Каталог детских новогодних подарков 2018 konfetdvor.ru.


 ЖЕНА ЧИНГИЗ-ХАНА, БОРТЕ

К мировому владычеству шел Чингиз-хан через море крови и горы трупов, оставались за ним и кровь, трупы близких. Не мудрено, «Повелителя Четырех Сторон Света» отличали изощренная жестокость и мстительность. Борясь за влияние на сородичей, он убил брата своего, Бектера. По ложному подозрению, едва не лишил жизни другого брата, Хасара.

 

Подозревая в покушении на власть, отравил будто бы старшего сына, Джучи, рожденного от старшей жены, Борте, — представительницы древнего казахского племени конырат.
 
Судите сами, легко ли было быть женою—да еще старшей, главной, если можно так выразиться, такого человека. Одна эта многотрудная и по своему почетная доля делает казашку Борте, опять-таки выражаясь современным языком, — звездой. Борте — звезда и по другой, более важной в данном случае для нас причине: ее и Чингиз-хана потомки — Керей и Жанибек основали в свое время Казахское государство — ханство. Что и говорить, жизнь этой женщины заслуживает того, чтобы на нее обратили благосклонное внимание отдаленные поколения.
 
Есугай-баатур, отец Темучина, в будущем Чингиз-хана, возглавлял улус, объединявший несколько монгольских племен. Вез Есугай Темучина сосватать ему невесту из того же рода, из какого была его собственная жена и мать Темучина, Оэлун. Повстречался ему в пути Дай-сечен, поджидавший знатного Есугая. Дай-сечен радушно поприветствовал Есугай-бататура, назвал сватом, предложил взглянуть на свою дочь. Принял Есугай предложение. Зашел к Дай-сечену. Взглянул на его дочь, юную красавицу Борте. Приглянулась она ему сразу. Так глазами отца «выбрал» Темучин невесту.
 
Есугай-баатур, по старинному монгольскому обычаю, оставил сына в зятьях у Дай-сечена, а сам уехал по делам. В пути был отравлен врагами и, возвратившись домой, умер.
 
В юном женихе Борте еще ничто не предвещало будущего грозного властителя. Так он... панически боялся собак, имел другие слабости, простительные для его возраста. Не скоро еще начнет превращаться Темучин в Чингиз-хана. Но и таким полюбила его Борте, а он — ее.
 
Шло время. Темучин и Борте поженились, стали настоящими мужем и женой. Справляли медовый месяц. В это самое время племя меркитов решило отомстить Темучину за то, что его отец когда-то отнял у их соплеменника невесту, Оэлун, будущую мать Темучина. Меркитские воины совершили набег на аил Темучина и увели в плен Борте. Не исключено, что она была отдана у меркитов в наложницы. Опять-таки трудно ручаться с достоверностью, но, кажется, Борте была тогда беременна и ждала Джучи — первенца.
 
Самому Темучину во время меркитского набега удалось бежать. Испытывая великий ужас, уходил он от погони, думая лишь об одном — «спастись»! Меркитам не удалось догнать и схватить Темучина, главного, кто был им нужен для того, чтобы убить и в корне пресечь его растущие влияние и авторитет. Меркиты не догнали Темучина и позже это будет стоить им слишком дорого.
 
Уже довольно крепкий, однако недостаточно — для вызволения жены из меркитского плена, Темучин объединил свои силы с силами Чамухи, другого вожака монгольских родов и своего дальнего родственника и побратима. Выбор был не случаен. Чамуху, как и самого Темучина, отличали, несмотря на молодость, большие ум и хитрость.
 
Два союзнических войска совершили поход. Вылазка прошла успешно. Темучин одержал одну из первых крупных своих побед. Меркиты в панике бежали, оглашая ночь криками ужаса и боли... Люди Темучина и Чамухи настигали их и безжалостно убивали. Сам Темучин скакал за убегающими в беспорядке меркитами, крича: «Борте, Борте!» Прямо перед Темучином колыхалась во мраке крытая повозка. И когда Темучин в очередной раз прокричал: «Борте, Борте!», из повозки на ходу спрыгнула молодая женщина и кинулась навстречу Темучину. Он соскочил с коня. Темучин и Борте обнялись. Обоих переполняла радость. Не сразу, даже обнимая любимую жену, Темучин ощутил: она беременна. Темучина точно ударили: на смену первой радости придут мучительные раздумья — от него или ненавистного меркита, в неволе, зачала Борте?! Эти раздумья навсегда отравят любовь Темучина к Борте и их первенцу, Джучи... Что касается меркитов, то, ослепленный слепой яростью и жаждой мести, Темучин задастся целью истребить их всех до одного. И достигнет цели: никому не будет пощады — даже малым детям.
 
Ну, а Чамуха, который помог Темучину вызволить Борте из меркитского плена? По злой иронии судьбы, именно Борте посоветует мужу, превращавшемуся уже в Чингиз-хана, отделиться от Чамухи в один из критических моментов их взаимоотношений. И Чингиз-хан прислушается к голосу жены. Отсюда видно, что Борте, как говорим мы сейчас, оказывала воздействие на высокую политику. Муж Борте отделялся от Чамухи, опасного конкурента в способности влиять на монгол, не гонимым юношей, как прежде, а зрелым повелителем сородичей. Теперь он был, пожалуй, способен сплотить вокруг себя все монгольские племена и править самовластно. Превращение Темучина в Чингиз-хана совершилось. И в этом сыграла определенную роль Борте.
 
Жизнь Борте незаурядна и трагична. Ведь ее с Чингиз-ханом первенец, Джучи, считал отца выжившим из ума, поскольку «он уничтожает бессмысленно столько людей и целые народы».
 
По некоторым сведениям, Джучи намеревался убить Чингиз-хана во время охоты. А Чингиз-хан, проведав об этом, приказал отравить его. Если факт отравления действительно имел место, оно может объясняться и другой причиной — просто нелюбовью хана к сыну, родившемуся после меркитского плена...
 
Во всяком случае, Борте пришлось, видимо, пережить и мужа, и первенца.
 
Слабая Борте и могучие Чингиз-хан, Джучи, Керей и Жанибек, другие правители, чьи жизни так зависели от жизни этой женщины...