Подробное описание гидроизоляция проникающая у нас.
Главная   »   Белая кость прошлого. Наши современники. Аль - Халел Карпык   »   ПОТОМОК ХАНОВ И СУЛТАНОВ ЧОКАН ВАЛИХАНОВ


 ПОТОМОК ХАНОВ И СУЛТАНОВ ЧОКАН ВАЛИХАНОВ

Султан Чингис, как и велось испокон веков в Степи, познакомил в свое время Чокана с его родословной. И это знакомство наполнило мальчика гордостью. Было от чего закружиться юной головке... Первым, из-за темной дымки веков, на Чокана грозно и ласково смотрел знаменитый завоеватель Чингиз-хан... Ближе к начинающему исследователю дымка рассеивалась, становилась светлее... Джучи-хан... Урус-хан... Куюрчук-хан... Общий предок правителей всех трех казахских жузов Барак-хан... Есим-хан с его сводом законов «Древняя дорога хана Есима»... Абылай-хан... Уали-хан... Чингис-султан... Целая галерея правителей, оказавших то или иное влияние на Великую Степь.
 
Изучив свою родословную, молодой исследователь принялся за родословную казахов вообще. И это был не праздный интерес. Это была пора первых, счастливых открытий, пора первоначального накопления научного материала. Чокан зорко всматривался в прошлое и настоящее, но, по свидетельствам современников, больше интересовался будущим. Как сделать его для соплеменников лучшим по сравнению с прошлым и настоящим? Вот что занимало любознательный ум, вот куда устремлялись помыслы Чокана.
 
Как много успел за свою короткую жизнь замечательный просветитель, ученый и путешественник! Казахстан по праву почитает Чокана Валиханова как одного из первых своих ученых и просветителей и первого революционного мыслителя, художника.
 
Драматично и опасно складывалось путешествие Валиханова в торговом караване в Кашгарию—западные владения Китая. На всем пути караван подвергался нападениям разбойников и поборам местных начальников. Зато и открытия молодого поручика русской армии и потомка казахских ханов и султанов были блистательными. Они возвели его в ранг одного из выдающихся географов мира. Перу Чокана Валиханова принадлежат ставшие знаменитыми труды по этнографии, истории, географии, социологии, экономике Казахстана, записи казахского фольклора, открытие для науки выдающегося киргизского эпоса «Манас».

 

Чокан повторяет линию своих предков — известных казахских правителей на неуклонное углубление взаимоотношений с Россией, но делает это по-своему. Он повел свой народ в сторону России и других цивилизованных стран не путем войн, политических интриг, а путем Знания. Он собирался рассказать России и всему просвещенному миру о жизни казахов, их сокровенных чаяниях, помыслах и надеждах. Открыть другим народам свой народ и сдружить их. В этом непреходящее значение непродолжительной по времени, но яркой и многогранной деятельности Чокана. В этом он — новатор по сравнению со своими предками.
 
По Чокану, во времена не столь отдаленные от нас Степь стала пристанищем разноплеменного, свободолюбивого народа. От слов «вольный человек» и выводит ученый имя народа «казах». Это была гипотиза молодого ученого, подтвержденная позднее источниками.
 
Валиханов тщательно восстанавливал генеалогию казахских торе и ходжей, называвших себя белой костью, и простого народа — «черной» кости. Тщательно анализировал все связанные с этим факты.
 
В чем Валиханов был преемственен? В своем заступничестве за Великую Степь перед Великой Россией, но опять-таки по своему — сугубо мирным путем. Каким именно? По мнению Федора Достоевского, Валиханов должен был написать о казахах «вроде Джона Теннера». А Джон Теннер, как известно, в своих произведениях указывал на рабство негров посреди богатства, свободы и образованности Америки. Великий русский писатель еще только советовал, а большой казахский публицист уже становился казахским Теннером, ходатаем за Степь и всю Азию перед Россией. Впрочем, Валиханов сравнивается с Теннером в учебных целях, он оставался в своих сочинениях Валихановым, ни на кого не похожим и своеобразным.
 
В записках о своих земляках Чокан блестяще опрокидывал предвзятые представления о кочевниках как о ордах свирепых дикарей. Валиханов убежденно говорил о высокой поэтичности казахов, наличии у них древней культуры, с которой народ не расставался и в самые тяжкие годины и которую сумел уберечь, несмотря ни на что. Чокан увлеченно записывал удивительные степные сказания и песни, различные варианты поэмы о Козы-Корпеш и Баян-Слу, к которой проявлял большой интерес Пушкин.
 
Валиханов повествовал об оригинальном уме, неистребимых доброте и нравственности степняков. Он не унижался просьбами обратить внимание «на своих», а укорял великороссов за пренебрежительное нежелание изучать своих казахских и среднеазиатских соседей. В очерках Валиханова о казахах неразрывно слиты глубокий ученый и пламенный публицист.
 
Валиханов гневно протестовал против введения в Степи телесных наказаний, доказывая, что у казахов его не было. При этом ему приходилось выдерживать яростную борьбу с такими непримиримыми оппонентами и представителями царских властей, как Яценко и другие.
 
Да, с одними русскими Чокан энергично боролся, с другими был нежен и дружественен. Известно, как по-человечески горячо и нежно любили друг друга Валиханов и Достоевский; какие доверительные отношения связывали Чокана с Колпаковским; как крепка была дружба Валиханова с Потаниным. Сейчас можно искать и находить напряженность в отношениях казахов и казаков. В связи с этим вспоминается эпизод. Как-то в Омске, на одной из встреч известный астроном Струве заговорил о мнимой ненависти между казахами и казаками. Чокан поднялся, улыбаясь находящемуся рядом Потанину, и сказал, что он поднимает бокал и целует своего друга-казака. И с этим исполнил сказанное.
 
Что примечательно, Чокан Валиханов завершал свой жизненный путь в год, когда казахи всех трех жузов завершали свое вхождение в состав России и одновременно — воссоединение в один большой, перспективный во всех отношениях народ. Чокан по праву мог бы сказать, хотя и не сказал и никогда не сказал бы, что в этих исторических свершениях есть и его вклад. Об этом сказали другие. Известны слова профессора Н. И. Веселовского об ожидании от потомка казахских ханов и султанов и русского офицера великих и важных откровений о судьбе тюркских народов. К несчастью, преждевременная смерть Чокана отняла эти чаяния.
 
В кратких, но точных и выверенных словах отзывается о Валиханове и Национальная академия наук республики: «Шо-кан Шингисович Валиханов — выдающийся казахский ученый, просветитель-демократ. Большое влияние на формирование его мировоззрения оказали русский писатель с мировым именем Ф. М. Достоевский, революционер-разночинец С. Ф. Дуров, известный географ П. П. Семенов-Тян-Шанский.
 
Шокан вошел в мировую науку как исследователь истории и культуры Семиречья и Киргизии, Восточного Туркестана. Немало личного мужества потребовало его путешествие в Кашгарию. Работы «Очерки Джунгарии», «О состоянии Алтын-шара», «О западном крае китайской империи» и другие поставили Шокана Валиханова в один ряд с выдающимися путешественниками и исследователями Европы и Азии.
 
Шокан глубоко изучил древнюю и средневековую историю, духовную и материальную культуру народов Востока. Признанием научных заслуг Валиханова явилось избрание его действительным членом Российского географического общества.
 
Научные труды Шокана Валиханова по истории, этнографии, культуре, географии, праву, религии тюркских и монгольских народов явились важным вкладом не только в русское, но и в мировое востоковедение.»
 
Все это вместил в себя «метеор» за время, пока успел промелькнуть!