Павел Белан. ЛЕТНИКИ ГРАЖДАНСКОЙ АВИАЦИИ И ОСОАВИАХИМА КАЗАХСТАНА НА ФРОНТАХ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека

Главная   »   Богатыри Крылатой Гвардии. П. С. Белан   »   Павел Белан. ЛЕТНИКИ ГРАЖДАНСКОЙ АВИАЦИИ И ОСОАВИАХИМА КАЗАХСТАНА НА ФРОНТАХ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ


 Павел Белан

ЛЕТЧИКИ ГРАЖДАНСКОЙ АВИАЦИИ И ОСОАВИАХИМА КАЗАХСТАНА НА ФРОНТАХ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
Утро 22 июня 1941 года круто изменило всю жизнь советских людей. «Все для фронта, все для Победы!»— этот призыв партии был воспринят как непреложный закон деятельности каждого трудового коллектива. Без промедления перестраивали они свою работу, в считанные недели налаживался выпуск новых видов продукции, необходимых фронту; изыскивали пути повышения производительности труда, наиболее полного использования производственных мощностей. Все резервы шли в дело, ибо война сразу же приобрела невиданные масштабы и потребовала от страны колоссального напряжения сил.
 
 Деятельность гражданской авиации была перестроена за считанные часы. Еще накануне планировались мирные рейсы по многочисленным воздушным трассам, в том числе И зарубежным, теперь они были отменены. Гражданский воздушный флот Страны Советов включался в боевую работу.
 
Не был исключением и ГВФ Казахстана — один из самых молодых и бурно развивающихся отрядов советской гражданской авиации, становление которого только начиналось. Достаточно сказать, что в 1930 году, когда было создано Казахское управление ГВФ, по новым авиалиниям было перевезено 8,35 пассажиров, 6,8 тонны почты и 8 тонн других грузов, а в 1939-м, когда протяженность постоянных воздушных линий республики достигла без малого 12 тысяч километров, самолеты гражданской авиации Казахстана перевезли почти 23 тысячи пассажиров и тысячи тонн народнохозяйственных грузов. К концу третьей пятилетки планировалось увеличить протяженность авиалиний республики в 2,3 раза, обеспечить устойчивую почтово-пассажирскую связь ее столицы с Москвой, областными центрами и промышленными узлами, с братскими республиками, связать удаленные от железных дорог районные центры с областными, расширить обслуживание тяготеющих к авиалиниям крупных рабочих поселков, совхозов и колхозов. Выполнить эти планы до конца не удалось. Началась война.
 
На Казахское управление ГВФ возлагались задачи, обусловленные самим расположением республики, находившейся в глубоком тылу. Это прежде всего восстановление поврежденных самолетов и авиамоторов, в которых фронт испытывал большую нужду. Успешно справлялся с этой работой коллектив Алма-Атинского авиаремонтного предприятия. Забегая вперед, скажем, что спустя небольшое время его коллектив занял первое место среди подобных предприятий страны.
 
Этими же причинами было обусловлено и то, что ГВФ Казахстана отводилась значительная роль в подготовке летных кадров. К двум уже имевшимся учебным авиаэскадрильям прибавились четыре новых. За первые два года войны они подготовили для фронта около двух тысяч пилотов, бортрадистов, мотористов и других авиационных специалистов. Успешная работа командиров учебных подразделений, летчиков-инструкторов, инженеров и техников М. П. Аничкина, Г. М. Галахтеева, Л. И. Мельникова, Я. А. Сафроновского, С. И. Сигитова, Ф. И. Уварова, С. Ф. Фонова и других неоднократно отмечалась благодарностями командования. Особенно радовали наставников боевые успехи их питомцев. С гордостью восприняли они весть о том, что семеро «первенцев»—А. Л. Блох, Бойко, А. Еремин, Канданалов, Куликов, Пономарев и Пяткин,— отличились в боях и награждены орденами Советского Союза.
 
Главным же направлением деятельности гражданской авиации Казахстана, как и всей страны, с первых дней войны стало авиатранспортное обслуживание действующей армии и непосредственное выполнение боевых заданий командования.
 
23 июня 1941 года Совет Народных Комиссаров СССР утвердил порядок работы ГВФ в военное время. Спустя два дня начальник Главного управления ГВФ генерал-майор авиации В. С. Молоков и начальник политуправления бригадный комиссар И. С. Семенов доложили заместителю председателя СНК СССР К. Е. Ворошилову, что к 25 июня закончено создание авиационных формирований особого назначения. Это были Киевская, Белорусская (место базирования — Смоленск), Прибалтийская (Великие Луки), Северная (Ленинград) авиагруппы, подчиненные соответствующим фронтам, Северный (Архангельск), Балтийский (Ленинград) и Черноморский (Симферополь) авиаотряды, приданные одноименным флотам, а также Московская авиагруппа особого назначения, предназначенная для выполнения заданий Наркоматов обороны и Военно-Морского Флота.
 
Казахское управление ГВФ направило в авиационные группы и отряды особого назначения 150 лучших работников летно-подъемного состава, в том числе 115 нилотов, 14 бортмехаников, 15 бортрадистов, а также 113 специалистов наземных служб — инженеров, техников, мотористов и других. Коммунисты и комсомольцы составляли 70 процентов от этого числа.
 
Значительная часть авиатеров-казахетанцев (41 человек) была зачислена в Московскую авиагруппу особого назначения (командир В. М. Коротков, комиссар И. М. Карпенко), которая 6 ноября 1942 года была реорганизована в 1-ю авиационную транспортную дивизию ГВФ, а 5 ноября 1944-го — в 10-ю гвардейскую авиационно-транспортную дивизию. О мастерстве, опыте и мужестве личного состава этого прославленного соединения свидетельствуют врученные за годы войны его летчикам, штурманам, инженерам, техникам, другим авиаспециалистам 2434 боевых награды. На самые горячие участки фронта направляло командование экипажи Московской авиагруппы ГВФ — 10-й гвардейской авиатранспортной дивизии. Достаточно сказать, что 416 воздушных бойцов, наряду с другими боевыми орденами и медалями, были отмечены медалью «За оборону Москвы», 210—«За оборону Ленинграда», 127—«За оборону Сталинграда», 31—«За оборону Севастополя», 2—«За оборону Одессы». Еще одна цифра, характеризующая работу гвардейцев: 261 из них удостоен медали «Партизану Отечественной войны» I и II степеней.
 
Коротко расскажем о боевых действиях авиаторов из Казахстана, оказавшихся в составе этого соединения.
 
Осенью 1941 года, когда вокруг Ленинграда сомкнулось кольцо вражеском блокады, Государственный Комитет Обороны СССР принял постановление «Об организации транспортной воздушной связи между Москвой и Ленинградом». Московская авиагруппа ГВФ особого назначения, на которую легла основная тяжесть выполнения этого решения, выделила для обслуживания воздушного моста шесть эскадрилий. Первый полет совершили 10 октября летчики эскадрильи Владимира Александровича Путинского, перебазировавшейся на полевой аэродром у станции Хвойная Ленинградской области. Кроме командира, в 30-х годах работавшего пилотом в Казахстане, в эскадрилье служили 10 наших земляков, в том числе летчики Валерий Александрович Цветков, Петр Михайлович Русаков и Михаил Дмитриевич Архиреев.
 
Основная задача эскадрилий, выделенных для полетов в Ленинград и объединенных в группу С. Н. Шарыкина, заключалась в доставке защитникам невской твердыни продовольствия и наиболее дефицитных видов боеприпасов, а также материалов для их изготовления на местных предприятиях. Обратными рейсами авиаторы вывозили рабочих и специалистов эвакуируемых предприятий, раненых воинов, детей.
 
Работе «воздушного моста» постоянно препятствовала вражеская авиация. Поэтому на всех самолетах Ли-2 и ПС-84 были установлены турельные пулеметы, транспортные машины летали в сопровождении истребителей. А чтобы избежать потерь от зенитного огня, полеты производились на минимально допустимых высотах.
 
Среди казахстанских авиаторов, участвовавших в этой работе, следует назвать Алексея Алексеевича Васильева. В довоенные годы он первым из пилотов КУГВФ освоил все типы самолетов гражданской авиации, в числе первых стал летать на трассе Алма-Ата — Москва, раньше других стал «миллионером», то есть налетал миллион километров. 23 июня 1941 года Васильев со своим экипажем—штурманом В. Волковым, бортмехаником Исааком Изральеви-чем Палеесом и бортрадистом Василием Ивановичем Окопным — был уже а Москве, а на следующий день вылетел с почтой в штаб Юго-Западного фронта. Здесь ему было приказано доставить в далекий тыл врага парашютиста. Ночью, преодолев линию фронта и зону противовоздушной обороны противника, ПС-84 прибыл в заданный пункт (теперь мы можем уточнить, что это было в Румынии), и парашютист покинул машину.
 
Позже экипаж Алексея Васильева неоднократно высаживал специальные группы на территории временно оккупированных врагом районов Украины, в августе доставлял боеприпасы нашим войскам, дравшимся в окружении южнее Умани.
 
Много раз самолет Васильева попадал под огонь зенитной артиллерии противника й его истребителей. Когда вражеские бомбардировщики совершили налет на наш аэродром в Кировограде, самолет Васильева был буквально изрешечен осколками, но опытные механики и техники быстро отремонтировали машину. Позже, уже в Вознесенске, самолет наших земляков был так поврежден, что оставалось сжечь его. Но Васильев сумел поднять его в воздух, довести до Харькова, где машина была восстановлена.
 
Позднее А. А. Васильева назначили командиром особого отряда воздушных кораблей, используемого Военным советом Ленинградского фронта для связи с защитниками островов Моонзундского архипелага.
 
Отряд был сформирован 1 октября и состоял из четырех экипажей— самого А. А. Васильева, Романа Александровича Хосаева (комиссар отряда), В. С. Литвинова и В. И. Шутова. В ночь на 5 октября по личному распоряжению А. А. Жданова Васильев и Литвинов отправились в первый полет. Маршрут был разработан с участием штаба ВВС Краснознаменного Балтийского флота, в состав экипажей были включены два лучших штурмана авиачастей КБФ В. Д. Салато и Агафонов.
 
Самолеты шли над Финским заливом в облаках. Штурманы непрерывно вели расчет курса и высоты и вывели машины к цели, минуя заградительный огонь вражеских зениток. Летчики увидели внизу два острова. С одного из них взлетали зеленые ракеты, приглашая на посадку. Но сигнал был не тот, да и конфигурация береговой полосы не совпадала. А вот и зенитные орудия ударили... Но на другом острове показалась буква «С», составленная, как и было обусловлено, из керосиновых фонарей. Затем фонари развернулись в посадочное «Т». И вот уже самолеты на каменистом «пятачке», окаймленном лесами, рядом с деревней Майбе, на полуострове Сырве.
 
До 15 октября самолеты Васильева совершили семь полетов к защитникам Моонзунда. Три из них выполнил командир отряда. Летчики доставили 11,2 тонны боеприпасов и 1,6 тонны бензина, а на Большую землю вывезли 180 раненых воинов и членов семей командного состава сражающихся там частей.
 
Мы привели здесь несколько эпизодов, характеризующих условия, в которых работали экипажи Московской авиагруппы ГВФ особого назначения осенью 1941 года. Главным же является огромный вклад этой группы в оборону Ленинграда. С первых дней войны и до декабря 1941 года ее летчики совершили 3111 рейсов в Ленинград, доставили туда 6186,6 тонны грузов и 47,3 тонны почты, а оттуда вывезли 29 608 высококвалифицированных рабочих и специалистов, 20 491 раненого воина, 1016,7 тонны ценных грузов, 47,2 тонны почты, а также 144 пушки и 866 минометов, изготовленных ленинградцами и использовавшихся в обороне Москвы.
 
Одновременно Московская авиагруппа ГВФ принимала самое деятельное участие в Московской битве, обеспечивая боевые действия наземных войск. В частности, десятки вылетов были совершены для доставки боеприпасов, снаряжения и продовольствия окруженным войскам и партизанам и связи с ними, было вывезено много раненых бойцов.
 
Особое значение имела переброска в район Орла и Мценска частей 5-го воздушно-десантного корпуса полковника С. С. Гурьева, осуществленная 3—4 октября 1941 года силами авиационно-транспортной группы из 80 самолетов ПС-84 и переоборудованных бомбардировщиков ТБ-3. Летчики успешно выполнили свою задачу, высаженные ими десантники перекрыли шоссе Орел — Мценск и задержали противника до прибытия танковой бригады М. Е. Катукова и частей 1-го гвардейского стрелкового корпуса.
 
Самолеты ГВФ часто привлекались для разведки районов сосредоточения и маршрутов передвижения вражеских войск. Одним из признанных мастеров воздушной разведки стал пилот из Алма-Аты С. Ж. Ахметов.
 
В Московскую авиагруппу ГВФ особого назначения Салих Жумабаевич прибыл в сентябре 1941 года. В дни сражения под Москвой он часто привозил ценные разведывательные данные о противнике.
 
31 июля 1941 года по заданию Генерального Штаба Вооруженных Сил пять самолетов ПС-84 Московской авиагруппы доставили на южный фланг фронта, в Вознесенск, необходимые войскам грузы. Командование Южного фронта перенацелило их на доставку боеприпасов войскам, окруженным под Уманью. При выполнений очередного рейса в Теклиевку 2 августа на базу не вернулись два экипажа. Их судьба стала известна через две недели, когда второй пилот одного из них, В. М. Стенин, перешел линию фронта и вернулся на свою базу. Оказалось, что его машина была подбита, остальные члены экипажа погибли, а второй самолет сгорел в воздухе.
 
Вел этот второй корабль Степан Данилович Коваленко, вторым пилотом был Георгий Павлович Виноградов — старший сын выдающегося борда за власть Советов в Семиречье Павла Михайловича Виноградова.
 
Георгий Павлович родился в 1914 году в Алма-Ате. Работал инспектором сектора учета в Наркомате легкой промышленности Казахской АССР, затем управляющим делами Республиканского комитета профсоюза финансово-банковских работников. Вечерами он учился на рабфаке Алма-Атинского сельскохозяйственного института. В 1933 году он поступил в Тамбовскую школу пилотов ГВФ, в 1940-м окончил курсы высшей летной подготовки. В Московской авиагруппе ГВФ особого назначения Г. П. Виноградов ©казался в первые дни войны и с тех пор постоянно летал в экипаже С. Д. Коваленко.
 
Обстоятельства гибели и место погребения героического экипажа стали известны только через 24 года. Солдат срочной службы А. Д. Барабан записал и переслал в редакцию газеты «Красная звезда» рассказ деда о том, как самолет Коваленко был сбит у села Алексеево-Лутковка Маловисковского района Кировоградской области. Останки летчиков местные жители похоронили вблизи воронки, образовавшейся при взрыве машины.
 
Особое место в истории Московской авиагруппы ГВФ занимают по праву подвиги эскадрилий К. А. Бухарова и В. А. Пущинского, обеспечивших связь с Севастополем в последние дни обороны черноморской твердыни. О большой работе, проделанной этой авиатранспортной группой, говорится в приказе войскам Северо-Кавказского фронта. Приводим его текст:
 
«Авиагруппа особого назначения ГВФ прибыла 20 июня 1942 года в распоряжение Военного совета Северо-Кавказского фронта и в период с 21 июня по 1 июля 1942 года выполняла специальное задание по транспортировке боеприпасов и продовольствия героическим защитникам города Севастополя с посадкой на аэродроме «Херсонесский Маяк».
 
За десять дней произведено 229 ночных боевых вылетов. Перевезено 218 197 кг боеприпасов и продовольствие. Вывезено из Севастополя раненых 1542, летно-технического состава 620 человек и специального груза 11 770 кг.
 
Посадка на аэродроме «Херсонесский Маяк» производилась в обстановке интенсивного обстрела артиллерией противника и действий его бомбардировочной авиации...
 
Личный состав авиагруппы при выполнении спецзадания проявил мужество и отвагу.
 
Приказываю:
 
1. Считать выполнение боевых заданий всем составом авиагруппы с оценкой отлично.
 
2. Объявить всему личному составу авиагруппы, действующему на Северо-Кавказском фронте, благодарность.
 
3. Командиру авиагруппы особо отличившихся представить к правительственной награде».
 
Среди авиаторов, отличившихся в этой операции и отмеченных высокими правительственными наградами, были четыре экипажа, возглавляемых нашими земляками, ранее работавшими в системе КУГВФ. Это Иван Егорович Неронов, совершивший в эти дни 7 рейсов в осажденным Севастополь. Он доставил сюда более 15 тонн срочных грузов, вывез 159 человек, главным образом раненых офицеров, солдат и матросов. По нескольку труднейших рейсов выполнили Михаил Петрович Русаков и Николай Павлович Червяков. Особенно отличился Михаил Семенович Скрыльников, в экипаж которого входили штурмам А. М. Красинский, второй пилот Абдулла Насруддинович Керимов, бортмеханик Дмитрий Михайлович Глушков, бортрадист Мария Васильевна Чихирева, бортстрелок Александр Иванович Зобов, инженер по эксплуатации Виктор Антонович Колычев. Выполнив 8 рейсов, экипаж доставил в Севастополь около 15 тонн продовольствия и боеприпасов, а оттуда вывез 127 раненых бойцов. Самолет М. С. Скрыльникова покидал Севастополь последним. Он стартовал 1 июля 1942 года под обстрелом вражеских пулеметов. С этим последним рейсом в Краснодар прибыли руководители обороны города-героя во главе с командующим Севастопольским оборонительным районом вице-адмиралом Ф. С. Октябрьским.
 
Как мы уже знаем, казахстанские авиаторы с первых дней войны сражались в составе всех авиагрупп ГВФ. В частности, входили они и в Киевскую авиагруппу ГВФ особого назначения (позднее она была преобразована в 7-й, а в 1943 году — в 87-й гвардейский Сталинградский отдельный авиаполк ГВФ).
 
Здесь следует назвать прежде всего летчика Жолдасбека Нурумова. Родился он в 1912 году в селе Тент-Узяк Кзыл-Ординской области. В 1933 году окончил Балашов-скую школу пилотов ГВФ и стал пилотом казахстанских авиалиний. Когда отмечалась 23-я годовщина Великого Октября, его имя было названо среди лучших летчиков Казахстана. В составе Киевской авиагруппы Нурумоз налетал на Ли-2 около 2000 часов, успешно справляясь с самыми сложными боевыми заданиями. Он награжден орденами Красного Знамени, Отечественной войны I степени, Красной Звезды и медалями.
 
Мужество, хладнокровие и расчетливость всегда отличали пилота Киевской авиагруппы У. К. Беркутбаева. Уроженец аула № 22 Челкарского района Актюбинском области, Утегул Колдыгужинович окончил в Челкаре семилетнюю школу и поступил в Алма-Атинский железнодорожный техникум, а в 1937 году по комсомольской путевке был направлен в Тамбовскую авиашколу ГВФ. Окончив ее, летал на линиях КУГВФ. С 28 июля 1941 года Беркутбаев на фронте, в Киевской авиагруппе. Он перевозил офицеров связи, доставлял срочные оперативные документы в штабы сражающихся частей. За успешное выполнение заданий командования он в начале 1942 года был награжден медалью «За боевые заслуги».
 
Прилетев в очередной раз в расположение наступающей части, Утегул увидел, что поляна, на которой он намеревался посадить самолет, заминирована. Контуры минного поля хорошо просматривались, посадку летчик произвел на безопасном месте по соседству. Пилот задание выполнил. А самолет все же получил серьезные повреждения: под травой поляны оказались бугры и ямы. Начался артиллерийский обстрел, но авиатехник Г. А. Яскевич, земляк Беркутбаева, сумел исправить поломки.
 
В Киевской авиагруппе несли службу еще 24 казахстанца. К концу войны все они были отмечены правительственными наградами. Орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги» был награжден авиатехник П. К. Колегов, грудь летчика старшего лейтенанта А. Е. Гуменюка украсили орден Красной Звезды, два ордена Отечертвенной войны II степени, медаль «За боевые заслуги» и медаль братской Чехословакии.
 
В сентябре 1941 года, когда в Киевскую влилась Харьковская авиагруппа ГВФ, к 27 служившим здесь казахстанцам прибавилось ещё 12. Это пилоты Веньямин Васильевич Булатников, Павел Петрович Матвеев, Константин Иванович Мельников, Александр Григорьевич Тамбовцев и Николай Павлович Червяков, инженер Виталий Александрович Самборский, бортмеханики Василий Герасимович Кондратьев и Семен Максимович Николаев, бортрадисты Игнат Федорович Моисеенко, Николай Андреевич Постников, Михаил Николаевич Тырышкин и Дмитрий Афанасьевич Ширингин. К сожалению, мы пока не располагаем материалами об их боевых делах. Известно лишь, что А. Г. Тамбовцев, работавший на линиях гражданской авиации Казахстана с 1933 года, за годы войны налетал на самолетах различных типов 5750 часов и был удостоен орденов Отечественной войны II степени, Красной Звезды, медали «За оборону Киева», а работавший с 1937 года комиссаром одного из авиаотрядов КУГВФ П. П. Матвеев стал кавалером ордена Отечественной войны I степени, трех орденов Красной Звезды и медалей «За оборону Ленинграда», «За оборону Москвы» и «За оборону Севастополя».
 
Служили наши земляки и в подразделениях Юго-Западной авиагруппы ГВФ особого назначения, преобразованной в 9-й, а затем в 69-й отдельный авиаполк ГВФ. В списке ее личного состава на 15 сентября 1941 года значатся имена пилота первого класса, заместителя командира авиагруппы по летной части Николая Павловича Петракова, десяти других пилотов и пяти авиатехников из Казахстана. Отсутствие в этом перечне бортмехаников, радистов, стрелков и специалистов наземной службы позволяет считать, что это неполный список.
 
 Десять экипажей КУГВФ, прибывших 17 августа 1941 года в распоряжение Юго-Западной авиагруппы ГВФ, были вооружены санитарными самолетами С-3 (одна из модификаций По-2). Они составили санитарное подразделение, во главе которого были казахстанцы Харитон Лукич Халаев (командир) и Леонид Данилович Орлов (комиссар). Вместе с ранее прибывшим из Сталинграда звеном оно вошло во вновь организованный 5-й санитарный авиаотряд. За первые три недели пребывания на фронте летчики звена X. Л. Халаева совершили более сотни вылетов в полевые медсанбаты за ранеными.
 
Напряженно трудились воздушные санитары. Пилот из Казахстана Сергей Прокофьевич Борисенко, например, за один только день 19 августа совершил восемь вылетов в медсанбаты и доставил в лечебные учреждения 16 тяжелораненых солдат и офицеров. Одним из них был летчик-истребитель Осипов, получивший опасное ранение в воздушном бою. Спасти его могла только немедленная помощь в специальном госпитале. Эта помощь подоспела вовремя в лице Сергея Борисенко. Уже несколько дней спустя от Осипова пришло письмо: «Дорогой Сергей Прокофьевич! Сегодня у меня радостный день: мне присвоили звание Героя Советского Союза, и я делюсь с тобой своей радостью, потому что ты спас мне жизнь. Крепко жму руку и желаю успехов в твоей почетной работе».
 
Так же самоотверженно и неутомимо трудились и другие пилоты санитарного авиаотряда. 6 ноября 1941 года начальник санитарного управления фронта отметил, что за неполных четыре месяца авиаторы совершили 967 вылетов, вывезли из-под огня противника много раненых и доставили в прифронтовые лечебные учреждения 1,5 тонны грузов, 600 литров крови и столько же сыворотки.
 
Нередко санитарные машины привлекались для выполнения несвойственных им задач. Так, 12 августа 1941 года летчики-казахстанцы Яков Моисеевич Милявский и Петр Степанович Труфанов доставили в Кривой Рог группу офицеров штаба 6-й армии. Фашисты к тому времени уже вплотную подошли к городу, летчикам пришлось посадить самолеты на привокзальной улице. Пока офицеры выполняли порученное им задание, вражеская авиация совершила очередной налет на вокзал, и разрывом бомбы машину Милявского перевернуло на плоскости. К счастью, все обошлось без серьезных повреждений. С наступлением темноты самолет взлетел и доставил офицеров в свой штаб.
 
Вражеские истребители видели в утлых санитарных машинах легкую добычу и охотились за ними, заведомо зная, что самолеты с красным крестом на борту безоружны. 29 августа 1941 года они подбили машину Михаила Львовича Болгова. Пилот был ранен, но сумел доставить раненых бойцов на свой аэродром. Несколько раз был ранен в те дни другой наш земляк, Петр Семенович Труфанов, а 14 февраля отвернулось от него солдатское счастье: вывез раненых из района Днепропетровска, а к месту назначения не дошел. У села Чаплинка машину Петра Михайловича Мягкова настигли два «мессершмитта» и сбили ее. Вместе с летчиком и ранеными бойцами, которых он вывозил, погиб и авиатехник из Алма-Аты Николай Федорович Солодко. 19 июля 1942 года за линией фронта, в районе станицы Цимлянской был атакован вражескими истребителями и сбит самолет уже знакомого нам С. П. Борисенко, Летчик много дней и ночей пробирался к своим и сумел вернуться на базу. Получив новую машину, он продолжал опасную, но нужную людям работу. В феврале 1943-го Борисенко был направлен в Таманские плавни для связи с отрезанными частями Советской Армии. Он благополучно посадил машину на косе Свистельникова, выполнил задание командования. Но, отправляясь в обратный путь, погиб на взлете от шального вражеского снаряда. Смертью храбрых погибли незадолго перед этим его соратники по авиационной санитарной службе пилоты-казахстанцы Буйволов и Ипатов.
 
Наиболее важной задачей, возложенной на подразделения и части ГВФ, была связь с партизанскими отрядами и соединениями, действовавшими в тылу врага. Транспортные полки ГВФ и специально создаваемые время от времени авиагруппы забрасывали к ним опытных командиров и инструкторов, радистов, разведчиков, специалистов минного дела, доставляли оружие, боеприпасы, медикаменты, вывозили на Большую землю больных и раненых, женщин и детей. В составе авиагрупп, взаимодействовавших с партизанами, было немало казахстанцев.
 
Были они, в частности, в составе специальной группы, обслуживавшей партизан Крыма, созданной в сентябре 1941 года. Командовал этой группой С. И. Булкин. Базировалась группа в Адлере, а потом в Сухуми.
 
Полеты в Крым требовали большого мастерства. Производились они только в ненастную погоду в ночное время, сажать самолеты приходилось на ограниченных площадках в горах Крымской яйлы.
 
До апреля 1944 года, когда началось освобождение Крыма от врага, летчики группы С, И. Булкина совершили 435 самолето-вылетов к партизанам, в том числе 127 с посадкой. Они доставили сюда 2598 человек, 317 тонн боеприпасов, 118 тонн продовольствия и других грузов, а обратными рейсами вывезли 2118 раненых. Еще 309 самолето-вылетов (из них 31 с посадкой) к партизанам Крыма сделали летчики Юго-Западной авиагруппы ГВФ особого назначения. За активную помощь народным мстителям, отвагу, высокое боевое и летное мастерства 2-й гвардейский авиатранспортный полк 10-й гвардейской авиатранспортной дивизии ГВФ, в которую входила группа С. И. Булкина, получил почетное наименование Севастопольского.
 
Пepвый полет к крымским партизанам совершил пилот КУГВФ Петр Михайлович Русаков. На подготовленную партизанами площадку он дважды за одну ночь посадил свою машину, доставил 2,2 тонны продовольствия, в котором здесь испытывалась большая нужда, и вывез на Большую землю 25 больных и раненых партизан. Такую же смелость и мастерство проявили другие экипажи. 29 октября, 1942 года 242 партизана Джанкойского отряда (командир старший лейтенант Киселев) на своем общем собрании обратились со словами благодарности к авиаторам. Партизаны писали, что имена капитана С. И. Булкина, командиров кораблей П. М. Русакова, А. М. Быстрицкого, Ф. Ф. Ильченко и членов их экипажей «войдут яркой страницей в историю партизанской борьбы за Советский Крым».
 
3303 самолето-вылета к партизанам Белоруссии, Северо-Запада РСФСР и Прибалтики сделали за годы войны авиаторы 120-го гвардейского авиационного Инстербургского ордена Александра Невского полка ГВФ. Входят в это число и 74 полета уже знакомого читателю казахстанца старшего лейтенанта М. С. Скрыльникова.
 
Особенно памятным оказался для него вылет за раненными партизанами и взаимодействовавшими с ними конниками гвардейского кавалерийского, корпуса генерала П. А. Белова 13 июня 1942 года. Намечалось произвести посадку в районе Зуи, но посадочная площадка оказалась занятой врагом, и летчик приземлил самолет среди болот. Поднять машину было невозможно, пришлось ее сжечь Экипаж Скрыльникова вывез пилот В. П. Бибиков, посадивший для этого свой самолет на проселочную дорогу, по которой уже приближались вражеские автоматчики. Но помешать они не смогли: П. И. Колесников и А. И. Сукоркин, барражируя над дорогой, вынудили фашистов залечь. Прикрываемый боевыми друзьями, Бибиков поднял машину и доставил экипаж Скрыльникова  на базу.
 
Личный состав 105-го гвардейского Паневежского авиатранспортного полка ГВФ за годы войны совершил в тыл врага 3552 самолето-вылета. По 50 и более полетов к партизанам сделали пилоты из Чимкента Александр Львович Блох, Александр Еремин и Иван Пяткин. У авиаторов установились поистине братские отношения с партизанской бригадой имени Краснознаменного Ленинского Комсомола, сражавшейся в Белоруссии. Узнав, что гвардейцы-авиаторы решили собрать деньги на покупку самолета в подарок партизанам, народные мстители и жители защищаемого ими района тоже включились в сбор средств. 6 мая 1943 года командир партизанской бригады Райцев обратился к командиру 105-го гвардейского полка ГВФ майору Евгению Томасовичу Клуссону с письмом. «В зимний период, в метель и пургу славные летчики вашего полка завозили нам боеприпасы, литературу, вывезли 100 наших тяжелораненых партизан, укрепляя сердечную любовь наших бойцов К своей Родине, жгучую ненависть к немецкому фашизму», Заканчивалось послание дружбы сообщением о первых двадцати тысячах рублей, собранных на приобретение самолета.
 
Примеров совместного участия авиаторов, партизан и населения временно оккупированных районов в создание фонда обороны много. Они убедительно показывают единство мыслей и действий советских людей, единство, нарушить которое не могли ни линия фронта, ни жесточайший режим оккупации.
 
Известно, что подвиги, совершенные в небе, рождаются на земле. Надежность боевой машины в полете обеспечивается работой инженеров и техников, механиков и мотористов, специалистов по радио- и электрооборудованию, работников других наземных служб. Архивы сохранили много документов, рассказывающих об их доблестном труде. Неоднократно упоминается, например, авиатехник Павел Викторович Каравацкий. Однажды он при 35-градусном морозе за одну ночь заменил радиатор и колесо самолета, поздно вечером вернувшегося из Ленинграда. Утром машина ушла в новый рейс в осажденный город. Следует добавить, что так же упорно трудилась в Алма-Ате в авиаремонтных мастерских КУГВФ и его жена Лидия Федоровна, технолог самолетного цеха.
 
1650 самолето-вылетов обслужил моторист Жармухамед Койчубаев, 2399— техник по спецооборудованию Павел Михайлович Дворцов. Василий Андреевич Дымокуров и Иван Васильевич Муравьев обеспечили межремонтный безаварийный налет обслуживавшихся ими моторов от 600 до 750 часов при норме в 400—500 часов. Настоящими мастерами своего дела и патриотами показали себя фактически все работники инженерно-техничеекой службы частей ГВФ особого назначения. Упорным трудом, нередко иод обстрелом врага, они своевременно готовили машины к полетам, ремонтировали в возвращали в строй поврежденные. Летчики считали их равноправными членами экипажей, высоко оценивая их вклад в борьбу с врагом.
 
Отличное знание техники, высокое летное мастерство, все качества инициативных и умелых воздушных бойцов на фронтах Великой Отечественной войны показали и летчики, подготовленные аэроклубами Осоавиахима—Общества содействия оборонному и авиационно-химическому строительству (ныне ДОСААФ). Созданные в середине 30-х годов, они к началу войны подготовили тысячи спортсменов-пилотов, многие из которых завершили свое авиационное образование в военных училищах.
 
В Казахстане действовали пять аэроклубов. Осоавиахима. Сотни их питомцев отважно сражались на фронтах, стали подлинными асами Военно-Воздушных Сил. Это Герои Советского Союза Н. Абдиров, А. Г. Батурин, Н. И. Должанский, П.. Ф. Железняков, Ф. И. Рогульский и другие. Здесь мы назовем тех, чей вклад в разгром немецко-фашистских захватчиков не подучил широкой известности.
 
Расскажем прежде всего о пилоте Алма-Атинского аэроклуба Павле Павловиче Виноградове—втором сыне героя революционной борьбы и гражданской войны в Семиречье. Родился он в 1921 году. Трудовую деятельность начал бухгалтером, одновременно учился в аэроклубе. 22 апреля 1939 года совершил первый самостоятельный полет, через год поступил в военную авиационную школу пилотов. Окончил ее в июне 1941 года и был направлен летчиком-инструктором в Невинномысскую авиашколу. В январе 1942 года добился назначения в 763-й легкобомбардировочный авиационный полк, с которым месяцем позже отправился на фронт.
 
На вооружении полка состояли самолеты У-2 (переименованные позже в По-2). Эти тихоходные машины предназначались для обучения летчиков, а не для боя. Но в первые же месяцы войны показали, что они с успехом могут быть использованы для ночных бомбардировочных действий. Немецко-фашистское командование, обеспокоенное уроном, который наносили фашистам эти машины, назначило за каждый сбитый У-2 денежную премию в 2000 марок — вдвое больше, чем за сбитый истребитель,
 
В течение девяти месяцев пребывания в 763-м авиаполку сержант Павел Виноградов совершил более 120-ночных вылетов на бомбардировку живой силы и техники противника. Он поднимался в воздух, как отмечал его однополчанин старший лейтенант А. Любимцев, «не считаясь ни с трудностями, ни со сложной метеорологической обстановкой».
 
В последующие полтора года — с февраля 1943-го по октябрь 1944-го — младший лейтенант Виноградов сделал 1079 вылетов, в том числе 230 на разведку, в последние полгода войны— еще 139 вылетов, часть из них — на бомбардировку гитлеровских войск в районе города Салдуса. Демобилизовался старший лейтенант Виноградов по состоянию здоровья с должности заместителя командира эскадрильи в апреле 1946 года. За боевые подвиги был награжден орденами Красного Знамени, Отечественной войны I степени, Красной Звезды и медалями. Некоторое время работал в ГВФ, затем — начальником учебной части Алма-Атинского аэроклуба, когда-то давшего ему путевку в небо. Здесь он трудился почти до последнего дня жизни. П. П. Виноградов умер в 1958 году.
 
Человеком прекрасной судьбы, прожившим как бы две жизни, стал питомец Семипалатинского аэроклуба Леонид Викторович Афанасьев. Окончив Оренбургское военное авиаучилище, он осенью 1942 года прибыл на фронт. Воевал мастерски. За образцовое выполнение заданий командования Л, В. Афанасьев был награжден орденом Красного Знамени. Вскоре тяжелое ранение на целых три месяца вывело его из строя. И снова ходил на боевые задания, несмотря на то, что изувеченная нога почти не слушалась. Он нашел выход: перед вылетом прикреплял ступню ноги к педали ремнями...
 
  Закончилась война, кавалер трех орденов (он получил еще ордена Отечественной войны I степени и Александра Невского) демобилизовался из Вооруженных сил и поступил на композиторский факультет Алма-Атинской консерватории, успешно окончил ее, затем аспирантуру. За дипломную работу — концерт для скрипки с оркестром — Афанасьев был удостоен Государственной премии СССР. Первый успех окрылил молодого композитора, и он создает целую серию произведений, тепло принятых специалистами и любителями музыки. Это были соната, посвященная Ленинграду, струнный квартет, концертный вальс для симфонического оркестра и, наконец, музыка к кинофильмам «Память сердца» и «Призвание».
 
О питомцах Осоавиахима Казахстана, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны, написано много, еще больше будет написано впредь. Здесь же мы остановимся на боевом пути авиационных частей, сформированных из воспитанников столичного аэроклуба.
 
 Незадолго до войны Алма-Атинский аэроклуб был реорганизован в военную авиационную школу пилотов первоначального обучения. Формирование и руководство школой было возложено на кадрового офицера майора Петра Тимофеевича Василенко, а комиссаром школы стал член партии с 1920 года бригадный комиссар Василий Сергеевич Титов. Командирами отрядов и звеньев, летчиками-инструкторами стали работники и недавние воспитанники аэроклуба А. П. Долгов, А. Г. Макеев, П. М. Колта-евский; П. Ф. Павелковский, В. Т. Поздняков, Ф. И. Портнягин я другие.
 
Первая группа юношей—Альжанов, Койшибаев, Паш-курлат, Прохоров, Сарсембаев, Федотов, Черепов и другие —-всего 18 человек — была зачислена курсантами 26 июня 1941 года, а к августу укомплектование учебных подразделений было закончено. К учебе приступили около 600 молодых патриотов из Казахстана и Узбекистана, а также юношей призывного возраста, эвакуированных из Ленинградской области.
 
Одновременно с укомплектованием учебных подразделений велась разносторонняя подготовительная работа. Многие из переданных школе зданий надо было достроить или переоборудовать. Не хватало жилья. Большая часть самолетов и почти все полученные автомашины требовали капитального ремонта. Учебные пособия и литература поступили в недостаточном количестве. Но поддержка и всесторонняя помощь ЦК Компартии Казахстана, обкома и горкома партии, местных Советов и хозяйственных организаций, энергия и опыт руководителей помогли преодолеть эти трудности.
 
3 августа курсанты, а также молодые солдаты и офицеры подразделений обслуживания приняли Военную присягу. А со следующего дня начались учебные будни. Причем наряду с теоретической, общевойсковой и летной подготовь кой курсанты участвовали в строительстве учебных зданий, обустройстве аэродрома. Через три месяца около 300 курсантов уже летали самостоятельно на учебной машине.
 
Осенью поступил приказ о формировании на базе школы 662-го авиационного полка ночных бомбардировщиков. Школа отдала формируемой части своих лучших командиров, летчиков, механиков. Командиром полка был назначен М. П. Заплетняк, а военкомом — батальонной комиссар Полетаев. 1-ю эскадрилью возглавил старший политрук В. М. Савчук, 2-ю — старший лейтенант Я. К. Коваленко, командирами звеньев стали В. Т. Поздняков, В. М. Мошкин, С. П. Сазонов, Н. П. Пильщиков, А. Г. Макеев и П. М. Колтаевский. В течение нескольких недель полк был сколочен. Летчики овладели полетами ночью и в сложных метеорологических условиях с учебными стрельбами и бомбометанием. В канун нового, 1942 года 662-й полк отправился в действующую армию, «вошел в состав ВВС 52-й армии Волховского фронта.
 
Право первым совершить боевой вылет было предоставлено командиру звена лейтенанту В. Т. Позднякову. Родился Василий Тимофеевич в 1914 году в семье железнодорожника на станций Петровск-Забайкальский. Окончив семилетку и проучившись полтора года в школе ФЗУ, работал слесарем на Уралмаше в Свердловске. Здесь он занимался в аэроклубе, затем по комсомольской путевке был направлен в школу инструкторовтлетчиков. Окончив ее, он в предвоенные годы обучал летчиков в аэроклубах Осоавиахима.
 
И вот — ночь первого боевого вылета 5 февраля 1942 года, Бомбовый удар по опорному пункту гитлеровцев в среднем течении Волхова, в районе деревни Тютицы.
 
Задание он выполнил отлично.
 
Весной 1942 года газета ВВС 52-й армии «Воздушный боец» опубликовала первую статью В. Т. Позднякова, уже признанного мастера бомбовых ударов, «Как ориентироваться в полете ночью». Ее с интересом читали и изучали летчики ночных бомбардировщиков Волховского фронта. За этой статьей последовала серия других, ибо рос опыт летчика, который он осмысливал и анализировал. За высокую эффективность ударов по врагу, отвагу и умелую воспитательную работу с подчиненными В. Т. Поздняков одним из первых в полку был награжден орденом Ленина.
 
Признанными мастерами воздушной разведки стали однополчане Позднякова — командир звена старший лейтенант Петр Михеевич Колтаевский и его штурман сержант С. С. Кулик. Уже к апрелю 1942 года они сделали 60 вылетов на разведку. По данным одного из таких вылетов, полк всеми экипажами обрушился на колонну пехоты гитлеровцев, направлявшейся на фронт, и нанес ей тяжелые потери. В другую ночь опытные разведчики навели однополчан на автоколонну и железнодорожный эшелон с боеприпасами противника. И этот удар оказался эффективным.
 
Незаурядные способности летчика и организатора ночных ударов по врагу продемонстрировал Алексей Галактионович Макеев. Он также учился в Алма-Атинском аэроклубе, окончил его в 1937 году и был оставлен здесь летчиком - инструктором. За успехи в учебно-воспитательной работе в 1939—1941 годах трижды награждался Грамотой Верховного Совета Казахской ССР. За первые два года своего пребывания в 662-м авиаполку А. Г. Макеев совершил 499 вылетов на связь и 246—на бомбардировку войск в ближних тылах противника. Особенно запомнили в полку боевой вылет, совершенный им в ночь на 6 марта 1942 года... Перед выходом на цель машина Макеева попала под мощный огонь зенитных пулеметов. Мотор стало сильно трясти, но причину выяснить было некогда. Макеев и его штурман Адаменко не изменили курса и, отбомбившись, повернули на свой аэродром. Долететь, однако, не удалось: пришлось произвести вынужденную посадку. Осмотрели машину. Мотор в исправности, но у винта отбит конец лопасти. Летчики обстругали ножами и выровняли пострадавшую лопасть, а вторую укоротили. Завели двигатель—вибрация почти не ощущается. Благополучно взлетев, добрались до своего аэродрома.
 
А. Г. Макеев закончил войну в звании капитана, награжден орденами Ленина, Отечественной войны обеих степеней и Красной Звезды. Демобилизовавшись, он многие годы трудился на Алма-Атинском заводе тяжелого машиностроения.
 
662-й авиаполк успешно выполнял боевые задачи. О степени напряженности его деятельности говорят сведения по 1-й эскадрилье. За первые три с половиной месяца пребывания на фронте ее командир старший политрук В. И. Савчук, командиры звеньев лейтенанты В. Т. Поздняков и В. М. Машкин, пилоты Г. А. Александров, И. И. Иванов, Д. 3. Мухтаров, К. Ф. Мякишев, М. Т. Орехов и Чнмерихин к 18 мая 1942 года совершили 758 боевых вылетов, в том числе 45 на разведку, 129 — по связи, 131—для транспортировки грузов и 458 — на бомбометание. При этом только 127 вылетов выполнено в дневное время, а все остальные — ночью.
 
Военный совет 52-й армии положительно оценил действия части, большая группа летчиков и технических специалистов была отмечена правительственными наградами. В 1943 году на базе полка была сформирована 556-я отдельная авиационная эскадрилья связи. Ею командовал майор В. Т. Поздняков. Летчики совершили 2350 боевых вылетов на бомбардировку войск и объектов противника и 4050 вылетов на связь. Она участвовала в окружении и разгроме корсунь-шевченковской и ясско-кишиневской группировок фашистов, помогала наземным войскам освобождать города Черкассы, Смела, Умань, форсировать Днепр, Днестр, Прут и другие большие и малые реки, участвовала в боях за румынские города Яссы и Хуши, германские города Бернштадт, Намслау и Ельс. В этих боях эскадрилья заслужила почетное наименование «Черкасской» и орден Богдана Хмельницкого III степени.
 
Осенью 1942 года на базе Алма-Атинской военной авиашколы пилотов первоначального обучения были сформированы еще два полка ночных бомбардировщиков — 991-й и 992-й,
 
О первом из них пока удалось собрать очень мало сведений. В фонде полка в Центральном архиве Министерства обороны СССР нами обнаружены протоколы 19 заседаний партбюро части, состоявшихся с 11 сентября 1942 года по 19 июня 1943 года. В состав партбюро тогда входили старший политрук Д. П. Беларев (парторг полка), майор М. Ф. Грушкин, старший политрук Бакланов, техник-лейтенант Сахаревич и Лейбов. В одном из протоколов названо имя командира части — капитана Кица, в другом — военкома, старшего батальонного комиссара Козлова.
 
По документам 211-й бомбардировочной авиадивизии 3-й воздушной армии, в которую входил 991-й авиаполк, удалось установить, что его личный состав участвовал в Великолукской, Ржевско-Вяземской, Смоленской, Невельской, Полоцко-Витебской и Городокской наступательных операциях Калининского фронта, в освобождении Белоруссии, Латвии и Литвы, в разгроме курляндской и восточно-прусской группировок противника.
 
Конкретные боевые дела части, к сожалению, в упомянутых материалах не описываются, а из личного состава, кроме названных, встречаются имена нескольких летчиков (Пирожок, Соловьев, Сухоручкин, Гусев), механиков звеньев (Жильников, Семченко и Хлопцев), ряда авиаспециалистов (Абрамов, Бошков, Гришухин, Кравцов, По-лубан, Попов и Сахнов).
 
Лишь в 1980 году, благодаря военному журналисту полковнику запаса П. Акулову, стала известна одна из ярких страниц в летописи части — о деятельности специального авиаотряда при Белорусском штабе партизанского движения, сформированного из лучших летчиков 991-го авиаполка. Командовал отрядом старший лейтенант Сергей Филиппович Сараев. Летчики доставляли партизанам офицеров связи, инструкторов минно-диверсионной службы и других специалистов, вывозили на Большую землю раненых. Авиаторы хорошо помогали партизанской бригаде «Пламя». Они регулярно совершали посадки у сел Ровное Поле, Селявщина, у Леснянского озера. Особенно важную роль сыграл авиаотряд наших земляков осенью 1943 года, в разгар «рельсовой войны»—специальной операции белорусских партизан, парализовавшей движение поездов на всей занятой врагом территории Белоруссии. Авиаотряд Сараева бесперебойно доставлял взрывчатку партизанам Витебской, Минской и Могилевской областей.
 
Не все полеты к народным мстителям кончались благополучно. Однажды машина летчика В. Фадеева и штурмана П. Колосова была сбита противником. Под покровом ночи друзья спаслись на парашютах и добрались в партизанскую бригаду И. Изохи, а оттуда в свою часть. В другой раз был подбит самолет младшего лейтенанта П. Сухоручкина, на борту которого находились раненые. Летчик сумел посадить машину и спасти своих пассажиров. В одном из разведывательных вылетов он погиб.
 
В сентябре 1942 года на базе Алма-Атинской авиашколы пилотов первоначального обучения был сформирован 992-й авиационный полк ночных бомбардировщиков. Его командиром стал капитан Чистовский Герман Яковлевич, военкомом— Грибченко Андрей Данилович, начальником штаба — подполковник Гайворонский Степан Семенович. Почти весь летный состав полка был набран из питомцев Алма-Атинского аэроклуба. Полк отправился в действующую армию, на Северо-Западный фронт, в январе 1943 года. Незадолго перед этим командиром 992-го авиаполка стал полковник Девятое Николай Михайлович, остававшийся на этом посту до окончания войны.
 
Первое боевое задание 992-й авиаполк выполнил 4 марта 1943 года. В 23 часа восьмерка По-2 поднялась в воздух с взлетно-посадочной полосы близ села Воротавино. Когда самолеты пересекали линию фронта, они были встречены вражескими прожекторами и зенитной артиллерией, а вблизи целей — и истребителями противника. Умело маневрируя, летчики ушли от опасности и метко сбросили бомбовый груз в районе СокоЛово, Леушено, Байково на авиаколонну, шедшую по дороге Марвино— Байково. КЗ часам утра 5 марта пятерка По-2 совершила еще один удар по тем же объектам, а следующей ночью 15 самолетов совершили 38 боевых вылетов, обрушив свой удар на узлы сопротивления гитлеровцев в районе Васильевщина, Воскресенское, Зубакино, Учно. Противодействие средств ПВО противника на этот раз было слабее: время и маршруты полетов были выбраны более удачно.
 
Напряжение боевой работы нарастало: части оперативной группы войск генерала Хозина и 68-й армии пошли в наступление между Старой Руссой и Холмом, и 992-й авиаполк, поддерживая наземные войска, к 5 апреля совершал 614 боевых вылетов. Наряду с ночными налетами на вражеский передний край и важные объекты его тыла совершались полеты по доставке наземным войскам оперативных документов, боеприпасов, донорской крови в медсанбаты и вывозу раненых.
 
Весной 1943 года полк был включен в состав формировавшейся тогда 312-й ночной легкобомбардировочной авиадивизии, вошедшей летом в состав 5-й воздушной армии Степного фронта. 22 августа он уже участвовал в боях и за 10 дней совершил 388 боевых вылетов, сбросив на оборонительные рубежи, колонны войск и техники фашистов в районе Харькова, Мерефы, Новой Водолаги, Люботина, Бахметьевска и других более 56 тонн авиабомб.
 
Запомнилась авиаторам-казахстанцам и битва за Днепр, разгоревшаяся осенью 1943 года. 992-й полк поддерживал тогда войска 7-й гвардейской армии, расширявшей свой Бо-родаевский плацдарм к северо-западу от Днепродзержинска, а потом части 52-й армии, штурмовавшие Черкассы. В отдельные ночи полк делал до 170 вылетов на поддержку наземных войск, дравшихся на плацдармах. Всего же за сентябрь-декабрь 1943 года казахстанцы совершили 1855 боевых вылетов в районы Александрии, Бородавки, Пяти-хатки, Кривого Рога, Павлыша, Смелы, Балаклеи, Кон-стантиновки и другие на Правобережной Украине. За отвагу, проявленную личным составом в боях за освобождение города Черкассы, полку присвоено почетное наименование «Черкасский».
 
Успешное выполнение задач, возлагавшихся командованием, явилось результатом большой организаторской и политико-воспитательной работы командования части, партийной и комсомольской организаций. Ее умело направляли командир полка полковник Н. М. Девятое, его заместитель по политчасти майор А. Д. Грибченко, парторг капитан Сергей Сергеевич Амосов, комсорг лейтенант Непогодин. Постоянно росло партийно-комсомольское ядро 992-го авиаполка. Перед отправкой на фронт его парторганизация объединяла 13 членов и 5 кандидатов в члены партии, а в августе 1943 года — 50 членов и 35 кандидатов. До начала 1944 года еще 21 воин части вступил в члены и 24 — в кандидаты партии. Комсомольская организация за один лишь 1943 год рекомендовала в ряды Коммунистической партии 21 своего питомца, и сама выросла за это время на 17 человек.
 
10 февраля 1944 года все пилоты и командиры звеньев полка были отправлены для переучивания на Ил-2, а на их место прибыло 76 молодых летчиков. До апреля командиры эскадрилий и их заместители, офицеры штаба полка готовили новичков к боевой деятельности. Летное и методическое мастерство опытных летчиков, стремление молодых поскорее заменить выбывших и внести личный вклад в вооруженную борьбу с врагом помогли быстро вернуть части ее высокие боевые качества, которые проявились в Ясско-Кишиневской, Дебреценской, Будапештской и Пражской операциях 1944—1945 годов. В журнале боевых действий,политдонесениях и других документах того времени среди отличившихся воинов, как и раньше, часто упоминаются имена двух замечательных летчиков —П. Ф. Павелковского и Ф. И. Портнягина.
 
Петр Францевич Павелковский, сын сибирского крестьянина, в 1927 году прибыл на строительство Турксиба, где трудился сначала костыльщиком, а последующие пять лет — шофером. Потом работал в Алма-Ате и учился в аэроклубе. В 1934 году стал планеристам, через год — летчиком, потом летчиком-инструктором. За пять предвоенных лет и первый год воины Петр Павелковский дал путевку в небо десяткам юношей и девушек столицы республики.
 
В 992-м авиаполку П. Ф. Павелковский служил с первого и до последнего дня, совершил 309 боевых вылетов на разведку и бомбардировку войск противника. Ни разу не удалось врагу повредить его самолет. Причиной такого «везения» явились дисциплинированность, собранность, требовательность офицера к себе, отличное знание машины, большой опыт самолетовождения в сложных метеорологических условиях.
 
За эффективные удары по врагу, личное мужество и умелое воспитание подчиненных коммунист Павелковский был отмечен орденами Красного Знамени, Отечественной войны I степени, Красной Звезды и несколькими медалями.
 
Кавалером двух орденов Красного Знамени и ордена Отечественной войны I степени стал Федор Иванович Портнягин, бывший батрак из села Шумиха Кемеровской области. В 24 года он поступил в Ульяновскую школу инструкторов-летчиков Осоавиахима и с 1939 года работал в Алма-Атинском аэроклубе. В 992-м полку служил до середины сентября 1944 года командиром звена и заместителем командира эскадрильи. Совершил 361 вылет днем и 243 боевых вылета ночью, в том числе 20 — на доставку пополнения и грузов партизанам. Ему, одному из немногих в полку, была вручена медаль «Партизану Отечественной войны» II степени. Добавим, что Ф. И. Портнягин уже после войны за безупречную службу в военной и гражданской авиации награжден орденом Красного Знамени и двумя орденами Красной Звезды.
 
Отлично выполняли боевые задания и другие воины 992-го полка. Кавалерами многих орденов стали пилоты Ф. С. Кузовиткин, С. Я. Добрушкин, И. Е. Селезнев, штурманы С. В. Васин, Н. В. Самков, Л. В. Лаптев, Н. Н. Орлов, старший инженер полка Ш. С. Еникеев, техники П. В. Нагибин, П. М. Яковлев, Г. И. Озерский, механики Д. А. Белаш, А. Н. Низовцев, мастера по авиавооружению П. 3. Доценко, А. И. Фомин и другие.
 
Итоги боевой деятельности 992-го авиаполка характеризуются следующими данными. Помогая войскам Северо-Западного, Степного и 2-го Украинского фронтов, его летчики совершили 7652 боевых вылета, уничтожили 245 солдат и офицеров противника, 3 самолета (на аэродромах), 19 батарей зенитной и столько же полевой артиллерии, 1056 автомашин, 11 зенитных прожекторов, 110 переправ, 2 баржи и 4 склада. К почетному наименованию «Черкасский» добавились два новых отличия части: 14 ноября 1944 года за содействие наземным войскам во взятии города Дебрецен полк был награжден орденом Богдана Хмельницкого II степени, а 26 апреля 1945 года за участие в прорыве обороны гитлеровцев западнее Будапешта и взятии городов Естергом, Несмей, Фельше-Гала и Тата — орденом Суворова III степени.
 
* * *
 
Боевые дела летчиков, штурманов, работников авиационно-технической службы, служивших до войны в подразделениях Казахского управления ГВФ, а также работавших я учившихся в аэроклубах Осоавиахима республики, незабываемы. В небе войны они показали отличное знание техники, большое летное искусство, отвагу, выдержку, находчивость — прекрасные черты воздушных бойцов. Но прежде всего —свою беспредельную любовь к Отчизне, готовность даже ценой собственной жизни отстоять ее свободу и независимость.