Технический автомобильный эндоскоп.
Главная   »   Белая кость прошлого. Наши современники. Аль - Халел Карпык   »   ПЕРВЫЙ ПРЕЗИДЕНТ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН НУРСУЛТАН АБИШЕВИЧ НАЗАРБАЕВ


 ПЕРВЫЙ ПРЕЗИДЕНТ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН НУРСУЛТАН АБИШЕВИЧ НАЗАРБАЕВ

В древности Казахским государством мог править лишь чингизид, представитель белой кости, в советскую эпоху — ставленник административно-командной системы. Но вот у нас, как и в других республиках бывшего Советского Союза, начались процессы демократизации. И Казахстан возглавил первый всенародно избранный Президент Нурсултан Абишевич Назарбаев.

 
У многих возник вопрос: кто выдвинул Назарбаева на столь высокий пост? Система? Ведь Нурсултан Абишевич и до демократизации общества был заметен в партийной номенклатуре — секретарь Центрального Комитета, Председатель Совета Министров. Но если быть внимательным и беспристрастным, можно подметить в карьере Назарбаева нечто не укладывающееся в привычную схему роста партийного выдвиженца: он занял крупнейшие посты в государстве еще сравнительно молодым человеком. Значит, все-таки личные достоинства?
 
Да, современные реалии, в которых приходится утверждать себя политическому лидеру, ясно показывают: они не для воспитанных в тепличных условиях рыхлых начальников. Только человек с ярко выраженной волей к победе, какой, несомненно, обладает глава нашего государства, может ныне иметь успех сам и привести к успехам свою страну.
 
Сильная воля, уверенность в себе и правильности проводимого курса характерны для Назарбаева. Во имя больших общегосударственных и общенародных идей Нурсултан Абишевич стремится сплотить и объединить многомиллионное население своей республики. В лице Назарбаева произошло сочетание лидера официального и неформального.
 
А теперь историческая параллель. Мог ли сын рядового труженика, пусть и с многообещающим именем Нурсултан и недюжинными дарованиями, возглавить государство в эпоху ханов и султанов, когда определяющей при передаче тому или иному лицу высшей государственной власти была его принадлежность к привилегированной белой кости (ак суйек)? Нет! Даже если заслуги и достоинства его были б даже, что называется, из ряда вон. Как нечингизид, Назарбаев автоматически был бы исключен из числа претендентов на ханский престол и мог бы стать лишь бием или старшиной рода как видный представитель «черной» кости. В то же время сколько бездарных ханских отпрысков наследовали после смерти отцов их высшие титулы, не обладая выраженными умственными и организаторскими способностями. Примеров предостаточно. Правда, в данном случае разговор не о достойных или недостойных наследниках престола, а о преимуществах демократии, позволяющей одаренной личности подняться с низших или средних слоев общества на вершину власти.
 
Однако вернемся к Назарбаеву. Он, как и другие национальные лидеры, сумел прийти к власти и к своему народу. Это то, что объединяет его с такими сильными казахскими правителями, как Абылай-хан или Абулхаир-хан. Но есть и существенные отличия. Если ханы Абылай и Абулхаир правили мононациональным по составу обществом, то Назарбаев — многонациональным. А это значит, ему гораздо труднее, чем предшественникам. Нужно уметь увязывать воедино десятки и сотни подчас нестыкующихся или даже откровенно противоречивых этнических запросов и интересов. И это во многом определило основные направления политики Назарбаева, постоянно и без устали призывающего сохранять межнациональное согласие и терпимость в республике. И он, безусловно, прав. Пока у нас сохраняются согласие и терпимость в национальных отношениях, пусть и относительные, дела наши поправимы. Но стоит взорваться спокойствию — и все взорвется: и зарождающаяся демократия, и курс на экономические реформы, и установка на твердую законность. Недаром Президент признавался: «Я давно уже ничего не боюсь, кроме одного: боюсь потерять мир и согласие». Уверен, пока сам Назарбаев находится у политического руля и пока на территории бывшего Советского Союза сохраняются очаги межнациональной напряженности, Нурсултан Абишевич не отступится от своего политического кредо: главное — это мир и согласие. И в этом смысле не надо, наверно, упрекать Назарбаева за постоянное повторение одного и того же призыва жить в мире и согласии, сохранять общественную стабильность.
 
Еще одна историческая параллель. Мог бы Назарбаев в должности Первого секретаря ЦК Компартии Казахстана, когда он находился в составе СССР, спорить с высшим руководством Кремля о судьбах ядерного полигона, космодрома Байконур и других важнейших вещах? Увы, нет. Как и другие руководители союзных республик, он вынужден был бы послушно исполнять волю Москвы и только в роли крупного исполнителя был бы хорош и приемлем для Центра. И счастье Назарбаева и всех нас, что тоталитарный режим сломан и начались процессы демократизации. Они-то и выдвинули Назарбаева. Пришло время его, всех нас, вместе взятых, и каждого в отдельности. Как говорит по этому поводу сам Нурсултан Абишевич, «... нынешний период — это исторический шанс для Казахстана». И еще он заявляет: «политика должна быть нравственной», «демократия и дисциплина неразделимы». Такие вещи в тоталитарную эпоху лишь декларировались, произносились двулично; в нашем же случае, в устах Назарбаева, хочется верить, они звучат искренно.
 
Что и говорить, время чингизидов прошло (хотя среди них было и есть среди их потомков немало высокоодаренных людей); время ставленников административно-командной системы, кажется, проходит. Пришло время Назарбаева и руководителей подобных ему, призванных сделать реальностью переход от административно-командной системы к демократии и рынку. И новым руководителям переходного периода тоже важно не упустить свой исторический шанс.
 
Найдется немало читателей, у которых возникнет вопрос: «Все это хорошо, но ведь Назарбаев, занимая высший партийный пост в Казахстане, не был еще всеми признанным неформальным лидером, разве его тоже не выдвинула партия? Значит, его в какой-то, если не в значительной мере можно отнести к ставленникам той же административно-командной системы...» Что ж, в таких утверждениях доля истины есть. Назарбаева действительно выдвинула партия. В ту пору партии стали нужны сильные руководители, смелые люди. Это было подобно всполохам огня, готовящегося погаснуть. Нурсултан Абишевич к моменту выдвижения имел большой опыт организационной работы, известен был критикой недостатков прежнего руководства республики и СССР. Обобщая скажем: начавшиеся демократические процессы выдвинули Назарбаева на политическую авансцену как руководителя, способного разбираться в сложных ситуациях. Многие говорят о Нурсултане Абишевиче как о лидере, наиболее подходящем именно для переходного от тоталитаризма к демократии периода. Западные наблюдатели отмечают: процессы демократизации в Казахстане идут слабо. И одна из причин — сильная власть Назарбаева. Но те же западные специалисты свидетельствуют: с Казахстаном, как ни с одной республикой бывшего СССР, легко строить деловые отношения, делать бизнес. Одна из причин — сильная власть Назарбаева. Парадокс? Возможно. И тем не менее, за парадоксальной, казалось бы, ситуацией — вполне определенная основа: сильная власть при наличии доброй воли, очевидно, все же лучше, чем слабая власть и тем более — отсутствие власти, откровенное безвластие, что мы все уныло наблюдаем сейчас во многих бывших союзных республиках.
 
Все знают Назарбаева как человека открытого, улыбчивого, но знают и его твердость и непреклонность, когда речь идет о посягательстве на интересы республики, неконституционности действий отдельных, пусть и облеченных большой властью лиц. Тут Нурсултан Абишевич не отступается от своей генеральной линии.
 
Автор далек от идеализации Назарбаева. Были и есть и у него ошибки, и серьезные. Однако ведь не ошибается тот, кто не работает. И потом первопроходцу всегда намного труднее. Это — раз. Во-вторых, настоящий очерк не преследует цели глубокого анализа деятельности Президента. Задача иная — рассказать о заметной звезде на политическом небосклоне Казахстана и СНГ.
 
Заблуждения... К сожалению, совершенно обойтись без них просто невозможно. Назарбаев, как и Акаев, Каримов, другие коллеги, одно время уделял чрезмерно большое внимание безусловно привлекательным моделям США, ФРГ, Турции, Южной Кореи. Время показало — и Нурсултан Абишевич чутко уловил это: слепо копировать чужой опыт нам нельзя, капитализм с чужого плеча нам не подходит. У нас свои, специфические условия развития, особенности, традиции, уклад: с одной стороны — родоплеменной, с другой — полиэтнический. Поэтому в наших условиях можно было говорить лишь об использовании иностранного опыта, но никак не о слепом его копировании. В конце концов, Президент Нурсултан Назарбаев пришел, по мнению моему и многих других, к верной, отражающей специфику Казахстана и одновременно учитывающей мировой опыт модели: «В республике будет не либеральный или народный капитализм, не истинный или модернизированный социализм, а просто нормальное демократическое общество с многоукладной рыночной экономикой». Эго путь, по которому идут сейчас все развитые страны мира. Это путь, на который пытается вступить и Казахстан. Сумеет ли он успешно пойти по этому пути, невзирая на неимоверные трудности переходного периода, во многом будет зависеть и от Президента Назарбаева, и от многонационального народа республики, и от нарождающегося класса предпринимателей. Поистине, «нынешний период — это исторический шанс для Казахстана».