Главная   »   Закономерности построения социалистической экономики в национальных районах СССР - Т.А. Абдразаков   »   2. Социально-экономические предпосылки коллективизации сельского хозяйства


 2. Социально-экономические предпосылки коллективизации сельского хозяйства

 

 

В Казахстане, как и по всей стране, необходимые предпосылки для социалистического преобразования сельского хозяйства были подготовлены в 20-х годах всем ходом развития общества. Это небывалое в прошлом революционное преобразование стало возможным потому, что в результате национализации основных средств производства командные экономические высоты сосредоточились в руках государства, успехи социалистической индустриализации позволяли создать материальную предпосылку социалистической перестройки крестьянского хозяйства.
 
К тому времени произошло усиление планово-регулирующей роли Советского государства в развитии сельского хозяйства; возрастало влияние на аульную бедноту и трудовое крестьянство деревни численно увеличивавшихся колхозов, совхозов. А крестьянские массы все более убеждались в необходимости перехода от мелкого единоличного крестьянского хозяйства к общей обработке земли.
 
Аграрная реформа, осуществленная в Казахстане в 20-х годах, экспроприация средств производства у баев и существенные изменения, происшедшие в социально-экономических отношениях в казахском ауле, преобладание мелкотоварного уклада создали политические и социально-экономические предпосылки для социалистического преобразования сельского хозяйства.
 
В развертывании колхозного движения в Казахстане весьма важную роль сыграла помощь индустриальных районов страны и руководящая, направляющая деятельность Коммунистической партии и Советского правительства. В партийном аппарате, в советских учреждениях и органах планирования работали опытные кадры — посланцы партии, которые совместно с местными работниками осуществляли руководство всей деятельностью, направленной на претворение в жизнь решений партии по социалистическому строительству в национальных районах. Так, из 25 тысяч рабочих-коммунистов, направленных для оказания помощи местным работникам в деле коллективизации сельского хозяйства 1204 человека прибыло в Казахстан.
 
Социалистическое преобразование сельского хозяйства В. И. Ленин связывал с необходимостью всемерной материальной и финансовой поддержки возникавших коллективных хозяйств со стороны государства. Он указывал, что «каждый общественный строй возникает лишь при финансовой поддержке определенного класса... Теперь мы должны сознать и претворить в дело, что в настоящее время тот общественный строй, который мы должны поддерживать сверх обычного, есть строй кооперативный».
 
Исходя из теоретических положений В. И. Ленина, имевших программное значение, Советское государство с каждым годом усиливало помощь коллективным хозяйствам. Государственная помощь выражалась в расширяющихся масштабах поставок сельскохозяйственных машин, в предоставлении льгот колхозам по налогам, в кредитовании и в финансировании их из государственного бюджета. Только за 9 лет, т. е. в 1924—1932 гг., капитальные вложения в сельское хозяйство Казахстана составили около 1300 млн. руб.
 
В государственной помощи коллективным хозяйствам немалую роль сыграло кредитование. Так, в 1928 г. кредитный план Казсельхозбанка, намеченный в общей сумме 45 918 тыс. руб., был реализован в размере 95,2%, или 43 742 тыс. руб. Кредитные ресурсы были распределены между отраслями сельского хозяйства таким образом: на животноводство — 31,5%, полеводство— 39,8%, прочие — 28,7% (рыболовство, охотничьи промыслы и другое). При этом возрастало значение целевого кредитования. Данные о размерах целевого кредитования за ряд лет с указанием соотношения в нем долгосрочных и краткосрочных ссуд приведены в таблице 8.

Таблица 8
 
Размеры целевого кредитования за 1923/24—1927/28 гг.
 
Как видно из данных таблицы 8, сумма целевых кредитов, выданных через Казсельхозбанк на кредитование сельского хозяйства в 1927/28 г., значительно превосходила общую сумму их выдачи за четыре предшестзующих года, вместе взятых. При этом возрастало значение долгосрочного кредитования, а преобладание краткосрочных ссуд было связано с интенсивным развитием целевого финансирования сбытово-заготовительных операций.
 
Социалистическая промышленность, будучи ведущей отраслью народного хозяйства, сыграла преобразующую роль в отношении сельского хозяйства страны. Успешное развитие государственной промышленности давало возможность укреплять материально-техническую базу сельского хозяйства.
 
Вопрос об обеспечении сельского хозяйства машинами имел особо важное значение в условиях Казахстана, Дело в том, что к 1928 г. восстановительный процесс в сельском хозяйстве Казахстана был завершен по посевным площадям, поголовью скота, но машино-обеспеченность была восстановлена немногим более чем наполовину. Так, посевная площадь в 1928 г. к уровню 1916/17 г. составила 89%, поголовье скота.— 109 %, а стоимость сельскохозяйственного инвентаря — 54%.
 
В 20-х годах осуществлялся интенсивный завоз в Казахстан сельскохозяйственных машин и орудий. В 1923/24 г. по линии «Казгоссельсклада» было продано: 1551 однолемешный плуг, 645 разных борон, 96 сеялок, 289 лобогреек, а в 1926/27 г. реализовано 16 930 плугов однолемешных, 7428 двулемешных, 433 многолемешных, 10 702 бороны, 365 культиваторов, 1700 разных сеялок, 8233 лобогрейки, 2336 конных граблей. Завоз в нарастающем объеме сельскохозяйственных машин и оборудования способствовал снижению количества безынвентарных хозяйств. Так, число коллективов земледельческих казахских хозяйств, имеющих сельскохозяйственный инвентарь, в 1928 г. составляло к итогу 34,4%, а в 1929 г. — 50,5%, а в животноводческих хозяйствах — соответственно 50 и 59,1%.
 
Важную роль в создании предпосылок коллективизации сыграла сеть прокатных, зерноочистительных пунктов и ремонтных мастерских. В 1928 г. в Казахстане имелось 303 прокатных пункта, 40 ремонтных мастерских. При оплате за пользование их сельхозин-вентарем на прокатных и зерноочистительных пунктах соблюдался классовый подход. Их услугами на льготных условиях пользовались преимущественно коллективные хозяйства.
 
Коммунистическая партия и Советское правительство при определении организационных форм социалистической перестройки сельского хозяйства учитывали отсутствие необходимого количества местных кадров, экономическую и культурную отсталость национальных районов СССР. Центральный Комитет партии считал, что проведению сплошной коллективизации в этих районах должна предшествовать кропотливая и всесторонняя подготовительная работа. Там, где трудящиеся еще не были охвачены самыми простейшими формами кооперации, нельзя было даже ставить вопрос о сплошной коллективизации.
 
В большинстве национальных районов Востока страны сельскохозяйственная артель в этот период не могла еще быть основной формой колхозного движения. Поэтому в соответствии с директивами партии и правительства работу по обобществлению земледельческого и скотоводческого хозяйства в наиболее отсталых национальных районах начинали с развития и укрепления простейших и наиболее доступных пониманию крестьян форм кооперации: снабженческо-сбытовой,
 
потребительской, машинных и иных товариществ, развития контрактации. Простейшие формы кооперации возникали повсеместно и росли высокими темпами. В Казахстане на 1 октября 1927 г. насчитывалось 493 кредитных сельскохозяйственных товарищества, 285 молочных и 47 прочих товариществ, всего 825. А через год кредитных сельскохозяйственных товариществ стало уже 614, молочных — 339, хлебных (посевных) — 22, прочих товариществ — 91, всего 1066.
 
По социальному составу среди трудящихся, входивших в кооперации, на 1 октября 1928 г. бедняки составляли 58,7%, середняки — 35,2, зажиточные — 6,1%. На 1 октября 1927 г. казахи составляли 47% населения, охваченного кооперированием, на 1 октября 1928 г.—38,5%.
 
Важное значение со стороны Коммунистической партии и Советского правительства придавалось контрактации, позволявшей осуществлять планомерную заготовку сырья и продовольствия. Путем контрактации крестьяне, аульная беднота получали средства на улучшение своего положения, для дальнейшего развития хозяйства. Она давала возможность благоприятно сочетать хозяйственные интересы сельских трудящихся с общегосударственными. Однако размеры контрактации по Казахстану в этот период были небольшими, что объяснялось недостаточным выделением средств. Системой сельскохозяйственной кооперации было законтрактовано в 1927/28 г. 58 695 га зерновых, 13 259 га технических культур. В контрактации продуктов животноводства отмечались серьезные недостатки, поэтому она еще слабо воздействовала на производственные основы этой отрасли хозяйства.
 
К 1927/28 г. значительно выросла сельскохозяйственная кооперация Казахстана. Если в предшествующие годы она занималась исключительно торговой деятельностью, то в это время определился значительный сдвиг в сторону производственного кооперирования, о чем свидетельствовал рост колхозов и простейших производственных объединений. В 1923 г. насчитывалось всего 502 коммуны и артели, а в 1928 г.— уже 2415 артелей, коммун, ТОЗов. Причем казахское население в коммунах в 1928 г. составляло 3,6% (к итогу), в артелях — 48, в ТОЗах — 41 %.
 
Коллективизацией к этому времени в основном были охвачены бедняцкие хозяйства, бедняки с большим желанием стали поступать в колхозы. Вот данные, красноречиво свидетельствующие об этом. Обеспеченность рабочим скотом у членов колхозов перед их вступлением в колхоз была крайне низкой. Так, на 1 октября 1928 г. безлошадные среди них составляли 18,8%, однолошадные — 35,4, двухлошадные — 29,3, трехлошадные — 9,8 и четырехлошадные и больше — только 6,1%.
 
В процессе поисков наилучших форм и методов материально-технической помощи колхозам со стороны государства возникли первые машинно-тракторные станции, опи явились формой организации крупных коллективных хозяйств на высокой технической базе, позволявшей благоприятно сочетать самодеятельность колхозного крестьянства с организационной и технической помощью под руководством государства. МТС обеспечивали высокопроизводительное использование парка новой сельскохозяйственной техники, освобождали молодые, еще не окрепшие колхозы от непосильных затрат на покупку машин и расходов, связанных с их содержанием. Они несли в аулы и села высокую культуру машинного производства и служили мощным рычагом перестройки сельского хозяйства.
 
Широкое строительство и планомерное размещение МТС по районам страны осуществлялись в основном в годы первой пятилетки. В Казахстане к строительству первых МТС приступили в 1929 г. В конце первой пятилетки, т. е. в 1933 г., в республике насчитывалось уже 112 МТС, а в 1939 г. — 315.
 
Более высокой формой социалистической организации сельскохозяйственного производства являлись совхозы, которые своей рациональной организацией кооперированного труда должны были продемонстрировать трудящимся крестьянам преимущества коллективного крупного хозяйства перед мелкими. В Казахстане в 1932 г. было 135 совхозов с посевной площадью в 588,8 тыс. га.
 
Совхозы, машинно-тракторные станции и колхозы представляли собой три звена, являвшиеся основными формами и мощными рычагами социалистической реконструкции сельского хозяйства СССР в целом, национальных районов в частности.
 
Кооперированные хозяйства освобождали аульную бедноту и крестьянство от байской, кулацкой кабалы, подрывали элементы докапиталистических и капиталистических отношений, ломали натуральный и полунатуральный характер производства и способствовали подъему товарности сельскохозяйственной продукции. Так, в 1925/26 г. стоимость товарной продукции по мясу и салу составляла (в ценах 1926/27 г.) 35 ООО тыс. руб., молоку — 5338 тыс. руб., кожам крупным — 7091 тыс., кожам мелким — 8360 тыс., шерсти — 12 845 тыс., прочему животноводческому сырью — 1976 тыс. руб., всего — 70 610 тыс. руб., а в 1927/28 г. по мясу и салу — 74 110 тыс. руб., молоку — 13 897 тыс., кожам крупным — 9658 тыс., кожам мелким — 14 966 тыс., шерсти — 19 957 тыс., прочему сырью — 2255 тыс. руб., всего—135 796 тыс. руб. Сопоставление этих данных показывает, что товарная продукция ведущей отрасли сельского хозяйства Казахстана за два года увеличилась почти вдвое.
 
Сельскохозяйственная кооперация сыграла немаловажную роль в подъеме культурного уровня бедноты, крестьян. Организовывались различные курсы и кружки по ликвидации неграмотности, распространялись агрономические и зоотехнические знания, создавалась сеть культурно-просветительных учреждений, где проводилась широкая агитационно-массовая работа. Повышение культурного уровня трудящихся являлось важной предпосылкой сплошной коллективизации сельского хозяйства.
 
Особенностью коллективизации сельского хозяйства Казахстана являлось то, что она проводилась в условиях, когда во многих районах этого обширного края преобладало экстенсивное кочевое скотоводческое хозяйство. Сложность коллективизации сельского хозяйства здесь была связана в основном с необходимостью решения проблемы оседания казахов в кочевых и полукочевых районах Казахстана. Их оседание как объективный процесс началось задолго до победы социалистической революции. Оно вызывалось, с одной стороны, развитием производительных сил, выражавшимся в постепенном переходе к земледелию и к более интенсивным формам ведения скотоводческого хозяйства ; с другой стороны, тем, что обедневшие казахские семьи не могли вести кочевое хозяйство и вынуждены были переходить к оседлому образу жизни.
 
В условиях диктатуры пролетариата оседание явилось составной частью перестройки хозяйства, быта, подъема культуры народов национальных районов СССР. Оно представляло собой глубоко революционный процесс, ведущий к ускорению ликвидации остатков докапиталистических отношений, к коренному изменению всего социально-экономического уклада жизни кочевых и полукочевых пародов.
 
Оседание сопровождалось интенсификацией сельскохозяйственного производства и высвобождением громадной площади пахотноспособных земель для вовлечения их в хозяйственный оборот. Поэтому оседание имело общесоюзное значение. К началу реконструкции народного хозяйства предполагалось, что эти основные линии хозяйственного развития Казахстана должны разрешить две взаимосвязанные задачи: укрепить пастбищное кочевое скотоводство и обеспечить подготовку земельного фонда для переходящего на оседлость казахского населения в земледельческо-скотоводческих и скотоводческо-земледельческих районах.
 
Землеустройство местного населения должно было сопровождаться определением земельных фондов для переселения из других районов Союза, «имея в виду настоятельную народнохозяйственную потребность страны в скорейшем использовании пахотноспособных земель Казахстана». Уже тогда предполагалось в северо-восточных районах Казахстана и Сибири развивать преимущественно зерновое хозяйство на основе строительства крупных зерновых совхозов, а также организации колхозов со специализацией их на производстве зерновых культур.
 
При определении перспективы дальнейшего развития экономики Казахстана накануне принятия первого пятилетнего плана отмечалось, что кочевое хозяйство не может быть признано как рациональная форма ведения сельского хозяйства, и выдвигалась задача постепенного изживания его. В то же время подчеркивалось, что оседание должно явиться следствием постепенного развития кочевого хозяйства, а не результатом внезапно определенных искусственных мер административного характера. При этом указывалось, что в течение ближайшего 15-летия вся система мероприятий должна быть построена на максимальном расширении кормовой базы кочевых и полукочевых районов и на создании там условий для возникновения потребительского земледелия. Эти мероприятия, основывающиеся на мелиорации части земельных площадей, должны были сопровождаться началом коллективизации на основе кооперирования кочевого хозяйства. Процессы оседания могли быть ускорены посредством поощрения, системой мероприятий главным образом экономического характера.
 
Таковы определенные в тот период основные предпосылки оседания. Как видно из вышеизложенного, к ним относились: максимальное расширение кормовой базы, создание условий для возникновения потребительского земледелия на основе мелиорации части земельных площадей, выработка и осуществление системы мероприятий главным образом экономического характера и начало кооперирования.
 
Кочевание при экстенсивном скотоводстве было формой ведения хозяйства. В поисках подножного корма скот переходил с одного места на другое, а вместе с ним кочевали сами казахи. Обобществление скота сопровождалось сокращением кочевания бывших кочевников.
 
Оседание стало проводиться впервые в СССР в 1930 г. в Казахстане. После первого опыта Казахской АССР с 1931 г. началось оседание в Киргизии, Бурят-Монголии, Каракалпакии, Ойротии, Калмыкии и других районах СССР. Однако Казахстан оставался основным районам оседания в РСФСР. Из 324 930 хозяйств, перешедших к оседлости, в 1930—1932 гг. 264 тыс. (или 81%) падало на Казахстан.
 
О процессе оседания и планах по нему, намеченных
 
в 30-х годах, можно судить по следующим данным. На 1931 г. насчитывалось 706 тыс. казахских хозяйств, подлежащих оседанию, в том числе: байских — 35,5 тыс. (или 5%), трудовых казахских хозяйств, подлежащих переводу на оседлость,— 670,5 тыс. хозяйств, осевших правильными поселками до 1930 г. было 70 тыс.; осевших правильными поселками в 1930— 1931 гг.—50 тыс.; перешло в промышленность, транспорт и совхозы в 1931 г. 20 тыс.; включалось в план оседания на 1932 г. 100 тыс. хозяйств; намечалось передать в качестве рабочей силы в промышленность, транспорт и совхозы 67 тыс. Всего было переведено на оседлость и передано в промышленность, транспорт и совхозы 333 тыс., ушло в другие республики и области 15 тыс. хозяйств. Оставалось для перевода на оседлость во второй пятилетке 318,5 тыс. хозяйств, из них включалось в план оседания на базе сельского хозяйства в 1933 г. 100 тыс., в 1934 г.—130 тыс., в 1935 г.— 36,2 тыс.; намечалось передать в промышленность, транспорт и совхозы в качестве постоянной рабочей силы в 1933—1934 гг. 52,3 тыс. хозяйств.
 
В районах оседания на начало 1932 г. организовано 24 МТС, 700 колхозных товарных ферм, 53 совхоза, в том числе 33 скотоводческих, 16 овцеводческих и 4 коневодческих. Там внедрялись зерновые и технические культуры, и выход товарного зерна в районах оседания возрос с 548 тыс. в 1930 г. до 2201 тыс. ц в 1931 г.
 
Оседающие хозяйства снабжались машинами на базе развертывания МТС и МСС, основную массу сельскохозяйственных машин составляли сеноуборочные. Осуществлялось строительство производственных и культурно-бытовых объектов. В 1930—1932 гг. построено около 25 тыс. жилых домов, 900 скотных дворов, 400 конюшен, 850 зернохранилищ, 199 школ, 17 амбулаторий и больниц. Крупные работы проводились по землеустройству, мелиорации, строительству колодцев, плотин и т. д.
 
Процесс перехода к оседлости проводился двумя основными этапами. На первом этапе, в 1930—1932 гг., оседание осуществлялось в 40 кочевых и полукочевых районах. Второй, завершающий этап относился к 1933—1935 гг.
 
Однако процесс оседания проходил нелегко, он сопровождался большими издержками, вызванными не только трудностью ломки веками сложившихся устоев жизни целого народа, а главным образом допущенными на местах ошибками, перегибами, которые выражались в том, что «перевод на оседлость массы казахских кочевых и полукочевых хозяйств во многих районах оказался совершенно неподготовленным. Не хватало жилищ, часто очень неудачно подбирались места для поселков, не были заготовлены корма, а перегон скота на пастбища не разрешался, при этом скот принудительно обобществлялся». Этим воспользовались классовые враги, агитировавшие население за убой скота.
 
Как видно, оседание проводилось в значительной степени в условиях отсутствия необходимых предпосылок, методами администрирования, что привело к нарушению первоначально правильно данной установки. Во многих районах оно проходило беспорядочно и не всегда было связано с интересами развития животноводства.
 
Оседание осуществлялось, как правило, на основе коллективизации, тогда как организация оседания в значительной степени могла явиться да и предполагалось, что явится предпосылкой коллективизации. Это положение более четко стало проводиться Казкрайко-мом партии с 1932 г., который указывал, что дальнейшее развитие коллективизации, особенно в животноводческих районах, должно идти «исключительно на основе хозяйственного оседания (курсив мой.— Т. А.). Всякое администрирование в работе по коллективизации и оседанию должно пресекаться» В связи с этим вряд ли будет правильным утверждать, что к концу 20-х годов повсеместно, в том числе в кочевых и полукочевых районах Казахстана, возникли все необходимые предпосылки для коллективизации сельского хозяйства.
 
На оседание были направлены значительные средства и в последующие годы. Однако в конце второй пятилетки все мероприятия по оседанию сводились к возвращению в Казахстан хозяйств, откочевавших во времена перегибов. На этом этапе задача выражалась в хозяйственном и культурном устройстве бывших кочевых хозяйств животноводческих районов, в том числе возвратившихся в Казахстан семей. Подобное устройство в годы третьей пятилетки должно было осуществляться путем создания культурных поселков, организации водоснабжения, правильного землеустройства, введения пастбищеоборотов, освоения сезонных выпасов и внедрения земледелия. Объем капитальных вложений на эти мероприятия в третьем пятилетии составлял 307,6 млн. руб., в том числе собственных средств населения и сельхозкредита — 230,7 млн. руб. и за счет бюджета — 76,9 млн. руб.
 
Социалистическое преобразование сельского хозяйства было подготовлено большими усилиями партийных и советских органов. Преобразования в 20-х годах в сфере политической, социально-экономической жизни аула и деревни, всесторонняя государственная поддержка нового уклада способствовали возникновению предпосылок для коренной перестройки сельского хозяйства.
 
В результате этих преобразований ликвидирован патриархально-феодальный уклад, намного расширился мелкотоварный уклад, сузились рамки частнокапиталистического уклада, развитие которого всячески ограничивалось. Ведущее положение заняли социалистический уклад и переходные к нему формы. Но общественно-экономическая структура сельского хозяйства Казахстана конца 20-х годов все еще "представляла собой сложный переплет различных социальных укладов и форм общественных отношений - буржуазных и мелкобуржуазных, социалистических и переходных к ним,— в разных районах проявлявшихся в разной степени".
 
Сложившиеся к тому времени социально-экономические отношения в оседлом ауле и деревне в целом созрели для социалистических преобразований посредством коллективизации сельского хозяйства на основе учета специфических особенностей различных районов и республики в целом. Успешное решение этой сложной задачи могло быть осуществлено на основе претворения в жизнь ленинских принципов коллективизации.