Детальная информация ключи stayer трубчатые тут.


Мировая история подобна пути,

который сатана вымостил

уничтоженными ценностями.

Макс Вебер

ВВЕДЕНИЕ

Человеку всегда присуще стремление постичь прошлое ради будущего. Его всегда волновали судьбы своей страны, своего народа, свое собственное будущее. В особенности обострялся интерес к нему в моменты крупных исторических событий: социальных потрясений, революций, переворотов или радикальных реформ, непосредственно затрагивавших интересы государств и народов, отдельных людей. Острота сегодняшнего дня обусловлена и проблемой ’’вызова XXI века”, существования человечества в следующем веке, выживания народов, больших и малых, в наступающем третьем тысячелетии.
 
Особенно актуален этот вопрос для народов, в течение длительного времени лишенных естественного права на реализацию возможностей саморазвития и получивших его в ходе закономерных или неожиданных поворотов истории. Среди них и молодая, одаренная казахская нация, находящаяся в акматической фазе развития и страстно ищущая свой путь в мир, свою дорогу в цивилизованное сообщество народов, стремящаяся воплотить в жизнь заветную мечту многих поколений.

 

Две с половиной тысячи лет непрерывной истории национальной государственности казахского народа и его далеких предков показывают, что он обладает уникальной и неповторимой историей. 550 лет прошло с тех пор, как на обломках Золотой Орды образовалось самостоятельное Казахское ханство -законный правопреемник всех предыдущих государственных образований, существовавших на территории от Алтая и Жетысу до Волги, от южной Сибири до Сыр-Дарьи, на бескрайних просторах Восточного Дешт-и-Кыпчака. 260 лет казахский народ находился в составе великого Российского государства, из них 75 лет при советской власти, находясь все это время практически в состоянии непрерывной дискредитации, как самостоятельный этнос потеряв национальную самозначимость. Казахский народ, “как трагический странник, кочевавший по степям и столетиям” (М. Ауэзов), скитался в поисках земли обетованной, где бы воплотилась казахская идея о создании национального государства, мирной и счастливой жизни.
 
Верность казахской идее народ, по своей сути терпеливый, стойкий, философствующий, но с яростным бунтарским духом, пронес через все испытания истории. “Загадочная казахская душа”, национальный сгиб ума и характера ярко проявлялись в минуты суровых невзгод, когда отбрасывалось все наносное, случайное, сиюминутное, и каждый честный казах словно бы оставался наедине со своим Отечеством. И не случайно в истории народа имперского прошлого ученые насчитывают около 200 восстаний и движений.
 
Лишь на исходе XX века казахский народ обрел, наконец, национальную независимость, возможность стать творцом собственной судьбы, воплотить выстраданную многими поколениями мечту в жизнь. И мы могли бы вслед за
 
А.С. Пушкиным повторить: “Клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить Отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам бог ее дал”.
 
Обретение Казахстаном независимости выдвинуло на повестку дня ряд актуальных проблем его истории. Среди них история многовековой борьбы за сохранение целостности своей национальной государственности, формирование единственного и неповторимого геополитического, этнического и биосоциального пространства как условия выживания и существования этноса. А это во многом зависит от формирования и утверждения в научной жизни принципиально новых концептуальных положений, свободных от идеологических догм и стереотипов недавнего прошлого, наличия собственной независимой исторической науки.
 
Длительное время историография Казахстана являлась частью общесоюзной, или, проще говоря, российской, и патернализм в этой области приводил к тому, что ученые республики по многим вопросам заученно повторяли или вынужденно подтверждали выводы и оценки исследователей Центра, исходя из указаний партийно-государственных органов. Это являлось главным препятствием на пути объективного изучения истории бывших национальных окраин Российской империи, тормозило поступательное развитие науки.
 
В этой связи достаточно вспомнить судьбу известного историка Е.Б. Бекмаханова, автора знаменитой монографии о хане Кенесары Касымове, нашумевшую в свое время книгу популярного поэта Олжаса Сулейменова, оригинальный труд антрополога О. Исмагулова и других, изъятых и запрещенных, чтобы понять суть грубого вмешательства центральной и местной партократий в развитие отечественной исторической науки, державшей ее на “коротком поводке”.
 
И только сегодня созданы необходимые условия для освобождения от тоталитарных установок, переосмысления и восстановления правды об исторической действительности, переоценки важнейших событий минувших веков, изучения “белых пятен” в истории народа, что в немалой степени предопределяет и общественное сознание разноязычного населения страны.
 
Впредь своей истории мы сами должны давать оценки, не подстраиваясь ни под чьи взгляды, опираясь на самостоятельную историческую традицию. Наша история не может быть другой, но мы, ученые, должны стать иными, взглянуть на нее другими глазами. Прошедшие годы после обретения независимости показали, что можно самостоятельно развивать науку, обходиться без “ценных” директив и указаний Центра, далекого от наших истинных проблем и забот.
 
Общество нуждается в полной и неприукрашенной, свободной от конъюнктуры, правде о нашем прошлом, без которой нельзя представить себе свободный Казахстан как равноправный член международного сообщества цивилизованных наций и которая способствует разрядке межнационального напряжения, знакомит внешний мир с историей становления, развития и упразднения казахской национальной государственности вследствие военно-колониальной экспансии царизма.
 
В современном мире господствуют не только законы рыночной экономики, но и культ собственной истории, самоуважение к ней, где у всех членов общества с детства воспитывается, по определению французского историка Марка Блока, “историческая чуткость” к своему прошлому.
 
Актуальной проблемой казахстанской историографии продолжает оставаться проблема присоединения Казахстана к России, в частности, ее военно-наступательный аспект, колонизация и последующее освоение, роль в этом царских казачьих войск. Вопросы военно-казачьей колонизации обширного края не стали до сего времени предметом специального исследования, оставаясь практически вне внимания ученых. Эта тема была как бы запретной, на которую неким бдительным цензором было наложено идеологическое табу.
 
Достаточно вспомнить, что до самых последних лет не было специальных публикаций, не говоря о монографических трудах, поданной теме. Отрадным исключением явилось исследование академиком М.К. Козыбаевым личности атамана Ермака, положившее начало серьезному изучению этой проблемы в контексте взаимоотношений Казахского и Сибирского ханств, Русского государства времен хана Тауекеля, царя Ивана Грозного и сибирского хана Кучума, а также брошюры профессоров А.С. Елагина и М.С. Бесбаева.
 
Научная актуальность данной проблемы состоит в том, что история Казахстана, формирование его территории и многонационального населения, колонизация нашего края и роль в этом казачьих войск имеет внешнеполитический аспект, стала полем противоборства и необоснованных территориальных притязаний. Есть заинтересованные круги как внутри, так и вне страны, которые не приемлют правдивую историю, не хотят отказываться от стереотипов, легенд и мифов прошлого, хотели бы, чтобы некоторые страницы истории Казахстана были по-прежнему сфальсифицированы, замазаны или вообще преданы забвению.
 
Причем делают это одни - грубо и примитивно, другие - тонко и умно, якобы пишут о правде, “которая призвана создать благоприятный фон для неправды, для старой, все еще опасной лжи”, что не может не вызывать протест.
 
Одним из первых залпов “тяжелой артиллерии” по истории Казахстана стала известная брошюра А.И. Солженицына “Как нам обустроить Россию”, получившая квалифицированный отпор на страницах республиканской печати, на научно-теоретической конференции “Территория Казахстана: история и современность”. В “творчестве” Солженицына Казахстан вообще занимает видное место по части необоснованных территориальных притязаний. Так, обращаясь к русскоязычному населению Казахстана, он говорил: “Это совершенная чудовищность, что Казахстан считается унитарным государством. Вы имеете право на федеративное устройство. Вы имеете все права на то, чтобы русские области имели свои автономные федеративные права... У вас там жестокий сейчас режим, но тем не менее вот казаки же борются. Даже в Семиречье, где они загнаны в самый последний угол, и то борются”.
 
Казачество стало превращаться в разменную монету большой политики, ставящей под сомнение исторические и этнографические границы Казахстана, его территориальную целостность. Например, историк В.И. Козлов пишет, что казахам “отдали” земли Уральского казачьего войска, экономически тяготеющие к Поволжью, а также город Верный, который якобы “принадлежал” сибирскому казачеству.
 
Другой историк Н. Селищев в статье “Казаки и кайсаки” утверждает, что, поскольку, “ни над Уральским войском, ни над Уральской областью не имел никакой власти ни один кайсацкий хан или султан”, то эти территории по праву должны принадлежать России. Далее он говорит, что в царской России якобы не было “национально-религиозного гнета, вымышленного атрибута “колонизаторской политики царизма”, что “казаки не были захватчиками” и т.п.
 
Небезызвестный в России писатель Э. Лимонов публикует “Манифест российского национализма” с требованиями: “Всего лишь административные границы коммунистической эпохи должны быть немедленно пересмотрены согласно двум критериям. 1. Минимальный: там, где живет русский народ, - суть российская территория... К примеру, населенные казаками области Казахстана...
 
Особый интерес вызывает в определенных кругах России территория Северного Казахстана с преимущественно русскоязычным населением, которая по этой причине якобы должна отойти к ней. Так, московская писательница Мариэтта Чудакова утверждает, что Северный Казахстан является “спорной областью” между Россией и Казахстаном. Некий С. Любкин также утверждает, что “северные районы Казахстана не имеют никакого отношения к исламскому миру. Грубо говоря, это - не Казахстан вовсе, а часть Урала и Сибири, т.е. земля России. Это исконная российская земля...” дескать попала в Казахстан по воле большевиков. Неугомонный А. Солженицын заявляет, что “весь северный и северо-восточный Казахстан - это на самом деле южная Сибирь, она населена преимущественно русскими, подавляемыми сегодня в Казахстане...” Политический секретарь Национально-республиканской партии России Н. Павлов выдвигает лозунг: “Восстановить историческое единство России с Украиной, Белоруссией и Южной Сибирью (так называемый Казахстан)!”.
 
Все это вызывает необходимость специального научного исследования истории российского казачества в Казахстане, его места и роли в осуществлении колониальной политики самодержавия в нашем крае. Изучение данного вопроса позволит более глубже понять военный аспект вхождения, механизм и методы насильственного присоединения значительной части края к России, роль вооруженных сил империи, составной частью которых были казачьи войска, в завоевании новых территорий, их участие в подавлении многочисленных народно-освободительных восстаний и движений.
 
Об агрессивной, завоевательной политике царизма в Туркестане еще в XIX в. открыто писали как сами российские, так и европейские авторы. Их труды являются важнейшим источником для конструирования объективной картины военно-наступательного продвижения России в глубь Центральной Азии, установления ее безраздельного военно-политического господства в самом центре Евразии - Казахской степи.
 
Объект работы-российское казачество и его региональные воинские структуры в виде отдельных казачьих войск, располагавшихся в Казахстане в период существования империи, проблема “Казахстан - колония”, рассматриваемая через призму раскрытия экзополитарной сущности и роли казачества как части российской военной машины, военно-колониальной силы и опоры самодержавия в крае. Местные казачьи войска были важным и незаменимым видом российской армии в степном крае, а казаки являлись лучшими колониальными войсками в мире в XVIII-XIX вв. Они были прекрасно организованы в военном отношении, хорошо вооружены и обучены, дисциплинированы, обладали громадным опытом борьбы с покоренными народами на Кавказе, в Средней Азии и Казахстане.
 
Предмет исследования - проблемы пространственного, временного и этнического происхождения казачества; его первоначальных тюркских корней; формирование смешанных тюрко-славянских казачьих общин в южных и юго-восточных степях в позднее средневековье; создание казачьих войск в новое время по инициативе российского самодержавия; история отдельных казачьих войск в Казахстане, их роль в военной и экономической колонизации казахской степи.
 
Цель работы - написать научную историю российского казачества в Казахстане, являющуюся сегодня одной из “белых пятен” в отечественной истории колониального периода. На первом плане находится военный аспект проблемы, военно-казачья колонизация, поэтому основное внимание уделено казачеству как организованной вооруженной силе царизма в нашем крае.
 
Это дает возможность проследить эволюцию славянского казачества, возникшего первоначально как стихийный протест народных масс против феодально-крепостнического гнета и превратившегося затем в ударный отряд российского военно-феодального империализма на окраинах империи, активного проводника и защитника колониальной политики царизма.
 
Научное исследование проблем казачества в Казахстане поможет также становлению исторического сознания граждан многонационального Казахстана, прежде всего русскоязычного населения, особенно той его части, которая считает себя потомками российских казаков и сознание которого несколько веков формировалось в условиях тоталитарной имперской идеологии, было лишено возможности знать подлинную картину колониального господства России в Центральной Азии. Реальная история казачества, героико-романтический образ которого создавался официальной российской историографией в течение длительного времени, далека от настоящей и создать ее - задача специалистов. Как отмечалось на встрече за “круглым столом” в редакции журнала “Вопросы истории”, проблема империи во всех ее проявлениях, начиная от складывания территории и кончая рецидивами имперского сознания, должна стать в центре исследования историков наряду с другими важными проблемами."
 
Программа исследования включаете себя постановку и решение нескольких целевых задач и ряд подпрограмм, объединенных авторским замыслом в единое целое для рациональной реконструкции истории военно-казачьей колонизации Казахстана. Правильно обоснованная программа исследования обеспечивает уже половину успеха работы. “Побеждает, в конечном счете, программа, способная наиболее эффективно разрешить “противоречие встречи” между старой и новой научной теориями”, то есть, основываясь на достижениях предшествующих поколений ученых, нужно сделать новый шаг вперед в дальнейшем исследовании актуальной научной проблемы.