Могучие форпосты обороны — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека




 Могучие форпосты обороны

В конце 1942 г. Великая Отечественная война советского народа вступила в новую фазу. Советские войска не только остановили продвижение фашистских полчищ в глубь страны, до и разгромили их отборные части под Сталинградом. Победа советских войск под Сталинградом, положившая начало коренному перелому в ходе Великой Отечественной войны и всей второй мировой войны, была в то же время победой советского тыла.
 
В первый период войны произошло серьезное изменение в размещении промышленности страны. Перемещение огромного числа предприятий и бурное промышленное и железнодорожное строительство превратили районы Урала, Сибири, Средней Азии и Казахстана в могучие арсеналы фронта. Однако суживание топливно-энергетической базы и уменьшение производства металла, происходившие в результате потери рудников Криворожья, Донецкого угольного бассейна, майкопской и грозненской нефти, металлургических заводов и электростанций Украины, ставили под угрозу дальнейшее развитие военной экономики страны. В исключительно тяжелим положении оказалась топливная промышленность. Они удовлетворяла нужды народного хозяйства лишь наполовину. Нехватка топлива сдерживала рост мощностей тяжелой индустрии, военного производства.
 
С временной потерей Донбасса Карагандинский бассейн стал второй основной угольной базой страны. На его плечи легла задача обеспечения работы электростанций, промышленных предприятий, транспорта и других отраслей народного хозяйства Казахстана, Южного Урала и ряда западных районов и Поволжья. «Караганда,— говорил, выступая на совещании партийно-хозяйственного актива железнодорожников в августе 1943 г. секретарь обкома партии Л. Г. Мельников,—должна питать углем основную базу оборонной промышленности — Урал... Магнитогорский завод на 80% питается нашим углем. Кроме этого, ЦК ВКП (б) поставил задачу — питать углем заводы, находящиеся на Волге, где создана огромная база, питающая вооружением фронт».
 
Возрастающее значение Карагандинского бассейна в топливном балансе страны определялось также и другими факторами. Прежде всего Карагандинский бассейн географически расположен почти вдвое ближе к Уралу, чем Кузнецкий. Карагандинские угли, пригодные для коксования, содержали в себе мало серы и фосфора, что давало возможность употреблять их для выплавки наиболее качественных чугуна и стали. Наконец, бассейн имел самостоятельную углеводную железную дорогу Акмолинск — Карталы до Урала.
 
В литературе, освещающей вопросы добычи угля в годы войны, срывы в развитии угольной промышленности страны в 1942 г., в целом по всей стране объясняют ограниченными возможностями транспорта, плохой организацией труда, текучестью рабочей силы, недостаточностью внимания к воспитанию и обучению новых кадров, снижением уровня механизации и т. д.
 
Эти исследователи не учли ряда других, на наш взгляд, решающих причин, повлиявших на снижение угледобычи в 1942 г. К их числу относятся запоздалое введение практики бронирования рабочей силы, отставание геолого-разведочных работ, медленные темпы строительства новых шахт. В итоге неоднократных призывов в Красную Армию в Карагандинском угольном бассейне, значение которого после потери Донбасса резко возросло, осталось всего 14% кадровых горняков. Недостаток рабочих был пополнен молодежью, горняками, эвакуированными из Донбасса. Но последние, хотя и имели высокую квалификацию, не сразу смогли приспособиться к местным условиям.
 
Все эти причины привели на шахтах Караганды к снижению темпов угледобычи. По Карагандинскому комбинату в июле 1942 г. план угледобычи выполнили всего 10 шахт, а в августе — 4 шахты, в первой декаде сентября— только три.
 
ЦК ВКП (б), ГКО и СНК СССР для повышения угледобычи на шахтах восточных районов страны осуществили комплекс мероприятий. СНК СССР своим постановлением от 21 августа 1942 г. ввел новую систему прогрессивно-сдельной оплаты труда. В результате зарплата горняков стала выше, даже по сравнению с металлургами и рабочими оборонной промышленности. В июне этого года трест «Карагандауголь» был реорганизован в комбинат, а его рудоуправления преобразованы в тресты. 24 августа 1942 г. ГКО принял специальное постановление «О неотложных мерах по увеличению добычи угля в Карагандинском угольном бассейне». Спустя месяц, то есть 24 сентября 1942 г., ЦК ВКП (б) рассмотрел вопрос и вынес решение «О мерах по улучшению партийной работы и Карагандинском угольном бассейне в связи с задачей увеличения добычи угля».
 
ЦК ВКП (б) потребовал от партийных и хозяйственных организаций в кратчайший срок навести должный порядок в учете рабочей силы на шахтах, неуклонно добиваться повышения количества рабочих, выполняющих и перевыполняющих нормы, организовать помощь новым рабочим, не имеющим необходимых производственных навыков, улучшить материально-бытовые условия жизни шахтеров. ЦК партии обязал Карагандинский обком и горкомы партии добиться такого положения, чтобы увеличение добычи угля стало главным во всей деятельности и партийных организаций и их партийно-массовой работе.
 
Казахстанская партийная организация, руководствуясь решениями ЦК ВКП (б) и ГКО, провела большую организаторскую и партийно-политическую работу. Объединенный пленум Карагандинского обкома и горкома партии, состоявшийся 10 октября 1942 г., разработал конкретные мероприятия по улучшению партийно-массовой работы в бассейне в связи с новыми задачами. Спустя неделю в Караганде состоялась собрание партийного актива, где были осуждены такие крупные недостатки в стиле руководства, как декларативность, вера в силу бумаг, отсутствие непосредственного участия самих руководителей в организации предоктябрьского соревнования и выполнении решений ГКО и ЦК ВКП (б) по повышению угледобычи. Особое внимание актив обратил на создание в лавах стройной технологической системы, повышение ответственности каждого коммуниста за порученное ему дело. Актив одобрил меры по организации соревнования между Кузбассом и Карагандой в связи с почином кузбасских горняков.
 
ЦК ВКП (б) и ЦК КП(б) Казахстана оказали Карагандинской партийной организации значительную помощь. По путевкам ЦК ВКП (б) сюда прибыло 12 партийных работников, овладевших большим производственным и организаторским опытом работы в ведущих угольных районах страны. Начальником комбината «Карагандауголь» работал донбассовец Г. Г. Спицын, главным инженером — Д. Г. Ляпин, начальником шахты № 31—А. Г. Стаханов, главным механиком этой шахты— С. С. Макаров. По данным комбината от 25 июля 1945 г., донбассовцы работали управляющими в трех трестах из пяти, главными инженерами трестов — 3, начальниками шахт — 22 (из 37), главными инженерами шахт— 16, главными механиками— 17, начальниками участков — 20.
 
Значительный вклад в выполнение директив партии и правительства по увеличению добычи угля внесли 3200 горняков, 2000 рабочих шахтостроителей, эвакуированных из Донбасса.
 
Из 353 работников, находящихся на командных должностях в бассейне, 165 человек были из числа эвакуированных ИТР и партработников Донбасса.
 
В бассейн были направлены инженеры и техники, рабочая сила, оборудование, строительные материалы, транспортные средства. Было значительно улучшено культурно-бытовое обслуживание шахтеров. Кроме этого, по рекомендации ЦК КП Казахстана секретарем Карагандинского обкома партии по угольной промышленности был избран бывший секретарь ЦК КЩб) Казахстана по угольной промышленности С. В. Матюшин, секретарем обкома партии по идеологии — редактор газеты «Социалиста Казахстан» А. Канапин, заместитель начальника политотдела Турксиба В. С. Тимофеев — секретарем обкома по транспорту. На ответственную работу в Караганду были направлены Ж. Джангозин, С. Полимбетов, Е. Ергебеков, О. Тлегенов, Б. Брагин, В. Нечаев и другие.
 
ЦК КП Казахстана обратился с призывом ко всем трудящимся: «Увеличениедобычи карагандинского угля —дело всей республики». Тысячи патриотов изъявили желание трудиться на угольном фронте. За год в ряды горняков Карбассейна влилось свыше 17 тысяч рабочих.
 
Под лозунгом «Громче, призыв, по шахтам звучи; кадровик, новичка обучи!»— развернулось обучение нового пополнения. Почти 10 тысяч шахтеров было подготовлено методом индивидуально-бригадного ученичества, около 3-х тысяч прошли курсовое обучение. Были организованы 151 школа передового опыта, 36 производственно-технических школ по повышению квалификации. За 1943 г. горняцким профессиям было обучено около 18 тысяч человек.
 
Таких темпов подготовки кадров республика до сих пор не знала.
 
Коллектив Московского горного института организовал трехмесячные курсы повышения квалификации без отрыва от производства для командиров среднего звена бассейна. К концу 1943 г. 70% всего состава партийной организации бассейна трудилось непосредственно в забоях и лавах. Комсомольские организации выступили инициаторами шефства над механизмами. Сотни комсомольцев завоевали почетное звание «лучший механизатор бассейна».
 
Активизировалась и массово-политическая работа. На крупных шахтах стали издаваться многотиражки, работали выездные редакции двух областных газет.
 
Выполняя волю партии, наказ фронта, горняцкая гвардия с удвоенной энергией перешла в атаку на подземном фронте. С новой силой разгорелось социалистическое соревнование. В «Правде» 29 сентября 1942 г. было опубликовано сообщение о том, что коллектив крупнейшей шахты № 20 Карагандинского бассейна обратился ко всем горнякам Караганды и Кузбасса с призывом начать социалистическое соревнование двух восточных угольных бассейнов страны. Вызов шахты № 20 был принят. 14 ноября в Прокопьевске состоялось подписание договора о социалистическом соревновании между угольщиками Караганды и Кузбасса. Соревнование шло между трестами, шахтами, бригадами, участками не только внутри Карбассейна, но и в Кузбассе.
 
Комсомольцы Караганды первыми в республике подняли знамя социалистического соревнования за достойную встречу 25-летия ВЛКСМ. Было создано 57 комсомольско-молодежных бригад, которыми в 1943 г. добыто 19% к общему количеству выданного угля бассейном. Бригады создавались на самых отстающих участках — в подземном транспорте, на обслуживании механизмов, в лавах. Это они накануне Первого мая 1943 г. дали Родине сверх плана 11128 тонн угля, а в июле, встав на вахту в честь присвоения звания Героя Советского Союза Н. Абдирову, добыли сверх плана 11 458 тонн. Всего за год молодые горняки Караганды добыли сверх плана и во внеурочное время 130 эшелонов угля.
 
Усилия партии и горняцкой гвардии увенчались успехом. Изо дня в день, из месяца в месяц шла в гору добыча угля. С октября 1942 г. в жизни бассейна наступил перелом. В марте— апреле 1943 г. по итогам Всесоюзного социалистического соревнования угольщиков трест «Сталинуголь» Карбассейна был признан победителем. Переходящее Красное знамя ГКО на общегородском митинге тресту-победителю вручил зам. наркома угольной промышленности А. Ф. Засядько. В июле в число победителей Всесоюзного соревнования вошли шахтеры треста «Кировуголь». В авангарде горняцкой гвардии шли шахтеры шахты № 18-бис, удостоенные переходящего Красного знамени ВЦСПС и Наркомата угольной промышленности. Во Всесоюзном соревновании не раз завоевывали победу коллективы горняков шахты №№ 3, 12.
 
За год героическим трудом горняцкой гвардии была создана вторая подземная Караганда. Прирост угледобычи по сравнению с 1942 г. составил свыше 2,6 млн. тонн. Одна из основных задач, поставленных в решении ГКО, ЦК ВКП (б) перед горняками Караганды,—обеспечение Магнитогорского металлургического комбината коксующимся углем, была выполнена.
 
«Правда» в передовой статье «Вклад шахтеров в дело обороны нашей Родины» с удовлетворением отметила, что Карагандинский бассейн стал «надежным поставщиком топлива для Магнитогорска, для предприятий Поволжья и железнодорожного транспорта».
 
Трудовой героизм горняков Караганды получил высокую оценку народа, партии и Советского правительства. Свыше 200 передовых людей бассейна были награждены орденами и медалями СССР. Ордена Ленина были удостоены бригадир навалоотбойщиков Газиз Абдрахманов, Тулеубек Сыздыков, начальник участка Канаш Алтынбаев, начальник шахты Рахим Ибраев, машинист Леонид Тятяев, орденом Трудового Красного Знамени были награждены навалоотбойщица Жакен Муканова, начальник участка Серафим Николаев, секретарь Кировского горрайкома партии Аким Сериков и многое другое.
 
С выходом немецко-фашистских войск летом 1942 г. к Волге и к северным отрогам Кавказского хребта, с захватом части железнодорожной магистрали, по которой транспортировались нефтепродукты, в тяжелом положении оказалась нефтяная промышленность страны. Государственной Комитет Обороны в сентябре 1942 г. разработал мероприятии, которые предусматривали в целях возмещения временно прекративших свою деятельность нефтяных районов Майкопа и Грозного считать «важнейшей военно-хозяйственной и политической задачей дело всемерного форсирования добычи нефти в районах Волги, Урала, Казахстана и Средней Азии...».
 
Перед нефтяниками Эмбы ставилась задача довести ежесуточную добычу нефти с 2500 тонн в августе 1942 г. до 4500 тонн к октябрю 1943 г.
 
Для оказания практической помощи Казахстаннефтекомбинату в выполнении решения ГКО от 22 сентября 1942 г. по просьбе ЦК Компартии Казахстана Академия наук СССР направила в Гурьев специальную нефтяную группу «Комиссии по мобилизации ресурсов Урала, Западной Сибири и Казахстана на нужды обороны». Под руководством ученых Академии наук СССР были созданы и работали семь бригад, изучавших различные стороны деятельности комбината.
 
Итоги работы бригады АН СССР после обсуждения и одобрения их Гурьевским обкомом были утверждены на заседании бюро Центрального Комитета партии.
 
Рекомендации и предложения комиссии Академии наук нашли частичное отражение в принятом 18 июня 1943 г. специальном постановлении Государственного Комитета Обороны «О мерах по обеспечению роста добычи нефти на промыслах «Казахстаннефтекомбината». ГКО принял решение создать в Казахстане на базе геолого-поисковой конторы геолого-разведочный трест «Казахстаннефтеразведка».
 
ЦК КП Казахстана направил на Эмбу несколько бригад из руководящих работников и специалистов, группу специалистов-строителей, бригаду руководящих комсомольских работников.
 
Промыслы Эмбы были оснащены эвакуированным буровым эксплуатационным и электрооборудованием. Было создано Казахстанское отделение Государственного союзного геофизического треста (ГСГТ). ГКО направил на строительство нефтепровода от о. Пешного до Гурьева строительные управления № 12 и № 14 треста «Центроспецстрой» Наркомата нефтяной промышленности. На Эмбу прибыло около 400 специалистов и квалифицированных рабочих из Азербайджана. Трест «Азнефтестрой» был слит с трестом «Кзахстаннефтестрой», был образован единый трест «Казахстаннефтестрой».
 
Правительство СССР увеличило для нужд строительства фонды особо дефицитных материалов (цемента, леса, железа и т. д.). Таким образом, умелое использование имеющихся резервов и ресурсов, правильное определение в цели событий узловых звеньев — все это позволило строительным организациям нефтяной промышленности в год коренного перелома на фронтах осуществить такой объем капитального строительства, который намного превысил масштабы строительных работ до войны.
 
Летом 1942 г. немецко-фашистские войска захватили Северный Кавказ и подошли к Сталинграду. Единственным путем вывоза нефтепродуктов из Баку мог быть путь через Каспийское море и Гурьев, а дальше по нефтепроводу Каспий — Орск или по железной дороге Гурьев — Кандагач.
 
Дли решения этой стратегической народнохозяйственной задачи необходимо было построить комплекс транспортных и технических сооружений, при помощи которым организовать прием в районе Гурьева нефтепродуктом, их перевалку с морских судов на железную дорогу и перекачку через нефтепровод. Постановлением Государственного Комитета Обороны на строительные организации Наркомнефти было возложено сооружение Гурьевского морского порта, нефтеперекачечной станции на острове Большой Пешной и нефтепровода Б. Пешной — Ширина. Срок сдачи объектов первой очереди был установлен 1 сентября. В устье реки Урал на острове Б. Пешной было начато строительство морского порта, а также углубление Урало-Каспийского канала до 4 метров с тем, чтобы можно было проходить к порту морским судам. За короткий срок были закончены основные работы по сооружению морского и подводного канала и гавани-ковша. Общий объем выполненных дноуглубительных работ составил 1341 тыс. куб. метров. Были построены два нефтеналивных и один сухогрузный причалы, а также ряд подсобных сооружений. Это дало возможность уже в августе 1942 г. начать приемку и разгрузку малотоннажных судов с нефтепродуктами 11 августа 1942 г. была начата перевалка нефтепродуктов по железной дороге. 30 сентября началась перекачка бакинских нефтепродуктов по нефтепроводу Каспий — Орск. В декабре было закончено строительство трубопровода о. Пешной — Ширина. Таким образом, отправка кратчайшим путем с Кавказа через Гурьев (железной дорогой и через нефтепровод) тысяч тонн нефтепродуктов сыграла чрезвычайно важную роль в снабжении горючим фронта и народного хозяйства Урала в самый тяжелый период войны.
 
В борьбе за выполнение постановления ГКО от 22 сентября 1942 г. большое место отводилось освоению нового месторождения Нармунданак. Первая скважина на Нармунданаке была пробурена 22 декабря 1942 г. В течение нескольких месяцев были проведены первоочередные работы по освоению месторождения, в том числе -сооружение нефтепровода Макат — Нармунданак протяженностью 49 км.
 
17 апреля 1943 г. бюро Гурьевского обкома КПК приняло решение о выделении нефтепромысла Нармунданак из системы геолого-поисковой конторы в самостоятельный промысел, непосредственно подчиненный Казахстаннефтекомбинату. Бюро обкома КП Казахстана удовлетворило просьбу Гурьевского обкома комсомола о преобразовании этого промысла в камсомольско-молодежный и постановило именовать его «Комсомольский промысел». В течение 6 месяцев 1943 г. были построены нефтеперекачечная станция, два резервуара, механическая мастерская, гараж, столовая, школа, 10 корпусов для жилья и другие промышленные и жилищно-бытовые объекты. В 1943 г. коллектив Комсомольского промысла дал 42 271 тонну нефти, выполнив годовое задание на 108,7 процента. В 1943 г. были сданы в эксплуатацию бензозавод и глинозавод в Кулсарах, мастерские по ремонту дизелей и подъемников в Кулсарах и Сагизе, компрессорная станция в Байчунасе, установлены дополнительные мощности на электростанциях в Доссоре, Кулсарах, Гурьеве. Нефтяники получили 7 тысяч квадратных метров жилой площади.
 
Коллектив треста «Казахстаннефтестрой» успешно справился с задачами военного времени. За производственные успехи в 1943 г. ему 5 раз вручалось переходящее Красное знамя Государственного Комитета Обороны СССР.
 
Большое значение в деле мобилизации нефтяников сыграли слеты мастеров добычи и бурения, геологическая конференция, собрания партийно-хозяйственного актива промыслов и предприятий, районные партийные конференции, газета «Нефтяник»— орган Макатского райкома и райсовета депутатов трудящихся (редактор Ф. Н. Бурыкин).
 
Борьбу за большую нефть возглавили коммунисты. На отстающие участки нефтедобычи парторганизаторами, начальниками смен, буровыми мастерами были направлены ветераны Эмбы — кавалер ордена Ленина Низен Бермагамбетов, мастера Лукьянов, С. Ажибаев, депутат Верховного Совета КазССР И. Курманалиев и др. Они выступили инициаторами внедрения бескондукторного бурения и бурения без направления, перемещения буровых вышек при помощи буровых ставков, реконструкции циркулярной системы и грязевых насосов, дополнительного прострела дыр и других прогрессивных методов труда, Широкий размах получило использование внутренних ресурсов. Были проведены совмещение нефтяных горизонтов методом искусственного заводнения, реконструкции промыслового хозяйства. Всеобщими стали соревнования между сменами, промыслами, фронтовые задания, вахты в честь победы Красной Армии. В течение 1943 г. на предприятиях Казахстаннефтекомбината количество стахановцев возросло с 2238 до 3348 человек.
 
Гурьевская, Актюбинска я областные партийные организации при помощи ПК ВКП (б) и всей республиканской партийной организации выполнили задание ГКО. Нефтепромыслы Эмбы и «Актюбнефть» дали в 1943 г. максимальную годовую добычу нефти за все время своего существования. Нефтяники промысла Искине увеличили добычу этого стратегического сырья в 3,4 раза. В два с лишним раза возросла добыча нефти по сравнению с 1941 г. на промысле Кулсары. Была построена железная дорога Макат— Косчагыл, вступили в строй вторая очередь машиностроительного завода им. Петровского, трубопровод остров Пешной— Ширина, Гурьевский морской порт, Гурьевский нефтеперерабатывающий завод.
 
Героизм нефтяников Казахстана получил всесоюзное признание. За один год 12 раз нефтяникам Эмбы (промысел Искине, трест «Казахстаннефтестрой») вручалось знамя ГКО — символ трудового подвига рабочего класса. Коллектив цеха бурения промысла Кулсары в июне 1943 г. и коллектив гурьевских машиностроителей завоевали переходящие Красные знамена ВЦСПС и Наркомата нефтяной промышленности. Сотни гвардейцев труда были награждены орденами и медалями СССР. Ордена Ленина были удостоены знатные буровые мастера Эмбы: Н. Бермагамбетов, А. Байарыстанов, Р. Искариев, Б. Утеулиев, руководители комбината Н. Калинин, промыслов Д. Досмухаметов, С. Утебаев, Р. Сагындыков, ордена Трудового Красного Знамени — мастера добычи С. Ажибаев, Ж. Байгескеев, инженерно-технические работники А. Ф. Нестеров, В. Пилипец, Э. Р. Герцик, А. М. Стариков, ордена «Знак Почета» — операторы К. Абдыров, X. Бахтияров, А. Дунешев, С. Мулдагалиев, М. Табанов, буровые мастера У. Беркалиев, М. С. Крепостин, инженерно-технические работники С. И. Опутин, Е. Тауманов, А. Макиев, Р. Агаджанов, парторги ЦК ВКП (б) на нефтепромыслах К. Оспанов, 3. Гумаров. Медалями «За трудовую доблесть» и «За трудовое отличие» было награждено 32 человека. Более 200 нефтяников — героев труда — были награждены значком «Отличник социалистического соревнования Наркомнефти СССР», грамотами Верховного Совета Казахской ССР, почетными подарками.
 
Завершение Урало-Эмбенского комплекса нефтедобычи в условиях войны явилось еще одним новым подвигом партии и народа. Оно проложило путь нефтяникам республики к увеличению ценного стратегического сырья, столь необходимого для победы над врагом.
 
* * *
 
Государственный Комитет Обороны исключительное внимание уделял развитию на Востоке металлургической промышленности. За два года войны в Казахстане были построены заново или достроены 35 предприятий черной и цветной металлургии: два завода, 6 рудников, 8 рудников с 8 обогатительными фабриками, 14 шахт и 5 карьеров. Фронтовой стройкой было строительство Актюбинского ферросплавного завода. ГКО в апреле 1942 года обязал руководство стройки форсировать подготовку сырьевой базы комбината — строительство Донских и Кемпирсайских хромитовых рудников. Комбинату было передано эвакуированное оборудование на 2601 тыс. руб. —турбины, котлы, электромоторы. В сентябре 1942 г. ГКО установил срок пуска первой очереди Актюбинского завода ферросплавов.
 
Строители проявили беспримерный трудовой героизм. Они максимально использовали местные строительные материалы. Так было сэкономлено 11 млн. 600 тысяч руб., и самое главное — обеспечен выигрыш во времени.
 
Отряды строителей возглавляли опытные хозяйственные кадры страны М. М. Царевский, В. А. Шлыков, талантливые молодые инженеры Р. Н. Сорокин (ныне Герой Социалистического Труда, директор этого же заводи), В. Боровиченко (ныне директор Ермаковского ферросплавного завода), В. Журавлев и другие. Прибыла также большая группа эвакуированных инженерно-технических работников из Запорожья. Героическим трудом за максимально короткий срок завод был введен в ряды действующих предприятий черной металлургии страны. За этот период СЛОЖИЛСЯ трехтысячный коллектив рабочих, Молодые металлурги в сжатые сроки освоили сложное энергетическое оборудование и металлургические агрегаты, технологию выплавки углеродистого, передельного, малоуглеродистого феррохрома и силикохрома. Задание Родины, требование фронта было выполнено.
 
22 января 1943 г. «Правда» известила страну о том, что завершено строительство первенца черной металлургии Казахстана. В марте была сдана в эксплуатацию вторая мощная электропечь. С пуском первой и второй электропечи нового цеха № 2 в промышленную эксплуатацию завод значительно увеличил выпуск высококачественного металла в стране.
 
Наставником первых металлургов-ферросплавщиков Казахстана стал посланец Челябинского ферросплавного завода П. В. Грязин (ныне Герой Социалистического Труда).
 
Родина высоко оценила подвиг строителей Актюбинском комбината. Ферросплавщик С. Дронов, экскаваторщик П. Власов, инженер В. Бусыгин, начальник строительства комбината М. Царевский были награждены орденом Ленина. Двумя орденами Трудового Красного Знамени был отмечен вклад в строительство завода главного инженера Л. И. Белавина, орденом Трудового Красного Знамени — старшего плавильщика Пузанова, кочегара Белоусова.
 
В военные годы возрос спрос на изделия черных металлов. Казахская ССР завозила литейный и передельный чугун, рядовой и качественный прокат, стальные и чугунные трубы, железнодорожные и рудничные рельсы, листовое железо.
Захват врагом заводов черной металлургии Донбасса, Кривого Рога, Мариуполя поставил на очередь дня строительство завода в Казахстане. В апреле 1943 г. ГКО принял решение о сооружении передельного Карагандинского металлургического завода. По поручению ЦК КП(б) Казахстана и правительства республики непосредственный контроль за ходом строительства этого жизненно важного оборонного объекта осуществлял лично председатель СНК Казахской ССР Н. Д. Ундасынов.
 
Стройка была объявлена народной. В короткий срок было подготовлено 1300 рабочих, овладевших специальностями плотников, каменщиков, арматурщиков, бетонщиков, штукатуров. На помощь казахстанцам пришли трудящиеся братских республик. Проектное задание и рабочие чертежи были подготовлены Свердловским отделением Гипрозема. Специальные механизмы, а также оборудование для мартеновского, прокатного и других цехов шли с машиностроительных предприятий Москвы, Свердловска, Краматорска, Челябинска, Ташкента, Магнитогорска. На строительную площадку завода прибыли специализированные организации Наркомата строительства — «Стальконструкция», «Электромонтаж», «Теплострой», «Сантехника», «Союзмонтажстрой».
 
Как многие другие индустриальные гиганты республики, Казахский металлургический завод строился усилиями трудящихся всей страны.
 
В конце 1942 г. ГКО изучил работу предприятий цветной металлургии. Было установлено серьезное отставание этой исключительно важной отрасли военной экономики гримы. Выпуск черновой меди и свинца сократился. Причин этому было много. Здесь и интенсивное извлечение богатых руд, и сокращение забойной площади рудников, и отставание подготовительных работ к выемке наиболее богатых месторождений, и недостаток и текучесть рабочей силы, и неполное снабжение предприятий оборудованием, коксом, рельсами, цементом и другие причины, порожденные тяжелыми условиями войны.
 
ЦК ВКП(б) и ГКО вскрыли причины отставания цветной металлургии и выработали меры по увеличению производство этого оборонного металла. Предприятиям точной металлургии Казахстана была оказана ощутимая материально-техническая помощь. Большую заботу о металлургической промышленности Казахстана проявили А. И. Микоян, П. Ф. Ломако. Медеплавильные заводы и обогатительные фабрики республики получили большие количество нового оборудования, строительного материала, дополнительную рабочую силу. Были приняты меры по укреплению строительно-монтажного управления Наркомстрой СССР, занятого строительством Текелийского свинцово-цинкового комбината. Были пересмотрены нормы выработки и упорядочена заработная плата рабочих ведущих профессий.
 
По просьбе ЦК КП(б) Казахстана Комиссия АН СССР, в состав которой входили местные партийно-советские работники, изучала проблемы обеспечения Чимкентского свинцового и Балхашского медеплавильного заводов рудой, карагандинским углем. Ответственные партийные и советские работники, крупные ученые, специалисты, входившие в состав бригад ЦК КП(б) Казахстана, принимали непосредственное участие в разработке организационно-технических мероприятий на Балхашском, Карсакпайском, Иртышском заводах, крупных предприятиях цветной металлургии Рудного Алтая. В апреле 1943 г. был образован Джезказганский комбинат. Он объединил 17 шахт и 3 участка открытых разрезов, Карсакпайский медеплавильный завод, Байконурские копи, Карсакпайскую ЦЭС, железную дорогу, линии электропередачи, подсобные предприятия. Разделение Балхаша и Джезказгана позволило более оперативно, конкретно, эффективно осуществлять руководство отдельными звеньями этих двух хозяйственных комплексов медной промышленности страны.
 
В борьбе за металл росла авангардная роль коммунистов. В их ряды за один год влилось около тысячи гвардейцев тыла. На самых ответственных участках производства цветных металлов героически трудились свыше 4000 бойцов партии Ленина. Они выступили инициаторами соревнования за звание лучшего горнового, плавильщика, флотатора, классификатора, бурильщика. Фронтовые задания для каждого рабочего, лицевые счета в фонд Главного Командования, почасовой учет выработки бригад, цехов, смен, суточный трафик выпуска продукции, юбилейные, фронтовые вахты, фронтовые месячники — таков далеко не полный перечень форм соревнования, рожденных инициативой самих рабочих масс.
 
На Ачисайских рудниках 350 горняков—Обладателей лицевых счетов — внесли в фонд Главного Командования тысячи тонн руды.
 
С новой силой нарастала битва за молибден в степях" Прибалхашья. «Крепильщик Николай Иосифович Феоктистов,— писали в «Казахстанской правде» 9 мая 1968 г. директор Восточно-Коунрадского рудника М. Головин, секретарь партбюро В. Васильев,— все годы войны был передовиком соревнования. Взрывник, впоследствии ставший мастером смены Моисей Евстафьевич Сиженко, неведомо когда отдыхал. Его взрывы под землей днем и ночью воспринимались как перекличка тыла с фронтовыми залпами.» Дневал и ночевал в мастерских бурозаправщик Алексей Савельевич Литвинов. Впрочем, тогда его звали Алешей. Подросток из детдома проявлял поразительное трудовое упорство. Ветераны вспоминают, как министр Петр Фаддеевич Ломако, приехав однажды в Балхаш, чествовал передовых рабочих. Он вызвал Литвинова на сцену, поднял щупленького парня на плечи и крикнул: «Слава лучшему помощнику фронта!», и зал по-воински ответил: «Ура!» В год коренного перелома входе войны рудник выдал 62% молибдена, добывавшегося в стране. Прпбалхашский рудник стал одной из мощных кузниц оружия победы. Используя восточно-коунрадский молибден, металлургические заводы ковали бронзовый щит Родины.
 
Правофланговым среди металлургов стал бурильщик Джезказганского рудника Балмухан Аймуханов. Он применил новый в горнорудной промышленности Казахстана метод глубокого бурения шпуров с прострелами.
 
Движение, которое возглавил коммунист Б. Аймуханов, стало важной вехой в развитии творческой активного горняцких масс. Последователи новатора в течение 1943 г. по Джезказганскому руднику добыли сверх плана 10 000 тонн руды. 4000 тонн руды сверх плана—таков и личный вклад героя труда Б. Аймуханова. Свыше 3000 тонн внес в этот фонд его соратник Павел Шаталин.
 
Балмухан Аймуханов из Джезказгана, инженер Байгазы Исмагулов, начальник смены отражательных печей из Балхаша обратились ко всем рабочим цветной, черной и горно-металлургической промышленности Казахстана с призывом организовать социалистическое соревнование за звание лучшего горнового, плавильщика, флотатора, классификаторщика и бурильщика. Кроме этого, Балмухан заключил договор со знатным бурильщиком Джезказганского рудника А. Н. Грипасом и выполнил дневное задание на 2138%. Б. Аймуханов 23 мая установил рекорд, выполнил норму выработки на 4000%. Спустя два месяца он побил свой собственный рекорд, выполнив сменную норму на 4370%. 1 июня 1943 г. бюро Карагандинского обкома партии приняло решение «О распространении метода работы бурильщика тов. Аймуханова».
 
В июле 1943 г. по инициативе Карагандинского обкома партии проходило областное совещание партработников цветной металлургии. Оно обсудило вопросы: о руководстве партийных организаций социалистическим соревнованием, об авангардной роли коммунистов на производстве, о воспитании молодых коммунистов.
 
Усилия партии, правительства, рабочей гвардии увенчались победой. Республика, являвшаяся опорной базой страны по выпуску благородных металлов, обеспечивала растущие нужды оборонной промышленности. Была создана новая база производства-феррохрома на Востоке — Кузнецкий, Актюбинский ферросплавные заводы. В 1943 г. выплавка ферросплавов превысила довоенный уровень. Сырьевой базой металлургических, оборонных заводов стали марганцевый рудник, построенный в урочище Бала Джезды, Найзатасский, Кемпирсайский, Коунрадский рудники. Рудник Коунрад по количеству добываемой руды в 1943 г. занял второе место в мире. В несколько раз возросла добыча балхашского молибдена. Удельный вес Казахской ССР в общесоюзной добыче молибдена, выплавке черновой меди, прокате цветных металлов, добыче вольфрамовых и оловянных концентратов значительно увеличился.
 
Восточные районы страны, в том числе и Казахстан, по образному выражению Г. Г. Морехиной, «были превращены в металлическую опору фронта».
 
Трудовой героизм металлургов, горняков Казахстана был высоко оценен Советским правительством. Флагман цветной металлургии Казахстана — Балхашский медеплавильный завод в 1943 г. завоевал 6 раз знамя ГКО, 8 раз переходящее знамя ВЦСПС и Наркомата цветной металлургии, 12 первых, 7 вторых, 10 третьих премий. Балхашскому медеплавильному заводу было присвоено звание «лучший металлургический завод», а Балхашской молибденовой фабрике—«лучшая обогатительная фабрика цветной металлургии СССР». Знамени ГКО неоднократно »были удостоены металлурги Балхашского завода медного проката, строители, монтажники, а также энергетики Актюбинского ферросплавного завода.
 
Высокими правительственными наградами отмечен трудовой героизм сотен металлургов и горняков. Знатный бурильщик Г. Г. Хайдин был награжден орденом Ленина. Орденом Отечественной войны II степени отметила Родина подвиг бурильщика Балмухана Аймуханова. В числе награждённых были бурильщик Т. Бекбаев, механики В. П. Бодров, П. И. Астахов, бурильщица Л. П. Давыденко, секретарь Балхашского горкома партии А. И. Неклюдов, главный инженер Лениногорского свинцового завода К. М. Симаков, директор Сокольного рудника А. М. Сиразутдйнов, флотатор М. А. Лукьянова, бурильщик А. Акшалов, зам. директора Чимкентского свинцового завода А. И. Вартанян.
 
Рабочий класс Казахстана внес свой немалый вклад в устранение диспропорции, складывавшейся между потребностями в металле, топливе и их производством. Республика стала одной из ведущих баз по снабжению фронта и тыла страны углем, нефтью, цветными металлами.
 
Героическим трудом славил Родину в год коренного перелома рабочий класс легкой, пищевой, строительной, местной промышленности, промысловой кооперации. Ударными темпами шло строительство крупной электростанции в Петропавловске, Казахского передельного металлургического завода, Акмолинского завода «Казсельмаш», Павлодарского завода по изготовлению запчастей к тракторам. В Алма-Ате и Чимкенте велось методом народной стройки строительство гидростанций. Сотни геологических экспедиций исследовали необъятные просторы Казахстана в поисках новых месторождений.
 
Рабочая гвардия Казахстана в 1943 г. не раз вставала на фронтовые вахты в честь Сталинграда, Ленинграда, «За советский Днепропетровск». В честь побед советских войск, форсировавших Днепр, по всей республике был объявлен фронтовой месячник. Молодежь Казахстана встала на юбилейную вахту в честь 25-летия ленинского комсомола.
 
Указом Президиума Верховного Совета СССР 23 января 1944 г. мясокомбинат им. М. И. Калинина г. Семипалатинска был награжден орденом Трудового Красного Знамени. За героический труд были удостоены правительственных наград около тысячи гвардейцев тыла. Орденами Ленина были награждены директор завода медицинских препаратов Семипалатинского мясокомбината К. М. Старухина, работники оборонного завода — конструктор Н. Шмарин, слесарь Г. А. Бариков, токарь В. А. Москаленко, слесарь Г. С. Цибулько, рабочий Петропавловского хромзавода Б. Айбалинов, шорница Алма-Атинского шорно-сыромятного завода Б. Мейзбекова, литейщик Г. К. Куприянов, жиловщица консервного цеха Петропавловского мясокомбината 3. Табельдинова и др.
 
Около сорока раз посланцы ГКО —герои гвардейских частей, делегации фронтов, наркомы вручали победителям Всесоюзного соревнования из Казахской ССР Красное переходящее знамя. Около 5,5 тысяч передовиков промышленности и транспорта Казахстана были награждены Грамотами Верховного Совета Казахской ССР.
 
«Хорошо бьются казахи на фронте, хорошо работают для фронта их отцы, матери, жены в тылу. Казахстан могуче подпирает фронт всеми богатствами своей земли, всеми сокровищами своих гор...»—так писала «Правда» в своей передовой от 6 февраля 1943 года. Усилия рабочего класса Казахстана, направленные на мобилизацию всех ресурсов и возможностей республики для оказания помощи фронту, вошли в историю еще одним примером беззаветного служения советских людей идеалам коммунизма. «Нескончаемым потоком,—отмечал в своем приказе от 7 ноября 1943 г. Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин,— движутся на фронт вооружение, боеприпасы, продовольствие, снаряжение. Урал и Кузбасс, Москва и Поволжье, Ленинград и Баку, Казахстан и Узбекистан, Грузия и Армения, все наши республики и области стали могучим арсеналом Красной Армии».