Алюминиевые шильды изготовление шильдов.
Главная   »   Гражданско-правовая охрана объектов промышленной собственности в Республике Казахстан. Т. Каудыров   »   2.4. СЕЛЕКЦИОННЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ. 2.4.1. Понятие селекционного достижения


2.4. СЕЛЕКЦИОННЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ

2.4.1. Понятие селекционного достижения

13 июля 1999 г. принят Закон РК “Об охране селекционных достижений”.
 
Почти одновременно в Гражданский кодекс введена еще одна новелла — глава 53 Раздела V об охране новых сортов растений и новых пород животных, называемых еще в литературе и законодательстве селекционными достижениями.
 
Гражданско-правовой охраны таких объектов законодательство Казахстана раньше не предусматривало. Иными, не гражданско-правовыми, средствами такие объекты охранялись в бывших СССР и Казахской ССР.
 
Говоря о значении введения правовой охраны такого рода объектов, следует иметь в виду огромную роль для нашей страны селекционной деятельности как разновидности научно-биологического процесса. По данным ученых-аграриев производительность труда в аграрном секторе до 20% зависит от состояния селекции [339]. Повышение природного плодородия все больше связывается с результатами селекции, а не с применением химических или иных опасных для природы средств.
 
Источником наименования данных объектов является специфическая научная деятельность, называемая “селекция” от латинского слова “Selectio” — отбор. Такое название возникло потому, что в течение сотен лет практическая селекция опиралась на эмпирические методы частного отбора (естественные, бессознательные, методические). Эти методы и приемы составляли, как правило, личные (семейные, общинные) секреты, хранились в тайне и передавались из поколения в поколение.

 

Как наука селекция стала развиваться с 1859 г., когда вышла книга Ч. Дарвина “Происхождение видов путем естественного отбора или сохранение благоприятных пород в борьбе за жизнь”. В этой работе было сформулировано учение об искусственном отборе наилучших растительных форм. С развитием этого учения эмпирические методы стали вытесняться научными, основанными на достижениях экспериментальной генетики. К ним прежде всего относится мутагенез, отдаленная гибридизация, полиплоидия, культура тканей и др. [340].
 
Развитие правовой охраны селекционных достижений в мире шло крайне неравномерно. Одни страны, в частности США, лидировали в этом вопросе. Уже в 30-х гг. прошлого столетия была введена специальная система выдачи патентов на растения, “воспроизведенные неполовым путем и распространяемые неклубневым способом”.
 
Сорта растений, размножаемые вегетативным путем, охраняются в США принятым в 1970 г. Законом об охране новых сортов растений, что не мешает заинтересованному лицу подать заявку на патент. Растения, размножаемые клубнями, предполагается охранять также патентами, но выдаваемыми по процедуре специального закона [341].
 
Вместе с тем менялся подход по вопросу возможности получения не специального, а обычного патента на живые клетки. Только в 1972 г. Коэн и Бойер из Стэнфордского университета получили первый патент в этой области [342].
 
В 1980 г. Верховный суд США рассмотрел первое дело, касающееся генетически модифицированных бактерий, и подтвердил возможность получения патента на объекты живого мира. В дальнейшем стали регулярно выдаваться патенты на сорта растений. Исходной позицией патентного ведомства США стала патентоспособность всего живого, всех форм жизни, за исключением людей, так как действует конституционная норма борьбы с рабством. Позиция Верховного суда этой страны теперь выражена фразой: “Должно охраняться все, что находится под солнцем и сделано руками человека”:
 
Именно исходя из этого принципа, патентное ведомство США считает патентоспособными многоклеточные живые организмы, не являющиеся человеческим существом, включая и животных, не существующих в природе. В 1988 г. был выдан первый патент США № 4736866 на трансгенное млекопитающее — онкомышь. Изобретение состоит в том, что в организм мыши вводится активированный ген, вызывающий рак, и мышь становится детектором наличия канцерогенных веществ. Это свойство мыши передается ее потомству [343].
 
В настоящее время производство трансгенных животных (крыс, кроликов, свиней, овец и др.) стало настоящей индустрией. Например, от трансгенной коровы или козы вместе с молоком получают определенное в фармацевтическом плане полезное вещество, на выработку которого искусственно ориентированы гены животного.
 
Развиваются биотехнологические исследования, позволяющие получить методом генной инженерии новые сорта культурных растений с механизмом защиты от насекомых-вредителей, например путем выработки протеинов, токсичных для на-секомых-вредителей [344].
 
Европа была более консервативной в вопросах охраны селекционных достижений, хотя в 50-е гг. прошлого столетия патенты на растения, в основном розы и гвоздики, выдавались в Германии, Франции, Бельгии, Италии и Испании. Однако позиция, в этом вопросе изменилась, растения сейчас не патентуются. Разрешено подавать заявки на получение европейского патента на сорта и порода при условии, что они не произведены “обычным размножением”.
 
А вначале, например, в 80-х гг. прошлого столетия, ситуация по отдельным конкретным делам складывалась порой весьма драматично. Показательно в этом отношении дело американской фирмы “Agrigenetics” [345], получившей в 1988 г. первый европейский патент на достижение генной инженерии — изменение клеток растений через специально созданные клеточные плазмиды, выделенные из микроорганизмов почвы. Конкуренты подали иск об отсутствии у такого изобретения новизны и изобретательского уровня, а общественные организации подали возражение с указанием на аморальность выдачи патентов на живые вещества и противоправности этого.
 
Реакция общественности — как правило, это экологические и религиозные организации — носит политический характер и, по мнению авторов, призвана предотвратить политически нежелательные последствия предоставления такой охраны. По их утверждению, генетические ресурсы являются достоянием всего человечества и к ним должен быть сохранен свободный доступ.
 
В последнее время эти силы получили мощную поддержку африканских стран, озабоченных тем, что патентование растений и возникновение промышленных прав на них приведет к генетической эксплуатации стран третьего мира и зависимости их сельского хозяйства от международных компаний.
 
Мы также озабочены такой тенденцией, ведь Казахстан — аграрная страна, заинтересованная в получении новых мировых сортов и пород. Однако при этом мы полагаем, что, обеспечивая исключительные права, казахстанское законодательство в области селекционных достижений стимулирует прежде всего активность нашей аграрной науки, выводит ее на конкурентные основы деятельности, а бизнес заинтересовывается в получении и передаче передовой технологии.
 
По патентным законам Бельгии, Франции, Германии и Испании исключаются из охраны только те сорта, которые можно охранять с помощью прав селекционеров. Это положительная норма в рамках “смешанной” системы призвана предотвратить случаи двойной охраны, когда на одно и то же достижение может быть получен как патент, так и специальный охранный документ.
 
Каким бы противоречивым ни был процесс, все-таки наблюдается, на наш взгляд, “выравнивание позиций” законодательств стран в вопросе о правовой охране селекционных достижений. Во многом этому способствует международное сотрудничество, осуществляемое в рамках Международной конвенции по охране селекционных достижений от 2 декабря 1961 г. [346] и соответствующего ей Международного союза по охране новых сортов растений (UPОV), основанного в 1961 г. Именно этой Конвенцией заложены принципиальные положения, внесенные затем в национальные законодательства многих стран, и Казахстана в том числе.
 
В частности, Принципиально “примирены” патентная и специальная формы охраны селекционных достижений; провозглашено равноправие национальных и иностранных заявителей; свободное распоряжение исключительными правами; 12-месячный конвенционный приоритет; минимальный (20 лет) и максимальный (25 лет) сроки охраны.
 
Именно из этого документа следует набор критериев охраноспособности объекта — новизна, стабильность и устойчивость, отличимость, а также пределы исключительного права селекционера, распространяющегося на использование сорта в коммерческих целях, продаже и маркетинге семенного посадочного материала.
 
Ощущая постоянную потребность в научно-практическом обмене исходными растительными и животными генетическими видами, осознавая общность экономических целей и почвенно-климатических условий, представители аграрной и правовой науки и практики стран СНГ предлагают заключить Международную региональную конвенцию СНГ об охране селекционных достижений [347].
 
Под селекцией как видом научной деятельности в настоящее время понимается:
 
выведение новых и улучшение существующих сортов растений, пород животных и штаммов микроорганизмов путем искусственного мутагенеза и отбора, гибридизации, генной и клеточной гибридизации;
 
соответствующий раздел знаний и прикладная научная дисциплина;
 
отрасль сельскохозяйственного производства, занимающаяся селекцией.
 
Селекционная работа в Казахстане как аграрно-индустриальном государстве должна идти постоянно введу присущего биологическому объекту свойства естественного вырождения.
 
Несомненно, что селекция является особой разновидностью творческой деятельности и что можно выделить эти особенности в сравнении с другими объектами промышленной собственности.
 
Селекция имеет дело с живой природой и должна считаться с особенностями ее объектов. Они создаются путем использования живых объектов материального мира, которые болеют, вырождаются и умирают, а потому их существование ограничено во времени.
 
Ее главное отличие от изобретательской деятельности в том, что утилитарная задача, стоящая перед сельскохозяйственной наукой или обществом в целом, решается не техническими, а биологическими средствами.
 
К другим отличиям мы склонны относить длительный срок создания новых сорта или породы по причине связанности результатов деятельности с биологическими циклами жизни; растений и животных.
 
Есть различие между изобретением и селекционным достижением также и в определенности объекта охраны.
 
Как мы установили выше, для регистрации изобретения требуется прежде всего изобретательская идея, авторский замысел, воплощенный в описании изобретения, формуле и чертежах. То есть в момент подачи заявки изобретение идеально и никто не требует образца или макета. Заявка же на правовую охрану селекционного достижения подается уже в отношении созданного, по мнению селекционера, сорта или породы. Во всяком случае предметом экспертного исследования являются не предполагаемые, а уже существующие растения или животные. Поэтому в процессе получения охранного документа разделены собственно патентная и сельскохозяйственная экспертизы. Первая носит формальный и документальный характер, а вторая — экспериментальный и проверочный.
 
Именно по этому признаку можно обнаружить определенное, скорее всего, отдаленное сходство селекционного достижения и промышленного образца. Последний объект права промышленной собственности также предъявляется для экспертизы не столько в чертежах, сколько в виде макетов и изображений объективно существующего в природе изделия.
 
Правовая охрана селекционных достижений в СССР имела место, обладая при этом специфическими особенностями.
 
Во-первых, такая охрана осуществлялась не прямым, а косвенным путем, через приравнивание селекционных достижений к изобретениям.
 
Во-вторых, был строго определен круг охраняемых объектов, одной только относимости объекта к живой природе было недостаточно. Уже тогда штаммы микроорганизмов не относились к селекционным достижениям, а считались изобретением.
 
В-третьих, несмотря на принципиальное отнесение селекционных достижений к объектам гражданского права, процедура правонаделения и охраны, то есть пути и способы введения данных объектов в гражданский оборот, определялись актами сельскохозяйственного законодательства. Об этом прямо указывалось в ст. 22 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях СССР.
 
Так, в частности, Минсельхоз СССР в установленном порядке определял новизну и полезность селекционных достижений, рассматривал возражения и жалобы по вопросам, связанным с выдачей охранных документов, решал вопросы ист пользования достижений, производил начисление и выплату вознаграждений.
 
Конкретизация данных полномочий Минсельхоза содержалась в ряде его нормативных актов, важнейшими из которых являются: Положение об апробации селекционных достижений в животноводстве (1976); Основные требования к новым сортам и гибридам, передаваемым на государственные испытания (1978); Указания о порядке составления и подачи заявки на выведенный новый сорт, передаваемый на государственные испытания (1979); Положение о правовой охране новых сортов растений в СССР (1980).
 
На новые сорта и породы не могло быть оформлено патента в принципе, возможность охраняемого индивидуального творчества в этой области сводилась к нулю. Поэтому и процедура оформления прав носила публичный характер. Инициатором начала процедуры охраны являлся ученый совет соответствующего НИИ сельского хозяйства. Данный совет на основе собственных положений или сложившейся практики определял авторов, элементы и степень их творческого вклада, затем выносил решение о подаче заявки на биологическое решение. Остальными участниками процедуры были различные подразделения Минсельхоза СССР.
 
Необходимо отметить, что в советское время наблюдался определенный диссонанс в понимании важности селекции для развития хозяйства и поощрением этого дела на практике и законодательным решением путей и способов охраны прав селекционеров.
 
Так, Основы гражданского законодательства 1961 г. и ГК союзных республик содержали специальный раздел об охране открытий, изобретений, промышленных образцов и рационализаторских предложений, но вообще не упоминали о селекционном достижении как объекте правовой охраны. То есть результаты творчества в области неживой природы охранялись, а объекты в области живой природы — нет.
 
В итоге советское законодательство признавало лишь три вида творчества — научно-литературное, художественное и техническое. Эти направления охватывали, соответственно, авторское и изобретательское право.
 
Творчество в области живого, биологии всячески поощрялось государством, но оставалось за пределами глобального законодательства, регулировалось локальными и ведомственными актами. Можно констатировать явное отставание советского законодательства о селекционных достижениях от требований того времени.
 
Складывается впечатление, что такое положение в принципе удовлетворяло советскую цивилистическую науку, так как крупных монографических исследований в этом направлении на протяжении последних трех десятилетий прошлого века не наблюдалось. Имелся ряд статей прикладного характера B.А. Дозорцева, А.А. Комиссарова, С.Г. Михайлова, а также небольшие монографические исследования В.И. Левченко.
 
Наиболее интересна для нас дискуссия о принципиальной относимости биологических решений и селекционных достижений к объектам гражданского права, а также месте данных объектов в системе объектов этой отрасли, так как ее результаты напрямую повлияли на характер и содержание нынешних, современных законодательных решений в данном вопросе.
 
Биологические решения отделялись от их результата. Если решения несомненно относились к объектам гражданских прав, то само селекционное достижение как результат целенаправленной деятельности воспринималось по-разному.
 
Мнения авторов разделились на три группы:
 
а) признающих селекционное достижение изобретением (В.А. Рясенцев [348], В. Р. Скрипко [349], В.Я. Ионас [350]);
 
б) приравнивающих селекционные достижения к изобретениям, но не отождествляющих их (Н. М. Зенкин [351], О. А. Красавчиков [352]);
 
в) признающих селекционное достижение самостоятельным, принципиально отличающимся от изобретения объектом гражданского права (В.А. Дозорцев [353], И. Э. Мамиофа [354], C.Г. Михайлов [355]).
 
Первое и второе мнения не особо отличаются друг от друга в практическом плане, так как охрана селекционных достижений в конечном итоге производится в рамках изобретательского права.
 
Третье мнение было наиболее революционным для своего времени, так как авторы, его разделявшие, обнаружили принципиальные отличия селекционного достижения от изобретения и предлагали ввести самостоятельную гражданско-правовую охрану первых.
 
Принципиальное отличие объектов видел и В.И. Левченко, но полагал, что это служит основанием для вывода селекционных достижений за рамки гражданского права и отнесения их охраны к “аграрно-правовой отрасли права” [356].
 
Главный довод автора сводится к тому, что технические и биологические решения являются “принципиально различными объектами материального мира и, значит, их охрана ... должна осуществляться на иной правовой основе”. Дальнейшее развитие своей идеи автор осуществляет на сравнении объектов изобретений и селекции, технического и биологического решения задачи, новизны в изобретательстве и селекции.
 
Мы в корне не согласны с автором и полагаем, что проведенное им сравнение двух объектов интересно по своим приемам, но результат у него один — подтверждается именно гражданско-правовой характер объектов селекции. Новые сорта и новые породы животных есть пусть и своеобразные в силу их отнесения к живой природе, но объекты гражданско-правовых отношений и не регулируются никакой “аграрно-правовой” отраслью.
 
Таким образом, можно смело утверждать, что в законодательстве современных стран СНГ, и в частности Казахстана и России, одержала верх концепция наличия самостоятельных, отличных от изобретательских прав на селекционное достижение, понимаемое как разновидность объектов права интеллектуальной собственности.
 
Несмотря на кажущуюся специфичность селекции, возникла, по нашему мнению, необходимость в правовом регулировании целого ряда вопросов. Огромная заинтересованность в скорейшем развитии аграрного сектора экономики Казахстана и значительное запоздание Казахстана с введением правовой охраны требуют, чтобы правовым регулированием охватывались как создание, выявление, выведение, так и использование селекционных достижений.
 
С обретением независимости перед Казахстаном, как и перед другими “новыми странами”, в полной мере встала задача выбора системы охраны сортов растений из числа трех [357], имеющихся в мире:
 
специальной, основанной на конвенции UPOV, выраженной в виде национального законодательства страны, в ней участвующей (Япония, Канада, ряд европейских стран );
 
специализированной, которая в различной степени связана с патентным законом страны в части административных процедур оформления прав (Венгрия, Италия);
 
смешанная, когда результаты селекции охраняются как патентным, так и специальным законодательством и, соответственно, как специализированными сельскохозяйственными органами, так и патентным ведомством.
 
Как видно из приведенного, они различаются степенью самостоятельности законодательства об охране данных объектов, иначе говоря, степенью связанности законодательства об охране селекционных достижений с традиционным патентным законодательством, а также, соответственно, зависимостью процедур оформления прав на данные объекты.
 
Наиболее предпочтительной для Республики Казахстан, как, впрочем, и для многих других стран [358; 359; 360; 361], оказалась вторая, специализированная система по причине более раннего по времени начала функционирования патентного ведомства, накоплением им определенного опыта в области регистрации и публикации. Немаловажным было и то, что патенты как документ, выданный от имени государства органом межведомственной компетенции, имеют и будут иметь гораздо больший авторитет, нежели ведомственный акт органа управления сельского хозяйства.
 
Выбор такой системы является одновременно показателем позиции Казахстана в острейшем теоретическом и практическом споре о разграничении изобретений и селекционных достижений [362].
 
Ведь набор критериев охраноспособности, к примеру, сорта и изобретения совершенно различен. Поэтому ст. 2 Патентного закона РК выводит селекционные достижения из круга регулируемых им отношений и отсылает этот вопрос к “иным законодательным актам”. Вместе с тем ст. 6 этого Закона предоставляет патентную охрану клеткам растений и животных.
 
Сравнение двух норм позволяет сделать вывод, что если на оформление патентом будет претендовать растение как таковое, то в этом будет отказано со ссылкой наличия специальной процедуры установленной Законом о селекционных достижениях. Если же будет заявлено получение патента на новые способ (например, достижения полезного качества) или вещество (например, новый генный материал), заключенное в этом же растении, то получение патента возможно.
 
Такое решение, на наш взгляд, позволяет достаточно формализованной и сухой патентной системе не вмешиваться в “тонкий мир живого”, одновременно не отторгая в этом живом чисто технических решений.
 
Остановимся подробнее на понятии и видах данных объектов.
 
Статья 1 Закона РК “Об охране селекционных достижений” устанавливает, что селекционным достижением будут считаться новый сорт растения, новая порода животных, являющиеся результатом творческой деятельности человека, на которые выдан патент.
 
Статья 1007 ГК РК также упоминает два вида селекционных достижений как объектов охраны — сорт растения в растениеводстве и порода животных в животноводстве.
 
Селекционным достижением в растениеводстве признается сорт растения, полученный искусственным путем или путем отбора и имеющий один или несколько хозяйственных признаков, которые отличают его от существующих сортов растений.
 
Сорт — группа растений одной культуры, сходных по хозяйственным и биологическим свойствам и морфологическим признакам, родственных по происхождению, передающих свои признаки по наследству последующим поколениям и отличающихся от других групп растений одного и того же ботанического таксона хотя бы по одному признаку .
 
Такого единого и четкого определения нет в законодательствах многих стран. Так, например, Закон Республики Молдова “Об охране сортов растений” от 11 июля 1996 г определяет сорт как “созданную в результате селекции группу растений, которая соответствует условиям патентоспособности; имеет признаки определенного генотипа или комбинации генотипов; отличается от других групп растений того же ботанического таксона хотя бы одним признаком; может быть представлена одним или несколькими растениями, частью или несколькими частями растения при условии, что такая часть или части могут быть использованы для воспроизводства целых растений” [363].
 
В тексте как молдавского, так и казахстанского законов о селекционных достижениях даны понятия охраняемых категорий сорта. Таковыми являются клон, линия, гибрид, популяция.
 
Селекционным достижением в животноводстве признается порода, то есть целостная многочисленная группа животных общего происхождения, созданная человеком и имеющая генеалогическую структуру и свойства, которые позволяют отличить ее от иных пород животных этого же вида и количественно достаточны для размножения в качестве одной породы.
 
Порода - группа сельскохозяйственных животных одного вида общего происхождения, сложившаяся под влиянием творческой деятельности человека в определенных хозяйственных и природных условиях, количественно достаточная для длительного разведения “в себе” и обладающая хозяйственной и племенной ценностью, поддерживаемой отбором, подбором, созданием соответствующих их генотипу технологических условий, а также определенной специфичностью в морфологических, физиологических и хозяйственно полезных свойствах, отличающих ее от других пород одного вида.
 
Охраняемыми категориями породы являются: тип, кросс, линия; к терминам, характеризующим особенности охраняемых объектов и применяемым в специальном законодательстве, относятся также “племенное животное”, “племенной материал”, “товарное животное”.
 
Имеются особенности правовой охраны в сравнении с иными объектами ИС.
 
В сферу селекции окончательно внедрилась патентная форма охраны этих объектов интеллектуальной собственности. Права на новые сорта растений и новые породы животных (селекционные достижения) охраняются при условии выдачи патента. Патент удостоверяет исключительное право патентообладателя на использование селекционного достижения, его приоритет и авторство селекционера.
 
Патентообладателем селекционного достижения в соответствии со ст. 13 могут быть автор, его наследники, физические и (или) юридические лица (при их согласии), которые указаны автором или его правопреемником в заявке на выдачу патента либо в заявлении, поданном в Казпатент до момента регистрации селекционного достижения в Государственном реестре селекционных достижений.
 
Работодатель может получить патент, если селекционное достижение создано работником при выполнении им служебных обязанностей и договором между автором и работодателем не предусмотрено иное.
 
При наличии нескольких лиц, на имя которых испрашивается патент, им выдается один патент.
 
В патентной форме охраны, а также в творческом характере создания заключаются основные сходства изобретений и селекционных достижений.
 
Субъектный состав отношений по поводу селекционных достижений хотя и схож с аналогичным составом изобретательских отношений, но все же отличается от них. Среди субъектов селекционных достижений в ст. 1006—1012 ГК РК названы автор, обладатель патента на селекционное достижение (патентообладатель) и орган, ведающий экспертизой и испытаниями селекционных достижений. Однако это не все участники отношений.
 
Статья 2 Закона о селекционных достижениях выделяет еще отдельно фигуры заявителя, если он не совпадает с автором, а также Патентного ведомства как органа, принимающего заявки и выдающего патент на достижение.
 
Особое значение при охране селекционных достижений, в отличие от объектов промышленной собственности, придается наименованию достижения.
 
Если по ст. 9 Патентного закона автору предоставляется право на присвоение объекту промышленной собственности своего имени или специального названия и если далее о вопросе наименования в законодательстве умалчивается, то определение наименования селекционного достижения имеет более значимые последствия.
 
Так, в частности, по ст. 12 Закона РК об охране селекционных достижений автор имеет право на присвоение своего имени своему селекционному достижению.
 
Статья 6 этого Закона определяет правовые последствия такого выбора. В частности, наименование селекционного достижения должно позволять идентифицировать селекционное достижение, быть кратким, отличаться от наименований существующих селекционных достижений того же или близкого ботанического или зоологического вида. Оно не должно состоять из одних цифр, вводить в заблуждение относительно свойств, происхождения, значения селекционного достижения, личности селекционера, не должно противоречить принципам гуманности и морали.
 
Если заявка на выдачу патента для одного и того же сорта, породы подается в Республику Казахстан и в другие страны, то наименование одного и того же сорта, породы должно быть одинаковым.
 
Если наименование сорта, породы не отвечает требованиям, указанным выше, то по запросу Казпатента заявитель обязан в двухмесячный срок предложить новое наименование.
 
Любое лицо, использующее селекционное достижение, обязано указывать наименование сорта, породы, под которым они зарегистрированы в Государственных реестрах селекционных достижений, даже после истечения срока действия патента.
 
Установлены сроки правовой охраны селекционного достижения, приближенные к патентным срокам охраны на остальные объекты промышленной собственности, однако превосходящие их по продолжительности.
 
Статья 1012 ГК РК устанавливает общий двадцатипятилетний срок правовой охраны селекционных достижений с указанием на возможность иного решения данного вопроса в иных законодательных актах.
 
Конкретизируя данное положение, Закон РК “Об охране селекционных достижений” (ст. 3) установил более длительные сроки действия патента для отдельных видов селекционных достижений: на породы животных —30 лет; на сорта винограда, древесных, декоративных, плодовых и лесных культур — 35 лет со дня подачи заявки в Казпатент.
 
Установлена возможность продления этих сроков Казпатентом, но не более чем на 10 лет.
 
Таким образом, для селекционных достижений введены свои, более длительные, чем для иных объектов промышленной собственности, сроки охраны. Это объясняется необходимостью длительных сроков экспертизы селекционных достижений, в частности, ее сельскохозяйственной части, а также решения вопроса о их допуске к использованию в производстве.
 
Учитывая конечную цель выведения новых сортов растений и пород животных — потребление их населением, установлено, что одной только выдачи охранного документа недостаточно для использования достижения.
 
К использованию допускаются селекционные достижения, которым предоставлена правовая охрана (имеется патент) и сведения о которых включены в Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию в производстве.
 
Включение сортов растений и пород животных в Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию в производстве, производится государственным органом, ведающим экспертизой и испытаниями селекционных достижений, по результатам государственных испытаний на охраноспособность и хозяйственную полезность.
 
Особенностью системы правовой охраны селекционных достижений является сочетание в ней административных и гражданско-правовых начал.
 
Решение о получении патента на селекционное достижение принимается заинтересованным юридическим или физическим лицом самостоятельно и заявка об этом подается в Патентное ведомство. Оно будет организовывать предварительную экспертизу заявок, вести Государственный реестр охраняемых сортов растений и аналогичный реестр охраняемых пород животных, выдавать патенты й авторские свидетельства, обеспечивать официальные публикации, касающиеся охраны селекционных достижений.
 
Экспертиза и испытание селекционных достижений на охраноспособность и хозяйственную полезность осуществляется Государственной комиссией по сортоиспытанию сельскохозяйственных культур и Государственной комиссией по испытанию и апробации пород Министерства сельского хозяйства Республики Казахстан, которые ведут государственные реестры соответствующих селекционных достижений, допущенных к использованию в производстве.
 
Система правовой охраны с сочетанием административных и гражданско-правовых начал наблюдается не только в Казахстане. Так, кроме совпадающих с казахстанскими органов — Госкомиссии по сортоиспытанию и ведомства по охране промышленной собственности, Закон об охране сортов растений Молдовы в ст. 4 предусматривает и наличие Национального совета Республики Молдова по сортам растений. Совет является “головным органом, определяющим политику государства в области апробирования новых сортов. Его решения служат основанием для разрешения к использованию этих сортов в Республике Молдова” [364].