Глава третья. Идейный арсенал партии в действии. Набатный призыв к защите Родины — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека

Главная   »   Читать онлайн. Казахстан-Арсенал Фронта. М. Козыбаев   »   Глава третья. Идейный арсенал партии в действии. Набатный призыв к защите Родины



 Глава третья

Идейный арсенал партии в действии

 

Набатный призыв к защите Родины

В войне 1941—1945 гг. лицом к лицу встретились две непримиримые, прямо противоположные системы — социализм и империализм.
 
Сражение шло не только на полях битвы. Оно велось и на идеологическом фронте. Идеология марксизма-ленинизма, идеология пролетарского интернационализма, дружбы и равенства народов, справедливости и гуманизма вела борьбу с идеологией фашистского мракобесия, расизма, насилия, разбоя, реакции.
 
Германский фашизм в своих планах мирового господства придавал большое значение идеологической борьбе. «Пропаганда помогла нам,— гласил текст лозунга нюрнбергского съезда национал-социалистической партии 1936 г.,—прийти к власти. Пропаганда поможет нам завоевать весь мир». Идеологической обработкой населения занимались 10 из 16 имперских руководителей национал-социалистической партии.
 
Фашизм развернул идеологическую войну против большевизма й народов СССР. «Большевизм,— говорилось в памятке об охране советских военнопленных, составленной главным штабом вооруженных сил нацизма,— является смертельным врагом национал-социалистической партии Германии.
 
В первый раз в этой войне немецкий солдат встречается с противником, обученным не только в военном, но и в политическом отношении, идеалом которого является коммунизм, который видит в национал-социализме своего злейшего врага».
 
Идеологическая диверсия фашизма против народов Советского Востока проводилась по четырем направлениям:

 

1. По приказу рейхсфюрера СС Гиммлера в Дрездене была создана высшая разведывательная школа «Арбайтсгемайншафт Туркестан», прикрытая вывеской «научно-исслсдовательского института».
 
Высшая разведывательная школа (АТ) должна была готовить агентов—будущих политических ставленников «Большого Туркестана». В нее перешел целый ряд сотрудников им гак называемого «Туркестанского национального комитета» (ТНК), которым, как и «Туркестанским национальным советом» (ТНС), руководила гитлеровская разведка.
 
Во главе Туркестане кого национального комитета стали ярый враг Советской власти Мустафа Чохаев и позднее махровый изменник Вали Каюм-хаи, Баймирза Хаит, а Туркестанского национального совета — Карыс Канатбаев. Им поручалось в кратчайший срок подготовить кадры для будущего марионеточного «Туркестанского государства», создать из числа военнопленных среднеазиатских национальностей воинские подразделения.
 
В местечке Бюйляу, под Дрезденом, при высшей разведывательной школе «Arbeitsgemeinschaft Turkestan» готовила агентов -пропагандистов в мусульманская разведывательная школа «Мулла-шуле». Эти муллы присягнули на верность фашистской Германии, вели разнузданную пропаганду против Советского государства.
 
Из числа активных проводников профашистских идей готовились десантные группы, снабженные деньгами, боеприпасами, взрывчаткой, типографскими станками, клише для антисоветских листовок.
 
Цель фашизма сводилась к подрыву тыла Красной Армии, к расколу единой братской семьи народов. Не последнее место занимало в планах фашизма и создание международного общественного мнения о происходящем якобы разложении советского тыла.
 
Печальные итоги идеологической диверсии фашизма ныне широко известны. «Туркестанский легион» распался— часть насильственно завербованных повернула оружие против фашистов, сражалась в рядах Красной Армии и отрядов Сопротивления. Переброшенные на территорию Западного Казахстана три группы шпионов т— 23 человека явились с повинной в чекистские органы. Жалкая кучка изменников из диверсионного отряда «Алаш» была обезврежена советскими чекистами.
 
2. Во внутренней пропаганде фашистская идеология рассматривала народы Средней Азии, Казахстана, Поволжья как отходы расового хаоса. Ежемесячник «Цайтшрифт фюр геополитик», журнал, призванный обосновывать захватнические планы германского фашизма, во втором номере за 1936 год писал, что «на обширной территории от Памира до Волги и от Каспийского моря до Байкала живут тираны-мусульмане». Мусульманское население было объявлено Гитлером представителями «восточного варварства, которые должны стать рабами арийской расы... только немцам должна быть отведена роль укротителя бунта монголоидной низшей расы». Фашистская пропаганда объявляла «всякого русского и в особенности нерусского солдата человеком «низшего» происхождения». Идеологи фашизма изощрялись в попытках доказать, что «восточные варвары», «монголы и тюркские народности появились» на территории Средней Азии, Сибири до озера Байкал «в недавний исторический период». Этот тезис давал якобы право фашистам наряду с русскими, у которых по теории расистов «смешанная монгольская кровь, даже сильно разбавленная», на физическое уничтожение народов Советского Востока.
 
3. К концу войны фашистская идеологическая машина ухватилась за идею о том, что причиной неудач гитлеровцев является наличие в России «азиатских орд», из числа которых черпаются колоссальные людские ресурсы. «Азиатские орды», «дикие дивизии», «азиатские варвары» и другие выдумки фашистских идеологов были широко использованы, с одной стороны, для создания мирового общественного мнения о Красной Армии, с другой — для запугивания мирного населения. Вот что писали гитлеровцы летом 1944 года в газетах, выпускавшихся на русском языке: «К Идрице приближается и должна вступить в бой с германской армией 150-я Особая Сибирская дивизия. Солдаты этой дивизии отличаются крайней беспощадностью и поистине звериной жестокостью. Они применяют все способы пыток и казней, известные кровожадным азиатам. Все уцелевшие русские люди будут убиты этими азиатскими варварами».
 
Идеологическая утка фашистов «об азиатских варварах» позднее была взята на идейное вооружение идеологами антикоммунизма.
 
4. Как известно, в ходе войны на советско-германском фронте фашисты сосредоточили более 130 разведывательных органов, создали около 60 специальных школ по подготовке агентуры. В советские тылы направлялись тысячи шпионов, диверсантов и террористов, при помощи которых вражеские специалисты рассчитывали подорвать моральный дух народа, дезорганизовать тыл, сорвать мероприятия Советского командования.
 
Вражеская агентура проникала и в Казахстан. Наибольшую возможность для засылки шпионов и диверсантов враг получил в период битвы под Сталинградом. Так, в районе Астрахани было арестовано 4 вражеских агента, имевших задание перебраться в города Алма-Ату, Наманган и Чимкент, собирать сведения о формировании резервных воинских частей, выявлять места расположения предприятий оборонной промышленности, аэродромов и количество самолетов на них. Несмотря на самую тщательную подготовку, шпионы были вовремя обезврежены.
 
Фашистские лазутчики и диверсанты проникали и в далекие от фронта районы Казахстана. Органами госбезопасности в первые же месяцы войны были выловлены многие агенты врага, просочившиеся в разные районы республики для сбора шпионских сведений, совершения диверсионных актов, распространения провокационных слухов. Фашисты надеялись вызвать национальные столкновения в советском тылу, создать политический и идеологический эффект формированием принудительным методом из военнопленных «легионов», организовать широкую шпионскую сеть, подготовить и осуществить диверсионные акты и антисоветское восстание. Все эти и многие другие коварные замыслы гитлеризма оказались построенными на песке.
 
Советская социалистическая действительность, монолитная сплоченность народов нашей страны опрокинули эти коварные расчеты врага.
 
Победа советского народа, социалистического строя, социалистической идеологии над германским фашизмом является закономерным итогом развития исторического процесса. В ходе борьбы за новый мир Коммунистическая партия выступила организатором защиты завоеваний Октября, строительства социализма, формирования советского человека. Революционный народ стал воином, политическим борцом, самоотверженным тружеником. «Он выстоял в невиданно тяжелой борьбе и создал могучий экономический, военный, политический и духовный потенциал», сыгравший решающее значение в разгроме фашизма.
 
Духовный потенциал советского общества стал неисчерпаемым кладезем массового героизма советских людей.
 
«В своих расчетах,— говорил Вальтер Ульбрихт в беседе с фельдмаршалом Паулюсом,— вы учитывали только тонны, количество боеприпасов и количество имеющихся танков. Но политические и экономические силы Советского Союза и народов, поднявшихся против фашизма, вы не смогли правильно оценить».
 
Воспитанные на всепобеждающих идеях марксизма-ленинизма, советские патриоты — борцы, революционеры, воины, интернационалисты, гуманисты побеждали смерть и во имя жизни шли на решительный бой.
 
В процессе широкой мобилизации моральных резервов народа, духовного потенциала страны важную роль сыграла идеологическая работа Коммунистической партии в тылу. Это закономерно, ибо тыл был олицетворением единства советского общества, он питал воюющую армию не только вооружением, боеприпасами, снаряжением, людскими ресурсами, но и духовной пищей. Тыл подпирал фронт революционным оптимизмом, верой в великую победу.
 
Таким образом, советский тыл в широком смысле включал в себя и фактор морально-политический, духовный. Война еще более соединила воедино хозяйственную и политическую работу партии.
 
Коммунистическая партия в своей работе учитывала сложившееся своеобразие исторической обстановки.
 
1. Республика раскинулась на обширной территории, равной территории всех союзных республик, взятых вместе, кроме РСФСР. Центр Казахской ССР не имел телефонной связи с Павлодарской областью. С Северо-Казахстанской, Семипалатинской, Восточно-Казахстанской областями была только радиотелефонная связь. С областными городами не были связаны телефонами 23,5% районов, а с районными центрами — 59,7% сельсоветов, 83,7% колхозов, 50% совхозов, 23,8% МТС. В связи с войной республика лишилась существовавшей в мирное время авиасвязи с областными городами.
 
2. Казахстан по составу населения был многонациональным. К концу войны в республике плечом к плечу трудились представители около 90 национальностей.
 
3. Трудящиеся казахи, уйгуры, дунгане, узбеки в Отечественной войне принимали участие в общенациональном масштабе. Главой семьи, а также опорой тыла стали женщины, в своем большинстве бывшие домохозяйки. Такая тяжесть выпала на долю женщин Советского Востока впервые.
 
4. Война в значительной мере способствовала усилению религиозных чувств населения.
 
5. Фашистская разведка в республиках Средней Азии и Казахстане старалась использовать остатки разбитых эксплуататорских классов — бывших байско-кулацких элементов и басмачей, питавших звериную ненависть к советскому строю, сколотить из них банды националистов.
 
На VII пленуме Южно-Казахстанского обкома, например, указывалось, что в ряде колхозов Келесского района орудовала группа бывших кзыл-ординских баев, проживавших под чужими фамилиями по паспортам умерших людей. В литературе военных лет, архивах встречаются материалы, рассказывающие о том, как советские патриоты пресекали в зародыше отдельные вылазки фашистской агентуры и их пособников.
 
Хотя эти жалкие группы националистов не представляли объединенную силу, было бы ошибкой недооценивать опасность враждебной провокационной работы. Обстановка военного времени диктовала необходимость парализовать попытки фашистской агентуры, посеять рознь и недоверие между народами, ослабить наши силы.
 
Наконец, необходимо было преодолеть в сознании трудящихся те настроения и взгляды, которые были вызваны просчетами в военно-психологической подготовке народа в предвоенные годы. Декларирование лозунгов о разгроме врага малой кровью на его территории, ориентировка на легкую победу над слабым противником порождали беспечность и благодушие.
 
В обстановке войны самоуспокоение было особенно опасным. «Самое опасное в войне...— указывал В. И. Ленин,— это недооценить противника и успокоиться на том, что мы сильнее. Это самое опасное, что может вызвать поражение на войне...».
 
Эти и другие факторы определяли трудности и особенности форм и методов идеологического воздействия Компартии Казахстана на массы.
 
Сложившиеся условия требовали «приспособить к войне и перестроить по-военному» всю работу партии и всех учреждений.
 
Перестраивая свою деятельность на военный лад, партия опиралась на опыт работы в годы гражданской войны, исходила из ленинского учения о защите социалистического Отечества. Она разъясняла широким народным массам всю опасность, нависшую над социалистической Родимой, помотала советским людям глубоко осознать справедливые цели войны против фашистской Германии, еще выше поднять их патриотические чувства, покончить с настроениями беспечности и благодушия, выработать военную четкость и организованность, вселить непоколебимую веру в победу над врагом.
 
Коммунистическая партия развернула работу по воспитанию трудящихся в духе советского патриотизма, социалистического интернационализма, дружбы народов, в духе любви и преданности социалистической Родине. Особое внимание уделялось пропаганде героического прошлого советского народа, теории и тактике по вопросам войны, мира и революции.
 
Большую помощь местным пропагандистским кадрам оказали бригады ЦК КП Казахстана, направленные в различные районы республики в самом начале войны. Они вскрыли серьезные недостатки в постановке политической работы на местах. «В колхозы,— писал руководитель одной из пропбригад, нарком просвещения республики Т. Тажибаев после возвращения из районов Актюбинской области,— газеты доставляются нерегулярно, громкие читки газет проводятся от случая к случаю, газеты для общего обозрения не вывешиваются; во многих местах радиоточки не функционируют; охрана урожая во многих местах не установлена».
 
В первые дни войны еще давали себя знать результаты продолжительной пропаганды о легкой победе над слабым противником на его территории. Во время лекций на призывном пункте в Кокчетаве раздавались крики «Ура!», задавались вопросы «Почему мы допускаем врага на нашу территорию, мы же должны вести войну на чужой территории?», «Почему все время отступают наши части?», «Долго ли будет продолжаться война?», «Почему наша армия не переходит в наступление по всему фронту?» и т. д.
 
Вместе -с тем пропагандистские бригады выявили громадный интерес к политической жизни, большие и многообразные духовные запросы мacc. Трудящиеся интересовались тактикой и стратегией коммунистических и рабочих партий в военное время, судьбами антифашистов, позициями соседних стран.
 
Вопросы перестройки массово-политической и идеологической работы не сходили с повестки дня заседания бюро Центрального Комитета, пленумов партийных комитетов, собраний коммунистов.
 
ЦК Компартии Казахстана обсуждал эти вопросы за первые два года войны более ста раз. В октябре 1941 г. VIII пленум Восточно-Казахстанского обкома партии заслушал вопрос «О состоянии агитационно-политической работы среди населения Уланского района». Пленум потребовал от всех коммунистов и прежде всего партийного актива участия в агитационной работе, приводя слова В. И. Ленина: «Каждый свободный день, каждый свободный-час сознательного рабочего и работницы должен быть употреблен на личную агитацию».
 
Алма-Атинский обком партии проверил состояние пропаганды в Уйгурском, Аксуйском, Нарынколоком, Кегенском, Джаркентоком, Октябрьском, Энбекши-Казахском, Каскеленском и Талды-Курганском районах. В июне 1942 г. пленум обкома партии подвел итоги агитационно-пропагандистской работы в условиях военного времени.
 
Партийные организации учитывали в этой работе профессиональные и национальные особенности различных слоев населения. Практиковались собрания женщин, женщин-казашек, собрания жен и членов семей бойцов, командиров и политработников, собрания стариков. Из областных и районных центров были направлены в аул свыше 2200 женорганизаторов. Необходимость дифференцированной работы среди женщин Советского Востока потребовала возвращения к испытанным ранее формам — созданию массовой женской организации — женских советов и женотделов при партийных комитетах.
 
В Джамбулской, Южно-Казахстанской, Кзыл-Ординской и Алма-Атинской областях беседы, лекции и доклады проводились на русском, казахском, узбекском, дунганском, уйгурском и корейском языках.
 
Вместе с тем ленинский принцип организации агитационно-пропагандистской работы с учетом национальных и иных особенностей населения соблюдался далеко не повсюду. Не учитывались традиции казахов, целым аулом отмечающих проводы, встречи и другие крупные события в жизни люде, Так случилось в первые дни войны, когда проводы воинов на фронт собирали большое количество людей. Коллективные проводы воинов были, разумеется, положительным явлением. Однако бывали случаи, когда уезжающих на фронт провожали десятки колхозников и даже целый аул, прекращая на 2-3 дня работы сельхозартели.
 
ЦК КП Казахстана разработал конкретные мероприятия по улучшению -политической работы в республике, особенно среди казахского населения, потребовал от местных партийных организаций усиления массово-разъяснительной работы среди призываемых в Красную Армию, членов их семей, в колхозах, совхозах и МТС, особенно с преобладающим казахским населением.
 
Военная обстановка внесла серьезные изменения в агитационную работу. На передний план политической работы выдвинулась устная агитация, как наиболее массовая и оперативная форма связи партии с трудящимися. Вследствие ухода на фронт значительного количества агитаторов изменился состав агитколлективов. Компартия Казахстана направляла агитаторами ответственных партийных, советских, хозяйственных работников, лучшую часть советской интеллигенции. Агитколлективы выросли и окрепли идейно. Если в начале войны армия агитаторов в Казахской ССР состояла из 50 тысяч человек, то в конце 1942 г. она насчитывала в своих рядах свыше 66 тысяч. Большевистское слово в массы несли около 50 тысяч коммунистов и комсомольцев.
 
За первые два года войны было создано около 600 новых агитколлективов. На всех центральных усадьбах совхозов, в колхозах были созданы постоянно действующие агитпункты. Парткабинеты райкомов партии были реорганизованы в центральные агитпункты. В них практиковалось чтение лекций, организовывались выставки по оборонной тематике.
 
В агитационную работу включались культурно-просветительные учреждения республики. Они создавали районные передвижные агитбригады и библиотеки, проводили кинофестивали, организовывали выставки художественной и сельскохозяйственной литературы.
 
Были восстановлены агитпункты на бывших избирательных участках и призывных пунктах, пересмотрены агитколлективы, подобраны опытные руководители.
 
Когда в апреле 1919 г. на Восточном фронте создалось тяжелое положение, В. И. Ленин писал в Тезисах ЦК РКП (б): «На усиление агитации, особенно среди мобилизуемых, мобилизованных красноармейцев, должно быть обращено самое серьезное внимание».
 
Этот ленинский тезис лег в основу работы партийных комитетов на мобилизационных пунктах и на пунктах отправки войск. В них организовывались медицинские и юридические консультации, читались лекции, доклады, проводились беседы, демонстрировались кинокартины. Повсюду проходили митинги и собрания, посвященные проводам призванных в армию, выступления артистов, участников Отечественной войны, родных и близких мобилизованных.
 
«Когда мы будем отправлены на помощь товарищам, борющимся против наглых фашистов?»—с такими вопросами Очень часто обращались к политрукам призванные в армию.
 
Основной формой агитационно-массовой работы стали групповые беседы агитаторов на работе и дома, во время отдыха и в кругу семьи. Задушевные беседы, правдивая информация о событиях войны, ответы на самые разнообразные, волнующие население вопросы—все это делало агитаторов людьми, близкими каждому труженику тыла. «Слово агитаторов,— писала 17 июля 1941 г, «Правда»,—должно звучать в наши дни как набатный призыв к защите Родины, к уничтожению врага».
 
В дни войны сложился новый тип агитатора — агитатора-организатора. Своим личным примером в труде и в оказании практической помощи фронту, большевистским словом, действенной помощью тем, кто в ней нуждался, агитатор-организатор завоевал высокий авторитет в народе. Политическая агитация охватила широкие слои трудящихся. Только за первые два года войны в республике было проведено свыше 900 тысяч бесед, в которых участвовало около 13 миллионов человек.
 
Действенной формой агитационной работы являлись выступления акынов перед трудящимися. Акын — пропагандист и агитатор, разъезжая по аулам со своей домброй, просто и ясно, тепло и поэтично объяснял широким массам трудящихся аула смысл тех или иных мероприятий, направленных на организацию победы над врагом.
 
Все расширяющийся размах работы в постоянно действующих агитпунктах, непрестанно возрастающий интерес трудящихся к событиям, происходящим на фронтах и за рубежом, потребовали от партийных организаций большого внимания к подготовке новых кадров агитаторов.
 
По указанию Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП (б) при обкомах, горкомах и райкомах партии были созданы группы ораторов-агитаторов. В них входило от 7 до 15 человек. Создавая такие группы, партийные организации преследовали задачу воспитания агитаторов, в совершенстве владеющих техникой речи и основными приемами ораторского искусства.
 
Создать стабильную боеспособнуую армию агитаторов в ауле и деревне в дни войны нелегко. К агитационно-массовой работе привлекались новые, молодые, не обладающие опытом люди. По данным к началу 1944 года в отдельных районах в составе агитколлективов было от 30 до 35% молодежи моложе 20 лег и от 25 до 30% со стажем работы до двух лет. Более 1/3 агитаторов села имели низшее образование. Текучесть агитаторских кадров, недостаточная их подготовленность вызвали к жизни институт политических руководителей (политруков). Политруки, направленные в помощь партийным организациям колхозов из городского и районного партийного и комсомольского актива, впервые начали работать весной 1942 года. Они оказали неоценимую помощь парторганизациям в воспитании агитаторов, обогатили новым содержанием агитационную работу на селе. VII пленум ЦК КП(б) Казахстана, состоявшийся в июле 1942 г., одобрил опыт работы политических руководителей.
 
Положительную роль в обслуживании воинских и эвакуационных эшелонов сыграли станционные агитпункты, созданные по указанию секретаря ЦК ВКП (б) А. С. Щербакова. В них было установлено круглосуточное дежурство агитаторов и дружинников. Станционные агитпункты во время остановки поездов снабжали эшелоны свежими газетами, листовками со сводками Совинформбюро.
 
Политотделы и дорожные комитеты профсоюзов организовывали - для обслуживания линейных станций и путевых казарм вагоны-клубы, агитвагоны и санитарнокультурные поезда.
 
Значительную разъяснительную работу по оборонно-массовой тематике проводили музеи республики. В них были оборудованы военные комнаты, созданы передвижные выставки-витрины, отделы Великой Отечественной войны. Большим успехом пользовалась выставка казахстанских художников, отражающая героику фронта и будни гвардейцев тыла. Популярной, массовой стала наглядная агитация местных художников. Огромными тиражами выпускал плакаты КазОГИЗ. За первый год войны было издано около ста плакатов.
 
При всем разнообразии форм агитационно-массовой работы все же преобладающей и наиболее эффективной ее формой в годы войны, как и раньше, оставались индивидуальные и групповые беседы агитаторов по наиболее актуальным вопросам дня. Ежедневно в определённые часы и в установленные места (в агитпунктах, парках, на площадях, в школах и клубах) к географическим картам с красными флажками, отмечавшими продвижение наших войск, собирались сотни трудящихся. Агитаторы и пропагандисты разъясняли им сообщения Совинформбюро, показывали на картах наступление частей Красной Армий и отвечали на все интересующие их вопросы. Так правдивое большевистское слово о значении титанической борьбы, которая развернулась на фронтах, становилось достоянием широких масс трудящихся.
 
В декабре 1942 г. Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) созвало в Ташкенте межреспубликанское совещание, на котором был тщательно изучен и обобщен положительный опыт агитационно-пропагандистской работы Компартии республик Средней Азии и Казахстана.
 
Участники совещания отметили действенность таких форм массовой агитации, как коллективное составление к обсуждение писем воинам-фронтовикам; организация встреч участников войны с трудящимися. На совещании была положительно оценена деятельности политруков.
 
Агитационно-массовая работа коммунистов Казахстана в период коренного перелома и на завершающем этапе обогатилась новыми формами. Необходимо было подготовить народ и армию к выполнению своей освободительной миссии, воспитывать их в духе интернационализма и высоко гуманного отношения к населению Германии и ее союзников, разъяснять цели окончательного разгрома врага и послевоенного устройства мира, организовывать всенародную помощь возрождающимся западным районам страны, освобожденным от фашистских захватчиков. Эти и многие другие задачи требовали усиления идейно-политической работы партии.
 
Волнующую свежую струю в агитационно-массовую работу внесли встречи населения с участниками Великой Отечественной войны.
 
Большую воспитательную и мобилизующую силу приобрела переписка трудящихся с фронтовиками.
 
В феврале 1943 г. в «Правде» было опубликовано «Письмо казахского народа фронтовикам-казахам». Это письмо-наказ подписали около 3 миллионов трудящихся республики. В ответ партийные комитеты, коллективы трудящихся получили с фронта тысячи писем. Многие из них были напечатаны в газетах, переданы по радио, часть их опубликована в сборнике «Письма с фронта».
 
В практику партийной работы вошли отчетные выступления перед трудящимися делегаций воинов и представителей республики, побывавших на фронте, а также концертных бригад.
 
Все эти формы работы партийных организаций помогали трудящимся глубоко осознать связь фронта с тылом, взаимозависимость мирного строительства в крепком тылу и боевых действий доблестной Красной Армии.
 
На предприятиях и в колхозах республики большое распространение получили вечера вопросов и ответов, политдни. Сбор и изучение вопросов давали партийным организациям возможность выяснить и устранить упущения в своей массово-политической и организаторской работе, своевременно реагировать на недочеты в производственной жизни коллектива.
 
Среди женщин, составляющих основную массу трудящихся, вели работу повсеместно созданные «женские советы. На отдельных отгонных участках по инициативе гурьевских партийных и советских организаций создавались межколхозные опорные пункты агитационно-пропагандистской и хозяйственной деятельности. При них действовали школы, красные юрты, медицинские и зооветеринарные участки и пункты, бани, отделения сельпо и т. д. Сюда направлялись из областных и районных центров десятки и сотни агитаторов и докладчиков, бригады народных акынов, писателей, домбристов.
 
Опыт гурьевцев был подхвачен партийными организациями животноводческих районов. Межколхозные опорные пункты были созданы на отгонных участках Кзыл-кумов и Каракумов.
 
Важное место в идейно-массовой работе Компартии Казахстана заняла лекционная пропаганда.
 
На первом этапе войны при ЦК, обкомах и райкомах из наиболее подготовленных работников были созданы группы внештатных лекторов и докладчиков, в них входило от 20 до 40 человек. В их состав вошли также крупные ученые эвакуированных научных учреждений и вузов. Кроме этого, при ЦК КП Казахстана была создана специальная группа докладчиков из руководящего республиканского актива, ведущих работу на казахском языке. В помощь районам и первичным партийным организациям периодически выезжали до 500 лекторов. За первый год войны лекции прослушали в республике более 10 миллионов человек.
 
В мае 1943 г. ЦК КП Казахстана изучил вопрос об участии руководящего партийного и советского актива в массово-политической работе и в своевременной информации населения. Правильность этого мероприятия была подтверждена решением оргбюро ЦК ВКП (б) от 17 июля 1943 г. «Об организации политических докладов партийных и советских работников для сельского населения». Группы докладчиков повсеместно были усилены, их состав расширен.
 
ЦК КП Казахстана установил строгий контроль за выполнением решения оргбюро ЦК ВКП (б). Постановка политической работы на селе и участие в ней руководящих работников Кустанайской, Карагандинской, Северо-Казахстанской, Кзыл-Ординской областей стали предметом большого разговора 20 октября 1942 г. на бюро ЦК КП Казахстана.
 
В 1945 г. лекторские группы партийных комитетов насчитывали 6120 лекторов (против 4000 к 15 ноября 1943 г.).
 
Меры Коммунистической партии по усилению политической работы на селе дали ощутимые результаты. Уже и 1943 г. 8/4 лекций и докладов в республике читались и районах. Каждая третья лекция — на казахском языке. В 1944 г. было проведено только для слушателей деревни и аула около 70 тысяч докладов.
 
Районные и областные комитеты партии оказывали сельским коммунистам помощь квалифицированными лекторами и докладчиками. В наиболее ответственные периоды сельскохозяйственных работ из городов направлялись в колхозы в качестве пропагандистов и агитаторов подготовленные коммунисты. Так, например, в дни весеннего сева 1944 г. из городов и райцентров было послано более 14 000 агитаторов, а в страдную пору жатвы — 6649.
 
Тесное общение руководящих партийных и советских работников с народом придало идеологической работе еще больший размах и глубину. ЦК ВКП(б) рекомендовал местным организациям проводить в каждом колхозе не реже одного раза в 1—1,5 месяца доклады или беседы о текущих военных и политических событиях. Это давало возможность довести призывный голос партии до каждого аула.
 
Лекции и доклады, с которыми выступали ответственные партийные и советские работники, были своеобразным отчетом партии и правительства перед народом. Трудящиеся рассказывали на собраниях о своих трудностях. Это были проблемы жилищные, топливные, продовольственные, бытовые. Население требовало вести решительную борьбу с протекционизмом, спекуляцией, злоупотреблениями, развивающимися на почве ограничений и недостатков. Встречи с народом, знание его нужд и чаяний, патриотический порыв масс обогащали руководителей жизненным опытом, они легли в основу практических действий органов Советской власти и партийных организаций.
 
Важное значение приобретала научно-просветительная, естественнонаучная пропаганда среди населения. Необходимость ее усиления вызывалась рядом причин. Во-первых, фашизм поддерживал религию, поощрял секты и открытие церквей, молитвенных домов. При ликвидации заброшенных абвером в Казахстан диверсантов было изъято наряду с рациями и типографиями также и большое количество религиозной литературы. Во-вторых, трудности и лишения, неутешное горе, связанное с потерей родных и близких людей, вызывали в массах чувства, нарушающие обычное состояние психики, рождали ужас и отчаяние. В-третьих, значительно ослабла антирелиг гиозная пропаганда партии. Лояльное отношение Советского государства к церкви некоторые коммунисты восприняли чуть ли не как основание для пересмотра отношения Коммунистической партии к религии. В-четвертых, создавшейся обстановкой воспользовались представители духовенства и сектанты. Они развернули активную религиозную пропаганду.
 
Были случаи, когда уполномоченные духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана выезжали для проведения проповеднической работы и сбора пожертвований среди верующих в Туркменской ССР, Курганской, Челябинской, Свердловской и Омской областях. В некоторых городах верующие свои коллективные намазы (молитвы) в дни «уразы-байрам», «курбан-байрам», а также еженедельные намазы по пятницам отправляли в частных домах, а иногда под открытым небом. В Затобольском, Федоровском и Карабалыкоком районах Кустанайской области распространялись религиозные листовки, практиковались ворожба на блюдце, разговор с «духом» и т. д.
 
Все эти факты, вместе взятые, и определили рост посещений церкви, мечетей, молитвенных домов.
 
Постановление ЦК ВКП (б) «Об организации научно-просветительной пропаганды», принятое в августе 1944 г., обратило внимание местных партийных организаций на «особо важное значение в деле дальнейшего подъема культурного уровня широких слоев трудящихся, преодоления пережитков бескультурья, суеверий и предрассудков».
 
ЦК КП Казахстана, партийные комитеты взяли под неослабный контроль постановку естественнонаучной пропаганды среди населения. Были созданы лекторские бюро при отделах народного образования, республиканский лекторий при Казахском филиале АН СССР, лектории во всех областных центрах и городах Балхаша и Лениногорска, К лекционной пропаганде привлекались лучшие научные силы, наиболее подготовленная часть сельской интеллигенции.
 
В начале 1945 г. ЦК КП Казахстана, областные, городские и районные комитеты партии заслушали вопрос о том, как выполняется постановление ЦК ВКП (б) «Об организации научно-просветительной пропаганды», приняли меры к разъяснению позиции партии в отношении церкви и религии, усилению внимания всех коммунистов и комсомольцев к научно-просветительной деятельности.
 
Так была развернута атеистическая пропаганда на завершающем этапе войны.
 
Компартия Казахстана в те годы накопила богатый опыт работы по интернациональному, патриотическому воспитанию трудящихся. В демонстрацию братской дружбы превратились многочисленные встречи трудящихся с делегациями воинов с фронта, партизан и людей из освобожденных районов, проводы на фронт воинских частей, реэвакуированных в освобожденные районы граждан, реэвакуация учебных заведений и культурно-просветительных учреждений. Были организованы обменные радиопередачи с братскими союзными республиками, а также для городов-героев, воинов 8-й гвардейской Панфиловской дивизии. С большим успехом прошла всесоюзная передача «Советскому Казахстану — 25 лет».
 
Одной из важнейших традиционных форм воспитания трудящихся в духе советского патриотизма и национальной гордости было торжественное проведение больших революционных дат. Празднование годовщин Великой Октябрьской революции проходило под лозунгом: «Отстоим завоевания Октября!», «Все силы казахского народа—на борьбу за великие завоевания Октября!»,
 
Всенародным светлым праздником были ленинские дни. Они отмечались партийной организацией республики под знаком широкого разъяснения трудящимся «всего величия оставленного В. И. Лениным наследства». Всюду монтировались фотовитрины о жизни и деятельности великого вождя, читались лекции и доклады. С великой теплотой и любовью освещалась роль В. И. Ленина как вождя и организатора Коммунистической партии, основателя Советского государства, создателя Советских Вооруженных Сил. Особое место в идейной жизни республики в ленинские дни занимала пропаганда ленинского учения защиты социалистического Отечества.
 
Неотъемлемой составной частью политической работы партии в дни войны стала пропаганда революционных традиций народов СССР. Традиции борьбы и славы, как учил В. И. Ленин, должны служить маяком в деле воспитания масс.
 
ЦК КП Казахстана еще в первые дни войны обратил внимание партийных организаций республики на необходимость популяризации героического прошлого, боевых, революционных традиций казахского, русского и других народов.
 
Одним из первых эту тему в пропаганде поднял М. О. Ауэзов. 25 июня 1941 г. через три дня после начала войны Мухтар Омарханович выступил перед шахтерами Караганды на тему «О патриотизме и патриотических традициях народов СССР».
 
Чувство национальной гордости, благородное стремление следовать лучшим традициям прошлого вызывали тематические выставки, вечера, лекции на темы: «Героика 1916 года», «Героическая защита Уральска», «Восстание казахов в 1916 году», «Черкасская оборона», «Амангельды — герой казахского народа», «Боевая деятельность и тактика партизанских отрядов на территории Казахстана в годы гражданской войны».
 
Большое значение партийные организации придавали научным экспедициям по сбору материалов об истории овеянных легендарной славой партизанских полков «Красные горные орлы Алтая», отрядов каркаралинских партизан, о Мариинском восстании, о жизни и деятельности А. Иманова.
 
В развитии патриотических чувств народа, особенно молодежи, огромное значение имела пропаганда славных традиций Чапаевской дивизии. В аулах и станицах Западного Казахстана чапаевцы водили по местам боевой славы призываемую молодежь. Повсеместно проходили собрания ветеранов Октября и гражданской войны, красных партизан, их встречи с молодежью. Героика гражданской войны стала могучим средством патриотического воспитания народа.
 
Продолжая ленинские традиции, Коммунистическая партия Казахстана принимала меры по увековечению памяти героически погибших в борьбе с фашистскими оккупантами Героя Советского Союза, бывшего командира 8-й гвардейской дивизии генерал-майора И. В. Панфилова и 28 гвардевдев-панфиловцев. Так, город Джаркент был переименован в город Панфилов, а Джаркентский район —в Панфиловский. Имена героев были присвоены многим школам, улицам, лучшим предприятиям. Имя казахского Гастелло — Нуркена Абдирова — присвоено шахте № 1 в Караганде. Были увековечены также память Амангельды Иманова, Маншук Маметовой и Алии Молдагуловой.
 
Увековечение памяти героев гражданской и Отечественной войн стало замечательной традицией.
 
В большой национальный праздник вылилось чествование 17—18 июня 1944 года героя казахского народа Амангельды Иманова, посвященное 25-летию со дня его гибели.
 
С великой благодарностью встретили трудящиеся республики сообщение и проведении 100-летия со дня рождения казахского поэта Абая Кунанбаева.
 
В ходе ожесточенной битвы с фашизмом велась подготовка к празднованию в 1946 г. 100-летнего юбилея со дня рождения народного акына Казахстана Джамбула Джабаева. Это был праздник возрожденной Великим Октябрем и ярко расцветшей культуры казахского народа.
 
На щит славы поднимались трудовые подвиги ветеранов социалистического строительства, гвардейцев тыла. Решением Павлодарского обкома и облисполкома была учреждена областная Книга почета. На железных дорогах введена Книга трудовой доблести. Многие фронтовые бригады за героический труд удостаивались чести носить имена Героев Советского Союза.
 
Пропаганда лучших национальных традиций ничего общего не имеет с национальной обособленностью и ограниченностью, национальным гегемонизмом, буржуазным национализмом. Советский патриотизм органически сочетается с пролетарским интернационализмом.
 
Единство сыновней любви к своему народу и к общей социалистической системе, слитность частного и общего— таково  диалектическое взаимоотношение этого процесса.
 
Вот почему пропаганда революционных боевых, трудовых традиций казахского народа сочеталась с разъяснением общности исторических судеб и жизненных интересов народов СССР, великой роли русского народа, сплотившего все республики нашей страны в единую братскую семью. Видное место в пропаганде военных лет занимало разъяснение богатейшего опыта побед русского оружия, роли русской науки, литературы и искусства.
 
Вся идейно-политическая работа была проникнута пропагандой дружбы народов СССР. Для интернационального воспитания трудящихся широко использовался благодатный материал о боевом сотрудничестве народов в борьбе против фашизма. Широко практиковались тематические партийные собрания, вечера и теоретические конференции на тему «Дружба народов СССР — оплот могущества нашей Родины».
 
Поистине великим праздником народов было освобождение советских городов, братских республик от фашистской оккупации. Трудовые вахты, фронтовые декадники, месячники в честь освобождения городов, создание фондов помощи, коллективные заявления о желании участвовать в восстановительных работах — яркий пример крепнущей дружбы народов, торжества ленинской национальной политики.
 
С большим успехом проходили антифашистские митинги и интернациональные вечера, в которых участвовали жертвы фашистского террора — иностранные коммунисты, защитники республиканской Испании. Только в 1942 г. в Кзыл-Ординской области прошли 13 многолюдных антифашистских вечеров.
 
Активисты МОПР разъясняли трудящимся положение рабочего класса в фашистских странах, террор в Германии и в оккупированных районах, раскрыли суть «нового порядка» Гитлера, рассказывали о всеусиливающейся борьбе народов против фашизма.
 
Большую антифашистскую пропаганду развернули 250 политэмигрантов, члены братских коммунистических партий. Это были члены центральных, областных и районных комитетов партии, в своем большинстве участники интернациональных бригад, сражавшихся в Испании.
 
В октябре — декабре 1941 г. вместе с группой немецких коммунистов развернул антифашистскую пропаганду в среде немецких военнопленных, находящихся на территории Казахстана, и член ЦК КП Германии В. Ульбрихт. 23 декабря 1941 г. В. Ульбрихт выступил в Караганде с докладом «Положение Германий во второй мировой войне и задачи Германской компартии». Это была настоящая программа антифашистской борьбы немецкого народа против гитлеровского режима.
 
Центральное место в идейно-массовой работе КП Казахстана заняло разоблачение фашизма. В апреле 1942 г. в Уральске состоялась антифашистская конференция интеллигенции. В мае и сентябре того же года антифашистские научные конференции проводили эвакуированные в Казахстан Украинский университет, Московский институт механизации и электрификации сельского хозяйства, а также Кзыл-Ординский пединститут. В сентябре состоялся республиканский радиомитинг советской интеллигенции. Страстно звучали выступления К. И. Сатпаева, А. Н. Толстого, В. Пудовкина, вице-президента АН СССР В. П. Волгина, С. Н. Сергеева-Ценского, Г. Мусрепова, Ж. Сыздыкова. В октябре по предложению академика Л. С. Штерна было избрано антифашисткое бюро ученых в составе М. Абдыкалыкова, Л. С: Штерна, М. М. Завадского, В. Г. Фесенкова, А. А. Григорьева, Н. Н. Баранского, К. И. Сатпаева, К. В. Островитянова, К. Байсеитовой, С. Муканова и других. В конце января 1943 г. в Ташкенте состоялся антифашистский митинг представителей Узбекистана, Туркмении, Таджикистана, Казахстана и Киргизии. От имени трудящихся республики на этом митинге выступили писатель С. Муканов и тогда еще молодой ученый Н. У. Базанова (ныне академик АН КазССР, член Советского комитета защиты мира).
 
«Война,—писал В. И. Ленин,—забивает и надламывает одних, закаляет и просвещает других — как и всякий кризис в жизни человека или в истории народов».
 
Благодаря постоянной заботе партии, война не сломила, а закалила волю советских людей. В строю великой освободительной армии они были постоянно боеспособными, тесно сплоченными вокруг Коммунистической, партии великого Ленина.