноводства обусловило необходимость пересмотреть и уточнить породное районирование окота. Для лучшей координации вопросов планирования и усиления руководства животноводством при исполкомах областных и районных Советов депутатов трудящихся были введены заместители председателей исполкомов, а в Совнаркоме — заместитель председателя по животноводству.
 
Для изучения многовекового опыта казахского народа и научного обобщения всей работы по животноводству при СНК республики и исполкомах областных Советов депутатов трудящихся были организованы научно-технические Советы по животноводству. Через курсовую систему и школы получили подготовку свыше 50 тысяч специалистов животноводства массовой квалификации.
 
Героическую страницу в историю Отечественной войны вписали животноводы республики северо-западных областей, принимавших участие в спасении эвакуированного скота из Сталинградской, Ростовской, Запорожской, Воронежской, Днепропетровской областей, Ставропольского, Орджоникидзевского краев, Калмыцкой АССР.
 
Прием и размещение окота проходили осенью и зимой 1941 г., и также осенью 1942 г. ЦК Компартии Казахстана и СНК республики 22 сентября 1941 г. разработали мероприятия по приему и размещению эвакуированного скота из прифронтовой полосы. В них предусматривалось создание ветеринарно-карантинных пунктов, дополнительная заготовка грубых кормов, строительство животноводческих помещений, переключение для нужд по размещению эвакуированного скота неиспользованного сельскохозяйственного кредита. ЦК КП(б) Казахстана для руководства всей работой по приему и размещению прибывающего скота командировал специальные бригады из числа руководящих партийных и советских работников и специалистов наркоматов. Прибыли специальные бригады уполномоченных СНК и Наркомата земледелия Украины. По распоряжению СНК СССР в Уральске 20 ноября 1941 г. было создано Западно-Казахстанское Управление Наркомзема СССР. В состав управления вошли специалисты Наркомата земледелия СССР, УССР, КазССР.
 
Бригада Центрального Комитета Компартии Казахстана совместно с исполкомами облсоветов и обкомами партии устанавливали трассы перегона скота, создавали контрольные посты из числа сельских активистов, открывали зооветеринарные и медпункты, продовольственные магазины, утверждали формы учета приемки, движения скота в пути, разработали график подачи рабочей силы. Выли оборудованы переправы через Урал, организованы пять приемных пунктов скота, по трассе были вырыты и оборудованы 1050 колодцев. На местах развернулась работа но дополнительной заготовке кормов, строительству помещений для скота, созданию фондов для снабжении продовольствием и питанием гонщиков скота.
 
Прием эвакуированного скота проходил в октябре — декабре 1941 г., шли осенние дожди, наступили заморозки, а но второй половине ноября — зимние холода. Приемо-сдаточные пункты приняли свыше 133 тыс. голов скота и передали его на содержание колхозам Западно-Казахстанской, Гурьевской, Актюбинской, Чкаловской (ныне Оренбургской) областей. Животноводы Северо-Западного Казахстана приняли все меры для того, чтобы спасти истощенный эвакуированный скот, создать нормальные условия жизни для гонщиков.
 
Прием скота осенью 1942 г. проходил в более благоприятных климатических условиях. Приемо-сдаточные пункты Урдинского, Джанибекского районов Западно-Казахстанской области приняли свыше одного миллиона голов скота. По колхозам и совхозам северо-западных областей республики на содержание было оставлено 564 тыс. голов. Размещение по колхозам и совхозам завершилось к началу декабря 1942 г.
 
Так в трудные годы Отечественной войны трудящиеся республики получили на содержание около 600 тыс. голов эвакуированного скота. Истощенный скот требовал особого ухода. Местные органы выделили для него утепленные помещения, необходимое количество биопрепаратов, доброкачественные корма. Обслуживали эвакуированный скот опытные, знатные животноводы колхозов и совхозов.
 
Практика эвакуации скота страдала существенными недостатками. Прежде всего, скот не сопровождался до места назначения, в промежуточных приемо-передаточных пунктах не было учета и контроля. На пути следования животные лучших пород эвакуированного скота обменивались на другие. В ходе перегона значительная часть скота поступала больной ящуром, чесоткой. Животные нуждались в лечении и были поставлены на карантин. Необходимо было казахстанским животноводам определять породность скота, уточнить возрастные и половые группы, вести профилактическую ветсанобработку.
 
Наркомат земледелия СССР первоначально предполагал, что в Казахской ССР будет размещено до 3,5 млн. голов скота. Исходя из этого расчета, истощенный скот в поспешном порядке размещался в глубинных районах. Это было ошибкой, она привела, во-первых, к еще большему ухудшению состояния эвакуированного скота, во-вторых, колхозы и совхозы с целью спасения перебазированного скота были вынуждены перегонять свои отары на отгонное содержание, не имея страхового фонда.
 
Борьба за сохранение истощенного, переутомленного длительным перегоном скота казахстанскими животноводами — ярчайшая страница летописи в истории братского содружества наших народов.
 
Животноводы Казахской ССР успешно завершили 1941 хозяйственный год. Значительно возросло общественное поголовье скота. Республика сдала государству в 1941 г. больше животноводческой продукции, чем в 1940 г.: 114 662 т мяса н живом зачетном весе, 283 734 т молока, 28 419 тыс. шт. яиц, 14 859 т шерсти. Удельный вес Казахской ССР в заготовке мяса (в зачетном весе живого скота) по СССР составил 14%, молока — 9%, шерсти — 20%.
 
Итоги первых шести месяцев войны и поистине героические усилия колхозного крестьянства и рабочих совхозов показали огромные возможности колхозно-совхозного производства, еще раз продемонстрировали силу и мощь социалистической системы сельского хозяйства. Курс партии на создание в восточных районах основной сельскохозяйственной базы страны в самом ходе войны сыграл громадную роль в обеспечении необходимого уровня производства продовольствия и промышленного сырья
 
«Продовольствие и сырье в 1941 г.,— как справедливо подчеркивается в «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза»,— давали главным образом колхозы и совхозы восточных и юго-восточных районов страны, прежде всего Сибири, Казахстана, Поволжья, Урала и Средней Азии. Эти и некоторые животноводческие районы северной части СССР стали основной животноводческой базой страши».