WordPress шаблоны для личных блогов шаблон блога WordPress.
Главная   »   Гражданско-правовая охрана объектов промышленной собственности в Республике Казахстан. Т. Каудыров   »   2.2. ПОЛЕЗНЫЕ МОДЕЛИ. 2.2.1. Понятие и критерии патентоспособности полезной модели


 2.2. ПОЛЕЗНЫЕ МОДЕЛИ

 2.2.1. Понятие и критерии патентоспособности полезной модели
Статья 7 Патентного закона относит к полезным моделям конструктивное выполнение средств производства и предметов потребления, а также их составных частей.
 
Полезная модель является новым не только для казахстанского и российского, но и для права всех стран СНГ Объектом, хотя для развитых стран данный объект знаком довольно продолжительное время.
 
Законодательство об охране полезных моделей зародилось в Германии более ста лет назад, где в 1891 г. был принят первый в мире закон о данных объектах. Уже в то время он трактовался как техническое решение, объект, наиболее близкий к изобретению, имеющий, однако, более узкую сферу применения [266] . К концу 1998 г. в Германии насчитывалось уже 104313 зарегистрированных полезных моделей, сохранявшихся в силе [267].
 
По распространенному в российской патентно-правовой литературе мнению многие из национальных законодательств зарубежных стран несомненно заимствовали основные черты современной немецкой системы охраны полезных моделей [268].
 
Этот объект назван в качестве охраняемых в Парижской конвенции.
 
По состоянию на 1998 г. охрана полезных моделей осуществлялась в 64 странах мира. Из 18 стран-участниц Европейской патентной конвенции охрана полезных моделей предусмотрена в 12 странах [269].
 
Среди стран, не предоставляющих подобную охрану, находятся США, Канада, Великобритания, Швеция, однако в целом сохраняется тенденция расширения количества стран, предоставляющих такую охрану [270; 271; 272].
 
Для лучшего понимания сути обратимся к практике некоторых государств, имеющих опыт по этому вопросу (Япония, ФРГ, Италия, Испания, Австралия, Бельгия, Южная Корея и др). Термин “полезная модель” можно считать родовым по Отношению к терминам “малый патент” (Австралия), “полезное новшество” (Малайзия), “свидетельство о полезности” (Франция), “краткосрочный патент ” (Бельгия) [273].
 
Существует двоякое понимание сущности полезной модели. В узком смысле к полезной модели относятся только объекты, имеющие пространственную структуру, а в широком — практически все объекты, относящиеся к изобретениям, то есть устройство, способ, вещество.
 
В Казахстане и России законодательно внедрено узкое понимание, позволяющее обеспечить охрану максимального количества созданных решений, т. к. по статистике на долю конструктивных решений приходится максимум заявок. Согласно п. I ст. 5 Патентного закона РФ и п. 1 ст. 7 Патентного закона РК к полезным моделям относится конструктивное выполнение средств производства и предметов потребления, а также их составных частей (устройство).
 
Отметим для сравнения, что по законодательству Китая полезной моделью может быть “новое техническое решение, относящееся к форме, структуре, при сочетании этих двух элементов продукта, пригодного для практического использования”. Не совсем категорично, но все же можно утверждать, что такая формулировка имеет в виду в качестве объекта полезной модели конструктивные решения, а не способы или вещества [274].
 
По законодательству Германии в качестве полезной модели охраняются “орудия производства, предметы потребления или их части, отличающиеся новыми формой, расположением элементов или схемой, основанные на изобретательском шаге и пригодные к применению”. Предмет полезной модели может также состоять из нескольких связанных между собой элементов [275].
 
По Закону Италии о полезных моделях от 20 марта 1987 г. (раздел 2) “патент на полезную модель может быть получен на новую модель, которая обеспечивает особый эффект или легкость применения или использования для машин или их частей, для инструментов, приборов или предметов повседневного потребления, если она выражена в особых формах, расположениях, очертаниях или комбинациях элементов” [276].
 
Как видно из приведенного, из всех возможных объектов изобретения объектом полезной модели может быть только устройство (“конструктивное выполнение”), но никак не вещество или способ.
 
В качестве полезной модели охраняются обычно производственная аппаратура, изделия, предметы производства, устройства, компоновка изделий, а также их части. Могут охраняться так же, как полезная модель, форма и расположение частей изделия, выполняющие технические функции электрические схемы.
 
Приведем примеры из практики Казпатента.
 
Изобретатель К. получил 15 июля 1998 г. патент на полезную модель "Хлебопекарная печь “Руст-1”, относящуюся к печам, предназначенным для выпечки хлебобулочных изделий различного ассортимента, в том числе национальных сортов. Печь особенно удобна в малонаселенных пунктах, где не требуется большого количества печеного хлеба.
 
По сравнению с прототипом "Руст-1" обеспечивает высокое качество продукции за счет поддержания постоянной температуры в пекарной камере, а также повышения производительности и затрат ручного труда за счет использования электрического привода для карусельного пода [277].
 
Для получения патентной охраны полезной модели достаточно двух из трех критериев патентоспособности изобретения — новизны и промышленной применимости. Для полезной модели не требуется изобретательского уровня, то есть явной неочевидности, неизвестности данного технического решения для специалиста, знающего уровень развития техники (“уровень техники”) в данной области.
 
Так, например, 15 июня 1998 г. Казпатентом выдан патент изобретателю С. на полезную модель “Замок”. Полезная Модель относится к замкам навесного типа, состоящим из запорного штыря и запорного устройства. Недостатком известных замков, состоящих из запорного устройства, воздействующего на запорный штырь при помощи винтовых механизмов, является снижение жесткости конструкции при увеличении количества секретов.
 
Запатентованная полезная модель решила задачу разработки конструкции замка, позволяющей сохранить жесткость при наличии большого количества секретов (вариантов) [278].
 
Полезные модели в законодательстве ряда стран называют “малыми изобретениями”. В Патентном законе ФРГ для оценки уровня полезных моделей существует термин “изобретательский шаг”, подчеркивающий их малое значение, ослабленное требование к изобретательскому уровню по сравнению с изобретениями [279].
 
Практически во всех странах эти требования становятся предметом обсуждения только при оспаривании Охранного документа по причине коллизии при использовании полезной модели.
 
Требования законодателя к полезной модели, по нашему мнению, очень удобны для заявителей и позволяют заинтересованным лицам получить быстро (не требуется глубокой экспертизы) и дешево (меньший, чем для изобретений размер пошлин) полноценный патент на несложные технические решения. Охрана полезных моделей способствует первым шагам инновационной деятельности, успешность которых стимулирует дальнейшее техническое творчество.
 
Некоторые страны, в частности, Япония, в 1993 г. отказалась от чрезмерно строгих требований к оформлению прав на полезные модели, отменив экспертизу по существу, сократив сроки охраны до 6 лет и доведя срок выдачи прав на полезные модели до 6 месяцев [280].
 
Следует отметить, что известное советскому законодательству и отсутствующее в действующих патентных законах всех стран СНГ рационализаторское предложение в определенной части охватывается теперь понятием полезной модели.
 
Это показывает наглядно наиболее предпочтительную сферу использования полезных моделей — малый и средний бизнес, развитию которых уделяется в настоящее время значительное внимание во всех странах, включая Казахстан.
 
Особенно хорошо достоинства полезных моделей поняли в Китае, где они являются наиболее популярной формой охраны технических новшеств. За 18 лет после принятия Патентного закона этой страны было выдано более 261813 патентов на эти объекты [281].
 
Развитые страны озабочены перспективами развития полезных моделей [282]. В 1995 г. Комиссия Европейского сообщества опубликовала Зеленую книгу об охране полезных моделей, в которой указывалось, что наличие охраны этих объектов в одних странах и отсутствие в других может воспрепятствовать свободе конкуренции. В связи с этим предлагалось ввести на территории всех стран ЕС простую недорогую форму охраны несложных технических решений, которая отвечала бы интересам индивидуальных изобретателей, а также малых и средних предприятий [283].
 
Предваряя изложение вопроса о сходствах и отличиях изобретения и полезной модели, отметим, что в литературе наряду с достоинствами патентной системы нередко указывают и на ее несправедливость, когда по одну сторону четко очерченной, но довольно субъективно устанавливаемой грани (“изобретательский уровень”) автор технического решения обретает 20-летнюю монополию на свое творение, а по другую — в большинстве случаев вообще ничего. Полезная модель, как форма охраны технических решений, призвана смягчить эту несправедливость [284; 285].
 
В российской патентно-правовой литературе имеется мнение, отождествляющее изобретения и полезные модели. Так,
 
В.А. Старобогатова полагает, что “признаки полезной модели, изложенные в законе, и многие положения, относящиеся к оформлению прав на полезную модель, ее использование, разрешение споров и др., указывают, что фактически к этому объекту промышленной собственности отнесены изобретения, отличающиеся рядом особенностей: режимом предоставления охраны, кругом охраняемых объектов, сроком действия охраны и пр.” [286].
 
Конечно же, с этим мнением нельзя согласиться, в противном случае любой объект промышленной собственности можно представить себе как производное от изобретения, с добавлением или сокращением одного или нескольких признаков. Практика и законодатель ответили уже указанному автору тем, что ввели разные объекты — изобретения и полезные модели, устанавливая разный режим их правовой охраны.
 
Более правы авторы, отмечающие, что полезными моделям ми признаются и в качестве таковых охраняются объекты, в основном устройства, близкие по сущности к изобретениям, но которые по техническому уровню не могут быть признаны таковыми [287].
 
Представляется поэтому уместным в теоретическом и практическом плане ставить вопросы о сходстве и отличии изобретения и полезной модели, а также об удобстве и пользе выделения последней как самостоятельного объекта правовой охраны.
 
Сходств достаточно много и их характер касается важнейших моментов. В частности:
 
изобретение и полезная модель являются результатами технической творческой деятельности, несут в себе (правда, в разной степени) творческий замысел и основаны на творческом замысле [288];
 
в одном и том же перечне указаны результаты интеллектуальной деятельности, не признаваемые изобретениями и полезными моделями (п.З. ст. 6; п.3 ст.7 Патентного закона РК);
 
автор изобретения и автор полезной модели имеют равный объем личных неимущественных прав (ст. 8 Патентного закона РК);
 
обладатели прав на изобретения и полезные модели называются одинаково — патентообладатели, и объем их имущественных (исключительных) прав одинаков (ст. ст. 11, 14 Патентного закона РК);
 
права авторов служебных изобретений и полезных моделей и их работодателей одинаковы (ст. 10 Патентного закона РК);
 
одинаков перечень действий, не признаваемых нарушением исключительных прав патентообладателя изобретения и полезной модели (ст. 12 Патентного закона РК);
 
права и обязанности третьих лиц и правообладателей по преждепользованию изобретением и полезной моделью совпадают;
 
характер возможных нарушений исключительных прав и способы защиты последних идентичны (ч. 2 ст. 13; ст. ст. 15, 32—34 Патентного закона РК);
 
предварительный патент на изобретение и патент на полезную модель выдаются на риск и под Ответственность заявителя, то есть по результатам формальной экспертизы, без проверки критериев патентоспособности соответственно изобретения и полезной модели (ст. ст. 22,23 Патентного закона РК);
 
возможно преобразование заявки на изобретение в заявку на полезную модель и наоборот — в ходе экспертизы в патентном ведомстве, если по первоначальным заявкам не вынесено решений экспертизы об отказе в выдаче охранных документов (ст. 28 Патентного закона РК).
 
Последнее правомочие по преобразованию присуще законодательству о полезных моделях почти всех стран [289]. Более того, Закон об охране полезных моделей Венгрии, вступивший в силу 1 января 1992 г., придает обратную силу норме, устанавливающей, что полезная модель прекращает действие, если будет выдан патент на изобретение, производное от полезной модели, или наоборот [290],
 
Обзор норм ГК РК и Патентного закона показывает, что отличием полезной модели от изобретения является то, что: во-первых, полезная модель есть не любое техническое решение, а только относящееся к типу устройств;
 
во-вторых, к полезной модели не предъявляется требований изобретательного уровня. Являясь, как и другие объекты интеллектуальной собственности, результатом изобретательской творческой деятельности, в то же время она воплощает меньшую ее степень, чем у изобретения;
 
в-третьих, у полезной модели меньший, чем у изобретения, срок охраны. Это обстоятельство отражается прежде всего на сроках действия охраны полезных моделей, составляющих, как правило, 3—10 лет. В Казахстане длительность охраны составляет 5 лет с возможностью продления этого срока еще на три года, а в России выдается свидетельство сроком на 5 лет, также с возможностью его продления на три года.
 
Сам характер и название выдаваемого по российскому патентному законодательства охранного документа — свидетельство, а не патент как на изобретение и промышленный образец, является еще одним присущим российскому законодательству отличием рассматриваемых объектов. В то же время это, а также значительно короткий срок действия свидетельства — 5 лет против 20 по изобретениям, демонстрирует намерение законодателя еще раз подчеркнуть значение пониженных требований к полезным моделям, а именно — отсутствие требования изобретательского уровня.
 
В российской литературе бытует мнение, что если бы законодатели назвали охранный документ на полезную модель патентом, авторитет полезной модели в России был бы значительно выше, а Патентный закон и следующие из него нормативные акты — лаконичнее [291; 292].
 
В разных странах, признающих патентоспособность полезной модели, по-разному подходят к содержанию и срокам охраны, а также виду охранного документа. Самый короткий срок для охраны полезных моделей в Сомали — 4 года, в большинстве же стран — от 5 до 10 лет, с возможностью продления данного срока один раз на 3—5 лет, иди без таковой. В Португалии разрешено продление срока охраны каждый раз на 5 лет.
 
Можно выделить три разновидности охраны полезных моделей [293]. Первая из них предоставляет права, аналогичные обычным патентам на изобретения, но на более короткий срок (краткосрочные патенты). Эта форма характерна для Франции, Нидерландов, Ирландии, Бельгии, Словении [294].
 
Вторая разновидность охраны предоставляется только трехмерным изобретениям с заниженными требованиями по изобретательскому уровню. Так принято в Греции, Испании, Португалии, Италии, Финляндии.
 
Для третьей разновидности также характерны заниженные требования по изобретательскому уровню, но без ограничения охраны рамками трехмерных изобретений. Такое положение существует в Германии, Дании, Австрии [295].