http://boutique-cakes.ru/ где заказать детский торт на день рождения.
загрузка...


 УСТАВ СПЕРАНСКОГО

М. М. Сперанский, известный сибирский губернатор, подготовил, а царское правительство «подмахнуло» «Устав» о сибирских казахах. По этому Уставу, окончательно закреплялось в Казахстане господство российского царизма, которому нужно было «узаконить» свои жесткие колониальные притязания и ограбление простых казахов. Именно — простых. Ибо российское правительство волей-неволей оставляло за крупными казахскими феодалами право на собственность и высокие должности в местном административном аппарате.
 
Эго была своеобразная плата за отнятое. По новому Уставу, в Среднем и Младших жузах казахов была отменена ханская власть. Территория Среднего жуза переименовывалась в область сибирских казахов, Младшего — в область оренбургских. В свою очередь, области разделялись на округа, те — на волости и аулы. (Причем прием этот был стар, как мир: разделяй и властвуй). Во главе новоявленных подразделений царское правительство поставило угодных ему, более или менее верных людей из числа казахской знати. Деление на области принудило коренное население перейти на оседлый образ жизни, тем самым освободив значительные земли для посылаемых в Казахстан военных казаков и крестьян.
 
Претерпела изменения и система судопроизводства. Все важные дела — о государственной измене, крупных имущественных вопросах и тому подобное отныне рассматривалось представителями царских властей и лишь второстепенные — местными биями. Бии и другие местные управители назначались и снимались с должностей по воле колониальных администраторов. Ну, а бывшие властители Степи — ханы? Продолжая сохранять некоторую, весьма ограниченную и хорошо контролируемую политическую власть, они и сами стали «слугами» у своих российских господ. Правда, крупные феодалы продолжали владеть огромными стадами и табунами, обширными земельными наделами, что служило своевольным потомкам Чингиз-хана неплохой компенсацией за ущемление в правах и отвлекало их мысли от возможных поворотов в сторону «революционных» идей.

 

Так что Устав Сперанского по-настоящему ущемил лишь бедноту. Но и у нее появилась некоторая отдушина. Если раньше бедняк был прижизненно «прописан» у феодала, то теперь, когда Казахстан стал частью России, он мог покидать насиженные места в поисках лучшей доли. А «лучшая доля» для бедноты везде отдавала соленым привкусом пота и крови.
 
С делением на области и округа, имевшим не только отрицательные, но и положительные последствия, появились такие крупные оседлые поселения в казахской степи, как Кок-четав (1824) и Акмолинск (1832), которые в наше время превратились в довольно большие центры. Примерно в то же время появились и Каркаралинск, Баянаул, Атбасар и ряд других. Так что за появление первых своих областных центров мы можем сегодня вспомнить добрым словом сибирского губернатора Сперанского, который, правда, руководя разработкой своего Устава, отнюдь не испытывал благотворительных и альтруистических чувств к казахам и иным обитателям казахских земель.
 
Не мешает запомнить год создания «Устава» о сибирских казахах, упразднившего ханство и узаконившего новую систему управления в Степи и Степью, — 1822-ой.