Главная   »   Казахстанцы в боях за освобождение Белоруссии и советской прибалтики. П. С. Белан   »   Глава вторая. В СРАЖЕНИЯХ 1943 ГОДА В Белорусском Полесье




 Глава вторая

В СРАЖЕНИЯХ 1943 ГОДА В Белорусском Полесье

Продвижение немецко-фашистских войск на восток в 1941—1942 гг. воспринималось многими в зарубежных странах как предвестник скорого и полного разгрома Советского Союза. Немецко-фашистские войска полностью оккупировали шесть республик (Молдавию, Украину, Белоруссию, Латвию, Литву, Эстонию), овладели значительной частью территории Карело-Финской ССР и западными областями Российской Федерации и приблизились к Грузии, Армении, Азербайджану и Казахстану. Неспокойно было и на южных границах: агентура германских фашистов в Иране и Афганистане не смирилась с поражением, нанесенным ей осенью 1941 г. вводом в Иран советских и английских войск, и готовилась к активным антисоветским действиям. Но даже в это труднейшее время вера советских людей в конечную победу над врагом не была поколеблена.
 
Вера советского народа в победу основывалась на осознании им могущества своего социалистического государства и его Вооруженных Сил, на понимании превосходства коммунистической идеологии, неразрывности братской дружбы народов. Уверенность в разгроме врага, в освобождении томящегося под его гнетом населения оккупированных районов давала новые силы сынам и дочерям Отечества.

 

Труженики советского тыла наращивали выпуск оружия, боевой техники, продовольствия и всего необходимого для фронта. Население захваченных врагом районов саботировало мероприятия оккупационных властей, пополняло ряды партизан, все более решительно громивших тылы противника. Бойцы на фронте усиливали удары по врагу. Победы под Москвой, Сталинградом и на Курской дуге еще больше укрепляли веру всего населения в победу, а начавшееся массовое изгнание захватчиков со священной советской земли еще выше поднимало уверенность в быстром очищении от фашистской нечисти оставшихся в оккупации районов.
 
Центральный Комитет партии, Государственный Комитет Обороны и Ставка Верховного Главнокомандования своевременно и умело решали проблемы и вопросы всестороннего обеспечения задачи полного изгнания немецко-фашистских захватчиков с советской земли, выдвинутой по поручению ЦК ВКП(б) в докладе И. В. Сталина о 26-й годовщине Великого Октября. Она была конкретизирована для каждой отрасли экономики, социальной группы общества, каждого географического района. Партийные, профсоюзные и комсомольские комитеты и первичные организации, Советы депутатов трудящихся, военные и хозяйственные органы довели эту задачу до всех воинов, тружеников тыла и партизан за линией фронта.
 
Особое внимание партия и правительство уделяли, естественно, вопросам все большего насыщения войск новейшими образцами оружия и боевой техники, совершенствования состава и внутренней структуры Вооруженных Сил, военного искусства, командиров всех степеней и боевой выучки солдат. Это дополнялось и усиливалось многообразной и кропотливой партийно-политической работой в подразделениях, частях и соединениях.
 
Как и прежде, в партийно-политической работе в войсках важное место занимало разъяснение характера войны. Не ослабевало значение воспитания солдат и офицеров в духе любви к Родине и ненависти к врагу, укрепления дружбы воинов разных национальностей, подлинного гуманизма и интернационализма защитников социалистического Отечества. Эти участки работы были актуальны с самого начала войны. Теперь, когда началось полное освобождение Родины от оккупантов, их актуальность возросла. Важно было обеспечить преломление специфических особенностей нового периода не только в стратегических и оперативно-тактических решениях, но и во всей жизни войск, их боевой деятельности, в поведении военнослужащих.
 
В массово-политической работе в войсках, продвигавшихся к границам Белоруссии, все более заметную роль играло распространение знаний о республике, достижениях ее народа за годы Советской власти, о его связях с другими народами страны. Одновременно показывались злодеяния оккупантов в белорусских городах и селах, пропагандировались успехи героической борьбы «партизанской республики» против захватчиков. В частях и соединениях Калининского, Западного, Центрального и Воронежского фронтов изучалось обращение ЦК КП(б) и Совнаркома Белоруссии к населению республики в связи с приближением Советской Армии к ее границам. С теплыми словами привета к населению и народным мстителям Белоруссии и призывом усилить удары по врагу обратились также воины-белорусы. «Вместе с братьями своими, русскими и украинцами, вместе с воинами всех народов Советского Союза мы принесем освобождение родной земле, возвратим свободу родному и многострадальному нашему белорусскому народу!» — писали они.
 
Солдаты-белорусы имели все основания твердо полагаться на помощь и поддержку воинов других национальностей. Майор Я. Герцович вскоре после окончания войны рассказал на страницах газеты «Советская Белоруссия» о своих наблюдениях в одном из стрелковых полков, освобождавших республику. «Накануне боев казах Конакбаев, обращаясь к своему другу, командиру пулеметного расчета Симакову, сказал: „Слышишь, как стонет земля? Ей больно, и она стонет, не хочет носить на себе шакала-немца“. Уроженец Смоленщины Симаков очень хорошо знал, как стонет земля, принявшая в себе его мать, жену и двоих детей, убитых оккупантами. Скрыв набежавшую слезу, он напомнил Конакбаеву и другим бойцам, что их подразделение в боях за Белоруссию потеряло украинца Петренко, киргиза Насырова, армянина Бабаяна, еврея Лифшица. И потому земля Белоруссии должна быть для всех воинов дорога втройне».
 
Сознанием единства народов и необходимости помощи белорусскому народу в освобождении от оккупации жил глубокий тыл, где плечом к плечу трудились во имя победы трудящиеся всех национальностей Страны Советов. В начале войны из угрожаемых районов Белоруссии эвакуировалось, не считая тех, кто сопровождал оборудование своих предприятий, более 1,5 млн. ее жителей. Часть из них поселилась в Казахстане.
 
«Города и села Казахстана захлестывал поток женщин, стариков и детей, эвакуированных из Белоруссии, с Украины, из Прибалтики, из среднерусских областей, — вспоминала через многие годы белорусская артистка Лариса Помпеевна Александровская. — Но ни одна семья, ни один человек не остались без крова». Л. П. Александровскую и ее 10-летнего сына приняла семья художественного руководителя Алма-Атинского оперного театра Э. И. Юнгвальда—Хильковича.
 
Л. П. Александровская с радостью стала работать вместе с прославленной певицей Казахстана Куляш Байсеитовой. Как писал бывший корреспондент «Известий» в Алма-Ате А. Эвентов, они «были неразлучны на репетициях, в концертах, в артистических бригадах, их выступления восторженно встречались на заводах, в селах, в госпиталях. Вместе ездили они к воинам на фронт».
 
По неполным данным, в Казахской ССР к 1 июля 1942 г. поселилось 380 592 эвакуированных, в том числе 20 699 чел. из Белоруссии, 615 — из Эстонии, 1613 — из Литвы и 2025 — из Латвии. Прием и размещение эвакуированных, забота местных жителей о них не только усиливали трудовые ресурсы воюющего государства, но и повышали монолитность народа, единство фронта и тыла, укрепляли морально-боевое состояние войсковых частей и соединений. Солдаты и офицеры, отцы и сыновья эвакуированных не только могли быть спокойны за судьбу своих родных, но и получали еще один наглядный урок нераздельности судеб советских народов, их подлинного единства в борьбе с врагом.
 
Укреплению понимания всеми воинами единства народов-братьев в огромной степени содействовала повседневная активная и многогранная партийно-политическая работа в войсках. При этом широко использовались материалы из истории союзных и автономных республик, сочинения их писателей, поэтов, акынов. Среди произведений казахского народного акына Джамбула Джабаева особое место заняли стихи и песни, созданные в военные годы. Рождение одной из них наблюдал А. Эвентов, посетивший 97-летнего аксакала.
 
«Новая песня, - пишет журналист, — адресовалась Москве и Ленинграду, Минску и Гомелю, Киеву и Запорожью. Он (Джамбул.— П. Б.) пел о том, что вот сейчас готов вскочить в седло своего верного друга, любимого коня. Тот стоит у крыльца, ждет и торопит хозяина. Но, увы, не может Джамбул осуществить свою мечту, — помчаться на скакуне в родную Москву, а оттуда на фронт, к нашим доблестным воинам, петь им песни и помогать одолеть врага. Сейчас Джамбул нездоров, и конь его должен подождать. Совсем немного подождать. Минет день, минет другой, и Джамбул будет в седле, а конь помчит его далеко-далеко. От Московского Кремля он поскачет в Белоруссию, к партизанам. Он будет в осажденном Ленинграде, он напоит своего верного друга студеной водой из голубого Днепра».
 
Песни великого акына, как и произведения мастеров слова других национальностей, доходили до переднего края. Их жадно слушали, запоминали солдаты всех национальностей. Эти песни теснее сплачивали ряды защитников Родины, повышали готовность к борьбе, укрепляли веру в победу. Яркое тому подтверждение — боевые дела одного из орудийных расчетов, который однополчане называли «Джамбулским расчетом». Его командир казах Тасмагамбет Мустафин, наводчик русский Губанищев, заряжающий татарин Калмакаев, подносчик снарядов узбек Юсупов не только читали стихи Джамбула, но и жили, и сражались, как велел великий певец — дружно и беззаветно. За подвиги в боях все они были награждены орденами и медалями, а их командир удостоен трех орденов.
 
Автором статьи о Джамбулском расчете является известный писатель и литературовед Сагингали Сеитов. В войну он вступил минометчиком, потом служил в расчете славной «катюши», но после выступлений в воинских газетах со статьями и очерками о героях боев был переведен в редакцию газеты «Кызыл Армия» (1-го Белорусского фронта, издавалась на казахском языке). Своими публикациями он активно содействовал укреплению морально-боевых качеств воинов. Воспитанию воинов содействовал и капитан Газиз Абишев, литературный сотрудник, затем заместитель редактора газеты «Кызыласкер хакикаты» Западного (3-го Белорусского) фронта.
 
Большое место в политической пропаганде и агитации в войсках в начале осени 1943 г. занимало разъяснение директивы Ставки ВГК от 9 сентября 1943 г. «О быстром и решительном форсировании рек и награждении личного состава советских войск за успешное форсирование водных преград». Директива исходила из того, что путь советских войск на запад пересекается многими крупными реками, но если наступающие будут преследовать врага по пятам, опережать в выходе к местам переправ, форсировать водные преграды сходу, на подручных средствах, не ожидая прибытия понтонов и паромов, то противник, несмотря на все свои усилия, не сможет закрепиться на них, даже если он и построил вдоль берегов оборонительные сооружения. От воинов всех рангов требовалась максимальная инициатива, настойчивость и решительность в преодолении преград. Командным инстанциям директива давала право представлять наиболее отличившихся солдат, сержантов, офицеров и генералов к званию Героя Советского Союза.
 
Задачей действующей армии, выдвинутой Ставкой ВГК в конце сентября — начале октября 1943 г. в развитие плана летне-осенней кампании, являлось дальнейшее наступление на всех трех главных направлениях. Фронты юго-западного стратегического направления должны были освободить Киев и выйти на линию Бердичев, Жмеринка Могилев-Подольский. Северо-западным фронтам предстояло разгромить врага в Прибалтике и не допустить его отхода к Двинску (Даугавпилс) и Риге. «На западном направлении планировалось уничтожить центральную группировку врага, выйти на линию Вильнюс, Минск, Слуцк, р. Случь и освободить районы Прибалтики и Восточной Белоруссии»,
 
Начало освобождения Белорусской ССР в исторической литературе справедливо связывается с итогами общего наступления Советских Вооруженных Сил, развернувшегося после разгрома немецко-фашистских войск в Курской битве. Однако в определении срока этого события и перечне первых освобожденных районов братской республики допущена неточность. В 6-томном труде по истории Великой Отечественной войны, в частности, отмечается, что «войска Брянского фронта в тесном взаимодействии с соединениями левого крыла Западного фронта уже 26 сентября вступили на территорию Белоруссии и освободили ее первый город — районный центр Могилевской обл.—Хотимск». Такое изложение событий повторили и другие, в том числе и самые авторитетные, издания. Однако уже имеющиеся публикации позволяют сделать необходимое уточнение.
 
Первыми на белорусскую землю вступили войска Центрального фронта: в ночь на 21 сентября 1943 г. передовые подразделения 70-й гвардейской стрелковой дивизии 13-й армии форсировали Днепр у с. Теремцы Комарицского р-на Полесской обл. (ныне Брагинского р-на Гомельской обл.). Это примерно в 20 км севернее устья Припяти и в 90 км от Киева. Территорию Комаринского р-на Белоруссии наступавшие войска прошли за один-два дня и вновь вступили на украинскую землю. Видимо, поэтому авторы многих военно-исторических трудов упустили из виду административную принадлежность района. Отметим попутно, что среди 34 воинов 70-й гвардейской дивизии, за подвиги в боях на Днепре отмеченных званием Героя Советского Союза, было два наших земляка — коммунист старшина Малин Иван Гаврилович и комсомолец рядовой Тулинцев Александр Семенович.
 
 В ночь на 22 сентября к Днепру вышли и на рассвете приступили к его форсированию у с. Старая Иолча Комаринского р-на полки 181-й стрелковой дивизии. Одновременно у с. Навозы и Верхние Жары переправу на правый, белорусский берег Днепра начали части сформированной в Казахстане 8-й стрелковой дивизии (командир полковник Гудзь Порфирий Мартынович, заместитель командира по политчасти полковник Погодин Мануил Александрович). Активная помощь местного населения и партизан позволила быстро сломить сопротивление врага, очистить от его подразделений междуречье Днепра и Припяти и уже 25 сентября захватить плацдарм на правом, украинском берегу Припяти, у с. Новошепеличи Киевской обл.
 
Еще в междуречье враг ввел в бой свои тактические резервы, но, лишь подтянув оперативные резервы (несколько дивизий с других участков фронта и из глубокого тыла), смог остановить продвижение наших войск, в середине октября он окружил 229-й, 151-й стрелковые полки 8-й дивизии и их соседей, удерживавших чернобыльский (карпиловский) плацдарм. Объединившись под командованием подполковника Д. К. Шишкова, кодира 229-го полка, окруженные ударом на запад прорвались на соединение с партизанами. Отдохнув на их базе в белорусском с. Милошевичи и пополнив свои ряды молодыми народными мстителями, полки через некоторое время вернулись в свои дивизии.
 
 В боях на плацдарме за Припятью с 27 сентября по 16 октября 1943 г. дивизия уничтожила около 1000 гитлеровцев, 48 танков и много другой боевой техники и оружия противника. За мужество и отвагу, проявленные при форсирований Днепра и Припяти и в боях за плацдармы на их западных берегах, 201 воин 13-й армии был отмечен высшим отличием — званием Героя Советского Союза; почти каждый пятый из них (47 человек) служил в частях и подразделениях казахстанской 8-й стрелковой дивизии. В их числе и наши земляки— старшина Будник Гаврил Дмитриевич, ст. лейтенант Ду-сухамбетов Абу, мл. сержант Огнев Андрей Григорьевич и капитан Силин Николай Николаевич. В других соединениях 13-й армии звания Героя Советского Союза были удостоены казахстанцы Койгельды Аухадиев, Иван Федорович Махорин, Есмурат Сихимов, Идрис Ургенишбаев.
 
Жизнь и дела этих кавалеров Золотой Звезды известны по многим книгам и журнально-газетным публикациям. Расскажем о двух отважных воинах, ранее почти неизвестных в нашей республике.
 
Филипп Савельевич Мазуров родился в 1903 г. в в с. Жанбай Гурьевской обл. Перед войной жил в Астрахани и работал слесарем на рыбокомбинате. В армию был призван в 1942 г. и назначен сапером в 196-й саперный батальон 81-й стрелковой дивизии. Отличился он при форсировании Днепра у с. Новоселки Черниговской обл. В ночь на 4 октября 1943 г. под огнем артиллерии и минометов противника на своей лодке перевез на белорусский берег 55 солдат и офицеров, а оттуда доставил четырех раненых. Девятый рейс оказался последним: вражеская мина разбила лодку и до берега ефрейтор Мазуров добрался на ее обломках.
 
 Уроженец с. Карловка Кокчетавской обл. рядовой Некрасов Василий Александрович служил автоматчиком 360-го стрелкового полка 74-й стрелковой дивизии. В бою за д. Городчаны Гомельской обл. поднял своих товарищей в атаку, уничтожил 12 фашистов и обеспечил успех атаки.
 
Северную часть Комаринского р-на освобождали войска 61-й армии. Среди кавалеров Золотой Звезды, служивших в этой армии и отмеченных тогда высшим отличием, были и наши земляки: Николай Александрович Зверев, Мартбек Мамраев и Семен Матвеевич Сидорков, Жалел Кизатов, Акан Курманов, Иваан Иосифович Варепа, Александр Спиридонович Квитков, Николай Евсеевич Лут, Владимир Михайлович Вишневецкий, Андрей Федорович Воронин, Михаил Максимович Катаев, Туле Кенжебаев, Петр Михайлович Меншиков, Петр Климентьевич Миллер и Григорий Матвеевич Тихонов.
 
Позже, в середине декабря 1943 г., когда 61-я армия и ее соседи заканчивали подготовку к Калинковичско-Мозырской наступательной операции, на ее усиление в составе 18-й гаубичной артбригады 6-й артиллерийской дивизии прибыл и казахстанский 173-й гаубичный артполк (командир полковник А. А. Балагуров, заместитель командира по политчасти подполковник Тищенко). Сформированный в последние предвоенные месяцы 1941 г. в Алма-Ате, он в составе 238-й стрелковой дивизии получил крещение и выдержал экзамен в оборонительных боях у Алексина и Серпухова, участвовал в наступлении до Юхнова. В мае 1942 г. был передан в резерв ВГК и помогал стрелковым и танковым частям громить врага у пос. Погорелое Городище и г. Ржева, освобождать г. Карачев.
 
Перед новыми боями часть три месяца находилась в лагерях под Орлом, была доукомплектована до штатного расписания людьми и орудиями и сменила трактора на автомобили повышенной проходимости. Это сделало ее более подвижной, маневренной. Артиллерийские мастера во главе с зам. командира полка по технической части капитаном Б. Н. Осмоловским отремонтировали поврежденные орудия, отладили инструменты и приборы. Но основное внимание и время поглощали занятия по боевой подготовке. Важнейшей фигурой на них являлись командиры орудийных расчетов. Один из них — старший сержант Паненко к тому времени удостоился шести орденов и медалей и пользовался заслуженным авторитетом среди бойцов. Это уважение товарищей по расчету хорошо выразил заряжающий Светлолобов: «Хоть и старше я вас (по возрасту. — П. Б.), товарищ старший сержант, и воевал в 1914 г., но раньше всё на «ура!» да на «авось» думал победить. А теперь увидел: не умоешься потом — обольешься кровью! Научили вы нас воевать, спасибо вам».
 
 Коммунист Паненко научил подчиненных быстро отрывать артиллерийский окоп, щели для укрытия при бомбардировке и артобстреле врага, землянку для отдыха. Его стараниями действия каждого бойца при ведении огня были отработаны до такой степени, что все движения выполнялись автоматически и слаженно с усилиями других номеров расчета. И, наконец, старший сержант добился взаимозаменяемости номеров и — что особенно ценно — умения заменить наводчика. Наводчик его гаубицы Нуруллин стал лучшим в части, а остальные бойцы — Светлолобов, Абдуллаев, Иванович, Кузнецов — в любое время могли встать к панораме и вести точный и интенсивный огонь.
 
Усилия командиров орудий дополняли слово и личный пример агитаторов. О значении их не сразу бросающейся в глаза деятельности хорошо сказали авторы истории полка майор Н. Ф. Белогаш и лейтенант Д. Н. Дикарев: «Агитаторов подразделений часто называют «низовыми агитаторами», а правильнее было бы дать им наименование «передовые агитаторы». Они, эти труженики слова и дела, всегда находящиеся в районе переднего края, развертывают разъяснительную работу среди людей».
 
Агитаторами, если и не по штату или общественному поручению, то по фактически выполняемой работе и характеру влияния на воинов, были все коммунисты. В ходе боев партийные организации батарей и подразделений боевого обеспечения и материально-технического обслуживания несли потери убитыми, ранеными, некоторых коммунистов направляли на учебу или переводили в другие части. Но авторитет партии и коммунистов полка в глазах солдат, сержантов и офицеров был столь высок, что численность парторганизаций не только не снижалась, но неуклонно росла. Если перед отправкой на фронт 173-й гаубичный артполк имел 68 членов и кандидатов в члены партии, на 1 января 1942 г. — 374, на 1 января 1943 г. — 842, то к началу 1944 г.— уже 1049 чел. Это значит, что почти каждый второй воин части стал коммунистом.
 
Калинковичско-Мозырская операция началась 8 января 1944 г. мощным ударом нашей артиллерии. 173-й артполк, поддерживая части 77-й стрелковой дивизий, разрушил несколько участков трех траншей и проволочных заграждений, опоясавших с. Александровка — узел сопротивления противника перед г. Калинковичи. Пехотинцы продвинулись вперед, но взять Александровку не смогли: плотный огонь врага слева и справа заставил их залечь. Фашисты подтянули к месту вклинения резервы и начали контратаки. Одна из них, предпринятая уже с танками, развивалась для неприятеля вначале успешно. Он потеснил наших стрелков и вплотную подошел к наблюдательным пунктам гаубичных батарей.
 
Лейтенант Бугаев и мл. лейтенант Гребенщиков, разведчики Игнатичев, Писарев, Тарабанов и Хованский взялись за автоматы и гранаты. Организовав круговую оборону, горстка артиллеристов продержалась до подхода стрелковых подразделений. 13 января Александровка была взята. В тот же день фашисты бежали из сел Осипова Рудня, Вишары, Смолянка, Буда, также превращенных в узлы сопротивления. На следующий день наши части ворвались в Калинковичи и очистили его от оккупантов. Одновременно другие войска освободили г. Мозырь.
 
Продолжая наступление, наши части вышли к р. Птичь. Гаубичники помогли пехоте переправиться через реку у сел Багримовичи, Якимовичи и овладеть Павловкой. Вскоре занятые участки превратились в единый плацдарм. В боях за его захват и расширение показали боевое мастерство, отвагу и храбрость командир взвода управления 3-й батареи лейтенант Корсаков Семен Кузьмич, командир огневого взвода 7-й батареи лейтенант Попов, радист сержант Носенко, номера орудийных расчетов Бердюгин, Брусенко, Кудишин, Фадеев и др. За участие в освобождении Калинковичей и Мозыря, за своевременное подавление и уничтожение огневых средств и живой силы врага 6-я артдивизия получила почетное наименование Мозырской, а все ее части, в том числе и 173-й гаубичный артполк — благодарность Верховного Главнокомандующего.
 
Успешно действовали артиллеристы-казахстанцы и в марте 1944 г. у Нового Быхова, а летом того же года в районе Ковеля. Изгнание оккупантов из Западной Украины ускорило их разгром и в Южной Белоруссии.
 
 Многие казахстанцы в составе 65-й армии участвовали в боях за освобождение Гомельской обл. 183 храбрейших из ее частей и соединений, отличившихся при форсировании Днепра у г. Лоев и пос. Радуль, стали Героями Советского Союза. 50 из них дала 69-я стрелковая дивизия, вместе со 106-й и 143-й стрелковыми дивизиями создававшая у д. Сенская Лоевского р-на основы будущего плацдарма на правом берегу реки.
 
Формировалась 69-я дивизия в Ташкенте в конце 1941 г. и начале 1942 г. из военнообязанных Узбекской ССР и южных районов Казахстана. Поэтому из солдат, сержантов и офицеров, отмеченных Золотой Звездой за подвиги на Днепре, 13 призывались в нашей республике. Вот их имена: Абылай Алимбетов, Сергей Алексеевич Елистратов, Темирбек Ибрагимов, Степан Ильич Ильин, Берген Исаханов, Тогамбай Каумбаев, Иван Михайлович Колодий, Семен Архипович Ларионов, Бейсен Сеитович Онтаев, Иван Максимович Пятковский, Алексей Николаевич Редько, Жолдас Сулейменов, Кабылбай Таскулов.
 
Сопоставление сведений о Героях Советского Союза — казахстанцах из 8-й и 69-й стрелковых дивизий показывает, что в 8-й казахстанской их было меньше, чем в 60-й узбекистанской. Это объясняется тем, что части и соединения Советской Армии комплектовалась и особенно пополнялись в ходе боевых действий на основе экстерриториального принципа. Поэтому первоначальный их состав значительно изменился. 69-я стрелковая дивизия до выхода к Днепру имела больше потерь и пополнилась в большей степени, чем 8-я, призывными контингентами из Казахстана.
 
Важно подчеркнуть еще одно обстоятельство: если в первые месяцы войны во вновь созданных частях и соединениях Советских Вооруженных Сил был высок удельный вес воинов из районов их формирования, то к моменту выхода войск на Днепр произошло выравнивание личного состава полков и дивизий по национальному признаку и по месту рождения и призыва воинов. В итоге все соединения и части Советской Армии стали еще более многонациональными, что привело к дальнейшему усилению межнациональных контактов и содействовало укреплению боевого братства народов в борьбе против общего врага.
 
За мужество и отвагу, проявленные при захвате и расширении плацдарма в полосе 65-й армии звания Героя Советского Союза были удостоены также семь других казахстанцев: Сергей Иванович Климович, Иван
 
Андреевич Мордасов, Григорий Павлович Мясоедов из 193-й, Николай Григорьевич Кулебяев и Саду Шакиров из 106-й стрелковых дивизий, Василий Федорович Тарасенко и Николай Дмитриевич Власов из 14-й инженерно-саперной бригады. Имена и подвиги пятерых из этой группы известны в республике давно, а о первом и последнем из них автор получил возможность рассказать лишь в 1982 г.
 
Севернее, на речицком направлении наступала 162-я стрелковая Среднеазиатская дивизия. Сформированная в конце 1942 — начале 1943 г. из воинов Туркменского, Узбекского и Казахского пограничных округов, она хорошо зарекомендовала себя в боях на Курской дуге и в развернувшемся после их окончания наступлении. Ее полки, в том числе и 209-й стрелковый Зайсанский подполковника Летавина, успешно действовали на главном направлении до взятия Новгород-Северского, а потом и на правом крыле армии и фронта, прикрывая их от контрударов противника с северо-запада. Приказом Верховного Главнокомандующего дивизии было присвоено почетное наименование «Новгород-Северской», сотни солдат и офицеров удостоены наград. В казахстанском 209-м стрелковом полку 26 человек получили ордена и 63—медали «За отвагу» и «За боевые заслуги».
 
С разгромом новгород-северской группировки противника наступление ускорилось. Попытки фашистов задержать 209-й и другие полки на реках Ревна, Снов, Трубеж, Вага провалились, и 26 сентября наши части вступили на территорию Тереховского р-на Гомельской обл. Полк освободил села Круговец, Калинино, Скитнак и др. После упорных боев за села Теремковичи и Буха-ловку он и его соседи 5 октября форсировали р. Сож южнее Федоровки. Ломая возраставшее сопротивление врага, подразделения постепенно приближались к Днепру.
 
21 октября 209-й полк подошел к с. Маримонова Рудня на берегу Днепра, но брать его и форсировать реку не пришлось: после почти стодневных напряженных боев в батальонах оставалось всего по 15—20 стрелков. Поэтому полк был отведен во второй эшелон. Совершив марш к селу Переделка, по наведенной переправе он перешел на созданный другими частями плацдарм на западном берегу Днепра. У д. Вазан солдаты получили трехдневный отдых, привели в порядок оружие, одежду, обувь. Главное же — стрелковые роты получили пополнение.
 
28 октября 162-я дивизия и соседи начали новое наступление в общем направлении на г. Речица Гомельской обл. Атаки перемежались с отражением контратак врага и потому линия фронта очень медленно смещалась на запад и северо-запад. Только 17 ноября подразделения 209-го и других полков ворвались в Речицу и отбросили неприятельский гарнизон на левый берег Днепра. Через три дня удалось добить остатки вражеских частей у с. Днепр, и район Речицы стал одним из тыловых районов. За умелые боевые действия, героизм и дисциплину личного состава дивизия была награждена орденом Красного Знамени.
 
В конце ноября 209-й стрелковый полк и вся дивизия участвовали в наступательных и оборонительных боях в районе Хомичи, севернее Калинковичей. Накануне и в первые дни нового 1944 г. они освободили Войницу, Смольно и Старые Броды в устье Стыри, на земле братской Украины, а весну встретили в среднем течении этой реки. Отсюда же летом полк двинулся на запад, освобождая села и города Западной Украины и своим продвижением содействуя очищению от оккупантов южных районов Белоруссии.
 
Активное участие в Люблин—Брестской операции 1-го Белорусского фронта, явившейся частью Белорусской стратегической операции, приняла казахстанская 27-я гвардейская стрелковая Новобугская Краснознаменная дивизия (командир генерал-майор Глебов Виктор Сергеевич, зам. командира по политчасти подполковник Никашин Дионисий Павлович). Сформированная в конце 1941 г. в Новоказалинске как 75-я морская стрелковая бригада, она отличилась в первых же боях у городов Старая Русса и Холм в феврале—марте 1942 г., вскоре получила звание гвардейской и была развернута в 27-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Позже она вела успешные бои северо-западнее Сталинграда, освобождала Донбасс, Приднепровье, Одессу. Летом 1944 г. в составе 8-й гвардейской армии с боями прошла от Ковеля до Вислы, форсировала ее и закрепилась на одном из участков будущего магнушевского плацдарма.
 
Итак, в освобождении юго-восточных, а потом и южных районов Белоруссии осенью 1943 г. и летом 1944 г. активное участие приняли сформированные в Казахстане 8-я стрелковая, 27-я гвардейская стрелковая дивизии, 209-й стрелковый Зайсанский и 173-й гаубичный артиллерийский полки. Эти части и полки проявили на земле братской республики высокие морально-боевые качества, за что в приказах Верховного Главнокомандующего им объявлялась благодарность за форсирование Сожа, Днепра и Припяти, за освобождение Речицы, Калинковичей, Мозыря и за прорыв вражеской обороны в районе Ковеля. Тысячи казахстанцев из этих и сформированных в других республиках полков и дивизий за подвиги на юго-востоке и юге Белоруссии были награждены орденами и медалями, а 45 наиболее отличившихся удостоены звания Героя Советского Союза.