Главная   »   Воспоминания о Максиме Звереве. Любовь Шашкова   »   Природы друг, защитник и певец...


 Природы друг, защитник и певец...

Кажется, что волк Лобо и знаменитый Мустанг-иноходец Эрнеста Сетона-Томпсона, как и олененок Бемби Феликса Зальтена, написаны очень давно. И были всегда. Не одно поколение вырастало с этими героями книжек, не один взрослый вновь и вновь открывает своему ребенку книги собственного детства.
 
Уникальный белый марал Бугу и Волчок из казахстанской пустыни Бетпак-Далы Максима Зверева стали такими же друзьями детства миллионов людей, как Лобо и Бемби. И так же заставляют многих и многих впервые внимательно взглянуть на окружающий человека мир природы, проникнуться к нему интересом и сочувствием, ощутить его многообразие и сложность.
 
При жизни одного человека время меняется стремительно: это тем более ощущается, если человек родился на закате века прошлого и деятельно живет в конце века нынешнего. Но когда этот человек -писатель, время становится его союзником, его тревогой, его судьей и заботой. Ибо писателю-натуралисту не может быть безразлично, какой становится природа под влиянием человека и его техники. А значит -и то, каким приходит человек в мир природы, что он несет ей, что хочет получить от нее и - как получить...
 
“Настало время, когда никто из писателей не должен оставаться в стороне от важнейшей темы века. Техническая революция на глазах меняет облик нашей страны. Это закономерно. Но потомки не простят нам, если мы не протянем руку природе. Ведь теперь не мы просим милости у нее, а природа просит эту милость у нас!” — так закончил М.Зверев свою недавно вышедшую в издательстве “Жазушы” автобиографическую повесть “Заимка в бору”.

 

Максиму Звереву 85 лет. Его повесть “Белый марал” была написана более полувека назад и переиздавалась десятки раз в стране и за рубежом, как и множество других книг: 130 изданий на многих языках общим тиражом более 12 миллионов экземпляров говорят за себя сами. И все эти долгие годы жизни и творчества он не изменял однажды выбранному пути: изучал и защищал природу, когда был ученым-зоологом (более ста научных и научно-популярных работ написано М.Зверевым за это время); а, став писателем-натуралистом, наблюдал, открывал и дарил читателям своим, пробуждая в них любовь к природе, уважение и сочувствие к жизни ее обитателей.
 
Вершиной творчества Зверева стал двухтомник “Кладовая чудес”, вышедший в издательстве “Жалын” к восьмидесятилетнему юбилею писателя. В нем все подчинено главному замыслу, созревшему и накапливавшемуся в течение всей творческой жизни ученого и писателя: создать художественную книгу, рассказывающую о психологии поведения животных. Жизнь и поведение животных. Жизнь и поведение животных нельзя объяснить свойствами и чувствованием человека, но нельзя и свести к элементарному механизму инстинктов. В естественном окружении, в борьбе за жизнь зверь или птица получают собственный опыт, зависимый и от индивидуальной психики. В сообществах диких животных существуют свои привязанности и антипатии, сложная иерархия отношений, далеко выходящая за рамки инстинктов...
 
Богатейшая картотека собственных наблюдений, рассказов егерей, лесников, природоведов, опыта чабанов и рыбаков, пасечников и звероловов собрана писателем - а круг знакомств М. Зверева, не любящего сидеть на одном месте даже в теперешнем преклонном возрасте, за пятьдесят лет стал необъятен. Эта картотека, заведенная полвека назад, дала материал для долго вынашиваемой книги. “Кладовая чудес” наполнена не только маленькими и большими тайнами, открываемыми читателю, но и большим обаянием таланта рассказчика. Двухтомник словно вобрал в себя всю многообразную жизнь исследователя и путешественника, все годы работы в экспедициях, в заповеднике, наблюдения при организации и научном руководстве зоопарком и на кафедре университета, от страниц его словно веет дымом костров и влагой рокочущих речных перекатов.
 
Недаром другой писатель-натуралист Н.Сладков говорил о Максиме Звереве: “Это бывалый человек. Это увлеченный человек. И это интересный человек. Говорит он негромко. Ходит быстро. Руки его привычны к ружью и лопате, к веслу и перу. Ноги шагали по тайге и по тундре, по горам и пустыням. Ледяные и знойные ветры оставили свои следы-морщинки на его лице. Но он не устает узнавать еще и еще. Страсть к разгадыванию загадок не отпускает его”.
 
Необходимо добавить еще, что это - добрый человек. А доброта обязывает к действию - и он пишет много. Убедительно и взволнованно.
 
Вот жизнь волка, прирученного и брошенного людьми. Неуверенным переярком начинает он свое возвращение от людей к дикой природе. Проходят годы, волк-старик в полусонном состоянии от подброшенного лекарства возвращается к тем же людям, оставившим его когда-то в пустыне. “Когда машина остановилась во дворе квартиры зоолога, встречать хозяина выбежал старый, глухой сеттер Лори. Все поразились поведению собаки. Сначала она, зачуяв волка, поджала хвост. Но когда Волчка вынесли на брезенте из машины и положили около крыльца, сеттер вдруг завилял кончиком хвоста, сначала под животом, а потом весело и размашисто. Видно было, что старая собака рада этой встрече и ничуть не боится огромного зверя”...
 
Щемящая нота приобретения и утраты, сочувствие захватывают читателя этих страниц. И в этом уже заслуга писателя, его внимательного глаза, чуткого сердца и точной руки. Недаром книга “Волчок из Бетпак-Далы”, выпущенная издательством “Лев” в 1975 году, получила премию лучшей книги года в ФРГ (в немецком переводе ее название звучало как “Волк пустыни”).
 
Человек все более меняет облик планеты. И порой лишь по его небрежности или неграмотной торопливости из цепи жизни выпадает какое-то звено. Оно невосстановимо, а утрата - всегда утрата. И человек должен осознать ответственность своих деяний. Эту ноту ответственности вобрали в себя и несут читателю все книги Максима Зверева. О чем бы ни писал он - об алтайском ли марале или о сибирских синицах, о тянь-шаньских горных козлах или о “хозяине небесных гор” - барсе - вся его литература обращена к человеку, к его сердцу, которому необходимо пробуждение с самого детства, которому необходимо особое зрение - зрение чувства, чтобы понять и ощутить собственную постоянную причастность к боли и радости природы. И вовсе не зря так ярки и добры характеры людей, зачастую вполне реальных, которые живут на страницах рассказов и книг Максима Зверева. И мужественный покоритель пустыни зоолог Селевин, и человек большого роста и столь же больших бесстрашия и доброты егерь Мартын Петрович, и мудрый проводник Даукен Кисанов - все они так зримы и реальны еще и потому, что писатель дает их в многотрудном деле познания и сбережения “братьев наших меньших”, окружающего нас мира во всем его многообразии.
 
Да, утверждает писатель своими литературными образами героев, человек могуч, но сила приносит с собой и ответственность за этот мир, хороший или плохой, но - единственный...
 
Палитра писателя необычайно разнообразна. При этом в ней нет ни грамма вычурности и цветистости, подменяющих порой настоящую красоту, которая всегда точна и лаконична. Словно черпаются краски в образы Зверевым из самой природы, а природа вовсе не нуждается в украшательстве. Быть может, отсюда - от большой строгости к слову, от богатства красок и ассоциаций -исходит даже некоторый аскетизм языка, простота которого, однако, не становится упрощением. У Зверева нет “общих мест” - невыразительных, не запоминающихся, безликих описаний. Если птица, то вы знаете, какая, видите ее. Дерево - сосна, ель или тополь, но не дерево вообще. Здесь ученый, специалист-биолог и природовед помогает писателю-натуралисту, художнику.
 
Романтика путешествий, интерес исследователя, умеющего преодолевать любые препятствия, оставаясь другом природы, - вот что привлекает юного читателя к его книгам. Вышедшая недавно повесть “Тайна двухэтажного города” при небольшом объеме сумела отразить сразу несколько граней дарования писателя: история тесно сплелась с фантастикой, точность бытовых характеристик и ситуаций соседствует с точностью описания природы и ее обитателей. И это -при поразительной “кинематографичности” слова и остроте приключенческой ситуации.
 
Тревога за судьбы животного мира, находящегося под угрозой исчезновения, побудила ученых выпустить “Красную книгу”. Но только писатель способен знание переплавить в чувство и сочувствие, пробудить сознание ответственности. Так появилась книга о грозе гор, которому самому угрожает вымирание, - “Снежный барс” вышедшая сразу в двух издательствах: “Кайнар” (Алма-Ата) и “Баул Порей” (ФРГ).
 
А писатель Максим Зверев продолжает работать плодотворно и напряженно, обращаясь к своей широкой читательской аудитории, по его убеждению, с “главной темой века”...
 
1981 г.

Александр ЖОВТИС