Выполним быстро и качественно гипсокартонные работы в Днепре любой сложности


 К Днепру и Западной Двине

Через несколько дней после вступления на территорию юго-восточных районов БССР войск левого крыла и центра Центрального фронта к освобождению восточных и северо-восточных районов республики приступили соединения правого крыла этого, а также Западного и Калининского фронтов. В их составе действовали сформированные в Казахстане 30-я гвардейская и 88-я стрелковые дивизии. 100-я и 101-я казахские национальные стрелковые бригады.

Первая из них формировалась как 238-я стрелковая дивизия весной 1941 г. в Семипалатинске, Усть-Каменогорске и Алма-Ате под руководством полковника Короткова Геннадия Петровича (командир) и ст. батальонного комиссара Груданова Сергея Васильевича (военный комиссар). В составе 49-й армии Западного фронта она надежно прикрыла связи Тулы с Москвой. Перейдя в контрнаступление, освободила сотни населенных пунктов, в том числе города Алексин, Кондрово, Юхнов. За стойкость в обороне, упорство в наступлении, за дисциплину, организованность и боевое мастерство личного состава 3 мая 1942 г. дивизия награждается орденом Красного Знамени, а 24 мая того же года преобразуется в 30-ю гвардейскую.
 
Летом и осенью 1942 г. 30-я гвардейская стрелковая Краснознаменная дивизия, переданная в 33-ю, затем в 20-ю армии Западного фронта, вела оборонительные и наступательные бои против ржевской группировки противника. Уничтожить ее и ликвидировать ржевский плацдарм, этот нацеленный на Москву пистолет, нашим войскам тогда не удалось. Он был ликвидирован весной 1943 г. 30-я гвардейская (теперь ею командовал генерал-майор Кулешов Андрей Данилович, а заместителем командира по политчасти служил подполковник Сеферов Иззедин) при этом освободила г. Сычевку и около 400 сел и деревень Смоленской обл.
 
Хорошо зарекомендовала себя 30-я гвардейская и в Смоленской наступательной операции с 7 по 20 августа 1943 г., взломав оборону противника на участке Чащи, Шимени и освободив эти села, дивизия выбила врага также из сел Мазово, Марьино, Матченки и Мартынково. Тем самым были надежно прикрыты с северо-запада главные силы 10-й гвардейской армии. Затем* с 21 августа по 6 сентября гвардейцы перерезали железную дорогу Ельня — Занозная и оказали соседям содействие во взятии Ельни.
 
К началу третьего этапа операции (7 сентября — 2 октября) численность дивизии была доведена до 4600 чел. Это не намного превышало треть штатного расписания, но за счет перевода в стрелковые подразделения всех годных к строевой службе из подразделений материально-технического обслуживания удалось в каждом полку укомплектовать по два стрелковых батальона. Пришлось организовать учебу. По десять часов в день подразделения занимались боевой подготовкой, особое внимание обращая на усвоение тактики одиночного бойца, затем отделения, взвода и роты.
 
Активному отношению к учебе содействовала партийно-политическая работа. Как и накануне операции, когда такой вид работы в дивизии был применен впервые, командиры полков подполковники А. Д. Дегтярев, А. Т. Демидов, полковники А. И. Матвеев, А. Т. Максименко и их заместители по политчасти обратились с индивидуальными письмами к воинам пополнения, родившимся в Смоленской, Витебской, Минской и Могилевской обл., с призывом достойно, по-гвардейски сражаться в предстоящих боях. В ответных письмах солдаты заверили командование, что готовы выполнить любой боевой приказ, чтобы ускорить освобождение семей, родных сел и городов от оккупантов. Такую клятву дали и воины из остальных районов страны. Собрания и митинги проходили с особым подъемом после концертов бригады белорусских артистов, которая находилась в те дни в дивизии.
 
В бой дивизия была введена утром 24 сентября. Ее первый эшелон — 94-й и 96-й стрелковые полки — прорвал оборону неприятеля в районе д. Гристаи и к 12 час. достиг шоссе Смоленск— Рославль.
 
Первым вышел сюда батальон капитана Загоруйко из 94-го полка. Фашисты попытались отрезать его от основных сил дивизии, бросив из резерва до батальона пехоты и танки. Дважды враг предпринимал контратаки, но был отбит. Взвод противотанковых орудий лейтенанта Лабунина подбил два танка и заставил остальные уйти в укрытие, а вражеская пехота без броневого прикрытия залегла. Шоссе было перерезано. 
 
Наступление продолжалось. Полки с боя преодолели реки Добрая, Лупа и к исходу 29 сентября подошли к р. Мерее. За нею начиналась Белоруссия.
 
В числе первых к реке подошла 8-я стрелковая рога 98-го гвардейского полка, которой командовал лейтенант Латаев. Не теряя времени, офицер с группой солдат переправился на западный берег и в короткой схватке уничтожил вражеское боевое охранение. Противник открыл по горстке храбрецов и по реке огонь с основной позиции, но сорвать форсирование реки ротой не смог. Так был основан плацдарм у местечка Ляды, первого крупного населенного пункта Белоруссии на пути дивизии и всей армии.
 
Ляды и прилегающая местность перекрывали пути на Оршу, и потому враг упорно цеплялся за них. Бои за местечко приняли ожесточенный характер и продолжались и после завершения операции. Взять Ляды удалось только в ночь на 8 октября, когда вся дивизия находилась на западном берегу, а в непосредственном штурме местечка приняли участие 94-й и 98-й гвардейские стрелковые полки.
 
Отличились в боях за Ляды многие воины дивизии. Саперный взвод младшего лейтенанта Труфанова своевременно нашел брод для переправы артиллерии и танков и построил штурмовой мостик для пехоты 98-го полка. Стрелок 96-го полка рядовой Михаил Авжиян уничтожил огневую точку фашистов на одной из высот и более часа удерживал ее до подхода подразделения. Группа из девяти гвардейцев во главе с сержантом Петрушиным первой ворвалась в местечко, истребив до 30 фашистов. Все названные и многие другие гвардейцы были награждены орденами и медалями.
 
25 месяцев враг хозяйничал в местечке, вернее, в бывшем местечке. Оккупанты сожгли 580 домов, разрушили школу, больниц, церковь. Но самое страшное было в другом — варвары уничтожили значительную часть жителей. Только в одной из «акций» в апреле 1942 г. фашисты согнали ко рву на окраине местечка и убили 1800 стариков, женщин и детей. Свидетельница этого преступления школьница Нюра Копанкова говорила членам специально созданной комиссий из воинов дивизии: «Когда начали раздевать вторую группу людей, одна женщина хотела положить на землю своего ребенка, чтобы снять платье. В это время подскочил немец, схватил маленького и стукнул его о колено, переломив как сухую веточку, и бросил в ров. Слезы застлали мне глаза. После этого я уже ничего не видела, а стояла как окаменелая. Вокруг раздавалась стрельба да ужасные крики расстреливаемых женщин».
 
Во всех частях и подразделениях дивизии 8—9 октября состоялись собрания и митинги, посвященные началу освобождения Белоруссии. Общие думы и настроения хорошо выразил агитатор 98-го гвардейского стрелкового полка ст. лейтенант К. Безверхий. В специально выпущенной листовке он писал:
 
«Товарищи гвардейцы!
 
За три последних месяца вы прошли большой боевой путь от д. Княжное до м. Ляды, освободив десятки населенных пунктов Смоленской обл. Сегодня вы победоносно вступили на землю многострадальной Белоруссии.
 
Здравствуй, Белоруссия родная!
 
Мы пришли к тебе, чтобы освободить своих братьев и сестер — белорусов, изнывающих под игом фашизма.
 
Мы клянемся тебе, что будем неустанно преследовать врага, не давать ему передышки, не давать жечь села, города и угонять наших людей на каторгу в Германию. Будем беспощадно уничтожать немецких солдат и офицеров — этих гнусных грабителей и убийц.
 
Так усилим же, товарищи гвардейцы, удары по врагу. Впереди нас ждут братья-белорусы!
 
Вперед, на Запад!».
 
Солдаты и офицеры делали все, что могли, для продолжения наступления. Однако понесенные потери, отставание тылов и недостаток боеприпасов, а также мощность заблаговременно созданной врагом обороны и ввод им в бой резервов заставили войска Западного фронта перейти к обороне. Не дало существенных результатов и перенесение усилий на другие направления. 30-я гвардейская в октябре—декабре 1943 г. побывала на различных участках фронта восточнее Орши и Витебска. Попытки прорыва вражеской обороны и там окончились неудачей и командование решило перебросить всю 10-ю гвардейскую армию в район Великих Лук, где готовилась новая операция.
 
Итак, с 7 августа по 15 декабря 1943 г. 30-я гвардейская с боями прошла около 200 км, освободила сотни населенных пунктов Смоленской обл. и первой из дивизий правого крыла Западного фронта вступила на территорию Белоруссии.
 
4 октября к р. Мерея вышла и 88-я стрелковая дивизия 31-й армии. Осенью 1941 г. в столице Казахстана из курсантов Алма-Атинского и Фрунзенского стрелковопулеметных училищ и военнообязанных Семиречья была сформирована 39-я отдельная стрелковая бригада. В составе войск второго эшелона Московской зоны обороны она защищала столицу Родины, затем-уже в 4-й ударной армии — участвовала в наступлении и с боями прошла около 400 км, от оз. Селигер до г. Велиж Смоленской обл. Летом 1942 г. в районе ст. Савелово и г. Кимры Калининской обл. получила пополнение и была развернута в 88-ю стрелковую дивизию.
 
Экзаменом обученности частей и подразделений боевым действиям явилась Ржевско-Сычевская операция (август 1942 г.) 88-я стрелковая дивизия (командир полковник Болотов Андрей Филиппович, зам. командира по политчасти подполковник Ефанов Дмитрий Яковлевич) и другие соедйнения активными действиями не только сорвали планы переброски двух танковых корпусов, но и вынудили противника направить против них 12 новых дивизий из резерва. Все это — во время Сталинградской битвы! Весной 1943 г. дивизия участвовала в ликвидации ржевского плацдарма противника, летом обороняла один из участников фронта у г. Сафроново Смоленской обл, изгоняла оккупантов из Сафроновского и Ярцевского районов той же области и вышла к с. Елисеевка, в 10 км южнее г. Рудня.
 
В ночь на 6 октября 1943 г. дивизия 611-м полком форсировала Мерею и вступила на белорусскую землю у с. Редьки. Через день за рекой были уже все полки и одним мощным ударом к 14 час. 8 октября отбросили врага к погосту Фомина, первому поселению Дубровин-ского района Витебской обл.
 
После короткого отдыха 23 октября на участке сел. Костино, Рябчево (на автомагистрали Москва — Минск) 88-я дивизия вновь вступила в бой, чтобы отразить вражеские контратаки. Позже, улучшая позиции, она потеснила врага до рубежа Судиловичи, Пущай, а затем до деревень Кириева (севернее магистрали) и Горманы (южнее ее, на берегу Днепра). Так были освобождены первые километры белорусской земли на оршанском направлении.
 
За два месяца 88-я стрелковая дивизия с боями прошла более 200 км, освободила до сотни населенных пунктов и истребила около 3500 фашистов. На землях Смоленщины и Витебщины солдаты и офицеру соединения много раз показывали стойкость, отвагу и мужество. Численность кавалеров орденов и медалей в дивизии более чем удвоилось и составила 3752 чел.
 
Государственные награды за ратный труд получили многие офицеры, командовавшие частями и подразделениями. Орденом Красного Знамени был отмечен и подвиг Аркадия Викторовича Соломина. Бывший студент химического факультета КазГУ пришел в часть в дни формирования бригады, в сражениях вырос до командира дивизиона, ему было присвоено воинское звание капитана. В критический момент боя 611-го полка в окружении у выс. 204,4, когда немецкие пехотинцы вплотную подошли к КП и оставались считанные мгновенья до их появления в траншее и блиндаже, Соломин по рации вызвал огонь на себя. К счастью, прямого попадания в блиндаж не было, а от града осколков надежно защитило перекрытие в несколько накатов. После этого боя авторитет артиллерийского офицера в глазах сослуживцев вырос еще больше, и его подразделение стало именоваться соломинским.
 
В официальных документах военного времени и в воспоминаниях ветеранов соединения подчеркивается огромный вклад политработников в укрепление воинской дисциплины, организованности и боевого мастерства подразделений и частей. При этом чаще других называются имена работников политотдела Ликера, Наумова, комсорга полка А. А. Никандровой (позже удостоена звания Героя Советского Союза) и комсорга батальона А. По-стоевской.
 
В одном ряду с ними стоит и имя коммуниста ст. лейтенанта Мительмана Якова Моисеевича, военного переводчика, прибывшего в 39-ю бригаду еще в Алма-Ате. Он неоднократно ходил с разведчиками в тыл врага, подслушивал разговоры в немецких блиндажах, окопах и по телефону, участвовал не только в допросе «языков», но и в их захвате и доставке через линию фронта, много раз был ранен и контужен.
 
Отличным выполнением боевых задач, ревностным отношением к воинскому долгу и заботой о товарищах командиры и политработники, коммунисты и комсомольцы повышали авторитет партии в глазах беспартийных воинов, звали их на беззаветное служение матери-Родине.
 
Участие в освобождении северных районов Белоруссии, что одновременно открывало путь нашим войскам и в Советскую Прибалтику, приняли также 100-я и 101-я отдельные казахские национальные стрелковые бригады.
 
Создавались обе бригады на основании Постановления Государственного Комитета Обороны СССР от 13 ноября 1941 г. из призывников 1922 г. рождения и военнообязанных запаса не старше 40-летнего возраста. Их укомплектование личным составом, поставка лошадей, обозов и иного имущества производились одновременно с выполнением мобилизационных нарядов Наркомата обороны, за счет дополнительной мобилизации людских сил и материальных ресурсов республики. Непосредственное руководство формированием национальных соединений осуществляли специальные республиканская, областные и районные комиссии из представителей партийных комитетов, исполкомов Советов депутатов трудящихся, военкоматов, органов здравоохранения и иных организаций.
 
Командирами бригад и батальонов были назначены кадровые офицеры, а роты и взводы возглавили офицеры запаса. Политруками рот, военкомами батальонов и бригад стали местные партийные и советские работники, из которых 898 чел. занимали руководящие посты в районном, 262 — в областном, и 30 — в республиканском звеньях управления. Эти бригады, как и другие национальные соединения, удалось сформировать и обучить в установленные сроки в значительной мере благодаря слаженной работе и большому опыту командиров и политработников высшего звена, в частности командира
 
100-й стрелковой бригады полковника Шевцова Василия Емельяновича и военкома ст. политрука Баишева Сактагана Баишевича, командира 101-й бригады подполковника Яковленко Севастьяна Яковлевича и военкома ст. политрука Алиева Нури Лутфрахмановича, опиравшихся на активную помощь и поддержку коммунистов и комсомольцев. Партийно-комсомольская прослойка в первой из названных бригад, сформированной в столице республики, составляла 47,7 проц., а второй, созданной в Актюбинске — 50 проц. их личного состава. В конце октября 1942 г. обе они отбыли на запад и вошли в состав 39-й армии Калининского фронта.
 
Боевое крещение 101-я казахская национальная стрелковая бригада получила в наступательных боях в ноябре—декабре 1942 г. в районе г. Оленино Калининской обл., когда она освободила до десятка населенных пунктов и вывела из строя около 2,5 тыс. оккупантов. Следующим этапом боевого пути 101-й бригады явилось ее участие в Смоленской операции и последующих боях на витебском направлении в составе 4-й ударной армии. В ночь на 16 августа 1943 г. бригада (командовал ею тогда полковник Серебряков Анатолий Иванович) заняла участок фронта Кривка, Кисели, Комары, Триково, Рябики, на северо-западе Смоленской обл. Вперед она двинулась на рассвете 17 сентября после артподготовки.
 
Враг упорно сопротивлялся, бросался в контратаки. Только одной роте 2-го батальона капитана Хазиахмето-ва Шаяхмета удалось достичь восточной окраины д. Машки и здесь закрепиться. Ночью артиллеристы ст. лейтенанта Бегембетова Салима выкатили свои орудия на нейтральную полосу и с рассветом подавили и уничтожили все огневые точки фашистов. В атаку кроме 2-го пошли также 1-й и 4-й батальоны майора Адиулина Хурмата Файдулловича и капитана Истомина Александра Васильевича. К вечеру первая линия обороны противника была взята, а к, исходу 21 сентября, нанеся большие потери оборонявшимся ранее и прибывшим с других участков фронта подразделениям противника, бригада прорвала вторую линию обороны, освободила 86 населенных пунктов, в том числе Копыльники, Березовка, Закрутье.
 
24 сентября в полосе бригады появились части мотодивизии врага, переброшенной из-под Рославля. Темпы продвижения наших земляков снизились, но, отразив все контратаки, они через день закончили освобождение территории на северном берегу р. Каспля (левый приток Зап. Двины). Здесь по приказу командования бригада передала свой участок другому соединению, а сама совершила марш к с. Савостье с задачей овладеть им и наступать к той же Каспле, но ниже по течению и ближе к границе Белоруссии.
 
Вторично Каспля была форсирована вечером 6 октября у д. Лепино (северное), но развивать успех на юг, как предполагалось, пришлось другим соединениям, а
 
101-я получила новую задачу. Теперь ей предстояло наступать на запад, в направлении м. Яновичи, первого крупного населенного пункта Белоруссии в полосе 4-й армии. К вечеру 10 октября бригада очистила от оккупантов не только Яновичи, но и более двух десятков других населенных пунктов южнее г. Сураж-Витебский.
 
На северо-востоке Витебской обл., как и в других местах, советские воины в каждом поселении видели кровавые следы хозяйничанья оккупантов. Яновичи оказались сожженными, сотни жителей убиты, а молодежь почти поголовно угнана в Германию. Сознание того, что это их ратным трудом родная земля, километр за километром очищается от захватчиков, придавало бойцам и командирам новые силы.
 
Всего с 17 сентября по 17 октября 101-я казахская национальная стрелковая бригада уничтожила до 3600 оккупантов, прошла с боями около 100 км и освободила 131 населенный пункт Смоленской и 27 — Витебской обл. За умелое и активное ведение боевых действий 180 воинов бригады получили ордена и 414 —медали «За отвагу» и «За боевые заслуги».
 
С ноября 1943 по июнь 1944 г. 101-я казахская национальная стрелковая бригада находилась на правом фланге армии в районе оз. Нещердо. В основном это был период обороны и боев местного значения. Только с 27 декабря по 31 марта гитлеровцы 12 раз пытались небольшими разведгруппами или силами до роты прощупать прочность позиций наших земляков. В это же время разведчики бригады и ее стрелковые подразделения провели 13 поисков и разведок боем, один раз оказали поддержку партизанской бригаде, прорывавшейся в тыл врага.
 
Бригада и ее соседи дважды переходили в наступление, пытаясь прорвать оборону противника. При второй попытке, 28 февраля 1944 г., 2-й и 4-й батальоны овладели населенными пунктами Бураково, Тарасово, Лютьково и безыменным островом на оз. Нещердо. В последующие дни продвижение исчислялось какой-нибудь сотней метров или совсем приостанавливалось: фашисты упорно цеплялись за каждый удобный рубеж.
 
Наиболее упорные бои разгорелись 13—15 марта у сел Ореховка и Маринеща Россонского района. На рассвете первого для лыжный батальон бригады атаковал опорный пункт врага на выс. 153,1, господствовавшей над местностью, и к 14 часам захватил его. Противник не примирился с потерей и до ночи предпринял 9 контратак, стремясь вернуть выгодную позицию. Командир бригады полковник Воробьев Иван Федорович ввел в бой 2-й стрелковый батальон и высоту удалось отстоять.
 
Следующий день начался с новой контратаки противника. Полковник И. Ф. Воробьев, лично руководивший ее отражением, был убит осколками вражеского снаряда. Весть о тяжелой утрате быстро облетела ряды защитников высоты, и они поклялись удержать ее, отомстить за смерть комбрига. Еще шесть раз фашисты волнами и клиньями, с танками и без них штурмовали позицию, но всякий раз откатывались назад. Высоту бойцы отстояли, и она стала одним из исходных рубежей летнего наступления.
 
Всего за время боев местного назначения 101-я бригада освободила несколько населенных пунктов и уничтожила до 1500 фашистов. 362 солдата, сержанта и офицера соединения были удостоены орденов и медалей. Сама бригада 4 июля была расформирована с передачей личного состава в 90-ю гвардейскую и 47-ю стрелковые дивизии.
 
100-я казахская национальная стрелковая бригада в первый бой вступила в составе 39-й армии 25 ноября
 
1942 г. Ценой больших усилий и немалых потерь бригада освободила села Васильевское, Березки, Толкачево и шесть деревень Молодотудского района Калининской обл. Затем последовали ожесточенные оборонительные и наступательные бои у Великих Лук в начале 1943 г.
 
Заключительный этап боевого пути бригады связан с Невелем (Псковская обл.). Наши войска освободили его к исходу первого дня Невельской наступательной операции, одной из самых кратковременных операций войны, продолжавшейся с 6 по 10 октября 1943 г. Но уже с 8 октября враг стал предпринимать контратаки силами подходящих с севера, юга и из глубокого тыла дивизий и отдельных полков.
 
Борьба у Невеля продолжалась фактически до конца года и немаловажную роль в ней сыграла 100-я национальная стрелковая бригада.
 
Советское командование предвидело, что борьба предстоит упорная, и потому войска 3-й ударной армии, выполнявшие основную задачу в Невельской операции, имели глубокое, фактически трехэшелонное построение. Роль третьего эшелона сыграл резерв командарма, в который входила и 100-я бригада. По ходу событий она постепенно перемещалась ближе к правому крылу ударной группировки армии с тем, чтобы развить успех армии, сворачивая вражескую оборону далее на север. К утру 13 октября бригада сосредоточилась севернее населенных пунктов Прихабы, Колесников, у юго-западного угла оз. Большой Иван. Впереди одна из частей 28-й гвардейской дивизии, понесшая к тому времени серьезные потери, вела бой за выс. 151,8 и д. Заиванье.
 
Полковник Марецкий Анатолий Александрович, вступивший в командование бригадой в конце Великолукской операции, хорошо знал соединение: до войны он несколько лет работал райвоенкомом в Алма-Ате и был лично знаком со многими ее офицерами и политработниками, помогал им в формировании соединения. Поэтому А. А. Марецкий мог сосредоточить свое внимание на изучении противника и местности. Помогли беседы с офицерами 28-й дивизии и показания захваченного разведчиками пленного. В общем, сведения о враге были достаточными, подразделения хорошо укомплектованы и обучены, солдаты и офицеры рвались в бой. И план боя вполне отвечал требованиям уставов и обстановки.
 
Но не дремал и враг. Стянув к западным и северо-западным подступам Невеля новые силы, он усилил контратаки. 100-й бригаде пришлось 15 октября, когда намечалось прорвать оборону противника между озерами Большой Иван и Каратай, а потом, обогнув первое из них, овладеть поселком и ст. Изоча, вести упорный бой с контратаковавшими частями фашистов. Через день бригада отражает атаки неприятеля непосредственно на северных и северо-западных окраинах Невеля; 23-го она уже на западных подступах к городу, между озерами Плисса и Невельским.
 
Иногда батальоны овладевали населенными пунктами и выгодными рубежами, но не успевали закрепиться и оставляли их. В журнале боевых действий в такие дни появлялась запись о невыполненной боевой задаче и причинах такого хода событий. Назывались причины объективные (недостаток транспорта, несвоевременное поступление боеприпасов, малочисленность артиллерии) и субъективные (неудовлетворительная работа службы тыла, тактические промахи отдельных офицеров). Но главное состояло в том, что армия и бригада не имели нужного для наступления превосходства в силах и средствах. Взломать вражескую оборону они не смогли, но с задачами закрепления достигнутого (удержанием освобожденного Невеля) справились. Более того, у Невеля они сковали и ранее находившиеся здесь неприятельские силы, и пять новых дивизий, переброшенных сюда в ходе боев.
 
Взятием Невеля наши войска перерезали важнейшую рокадную магистраль, соединявшую группы неприятельских армий «Север» и «Центр». Одновременно удалось глубже охватить с севера витебскую группировку вермахта и поставить под угрозу дорогу Полоцк — Витебск. Все это создавало предпосылки последующего освобождения Белоруссии и Прибалтики.
 
В кровопролитной борьбе за Невель 100-я бригада показала себя хорошо слаженным соединением. За стойкость и упорство, высокое боевое мастерство сотни солдат и офицеров были отмечены орденами и медалями, а отважная пулеметчица Маншук Маметова, погибшая 15 октября, первой из женщин Советского Востока удостоена звания Героя Советского Союза. В Невеле сооружен памятник бывшей студентке Алма-Атинского мединститута. Первое после освобождения Невеля заседание горисполкома постановило переименовать Приамурскую улицу и Торфяной переулок в улицу и переулок Маншук Маметовой. Этим же решением улица Новоквартальная и переулок Гумный получили имя другого нашего земляка, погибшего в тех боях, прославленного снайпера Ибрагима Сулейменова. Признанием роли 100-й бригады в разгроме врага у стен древнего Невеля явилось и назначение комендантом города заместителя командира бригады по строевой части подполковника Абильхаира Баймулдина.
 
У Невеля и закончился боевой путь 100-й стрелковой бригады. 10 декабря 1943 г. поступил приказ о ее слиянии с 31-й стрелковой бригадой в 1-ю стрелковую дивизию. Летом 1944 г. новая дивизия освобождала юго-западные районы Белоруссии, Польшу, а Праздник Победы встретила у немецкого г. Висмар на берегу Балтики .
 
Расформирование 100-й и 101-й казахских национальных стрелковых бригад, а также 96, 105 и 106-й казахских национальных кавалерийских дивизий, осуществленное в 1942 г., еще до их введения в бой, до сих пор не получило четкого объяснения. М. Козыбаев пишет, например, что «практика создания национальных воинских частей в годы Отечественной войны... не оправдала себя. Не случайно в 1942—1945 гг. ГКО не возвращался к этому вопросу. Многие из национальных частей были расформированы и слиты с другими воинскими частями».
 
Часть национальных кавалерийских дивизий и стрелковые бригады, действительно, были расформированы. Но не потому, что они были национальными. К тому же по национальному составу они к тому времени мало отличались от многонациональных соединений, так как их пополнение осуществлялось на основе общего для всех Вооруженных Сил СССР экстерриториального принципа комплектования войск. Расформирование кавдивизий и стрелковых бригад явилось частью проводившегося КПСС и Советским правительством совершенствования организационно-штатной структуры Вооруженных Сил, соотношения их видов и родов войск. Нараставшее поступление на фронт танков, самоходной артиллерии, автомашин и мотоциклов позволило сократить количество кавалерийских соединений, а увеличение поставок артиллерийских орудий, миномётов, пулеметов, автоматов, противотанковых ружей дало возможность развернуть стрелковые бригады в дивизии. Процесс этот начался летом 1942 г. и завершился в основном к середине 1944 г.
 
Национальные стрелковые бригады и кавдивизии, в основном легкого типа, сыграли свою положительную роль. Объединяя меньшее количество людей и меньше звеньев внутреннего строения, они требовали меньше времени на боевую подготовку и потому могли быстрее вводиться в действующую армию. Даже те из них, которые, подобно казахским национальным кавалерийским соединениям, переформированы на месте их создания (96-я кавдивизия) или передали свой личный состав, лошадей, вооружение и имущество (105-я и 106-я кавдивизии) ранее созданным кавдивизиям в прифронтовой полосе, сыграли роль учебных центров, подготовивших тысячи кавалеристов.
 
Добавим, что создание национальных соединений в 1942 г. еще продолжалось. В июне завершилось укомплектование 16-й литовской и 308-й латышской стрелковых дивизий, в июле—декабре — 223, 402 и 416-й азербайджанских, 242, 392, 394 и 414-й грузинских, 89, 408 и 409-й армянских стрелковых дивизий.
 
В боях многие национальные соединения показали себя хорошо сколоченными и боеспособными, за образцовое выполнение заданий командования отмечены орденами и почетными наименованиями, а пять — 201-я латышская, 76-я армянская, 7-я и 249-я эстонские стрелковые дивизии и 112-я башкирская кавалерийская дивизия — заслужили гвардейское звание.
 
Историки еще не дали ясного ответа не только на вопрос о роли национальных соединений, но и на некоторые другие, не менее важные вопросы их истории. В частности, большинство авторов, писавших о таких формированиях, обходят вопрос об их количестве. Кое-кто к национальным соединениям причисляет и те дивизии и бригады, которые являлись многонациональными. Например, В. А. Мурадян, автор содержательного труда о боевом содружестве советских народов, к казахским национальным формированиям ошибочно относит 310, 29 (позже 72-я гвардейская) и 38-ю стрелковые (позже 73-я гвардейская) дивизии. X. М. Ибрагимбейли в специальной статье в «Советской Военной Энциклопедии» о национальных формированиях называет таковыми 63-ю грузинскую, 76-ю армянскую и 77-ю азербайджанскую стрелковые дивизии.
 
Названные дивизии создавались в довоенные годы как многонациональные, а их почетные наименования отражали место формирования, дислокацию и связи с трудящимися соответствующих республик и регионов, шефствовавших над ними. Все это свидетельствует о том, что назрела необходимость в специальном и глубоком исследовании вопросов истории национальных воинских формирований периода Великой Отечественной войны.
 
Итак, непосредственное участие в освобождении восточных и северо-восточных районов Белоруссии осенью 1943 г. и в начале 1944 г. приняли сформированные в Казахстане 88-я стрелковая дивизия и 101-я казахская национальная стрелковая бригада. Освобождению Белоруссии содействовала и 100-я казахская национальная стрелковая бригада, громившая немецко-фашистских захватчиков у Великих Лук и Невеля, в этом средостении путей сообщения между вражескими группами армий «Север» и «Центр» и одновременно щите, прикрывавшем пути к северу Белоруссии и в Советскую Прибалтику. Освобождением района Великие Луки, Ново-сокольники, Невель Советская Армия охватила группу армий «Центр» с севера, ослабила связи между витебской и полоцкой группировками и улучшила предпосылки полного очищения от оккупантов всей белорусской земли.